Нетренированный военкоммунист (uncle_ho) wrote,
Нетренированный военкоммунист
uncle_ho

Category:

Нет покоя уральским большевикам

То был Войков, теперь Толмачёв

"Заместитель главы Администрации города Екатеринбурга по организации значимых общероссийских и международных мероприятий Сергей Тушин в четверг, 26 ноября, провел заседание комиссия по городским наименованиям.
[…]
В ходе дискуссии члены комиссии приняли единогласное решение о переименовании улицы Толмачёва в улицу Царскую. Такое название, по мнению участников заседания, станет данью памяти семье последнего русского Императора Николая II, принявшей смерть в 1918 году в доме инженера Ипатьева, на месте которого сейчас находится Храм-на-Крови."
http://www.ekburg.ru/news/2/57799-tsarskaya-ulitsa-poyavitsya-v-ekaterinburge/



ПАМЯТИ ДРУГА

Уральский рабочий. №13. Май 1919 г.


Тов. Толмачёв сын мелкого банковского служащего города Екатеринбурга. Маленьким мальчиком, учеником 1-го класса он уехал с родителями в Ростов-на-Дону, где кончил реальное училище в 1912 году. Провёл детство среди заводов Урала, он выбирает специальность металлурга и поступает в Петербургский Политехникум. Юношей в 17 лет он с жадностью набрасывается на науку. Материальные средства отца не позволяют ему растянуть учение в институте на 6-8 лет, как это практикует большинство буржуазных сынков, студентов, и он дни и ночи проводит в чертежных, лабораториях, дома за книгами, в 1914 году он уже студент 3-го курса.

13-14 годы – годы бурного рабочего движения. Сотни тысяч бастующих бакинских рабочих, металлистов Петербурга, текстильщиков Иваново-Вознесенска, шахтеров Дона; грандиозные политические забастовки 9 января, 4 апреля, 1 мая; призывные кличи к борьбе рабочих газет – будят всех, у кого чуткое сердце.

И вот в 13 году в тесном кружке учащейся молодежи на Выборгской стороне Петербурга начинаются диспуты, споры о рабочем движении, его задачах и путях.

Тру пути перед кружком, но перед частью его, в которую входит и Н. Толмачёв, один путь – Правда.

Быстро завязываются знакомства с работниками из редакции. С помощью ее мы узнаем партийных работников в Политехникуме и весной1914 года, мы уже в группе сочувствующих при фракции большевиков Политехнического института.

Осенью 1914 года Н. Толмачёв официально вступает с группой сочувствующих в партию, вначале даются мелкие поручения: разброска листовок, дежурство на явках, печатание прокламаций. Попутно вся группа усердно посещает партийную школу где старые опытные товарищи читают лекции по политической экономии истории рабочего движения, истории партии.

В начале 1915 года, Н. Толмачёву уже поручается ответственная работа – пропагандиста.

"Товарища Василья" многие рабочие старого и нового Лесснера, Парвиайнена и других заводов Выборгской стороны – слушали на собраниях коллективов и десятков "сочувствующих".

В это же время Н. Толмачёв почти совсем бросает занятия в институте его перестает интересовать металлургия. Быть инженером его не прельщает.

Массовые репрессии по отношению большевиков, против которых особенно боролась царская охранка – вырывают из питерских партийных работников целый ряд лиц. На смену им становятся новые молодые силы.

Н. Толмачёв становится сначала членом Выборгского районного партийного комитета, а затем и Петербургского Комитета Р.С.Д.Р.П. большевиков.

На первомайской демонстрации в 1916 году его захватывает полиция и арестует.

После нескольких месяцев административного наказания работа в Питере становится невозможной. За каждым шагом следят, по пятам ходят полицейские ищейки филеры.

Н. Толмачёв уезжает на Урал в Екатеринбург – где и ведёт подпольную работу, главным образом в Верх-Исетском заводе.

Февральская революция застает Толмачёва снова в Петербурге в качестве ответственного работника – организатора Петербургского Комитета.

Революция сразу освободила из тюрем и ссылок старых испытанных борцов.

Нелегальный комитет сдает дела новому уже открыто существующему Петербургскому комитету.

Начинается период открытой борьбы с соглашателями и прихвостнями буржуазии.

Н. Толмачёв – агитатор, теперь его слушают не десятки рабочих слушателей по задворкам фабрик и паркам окрестностей, а тысячи рабочих и солдат в Народном доме, театрах и площадях Петербурга.

В мае 1917 года партия бросает клич: " в провинцию" и группа уральцев, в числе которых и Толмачёв, едут на Урал.

Начинается интенсивная организационная работа в крупных рабочих центрах Урала. Толмачёв работает преимущественно в Екатеринбургском районе и лишь в августе его командирует Уральский областной комитет в Пермь.

Октябрьская революция застает Толмачёва членом Пермского Губернского Исполкома. Вместе с. т.Решетниковым Толмачёв быстро завоевывает симпатию пермского гарнизона.

Соглашатели меньшевики и эс-эры теряют совершенно почву под своими ногами в Перми и бросаются в уезд, где масса также постепенно узнает их настоящую физиономию и переходит в наши ряды.

Кампанию в Учредительное Собрание Толмачёв проводить большей частью в раз"ездах по губернии и проходит по нашему списку вторым или третьим кандидатом.

При созыве и разгоне Учредительного собрания Толмачёв живет и работает в Петербурге. Здесь он проходит в Выборгский Зовет рабочих и депутатов. Административные функции члена Исполкома не удовлетворяют его, и он все время рвется обратно на Урал.

Дутовская авантюра дает ему возможность уехать на Урал и он с отрядом Екатеринбургских красногвардейцев гоняется в степях Южного Урала за бандами Дутова.

До выступления чехов Толмачёв опять работает в Екатеринбурге, уже состоя членом Областных – Совета и партийного Комитета. После выступления он находится в штабе зарождавшейся только тогда Н-ой армии.

Критический момент полного отсутствия специалистов в Красной армии быстро проходит и Толмачёв возвращается к своим непосредственным обязанностям члена Областного Комитета Партии.

Вместе с т. Сафаровым он разъезжает по всем заводам Урала и навряд-ли найдется хоть один рабочий или красноармеец Урала, который не слыхал бы его пламенных зовущих к борьбе речей.

С осени прошлого года Толмачёв вступает на должность Главного Политического Комиссара 3 армии.

О работе его в Политотделе говорить не приходится. Ни один партийный с"езд не обходится без его участия и ни одна партийная школа не проходила без цикла лекций, тов. Толмачёва. Постановлением Ц.К. партии Н. Толмачёв был взят из наших рядов и направлен на западный фронт на защиту подступов к Петрограду.

– Мне дорог Петроград, – говорил Толмачёв, – он дал мне первые уроки массовой революционной тактики, но я уралец, я сроднился с Уралом и мне жаль покидать родной, залитый кровью близких друзей и товарищей Урал.

Он писал в письмах своих нам, что он рвется обратно на Урал, что рано или поздно, а он будет в столице его – Екатеринбурге.

Пуля из собственного "Кольта", добытого им самим в февральскую революцию в Петербургской крепости, пуля, спасительница от белогвардейского плена, прекратила его жизнь.

Его труп, исколотый штыками белогвардейской сволочи, покоится на площади Свободы Красного Питера. Голос же его призывных речей еще звучит в горах Урала и зовет нас вперед к отомщению.-


С. Боголепов.

ЗЫ: Маасковские журналюхи пишут: "на этой улице находится Храм-на-Крови, а ранее стоял дом инженера Ипатьева, в котором в 1918 году была расстреляна царская семья". На Карла Либкнехта он стоял, дебилоиды. К Толмачёва разве что задворки выходили. Кто вживую видел могут поправить, если ошибаюсь.
Tags: гражданская война, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments