Нетренированный военкоммунист (uncle_ho) wrote,
Нетренированный военкоммунист
uncle_ho

Разнобредство

Выкладывать картинки, что уже проплыли на няшике – это моветон, но вот понравился мне этот кросс


Листая старый гримуар поджаренного чародея


Ну и попытаюсь ухватить своего сбежавшего пегаса


Продолжение этого (полная версия)

Взмах клинком вперёд – залп!

Лобовое стекло рассыпается осколками, погибший водитель, видимо, утыкается в клавишу клаксона, ибо его гудение заполняет всю улицу. Через мгновение к этому звуку добавляется глухой металлический грохот – это выехавший с соседней улицы гельвецийский броневик снёс своим бортом на повороте почтовый ящик. Закрытый вентиляционным кожухом ствол крупнокалиберного пулемёта поворачивается в направлении грузовика инсургентов.

Автоматчик пятится к машине, пока не упирается в неё спиной, а потом, бросив затравленный взгляд по сторонам, швыряет своё оружие на землю.

– Nicht schießen! Hier Sprengstoffe! *Не стреляйте! Здесь взывчатка! – кричит он, вздымая руки над головой.

Громила, державший Мари, следует его примеру. Переводчица мстительно пинает его по самому дорогому и бежит к Леону. А тот в это время показывает руками прибывшим какие-то знаки. Из броневика бодро высаживается десант в составе пяти девушек, вооружённых до зубов: у одной ручной пулемёт, у двух – карабины и у оставшихся двух – автоматы. Одна из них замечает меня и тут же берёт на мушку:

– Hé, toi, derrière l'arbre! Ce qui est dans votre main? *Эй, ты, за деревом! Что у тебя в руках?!

Чёрт, не хватало ещё, чтобы меня свои же подстрелили. К счастью, Леон тут же поясняет, что я вместе с ним.

Лоррейнский патруль подтаскивает к броневику пленных инсургентов. Здесь их в самом прямом смысле слова вяжут, ибо вместо наручников лоррейнцы используют связанный хитрой петлёй шпагат. Нас с Мари Леон сразу же ставит в караул. Вслед за ними сюда же приводят и растерянного бюргера, который всё так и держит свою дочку на руках. Девочка, крепко прижавшаяся к отцовской груди, уже перестала реветь и только всхлипывает.

– Frauen und Kinder im Haus zu essen? *Женщины и дети в доме есть? – спрашивает жандарм.

– Nein… – мотает головой бюргер.

– Cette maison peut en cacher insurgés* В этом доме могут укрываться мятежники, – обращается Леон к гельвецийским солдатам. – Lui serrer la cave et le grenier, être vigilant et se sentir comme une guerre.* Перетрясите его с подвала и до чердака, будьте начеку и чувствуйте себя, как на войне.

– Pardon, monsieur gendarme. *Пардон, месье жандарм, – фельдфебель лоррейнцев, плотный мужик лет этак тридцати, разглаживает свои пышные усы и качает головой. – Encore ici, dans notre pays. Et puisque nous avons besoin de percer dans les maisons de nos citoyens, * Здесь всё-таки наша страна. И раз уж нам необходимо вламываться в дом к нашим гражданам, – кивает он на бюргера и его дочку, – le laisser faire mes soldats* то пусть это сделают мои солдаты.

– Allez-y *Действуйте, – холодно бросает в ответ аджюден и поворачивается к девушкам. – Et vous fermez la porte de derrière *А вы перекройте чёрный ход.
Tags: литературные опыты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments