Нетренированный военкоммунист (uncle_ho) wrote,
Нетренированный военкоммунист
uncle_ho

Categories:

Приквел к посту про восстание в Лысьве в 1914

В тексте помимо прочего раскрыта тема чурок и понаехавших

ОЧЕРК ИСТОРИИ РАБОЧЕГО ДВИЖЕНИЯ В ЛЫСЬВЕНСКОМ ЗАВОДЕ.


1. Возникновение завода.


Для того, чтобы определить точную дату возникновения Лысьвенского завода, для этого необходимо иметь исторические документы той эпохи. Но так эта эпоха слишком от нас отдалена, поэтому мы кратко поделимся теми преданиями (рассказами стариков) о том, как возник на седом Урале наш Лысьвенский завод.

Это была знаменитая эпоха царствования Екатерины II. Эпоха, в которую так быстро «распложались» за счет добродетели оказываемой «Екатериной» за верную и усердную службу «Царю и отечеству».

И вот такая-то милость царицы и осчастливила и предков графа Шувалова, который получил себе в награду «небольшую» полоску земли, примерно, в 900.000 десятин со всеми ее угодьями, населенную крестьянством, вышедшим в 1861 году из крепостного права, но не получившего ни одного аршина земли.

Первоначально в Лысьве были построены 2-3 полликтовые печи и уже несколько позднее постепенно строились и др. цеха сварочной, ковочной, и т.д.

В 1895 году были построены две мартеновские печи, завод насчитывал уже к тому времени до 2500 человек преимущественно из осевших со времен местных жителей.

Надо полагать, что «житуха» рабочих того времени была не из важных, это можно видеть из той политики, которую проводили Шуваловы по отношению к рабочим в вопросе по закреплению их на заводе. Для всякого понятно, что рабочий, не связавший себя оседлостью с той или иной фабрикой или заводом, он больше беспокоит «хозяина» своими требованиями, он больше «бузит» и т.д. чем тот, который имеет на заводе усадьбишку, домишко и т.п. Поэтому понятно, что «добродушные» Шуваловы наделили землицей местных жителей рабочих, дабы тем самым сподручнее было эксплоатировать и вынимать последний пот из «свободного раба». Эта политика «добродетели» помещиков свойственна была по всему Уралу. Таким образом, «мастеровые» Лысьвенского завода в то время на 130 домохозяев получили в надел 2291 десятину земли. И несколько позднее было куплено у Шувалова в 1886 году мастеровыми 467 десятин и домохозяевами 3620 десятин. В 1898 г. мастеровыми 4779 и домохозяевами 2170 дес. Крестьянам окружающих деревень быв. Соинской волости, в радиусе 25 верст было дано в надел – 1772 дес. Ими же куплено в 1886-7 год – 2543 дес. И в 1898 году – 1769 дес. Крестьянами быв. Калино-Камасинской волости в 1886-7 г. куплено – 245 дес. в 1898 г. 1152 дес. и получено в надел – 9864 дес. Земля покупалась вместе с лесными угодьями по 13-18 руб. за десятину.

Вот, примерно, коротенькая история того, как оседал, а впоследствии пролетаризировался рабочий класс Лысьвенского завода. Но надо сказать, что земля покупалась безусловно уже зажиточным элементом, что впоследствии привело к борьбе рабочих между местными жителями и приезжими рабочими. Таким образом пролетаризированному элементу рабочих пришлось вести борьбу на два фронта: с одной стороны – борьба против жесткой эксплоатации Шуваловых и с другой – борьба с местными жителями всячески притеснявших приезжих рабочих. Но об этой борьбе мы расскажем несколько ниже.

Развитие Лысьвенского завода.


Как уже выше сказано, что 1896 году были построены две мартеновские печи. В дальнейшем выстраиваются: Прокатный, Листобойный, Листокатальный цеха по выработке кровли. И в 1900-901 и 902 году Лысьвенский завод начинает перестраиваться, механизироваться насколько это возможно при капиталистических условиях того времени по новому типу.

В связи с расширением и перестройкой, естественно, требовалась и дополнительная рабочая сила, черпать которую пришлось уже за пределами Лысьвенского завода. Таким образом в Лысьвенский завод стали стекаться и более квалифицированные рабочие-пролетарии, которым приходилось уже вариться в общем котле нашей заводской жизни.

В 1903 году построена третья мартеновская печь и установлен новый прокатной крупносортный цех, все это создавало и новые условия жизни.

Зачатки рабочего движения
.

В 1903 году в Лысьвенский завод приехал из Сормово ссыльный с-д тов. Горбунов Павел, который поступил токарем в Механический цех и повел там политическую работу, около которого стали группироваться сознательные рабочие завода. Администрация запрещает рабочим разговаривать с ним, а сама тем временем пускала про него различные провокационные слухи. В этой «героической» работе особенно отличался Заведывающий, в то время, Механическим цехом Петухов.

Хотя надо сказать что до приезда т. Горбунова в Лысьве с-д. был: первый т.Шпынов И.В., завед. в то время Листокатальным цехом и тов. Магула К.Ш., но, которые вели свою работу слишком конспиративно, благодаря чего рабочие завода их совершенно не знали в особенности т. Магула.

Их работа сводилась только к частичному руководству и предоставлению квартир для конспираций, но и это давало некоторый толчок для организации нашего рабочего движения.

Весной 1903 года , в конце Апреля мес было созвано первое организационное собрание, на котором и был избран первый Комитет Социал-Демократической рабочей партии, в состав которого вошли следующие товарищи: Горбунов, Трапезников, Мощенников, Кашин, Заморин и Ширинкин. После создания Комитета повелась уже более усиленная подпольная работа. В эту ячейку подпольной организации входили уже более сознательные элементы рабочих Механического, Мартеновского и др. цехов. Завязалась связь с Н.-Новгородом, откуда получались прокламации и др. нелегальная литература, которая распространялась среди остальной массы рабочих.

Вскоре после организации Комитета, Секретарь его т. Кашин был командирован в гор. Пермь для восстановления связи с Пермской организацией РСДРП, но будучи в нетрезвом виде на ст. Калино, обратил на себя внимание жандарма, который произвел у него обыск и обнаружил в кармане прокламацию и книжку.

Спустя четыре дня после ареста т. Кашина был арестован весь Комитет околоточным надзирателем Карташевым и урядником Шиловым. Это было первое крещение с полицией.

После двухдневного ареста Комитет был освобожден за исключением тов. Горбунова, которого отправили в Пермь, где он отбывал 2-х месячное тюремное заключение, после чего снова вернулся в Лысьву, а Кашин же в Лысьву больше не возвращался.

Вместо Кашина секретарем Комитета был избран т. Кузовенко (ныне умерший). В этом же году и был приезд в Лысьву от Пермской организации тов. Худяковой, принадлежащей к большевистскому течению, но которой поработать в Лысьве не удалось, так как в день приезда она была арестована в квартире т. Шлинова. У последнего был произведен обыск в квартире, которую превратили в пепелище, но никаких результатов жандармерия не достигла. Привезенная т. Худяковой литература в руки полиции не попала.

Но тем не менее связь с Пермью была восстановлена, а также и с Сормовским заводом (после ареста Горбунова) откуда прибыл в Лысьву тов. Иголкин в начале 1905 г. еще прибыли для работы из Перми т. Кирилов, из Мотовилихи тов. Рожков и кроме их из Сормово прибыли еще тов. Кожевников, после чего работа в подполье началась снова, с новой энергией – подготовлялась забастовка.

В этой работе принимали участие приезжие тов. рабочие. Забастовка началась 19 февраля 1905 года и продолжалась около двух недель под руководством стачечного комитета, в состав которого входили т.т. Кирилов, Рожков, Борисов, Кожевников, Поляков и др. И кроме того, были избраны депутаты от цехов по 2-3 человека.

В это время Лысьвенская подпольная организация РСДРП насчитывалась в количестве до 25 человек, имея связь с др. Уральскими заводами. В забастовке принимало участие рабочие до 3500 человек. Но еще до начала забастовки в Лысьву был выслан из Перми отряд полицейских в количестве 40 человек, который усилил слежку и стал производить обыски в квартирах рабочих, но безрезультатно, так как стачечный комитет и подпольная ячейка умели делать свое дело.

В забастовку были пред’явлены следующие требования:
1) 8 часовой рабочий день;
2) Увеличение заработка на 20%
3) Улучшение санитарно-гигиенических условий;
4) Устройство узкоколейной ж/дорожки по цехам и легких вагонеток.
5) Неувольнение с работы выборных делегатов.

Во время забастовки из Перми прибыла рота солдат для того, чтобы испугать рабочих и сорвать забастовку, но и это не помогло.

Во время сбора на площади у дома Управителя в толпе рабочих был замечен переодетый в штатное платье шпион-жандарм, который хотел было скрыться, но толпа рабочих примерно человек в 500 бросились за ним через плотину, куда он дал «теку»… Остальная масса оставалась на площади и ожидали своих делегатов с переговоров с администрацией завода. Шпион же успел ускользнуть в помещение станции и закрылся на крюк, сообщив об этом по телефону роте солдат, которая не замедлила явиться к нему на помощь. Вокзал был окружён рабочими. Командир роты требовал от рабочих, чтобы они разошлись, но рабочие не слушались и требовали выдачи шпиона. Видя такое настроение рабочих, командир строит роту в боевой строй и командует «на прицел» после чего безоружные рабочие вынуждены были отступить, так как защищаться было ничем. Это было второе крещение с полицией и солдатами.

Но так или иначе рабочие одержали свою победу. Предъявленные ими требования в забастовке были удовлетворены почти полностью.

Но эта победа не прошла без жертв и для рабочих. Были арестованы т.т. Горбунов, Иголкин, Мощенников, Трапезников, Шеин, Жданов и Борисов. Трое последних были освобождены через два дня, а остальные товарищи были отправлены в Пермь и вернулись в Лысьву только через месяца три т.т. Горбунов, Борисов и Мощенников, которые снова делали свое дело.

А также необходимо отметить, что забастовка не обошлась штрейкбрехеров и подпоенных администрацией несознательных рабочих вроде […]екасинова, Иванова, Броздова, Сыропятова И.И. и др., но и эта провокация делу администрации пользу не дала.

После забастовки в Лысьву приехали врач Вольфиус и Завед. Электрическим цехом – Таксис, принадлежавшие к партии эсеров, которые занимались распространением своей литературы, но одновременно распространялись и литература.

Часть с-д. перекочевала к эсерам, как например: Ширинкин и др. С этого времени началась борьбы между с-р и с-д. в особенности по аграрному вопросу, но крупных столкновений в это время между ними еще не было.

В дни революции 1905 года все принимали участие почти одинаково, как в демонстрациях, так и др. революционных действиях. Были организованы библиотеки при цехах Мартеновском, Механическом, Лудильном и др. на средства рабочих. Получаемая из Петрограда литература раздавалась рабочим и читалась на расхват.

Но это продолжалось не долго. К концу наступила черная реакция и первой жертвой стал врач Вольфиус, арестованный специально приехавшим приставом, фамилию которого установить не удалось.

Реакция сильно распоясалась с появлением в Лысьве сотни Оренбургских казаков во главе с есаулом.

Наступил час расплаты с рабочими, казаки главным образом избивали рабочих. Первыми под казацкие плети попались: т.т. Ярославцев И.Я., И.И. Мощенников, последний был схвачен казаками и отправлен неизвестно куда и в Лысьве больше не появлялся. Это было третьим крещением с казаками Лысьвенских рабочих.

После этой расправы и жестких репрессий с-д и с-р ушли в глубокое подполье, но все же продолжали вести свою работу, в особенности с-д и сознательные рабочие вели оживленную работу и в результате с’умели с’агитировать стоящую в то время в Лысьве сотню казаков, которые стали переходить на сторону рабочих, чему не мало способствовали библиотеки и агитация.

Впоследствии библиотеки были разгромлены, а среди казаков вспыхнула забастовка, на почве невыдачи полагающегося им фуража, во время которой среди казаков были произведены аресты 6 челов.

Вслед за арестом наступило окончательное разложение сотни, которая вскоре уехала из Лысьвы. Этим 1905 год и закончился.

Пришлось снова уйти в подполье, но данный толчок не прошел даром, двинул рабочих продолжать упорную борьбу с удвоенной силой. Завязали связь не только с уральскими заводами Чусовой, Бисером, Теплой Горой, […]лией, Кусьей, Мотовилихой и Пермью, но и с Петербургом и Финляндией, откуда получали газету «Социал-Демократ» и подпольную газету из Перми, а также легальную газету Звезда, издаваемую социал-демократами большевиками фракцией 2-й и 3-й Государственной думы и другие рабочие газеты. За рабочее дело штрафовали редакторов, садили в тюрьмы.

В 1906 году приехали в Лысьву товарищ под кличкой «Миша», принадлежавший к партии большевиков, которым было проведено в лесу собрание, где спорили с эсерами бр. Маньяковыми по аграрному вопросу.

После него приехал в Лысьву с Лондонского с’езда в 1907 году товарищ под кличкой «Алексей», который сделал доклад о расколе партии на большевиков и меньшевиков. На собрании присутствовала около 20 человек, где и был избран новый комитет в составе т.т. Угрина, Трапезникова, Макарова, Каюрина и др. У нового состава Комитета имелась одна винтовка. Жена Макарова принимала активное участие в работе, была арестована, в тюрьме родила. Арест Ширинкина был произведен после открытия памятника.

В то же время эсеры с приездом Алексеева и брат. Маньяковыми усилили свою работу, после чего у них произошли аресты. Были арестованы:Алексеев, Ширинкин Н.Д. и др.

В связи с арестом эсеровских лидеров им работу развернуть не удалось. В ссылке один из них некто Девятков Илья занялся провокацией и вскоре после этого были арестованы на собрании с-д Ермаков, Ширинкин Д.И. и Сивков, у которого была найдена подпольная библиотека. После этого подпольная работа на некоторое время прекратилась.
Tags: РКМП, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments