Нетренированный военкоммунист (uncle_ho) wrote,
Нетренированный военкоммунист
uncle_ho

Литдыбр



Продолжение этого (полная версия)

Чёрт, ну что за эгоизм и самоуверенность, вот так взять и заявить, что капитан в меня влюбился. А если и правда влюбился, получается, я над его чувствами издеваюсь. Куда ни кинь, всюду клин. Стоп, а если он эту мою фразу как заигрывание воспримет? А ведь я же без всякой задней мысли… У меня вообще-то Жанна есть и Луиза. С ними бы ещё разобраться… Воистину, иногда лучше жевать, чем говорить. Впрочем, жевать уже тоже нечего, разве что ложку облизать. Хорошо бы сейчас уменьшиться и вон хоть в чашке чайной от капитанского взгляда укрыться.

Как только Мари переводит мои слова Леону, тот разражается тирадой в адрес глупой девчонки, которая не способна ничего понять. Голованова эта речь, как видно, веселит.

– Eh bien, monsieur policier, mais ne vous inquiétez pas. Aujourd'hui, je vais entrer en contact avec notre ambassade et de conseiller sur la façon dont je peux vous aider. Mais pensez-vous toujours si mauvais que vous avez recours à de telles méthodes? Ou est-il encore jouer le premier violon de votre relation avec le lieutenant Burke? *Хорошо, месье жандарм, только не волнуйтесь. Сегодня же я свяжусь с нашим посольством и проконсультируюсь насчёт того, чем я могу вам помочь. Но неужели у вас всё настолько плохо, что вам приходится прибегать к таким методам? Или всё же здесь первую скрипку играют ваши отношения с лейтенантом Бурке?

Леон смотрит на него, как солдат на вошь, однако, ответить ему не дают, потому что на площади начинается какая-то возня. Выскочивший из ратуши горнист подаёт сигнал, и словно ток пробегает по всем присутствующим. Ещё недавно скучавшие караульные берут винтовки и автоматы наизготовку и занимают свои позиции у рогаток, загораживающих проход к административным зданиям.

Мы сидим, как на иголках. Леон смотрит на часы и восклицает:

– Oh, diable! Sont-ils déjà là? *Ах, чёрт! Неужели они уже здесь?

В ответ на его слова из-за угла показывается колонна демонстрантов. Большинство из них – женщины лет сорока и старше, хотя и молодых тоже немало. Практически все если и не одеты в чёрное, то, по крайней мере, носят на рукавах траурные повязки. У некоторых в руках портреты, правда, черты лиц на них мне отсюда пока что не видны. Тем не менее, могу дать десять против одного, что там изображены убитые или арестованные инсургенты.

Леон поднимается из-за стола.

– Excusez-moi, capitaine, mais nous avons de vous quitter.*Простите, капитан, но мы вынуждены вас покинуть.

Жандарм идёт впереди, я за ним, Мари замыкающая. Однако, не успеваем мы сделать несколько шагов, как Леон резко останавливается, и я чуть не налетаю на него.

– Ah oui, le capitaine, j'ai presque oublié. Soyez sûr de vérifier le nouveau numéro de "Entente Cordiale". Je pense qu'il va vous rendre heureux. *Ах да, капитан, чуть не забыл. Обязательно посмотрите новый выпуск «Сердечного согласия». Думаю, он вас порадует.
Tags: литературные опыты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment