Нетренированный военкоммунист (uncle_ho) wrote,
Нетренированный военкоммунист
uncle_ho

Трэш и угар

То, за что мне ещё будет стыдно.


Ох, как мне хреново. Голова гудит, как колокол. Хочу помассировать виски, но руки не двигаются. Они связаны моим собственным ремнём и притянуты к спинке кровати, на которой я лежу в совершенно голом виде. Я непроизвольно дёргаюсь и слышу глумливые смешки.

– Erwischtmiezekatze. Ich werde bald erfahren, dass Sie mit einem Revolver, der in einem Süßwarengeschäft war Narr. * Попалась, кошечка. Я тебя сразу узнал, ты та дура с револьвером из кондитерской.

Едрён батон! Это же Дитрих! Лучше бы мне и не приходить в себя.

– Und glaubst du an mich erinnern? Warum schweigst du? * А ты меня помнишь? Чего молчишь? – он придвигает своё лицо почти вплотную к моему. В глазах его горит безумный огонёк.

– Нихт шпрехен зи фольксрайх, – отвечаю я сдавленным голосом.

– Ду люгст, гельветише швайне! – его слюна забрызгивает моё лицо, одной рукой он хватает меня за волосы, другую заносит для удара, но кто-то перехватывает её.

– Hey, Dietrich, nicht. Es ist wirklich nicht verstehen. Es ist nicht auszuschließen, Helvetia, und ein Ruthenia, sah ich sie unterhalten sich mit ihren Offizier. Wenn wir es aufgeben in seiner Gesamtheit, werden wir zu vergeben. Lassen Sie sie wissen die beteiligten Personen. *Эй, Дитрих, не надо. Она и правда не понимает. Она не из Гельвеции, а из Рутении: я видел, как она с их офицером болтала. Если мы её в целости сдадим, нам награда будет. Пусть ей знающие люди занимаются.

Странно, голос почти как у Ганса, а лицо совершенно другое. Чёрт, и откуда ему известно про Рутению, про офицера оттуда? Выходит, мы всё время под колпаком были?! Ну правильно, тут же каждый второй против нас шпионит…

– Halt die Klappe, du Lappen! *Заткнись, тряпка! – рычит Дитрих, отталкивая моего неожиданного защитника. – Sie mochte man oder so etwas? Vielleicht möchten Sie ficken? Seien Sie der Erste, eh? Nein? Dann kümmern sich nicht darum! Das gleiche Schwächling, genau wie dein bruder Hans… *Понравилась она тебе что ли? Может, хочешь трахнуть её? Будешь первым, а? Нет? Тогда не мешай! Такой же слюнтяй, как и твой брат Ганс…

Тот, покачав головой, выходит. Дитрих оборачивается ко мне с плотоядной ухмылочкой. У меня в голове крутится мотивчик: «Девчонку взяли под Шварцвальдом, а ей пятнадцать лет всего…» А хрена тебе! Врёшь. Не возьмёшь! Мы ещё посмотрим, за кем… Дитрих проводит рукой по моему телу, и меня аж передёргивает.

– Kalt? Nichts, jetzt warm *Холодно? Ничего, сейчас согреешься, – я пытаюсь пнуть его, но мои усилия тщетны, он лишь смеётся и стягивает с себя штаны. Как же хреново чувствовать себя беспомощной…Как? Как меня угораздило попасть в лапы к этой мрази? Ведь ещё совсем недавно, буквально прошлым вечером всё было замечательно! Кто-нибудь, заберите же меня отсюда!

Ха-ха, по сравнению с Жанной ты полный ноль, Дитрих! Впрочем, у него ведь и в мыслях нет доставить мне удовольствие. То, что он со мной сейчас делает, как раз и называется "лапать". Не знаю, как у других, но у меня чувство глубокого отвращения давит все остальные чувства.

Вот Дитриху надоедает мять и крутить мою грудь, и он лезет ниже. Отстань от меня, грязная тварь! Ну почему, почему со мной такое происходит? Меня пронзает острый укол боли. Сжав зубы, я терплю, надеясь, что хотя бы моё угрюмое молчание не позволит ему в полной мере ощутить превосходство надо мной. Но в какой-то момент меня прорывает. Из глаз потоком хлещут слёзы, которые я даже не могу утереть, и я начинаю громко крыть матом этого хренова арийца.

За Дитрихом следуют два его дружка. Фриц, так кажется его зовут, начинает с того, что затыкает мне рот ударом в скулу. Ничего, скотина, дай мне только добраться до тебя. Я еле-еле держусь на каких-то обрывках нервов и на этот раз уже не роняю ни звука, несмотря ни на что...

Наконец, меня оставляют в покое. Не знаю, сколько я так лежу. Может час, может два, а может минут десять. Но вот в комнату вновь вваливается изрядно поднабравшийся Дитрих. Он отвязывает меня и сбрасывает с кровати. Я пытаюсь подняться, но руки совсем не держат моё тело. Я инстинктивно сворачиваюсь клубочком, и в тот же момент проваливаюсь в небытие.

Прихожу в себя под утро. За окном ещё темно, но даже недолгий сон позволил мне хоть как-то восстановить силы. С трудом, но поднимаюсь. Ха-ха-ха, мы ещё поживём! Руки целы, ноги целы, что ещё? Передо мной на кровати, запрокинув голову, храпит Дитрих. Ха-ха-ха-ха-ха, ты, гад, ещё пожалеешь, что меня развязал! Думаешь, я тебя теперь живым отпущу? В голову приходит одна жуткая мысль, которая сейчас кажется мне чрезвычайно забавной… Я склоняюсь над своим спящим мучителем и впиваюсь зубами в его глотку. Рот наполняет солоноватая жидкость, Дитрих страшно хрипит, пытается оттолкнуть меня, но я держусь за его горло словно бультерьер. Вот он сучит ногами и затихает. Я, пошатываясь, выхожу из комнаты, даже не глянув на распростёртое передо мной тело.

Вот дрыхнут ещё двое. Один на диванчике, другой, вроде бы Фриц, за столом, обнявшись с высокой зелёной бутылкой. Где-то ещё должен быть брательник Ганса, но пока что его не видно и не слышно. На столе, помимо всего прочего, лежит разделочная доска с кусками ветчины, а рядом с ней длинный кухонный нож с толстым обухом. Я беру его и, подняв двумя руками над головой, всаживаю в спину Фрицу. По счастью, попадаю между ребёр, наверное, прямо в сердце, так как спящий только булькает и тут же затихает. Того, что на диванчике, тыкаю в правый бок пониже ребёр, там вроде бы должна быть печень.

Вдруг я слышу какой-то стон – в дверях стоит тот самый парень, голосом похожий на Ганса. Правда теперь, когда он ошеломлёнными глазами смотрит на меня, слова застревают у него в глотке. Дальше всё происходит молниеносно. Вот я бросаюсь на него, крепко сжав рукоять ножа в правой руке и упираясь левой в её головку. А вот я уже, опустив нож, стою в прихожей, кровь из указательного пальца, рассечённого об основание клинка, стекает по лезвию и смешивается там с кровью уничтоженных мною врагов. Передо мной на полу, зажав живот руками, сидит брат Ганса и мелко всхлипывает. Лицо его выглядит как у несчастного обиженного маленького мальчика.

Я разжимаю пальцы, и нож с глухим стуком втыкается в доски. О, зеркало! Подхожу к нему – добро пожаловать в Зомбилэнд! Рожа в кровище, руки в кровище, всё тело в синяках. Краше в гроб кладут. Меня вдруг охватывает нервная дрожь. Нет, нет, нет, не расслабляйся! Сейчас мне надо действовать, отходняк оставим на потом! Я забегаю на кухню, хватаю обеими руками стоящий на плите холодный чайник и пью, пока его крышка не падает мне в лицо.

Возвращаюсь в столовую, сгребаю со стола ветчину и подсохший хлеб и жадно жую. Силы мне ещё понадобятся. Оглядываю поле боя. Что, съели, фашисты недоделанные?! Вот так, проиграв кампанию, выигрывают войну! Вот так Танатос берёт верх над Эросом! Хахахахахахаха!

Откуда-то из глубин души возвращается здравый смысл. А ведь мне надо срочно убираться отсюда, пока райхопартизанены вокруг ещё спят.

Ч-чёрт мне же одеться надо! Свою форму обнаруживаю в углу спальни, некоторые пуговицы на ней вырваны с мясом, но носить ещё можно. Поверх неё натягиваю маскировочный комбинезон, одного из убитых, может хоть как-то поможет за своего сойти. Оружия моего нигде не видно, только в кармане одного из ранцев, Дитриха, наверное, нахожу темляк от револьвера – подарок Жанны. Такое чувство, что с тех пор, когда мы с ней виделись, прошла целая вечность…

Возвращаюсь в прихожую. Ишь ты, цивилизованные, блин! Возле выхода на подставке для зонтов стоят принадлежавшие покойным три карабина и автомат. Его-то я и беру с собой. Парень в коридоре больше не шевелится. На лице его теперь уже навсегда застыло скорбное выражение.

Толкаю дверь и выхожу в туман. Кровь молоточками стучит в висках. Куда идти? Где искать своих? Где теперь Жанна с Луизой? Что ж, по крайней мере, мне теперь есть, кого искать. Для начала попробую-ка я найти моих попутчиков. Вряд ли их куда-то далеко отвели.





***

Скажете, пора к доктору?
Tags: литературные опыты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 35 comments