Нетренированный военкоммунист (uncle_ho) wrote,
Нетренированный военкоммунист
uncle_ho

П.И. (А.П.) Студитов-Парфёнов.Общий обзор повстанческого движения в Тюменской губернии. Ч.2.

Часть 1

IV. ОРГАНИЗАЦИЯ РУКОВОДЯЩИХ ВОЕННЫХ ШТАБОВ.

Штабы находились в селах: 1) Архангельском, 2) Исетском, 3) Шороховском и 4) Шатровском. Во 2-м районе милиции – Омутинский район – имелось по два штаба: главный и полевой при каждой волости. Частями [повстанцев], оперировавшими в Заводоуковском районе (1-й район милиции), руководили штабы Юргинской и Емуртлинской вол[ости], откуда и направлялись отряды в эти районы. В Емуртлинском районе (3-й район милиции), согласно сводок райначальников милиции, существовало довольно много штабов. В каждой волости находился военный (очевидно, полевой) штаб, через 10 или 15 верст от него – «резервный штаб» и еще далее в тыл – «Главный штаб», которому подчинялись остальные.

В селе Суерском существовала женская комендатура – выдавались пропуска, и, кроме комендатуры, какое-то мужское «административное правление».

В деревне Скородум Скородуб Красногорской волости находился полевой штаб. Кроме того, штаба, имелись 1) в селе Ингалинском штаб командующего фронтом имелись 1 в селе Коркинском. 2) В Минском Мининском и наконец в селе Ингалинском штаб командующего бандитов МОРЕВА (МОРЕВ – бывший комендант г. Ялуторовска в 1920 году, на военной службе ранее был писарем).

Архангельскому Центральному штабу, как видно из <...> показания командира ЛОПАРЕВА, были подчинены штабы: 1) Ингалинский, 2) Бобылевский, 3) Исетский и 4) Шороховский.

У бандитов всюду была сеть комендатуры, не только в волостных селах, но и в деревнях, при коих имелись комендантские команды. Пока известно, что комендантское Управление [существовали] в селах: 1) Суерском, 2) Мининском, 3) дер. Липихинской Мининской вол., 4) Шатровском селе, 5) дер. Нифакиной. Начальники гарнизонов находились в селах: 1) Суерском и 2) Коркинском.

Кроме того, существовал военный совет, членом которого был избран 14 февраля БЕЛОЗЕРОВ Иван Перфильевич. Деятельность и состав такового не выяснены.

В гор. Тобольске организован Главный штаб Народной армии.

V. СВЯЗЬ БАНДИТОВ.

Каждый волостной исполнительный комитет, сельский совет информировали через нарочных центральный штаб не менее двух раз в сутки регулярно. Связь между штабами существовала, главным образом, конная, через посредство конных отрядов, надежных подводчиков и нарочных. [7]

В Емуртлинском районе бандиты имели некоторое время телефонную связь. Аппараты и провода были захвачены у отряда Полестро-33.

Но связь эта была скоро уничтожена, будто бы только потому, что не надеялись на красноармейцев, кои обслуживали сеть, из которых по этой причине несколько человек [было] расстреляно.

Бандиты пользовались телеграфом в селе Мокроусово и, благодаря этому, имели хорошую связь с Тюменью через посредство Червишевской волости Тюменского уезда. Захвачен ими был также телеграф в селе Заводоуковском, где у них существовала связь с Ишимским уездом. Шпионаж бандитов также играл громадную роль, т.к. о положении г. Ялуторовска, о состоянии частей гарнизона в политическом отношении, аресте помощника начальника Милиции БРЫЗГАЛОВА Архангельский центральный штаб узнал моментально, о чем информировал в своих сводках население всех волостей.

С другой стороны, для борьбы с контрразведкой бандиты принимали самые суровые меры. Все случайные лица, оказавшиеся проживающими не по месту своего жительства, гнались из деревни и даже открыто расстреливались.

VI. РЕГУЛЯРНЫЕ ВОЙСКА «НАРОДНОЙ» АРМИИ.

Организованные силы бандитов пока точно не установлены, но имеются сведения о существовании следующих отрядов:

1) Отряд Дударева, состоявший из гр[аждан] Юргинской волости, численностью до 450 человек со 150 трехлинейными винтовками.

2) Отряд Малышева МАЛЬЦЕВА Александра Михайловича численностью 700 человек при малом количестве винтовок. Эти отряды оперировали в Заводоуковском районе.

3) Кавалерийский отряд в 300 человек при малом количестве винтовок, состоящий из гр[аждан] Комиссаровской и Емуртлинской вол.

4) Там же отряд пехоты в 500 человек.

5) Отряд ПЕРЕВАЛОВА Николая и ПАЛКИНА.

6) Отряд МИЛОВА.

7) Отряд КОСТРЯКОВА.

8) Отряд КЛЕВАКИНА.

9) Отряд М. ТЮТРИНА (конный отряд).

10) Отряд Василия Кобелева.

11) Отряд ЛОПАРЕВА.

12) Отряд КИСЕЛЕВА.

13) Отряд БАЙКАЛОВА.

14) Отряд ВАГАНОВА.

15) Отряд БАЛИНА.

16) Отряд ФОМИНА. [7об]

Состав указанных отрядов был текучий, боевых единиц они из себя не представляли, как сформированные наспех. Что касается связи, то в этом отношении дело у бандитов было поставлено прекрасно.

Самая организация «мужицкой» армии производилась на территориальных принципах. В каждом селе и деревне организовывались роты, батальоны с хозяйственными частями и т.д., но в большинстве волостей просто фигурировали отряды, не имевшие иногда никакой воинской дисциплины. Однако все части подчинялись определенным штабам. Командный состав иногда избирался из лиц, знающих военное дело, а в большинстве случаев – назначался штабами.

Не присоединились к повстанцам, за исключением отдельных лиц, следующие волости и селения: 1) Заводоуковская волость; 2) Лыбаевская, за исключением дер. Зыряновой; 3) Бигилинская, за исключением деревень Першиной и Хорзовой; 4) Дер. Окуневка Омутинской волости; 5) Ингалинская волость, восставшая первой, первая пошла против повстанцев и защищала арестованных коммунистов; 6) село Онуфриевское Мининской волости; 7) Слободо-Бешкильское. Между прочим, население последней волости при вторичном отходе советских войск, не желая принимать участие в бунте, массами выехало в г. Ялуторовск и до занятия [советскими] войсками волости вновь жило на правах беженцев.

Часть населения Ингалинской волости также при отходе советских войск эвакуировалась с последними. Присоединение бандитских групп с Курганской «освободительной» дивизией, общее число насчитывалось во время наступления на Ялуторовск до 20 000 человек. Большая часть из них была вооружена пиками и другим холодным оружием.

VII. ТАКТИКА И ПРОПАГАНДА БАНДИТОВ.

Тактика и пропаганда бандитов была такова. Прежде всего массовое распространение штабами сводок, указывающих на взятие восставшими города Ишима, Ялуторовска, Ново-Николаевска, Омска, Татарска, Томска и т.д. О распубликовании каковых сводок, собственно, и началось поднятие восстания в каждой волости. Далее вооруженные кучки бандитов, руководимые кулаками, пригонялись на подводах в соседние волости и под страхом оружия принуждали волисполкомы производить мобилизацию населения от 17 до 45 55-ти лет. Вооруженные кулаки мобилизованной волости, подкрепленные бандитами центральных волостей, гнали в следующую волость, арестовывали коммунистов и т.д. Характерно то, что бандиты в какую-либо волость и начальники отрядов не решались сами подписывать приказов о мобилизации населения, а заставляли это делать членов и секретарей волисполкомов, преследуя этим, очевидно, ту цель, дабы придать контрреволюционному движению массовый характер поголовного народного восстания. Сводки бандитами распространялись через волисполкомы и сельские советы [8] путем снятия копий в каждом из этих учреждений и отсылки приказа дальше.

VIII. ГЛАВАРИ, КОМАНДИРЫ И ДЕЯТЕЛИ «НАРОДНОЙ» ВЛАСТИ.

Из трех отделов 33 Полестро, раскинутых в Ишимском и Ялуторовском уездах, 1-й строительный отдел Стол, расположенный в Новой Заимке Ялуторовского уезда, в боевом порядке отступил в Ялуторовск, потеряв 12 человек убитыми и расстрелянными повстанцами, 4 – ранеными и 6 – без вести пропавшими.

І-й строительный Отдел вышел из положения, сохранив революционность, потому что Странпо тов. РЮМИН был честным сов[етским] работником.

ІІ-й строительный отдел со штабом, расположенный в селе Афонькинском, был захвачен повстанцами, и коммунисты т.т. ХОМЯКОВ, СЕРГЕЕВ, ШАДРИН (офицер), КАЛЬЗЕМОН [были] – убиты, т. ГОПОЛЕВ, ГАЛЬЯНОВ, ОЛЕЙНИКОВ увезены повстанцами в с. Налобинское арестованными и, как партийные люди, вряд ли останутся живы.

14 человек красноармейцев прибыли в Ишим, 39 были освобождены из плена повстанцев красными частями.

На сторону противника перешли ШАНЬГИН (бывший колчаковский офицер, штабс-капитан Екатеринбургской ударной дивизии), СЕРГЕЕВ (офицер), ХАРЛАМОВ.

ІІІ-й строительный отдел со штабом, расположенным в с. Голышманово, дал повстанцам самое большое количество как технических работников, так и руководителей.

На стороне противника оказалось:

1) Старпо ЗУБКОВ – поручик старой армии, составлял оперативные сводки повстанческого штаба.

2) Завхоз Волынский ВОЛЬНСКИЙ – подпоручик старой армии, у повстанцев был Начальником штаба Голышмановского района. По показаниям жены Волынского ВОЛЬНСКОГО, последний во время пребывания в Университете будто бы был [социалистом-]революционером. Показания не вполне точны, и основанием для определения партийности его служило мнение жены, основанное на том, что Волынский ВОЛЬНСКИЙ имел в дни студенчества литературу с.-р.

3) РАЗМАХИН был в Голышмановском штабе повстанцев, офицер-колчаковец Пермской стр[елковой] дивизии.

4) ДМИТРИЕВ (прапорщик-дворянин) – начальник 3-го участка 3-го отдела, мобилизовал весь свой участок вместе с техническим имуществом в помощь повстанцам.

5) БЕЛОВ – исполнял в штабе обязанности переписчика.

6) ЛАЗАРЕВСКИЙ – подпоручик.

7) ПЕТРОВ – поручик, начальник отряда (убит красными).

8) НИКОЛАЕВ – фельдшер.

9) БАРАМЗИН – бывший писарь.

10) ЗАИКИН – вольноопределяющийся, ун[тер]-офицер старой армии.

11) АНТОШКИН.[8об]

12) ЛАСТОЧКИН – адьютант начальника Голышмановского гарнизона БОГОМОЛОВА.

13) ШМИДТ – прапорщик, был арестован крестьянами и будто бы, по слухам, убит ими, т.к. его признали за еврея.

14) ФЕОФАНОВ – офицер и инструктор при повстанческом штабе, убит повстанцами.

15) АЛЕКСЕЕВ – посыльный при штабе.

Какую роль играли БАРАМЗИН и АНТОШКИН, неизвестно, т.к. нет достоверных сведений данных об их работе в повстанческом штабе, и где они находятся – неизвестно.

Военком 3-го отдела 33-го военполестро ПЕРСИС [был] убит повстанцами при начале движения. ЛАЗАРЕВСКИЙ и АНТОШКИН были посланы повстанческим штабом в с. Успенское Усть-Ламенское для работ, Размахин, Зубков и Волынский – убиты самими повстанцами. Сначала они были мужиками якобы арестованы "за «измену»", и дорогой, когда их повезли, то ямщики их сами убили. Это подтверждается тем, что распоряжение Голышмановского штаба об их возвращении обратно в Голышманово [было] послано вслед, уже живыми их не захватило застало.

Руководителями восстания Голышмановского района явились: ВОЛЫНСКИЙ – завхоз 3-го отдела 33-го Полестро, командующий войсками – бывший офицер ФЕОФАНОВ и ПЕТРОВ, тоже 3-го отдела полестро. Начальником гарнизона [был] Семен БОГОМОЛОВ – середняк, солдат-фронтовик с. Голышмановского, плохо грамотный; комендантом – МАЛЫШКИН Леонид, крестьянин-середняк с. Голышмановского, унтер-офицер колчаковской армии. Затем попадаются фамилии СПИРИДЕНКО (офицер), НОСОВ – кулак, спекулянт Аромашевской волости, деревни Вагановой; ШИРШОВ и др.

В Ялуторовском уезде [имелся] Центральный [исполнительный] комитет и при нем штаб, в который вошли председателем центр[ального] штаба гр[ажданин] Красногорской волости Александр Иванович КОНДРАТЬЕВ, помощником к нему – Матвей Григорьевич КОБЕЛЕВ, секретарем – псаломщик МЕЛЬНИКОВ и помощником последнего – некто КОНЮКОВ. Председателем Центрального Исполнительного Комитета избран тот же КОБЕЛЕВ, который одновременно был назначен «Начальником внутренней охраны по району».

Во главе штаба Народной армии в гор. Тобольске встал ЖЕЛТОВСКИЙ (правый эсер, фельдфебель старой армии); председателем [был] КОРЯКОВ, правый эсер; помощником коменданта и членом штаба – Силин, эсер. Издан приказ о регистрации офицеров и генералов до 60-ти лет. ВАГИН – зав. [отделом] труда (правый эсер), Садовский – член редакционного комитета (правый эсер), члены советов: ЭКЗЕМПЛЯРСКИЙ, МАКСИМОВ и другие руководители (прав[ые] эсеры).

Также есть деятели Народной Тобольской власти к[онституционные] д[емократы] Вернер, Новодворский, Тихонов и др. Читая их официальный орган, который начинается с передовицы заядлого эсера и кончая матерым кадетом, вот это доказывает уже тот факт, что правые эсеры идут одним шагом с кадетами и дуют в унисон восстановления Народной власти, переходя к этому через трупы зверски изуродованных коммунистов, беспартийной бедноты и их малолетних детей*. (*Ввиду еще занятия [повстанцами] Тобольска, Сургута, Березова, Обдорска других каких-либо материалов нет – прим.автора в конце листа). «Голос Народной армии» – их орган печати, № 9, где они великолепно выявили свою физиономию, читаешь этот номер, от которого [9] веет затхлой учредилкой. И в этом же номере напечатаны «Основные принципы организации новой власти».

Во главе движения на северо-востоке Ишимского уезда встали 1) КОРОТКОВ – бывший колчаковский урядник, уполномоченный уездвоенкомата г. Ишима по закупке лошадей, главный руководитель восстания; 2) КЛЮЧЕНКО – казначей Викуловского лесничества, кулак, спекулянт (начальник штаба Северного фронта); 3) БУРАКОВ – лесозаготовщик Викуловского лесничества; 4) ИНОЗЕМЦЕВ – помощник военкома Готопутовской волости, бывший комбат красных войск, коммунист, сын кулака, начальник повстанческих отрядов; 5) БЕСПЯТОВ – начальник почтовой конторы [д.] Чуртан. Штаб Северного фронта был расположен в Чуртанах. Благодаря имеющимся хорошим техническим силам, [повстанцы] быстро сумели наладить связь между волостями. Умело воспользовали телеграф для своих целей, и документально установлено, что КЛЮЧЕНКО имел разговор по прямому проводу с г. Тобольском, с каким-то капитаном ФИЛИППОВЫМ, и [с] Черной Слободкой, но с кем, неизвестно, [его] начальные буквы И.Ц.

В организации штабов действовала умелая рука белогвардейского офицерства, как, например, в Ингалинском районе б[ывший] штабс-капитан ТОБОЛКИН, прибывший в село Архангельское, очевидно, по демобилизации из гор. Петропавловска; подпоручик ПЕРШУКОВ Василий, учитель Красногорской школы; подпрапорщик ВОЙТОВИЧ, прибывший в Красногорскую волость из г. Омска по демобилизации; БУЛЫГИН Иван, профессиональный преступник (был начальником штаба и главным руководителем, превзошедшим всякие границы в зверствах, Коркинской волости); кулак дер. Коктюль Томиловской волости A.M. МАЛЬЦЕВ. В Омутинском районе главным руководителем банд был священник Александр СОСУНОВ. В Емуртлинском районе руководили восстанием бывший становой пристав КРАВЧЕНКО и бывший мировой судья и бывший чехословацкий офицер АЛФЕРЬЕВ Николай. Комендантом штаба в селе Нижне-Манайское был учитель Василий КОПЕЙКИН. В общем офицерства всех чинов и рангов в стане белых бандитов было большое количество, но пока личности таковых не установлены. Большинство руководителей исключительно из кулацкого элемента. В селе Верхне-Суерском руководил правый эсер ФИЛИМОНОВ.

Женское движение, сыграв свою роль в поднятии восстания, прекратилось во всех районах за исключением Коркинской волости, где было создано много женских боевых отрядов, командирами которых состояли также женщины: например, жена Заведующего почтовым отделением КОДИНЦЕВА и другие. Из главарей пока пойманы: командовавший отрядом в 1000 человек ЛОПАРЕВ, «Архип» АРХИН; начальник полевого штаба ДОКУЧАЕВ; комендант ЛАЛЕКОВ, правый эсер; начальник отряда Василий КОБЕЛЕВ; командующий Шороховским районом ОСКОЛКОВ (николаевский солдат). Много видных участников восстания расстреляно войсковыми частями, например, подпрапорщик ВОЙТОВИЧ и другие. К сохранению арестованных оперативным штабом и Губчека приняты меры.

IX. СПОСОБЫ ВООРУЖЕНИЯ.

Возстановлено, что у восставших имелась связь через Петропавловскую волость [9об] с Ишимским, Курганским и Шадринским уездами. Из Денисовской волости были командированы красноармейцы в г. Тюмень, туда же из Ингалинского района [были направлены] три человека в «Сараи» за оружием. О связи бандитов с г. Ялуторовском не приходится говорить, т.к. задержано несколько человек, посылавшихся с определенной целью шпионажа.

Толчок к восстанию дан был со стороны к[онт]р[еволюционеров] Ишимского уезда, так как банды с села Усть-Ламенского и других сел перекинулись в Ялуторовский уезд и начали наступление на линию жел[езной] дороги. Восставшие в с. Ингалинском усиленно распространяли сведения о Ишимском восстании.

Большинство имевшихся в волостях [сотрудников] продорганов продотрядов, милиции и исполкомы были [повстанцами] разоружены, а также извлекалось оружие, припрятанное ранее и во время гражданской войны 1919 года, но и частью хранившееся с Германской войны, например, хранилось в Комиссаровской и Кизакской волостях 90 винтовок. Захват оружия и патронов в задержанных бандитами эшелонах на 31-м разъезде Омской жел[езной] дороги и [на] ст. Петуховой также воодушевили восставших.

В Ингалинской волости бандиты захватили оружие у милиционеров и у отряда, руководимого военруком Ялуторовского уездвоенкомата СЕДОРОМ, около 23 трехлинейных винтовок, 10 шашек и 7 револьверов. В Суерской волости было трехлинейных винтовок 20 и 20 шашек. В Коркинской волости – 15 винтовок и 3 ящика патронов, которые (последние хранились у обвинявшегося ранее в контрреволюции БУСЫГИНА Ивана). В Юргинской волости – около 15 винтовок, в Слободо-Бешкильской волости имелось до 20 шт. трехлинейных винтовок, в Архангельской волости – 4 винтовки, в Красноярской – 3 нагана, 5 винтовок и одна шашка. Архангельский штаб надеялся на получение оружия из тюменских «Сараев». Откуда было приобретено оружие в Суерской волости и других волостях, не выяснено. Количество оружия, имевшегося в других волостях районах, не выяснено, но в меньшем количестве, чем в указанных районах. Население Коркинской волости надеялось также получить оружие из г. Тюмени. Несколько человек было командировано из Красногорской волости (но последние не возвратились обратно).

Не имея достаточного количества оружия, бандиты вооружились охотничьими ружьями, таковых имели достаточное количество, а также и пороху. Кроме того, вооружались пиками, состоящими из деревянного шеста и прикрепленного на конце такового отточенного и удлиненного «боронного зуба».

Указанными пиками было вооружено громадное количество бандитов. Штабами мобилизовались для ковки пик все кузнецы, советские ремонтные мастерские и трудовые артели. Насколько отчаянно готовилась к бою деревня, видно из того, что в Омутинском районе для ковки пик, за недостатком кузнечных горнов, приспосабливались бани. В дер. Скородум Красногорской волости имелась патронная мастерская. Масса бандитов была вооружена топорами, ломами, пешнями, вилами и т.д., а иногда просто кольями и палками. Кроме того, например, Архангельским центральным и другими штабами издавались [10] боевые приказы о сдаче в штабы пороха, гильз, патронов и прочих боевых припасов, что давало положительные результаты. Как видно из расписок завхоза Архангельского Центр[ального] штаба, патроны сдавались сельскими советами (кулацкого нового состава) и отдельными лицами целыми ящиками. По сведениям, у бандитов имелось несколько пулеметов (один был захвачен у Ялуторовского [советского] отряда, после взят обратно), но вместо пулеметов в большинстве случаев бандитами употреблялись трещотки, которыми демонстрировалось действие пулемета.

На Покровском направлении всего перешло из Казанского полка к повстанцам около 300 человек. На этом же участке всего взято повстанцами оружия – 500 винтовок, 200 гранат, 2 пулемета "максима" и 4 автоматических ружья "шоша". Также попало много оружия из Петропавловска, где повстанцами взято всего с перешедшим частями 21-й дивизии ВНУС 8 пушек трехдюймовых, 1000 винтовок и до десяти пулеметов с невыясненным количеством огнеприпасов.

X. ЛОЗУНГИ БАНДИТОВ.

С первоначалия лозунги бандитов были очень пестры, ибо в это время [восстание] не успело принять определившуюся физиономию. Первые семь лозунгов первоначального восстания, но с занятием города Тобольска постепенно начали выявляться физиономии эсеров:

1) «Долой коммунистов, да здравствует советская власть и свободная торговля» (село Архангельское).

2) «Да здравствует Временное Правительство. Долой коммунистов и хлебные разверстки» (Суерская волость).

3) «Смерть коммунистам. Да здравствует советская власть» (Коркинская волость).

4) «Мала норма оставленного хлеба. Не давать вывозить хлеб из пятидворок в гор. Ялуторовск» (требования гр[аждан] Ингалинской волости).

5) «Долой коммунистов. Да здравствует крестьянская власть. Дайте хлеба» (Мининская волость).

6) «Да здравствует Учредительное собрание» (Емуртлинский район).

7) «Долой коммунистов. Не нужно товарищей» (Шатровский район).

И заключительным аккордом были черные знамена и надписи белыми буквами на них: «С нами Бог и царь Михаил ІІ-й» (Новозаимское, Омутинский район).

<...>8 ТОБОЛЬСК.

1) «Долой коммунистов. Да здравствуют хлеборобы».

2) «Власть должна принадлежать всему народу, а не одной какой-нибудь группе или партии».

3) «Да здравствует свободный труд в с свободным государством».

4) «Только та власть прочна, которая защищает интересы трудящихся».

5) «Долой произвол, нищету рабства». 6) « Да здравствует свободная Сибирь, да здравствует [10об] свободная Россия».

Приказ №2 оперштаба села Голышманово

Часть 3
Tags: Тобольско-Ишимское восстание, гражданская война, история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments