Нетренированный военкоммунист (uncle_ho) wrote,
Нетренированный военкоммунист
uncle_ho

Попаданческое

Навеяно недавними разговорами ^_^

Эпиграф:
И крыша моя бедная покинула приют


Ну это надо же, какое невезение. Ведь полчаса назад на небе ни облачка не было. И чёрта с два сейчас где укроешься: справа озеро, слева степь, до ближайшего леска не меньше километра топать. В кювет, что ли, спуститься, а то ещё молнией как звезда… А-а-а!!! Чёрт!!! Как больно-то… И темно, и холодно… Неужели это всё, а?

О, правду говорили, вот и свет в конце тоннеля. Но ведь, блин, мёртвым вроде не положено боли чувствовать, что ж всё тело-то так ломит… Значит, живой я, получается? Стоп, а где это я? Вроде как в трубу дренажную в беспамятстве забрался. На хрена, спрашивается? Ещё бы утонул здесь во время такого-то дождя. Ладно, пора на выход, вон там уже солнышко снаружи светит. Сдаётся мне, я тут всю ночь провалялся…


Едрить! Где это я?! Откуда здесь лес сосновый, если по нашим местам в основном берёза с осиной растут? Вопрос хороший, да… Лучше него только вопрос: кто я? Вот эти вот ладошки с тонкими пальчиками мои что ли? Одет я был в военизированном стиле, да вот только вчера, если это было вчера, на мне грачёвский камуфляж был, и куртка с «осколком». А сейчас на мне форма цвета недозрелых оливок и портупея с кобурой. Так, а в кобуре что? Хех, револьвер вроде нашего нагана, только шомпол подпружиненный под стволом чуть сбоку присобачен. А на спину что навалилось? Так, ранец, а к нему рожок сигнальный прицеплен. Ну-ка, а что ещё из оружия есть? Нож с обрезиненной рукояткой и граната. Как её в действие приводить, интересно? Ладно, откручу эту крышечку. Если что, так сразу отмучаюсь. Так, она на верёвочке болтается. Видимо, с тёрочным запалом эта штуковина. Хотя, хрен её знает.

И снова предо мной три вопроса: кто я, где я и когда я. Ой, мама, мама, роди меня обратно…

Спокойно, спокойно… Для начала, посмотрим, что у меня при себе есть. Так, ага, документы в кармане. У меня для вас две новости… Хорошая, что циферки и буковки знакомые, хоть последние и латинские. Плохая – язык, похоже, французский, а я на нём знаю только мерси, бонжур и женеманжпасисжур… А на фоточке видимо я – с волосами до плеч, большими глазами, длинными ресницами, тонким прямым носом… Красив… ая… А ну-ка, пощупаем… Точно, женщина… Ну или девушка, что не многим лучше… Джулиеттэ Чамплоукс или как оно у них произносится… Сольдат-1… Год рождения 568, печать со скрещенными мечами, подпись, дата 13/XII-573. И ещё два номера каких-то, видимо один личный, другой номер части.

Неужели попаданцем стал? Или может это в такой загробный мир меня забросило? Ха-ха-ха, это мне наказание, за то, что так много анимэ смотрел?

Так а в ранце у нас, например, что? Хлеба буханка, две банки консервов, бельё, книжка «ле (или лё, или что там ещё) клерон мануэль». О, зеркальце. Посмотрим, ну точно! Даже морда, вернее мордашка, в тугаментике похожа, что для таких фото вообще-то редкость большая.

Будем, знакомы, Юлечка. Я это ты, а ты это я, и ничего не надо нам… Вернее, надо-то много чего. На одни вопросы я ответил, теперь ещё больше новых появилось. Вот, скажем, я юная девушка в военной форме – это я учусь в кадетском корпусе или это у нас война такая? Лес вокруг культурненький такой, ухоженный. Никаких окопов, колючей проволоки и тому подобного. На ядерный апокалипсис не похоже. Мля, а на дороге-то воронка, а в том кювете-то бронемашина подбитая на боку валяется. Корпус угловатый, весь в заклёпках. А на боку эмблема, как у меня на рукаве: оскаленная кошачья морда с пиратской повязкой на глазу. Сложу-ка я по-быстрому вещи в ранец, а то вдруг тикать срочно придётся.

Заглянуть что ли внутрь? Мля! Мля! Мля! Как мне теперь это развидеть? Бегом, бегом отсюда!

Ой, как плохо мне. Сейчас увижу, что Юлечка на ужин ела… Отдышаться надо… И нафига я в лес ломанулся? Нет-нет, надо к дороге возвращаться.

Итак, что мы имеем? В плюсе – что я скорее всего не на фронте, а в тылу. Теперь узнать бы в своём или вражеском. Диверсанты нас подбили или мы сами диверсанты? Опять же фронт без линии фронта не исключается, в смысле нечто вроде «контртеррористической операции». Тогда в чью засаду мы попали: к бандитам или доблестным партизаненам, борцам за свободу?

Мля, с-суки вы, а не партизанены! Вот, значит, как вы с пленными поступаете! Ей же лет не больше, чем Юлечке было! Изнасиловали, убили и за ноги повесили… «Резистанс», мля… Если ты, сволочь, мне в руки попадёшься, я на тебе тоже вырежу что-нибудь, только русское и матерное! Да уж, гады, я вам живым не дамся! Врагу не сдаётся наш гордый «Варяг»! И взмахнул он последней гранатой, подорвал и себя и врагов… Что ж слёзы-то так катятся… Обрезать надо верёвку эту. Нечего ей тут так висеть… Прости, что тебя прикрыть нечем…

Может, вернуться к БТРу? Должны же нас искать уже? Ага, вот найдут меня, и что я им скажу? У фантастов попаданцы неведомым образом местными языками владеют, а для меня вон слова в «клерон мануале», как французская грамота – что-то по наитию понимаешь и не более того. Расстреляют тут же, как Мату Хари. А впрочем, делать-то всё равно нечего. Да и оставаться тут с этими мертвяками не хочется. Двинусь что ли потихоньку по лесу вдоль дороги туда, куда Юлечка со своими товарищами ехала.

***

Эх, красивый здесь лес. Если б не броневик этот, не подумал бы, что у них тут война. Стоп! Заборчик. Вот и человеческое жильё. Обойти или заглянуть? А, двум смертям не бывать, одной не миновать. Вон старикан какой-то в зелёной шляпе и жилетке огороде копается. Так, курок лучше сразу взвести. Вот только не пристрелить бы его ненароком в мандраже. Нехорошо ведь получится.

– Хенде хох! – хы-хы, само как-то вырвалось. Оба-на, а дедуля-то, кажется, понимает! Так и есть, руки поднял!

– Ком цу мир! – повернулся и ко мне пошёл.

– Хальт! – замер. Эге, похоже, он меня боится не меньше, чем я его.

– Нихт щиссен! Нихт щиссен, фройляйн зольдат! – Что ж, это хорошо, немецкий я раза в два лучше французского знаю. То есть, слов десять вместо пяти.

– Э-э… Гибен зи битте айн сигаретте! – Нахрена? Я же не курю! Киношные воспоминания наружу лезут, ага. «Женя, Женечка и «катюша». А старик уже медленно так портсигар из бокового кармана тянет.

– Э-э. Найн, найн сигаретте. Гибен зи битте… Эссен! Курки, млеко, яйки! – Что-то я, как оккупант заговорил, хотя, похоже, я и есть оккупант на оккупированной территории. Закивал, понятливый. Нет-нет, только после вас. Хоть я сейчас и дама, но считайте это уважением к вашему возрасту.

(продолжение)
Tags: литературные опыты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments