Нетренированный военкоммунист (uncle_ho) wrote,
Нетренированный военкоммунист
uncle_ho

Categories:

Литдыбровое

Продолжение этого (полная версия)




Хороши они, конечно, оба. Оставили меня после всех этих пертурбаций в одиночестве, даже не спросили, не надо ли чего. Нет, Леон, не комиссар ты, не отец солдатам – жандарм, как есть жандарм! На глаза внезапно наворачиваются слёзы. Чёрт подери, и за что мне это всё? Ради медитации достаю из рюкзака коробку с патронами. В нём вроде никто без меня не рылся – и то хлеб. Выщёлкиваю патроны из магазина и заряжаю его снова, и снова выщёлкиваю, и снова заряжаю. Пытаюсь убедить себя, что это занятие меня успокаивает, но без толку. В голову лезут всяческие мысли о тщетности бытия, а потом вдруг накатывает щемящая тоска по Родине. Ладно, пойду всё же к переводчице. Хоть почитать ещё что-нибудь выпрошу, а не то я тут сейчас волком взвою.

На входе в здание жандармерии пропуска с меня не спрашивают: толи потому что знают, кто я, толи просто чужие здесь не ходят. Мари сидит в своём кабинете, глаза у неё мокрые и красные, ворот у кителя расстёгнут. На все мои вопросы у неё нашёлся только один ответ:

– Убирайся отсюда со своими глупостями! – шипит мадмуазель унтер, словно рассерженная гусыня.

Тем не менее, ещё одним выпуском «Воина Республики» она в меня запустила. Подбираю журнал с полу и сматываюсь подобру-поздорову. Чёрт, и куда только мои глаза смотрели – в фойе на первом этаже у большого зеркала прикручен к стене большой плакат с образцами гельвецийского обмундирования, там же показано, куда что пришивать. Черкаю нужные сведения в блокнотик, теперь хотя бы заделье на вечер есть. В столовую без Мари или Леона идти бесполезно: нет у меня желания выпрашивать там себе ужин на корявом ломанном французском, небось, за ночь от голода не помру.

Вернувшись к себе, раскладываю швейные принадлежности и переношу котэ с формы на подушку. Не успеваю вдеть нитку в иголку, как этот мелкий тигр примащивается у меня на коленях. Ну, хочешь терпеть мой китель на своих ушах – терпи. Впрочем, терпеть ему приходится недолго – и четверти часа не уходит на то, чтобы крепко пристрочить нашивку к рукаву. Теперь можно и журнал полистать. Открываю оглавление и присвистываю от удивления: одна из статей озаглавлена «Голованов Ф.П. Баллада о горных стрелках». Интересно, интересно. История, описанная там, повествует о лейтенанте Луи Солане, который 25 лет назад во время очередной войны между Гельвецией и Райхом отправил свою роту лыжников прямо с марша в лобовую штыковую атаку на окопавшуюся батарею противника. Рота потеряла две трети состава убитыми и ранеными, но выполнила поставленную задачу. Долгое время считалось, что Солан из-за радиопомех неправильно понял приказ, однако по истечении 25 лет документы, касавшиеся этого боевого эпизода, были рассекречены. Из них выяснилось, что приказ изначально был отдан в весьма расплывчатой форме. В заключении отмечается, что хотя в Рутении действия Солана считаются в некотором роде эталоном некомпетентности, в Гельвеции он считается героем, беспрекословно выполнившим боевой приказ.



ЗЫ: Вот думаю, стоит ли пытаться изобразить нищастную неразделённую любовь Мари к Леону?
Tags: литературные опыты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments