Нетренированный военкоммунист (uncle_ho) wrote,
Нетренированный военкоммунист
uncle_ho

Categories:

Г.М. Жданов. Из далёкого прошлого моих воспоминаний. Часть 1

Г.М. Жданов

"Из далёкого прошлого моих воспоминаний"
. [1]

ИЗ ДАЛЕКОГО ПРОШЛОГО МОИХ ВОСПОМИНАНИЙ
борьбы Уральских товарищей рабочих, в частности, Лысьвенской подпольной работы рабочего движения, какие к этому были причины, и как боролся рабочий класс во время гражданской войны, защищая свои права Красного Октября с помощью с товарищей Питерскими рабочими, и восстановление нашей социалистической промышленности после ликвидации гражданских боёв, и моё личное участие в этой борьбе.


Описывая эту борьбу, этот материал может страдать кое-какими недостатками, опущенными моими недочётами, читатели это учтут.

Прежде о ЛЫСЬВЕ – в старое былое время, Лысьвенское население насчитывалось около 5-ти тыс. душ, назад тому около 200 лет, князем Голициным, а потом Графом П.П.Шуваловым были построены поленговые печи, Листобойный, Листокатальный цеха, в этих цехах работало местное население, как их называли местные обыватели, мастеровые.

Графу Шувалову, чтобы было выгодно, он решил мастеровых прикрепить к своему производству, быть хорошим сперва хозяином, а потом, чтобы можно было пить кровушку с этих рабочих, и их эксплоатировать, как ему хотелось.

Вот имеется из старой записи бывшего Лысьвенского Лесничества выписка справки за №715. Где говорится: "В надел мастеровым Лысьвенской волости было дано на 430 домохозяев всего 2291 десятина земли. [1а]

Кроме этого мастеровыми было куплено в два раза в 1886-7 г. и в 1898 году 5790 десятин. Всего у мастеровых имелось земли 8061 десятина. Крестьянам (бывш.) Соинской волости было дано в надел 1772 д. Кроме этого ими куплено было в 1886-7 году и в 1898 году 4302 д. Всего у крестьян имелось земли 6074 десятин.

Крестьянам Калино-Камасинской волости было дано в надел 9,804 д., кроме этого куплено было ими в 1886-7 году и в 1898 году 1397 десятин, всего у крестьян имелось земли 11,201 десятина.

Мастеровым Кусье-Александровской, Бисерской и Кресто-Воздвиженской Волостям надела земли не было дано. Граф Шувалов предлагал им купить, население этих волостей от купли земли отказались.

За вышеуказанными наделами и продажами, и наделами мелких деревень по реке Чусовой, Кусье-Александровской Волости, в дачах Лысьвенского округа, Пермского уезда (в то время) по сведениям с"ёмок в 1903-1909 годах осталось земли разных категорий у Шувалова 478,749 д. 384 кв.с.

Из этого количества в пределах Лысьвенской дачи отчуждено было в 1913-16 годах под Лысьво-Бердяжскую Западно-Уральскую ж.д. 281 д. 268 кв. с.

К моменту Революции 1917 года у Шувалова имелось земли 478.468 десятин 116 кв.с. Что графу Шувалову не только давало возможность эксплоатировать рабочих, население которое ему платило за землю от 15-ти до 25 руб. за десятину, но ему давало возможность эксплоатировать и лес по всем Уральским рекам, как например р. Косве и Чусовой, где мне лично приходилось работать на доставке соснового товарного [2] леса для сплава в город Царицин, в 1893 году в Кусье-Александровском заводе от подрядчика КОСТАРЕВА В.М.

Я хорошо помню, когда мы с моим отцом на реке Чусовой [*здесь и далее в абзаце зачёркнуто – Косьва] ловили этот сосновый товарный лес на лодке с помощью вбивания железных крючков в дерева на длинных верёвках, захватывали 5-7 дерев и притегали их к берегу, а потом выкатывали этот лес на берег реки, после чего плотили его в плоты. Лес этот спускался на реку Чусовую с камня Гусельного другими рабочими, т.к. его иначе достать с камня нельзя. Камень был очень высокий, и лес с камня летел стрелой прямо в реку Чусовую, лес вбивался в дно реки, отдельные бревна, как сваи.

Это дело было в Апреле месяце, по реке несло шугу. Я сильно простыл, заболел, в горле получился нарыв, был близко у смерти, потому что приходилось бродить в холодной воде. Зарабатывали мы с отцом по 75 копеек в день за 12 часов с утра до вечера.

Всё это делалось в угоду помещиков капитала бывшего проклятого царизма. На этой работе был убит товарищ один рабочий, фамилию его сейчас не помню.

Это получилось так – когда эти рабочие рубили на камне лес, повалилось подрубленное дерево на другое, близко стоящее дерево, сбило большой осколок толстого сука, и этот осколок, падая сверху, пробил голову этому рабочему, у которого вылетели мозга.

В 1898 году в Лысьве была построена первая Мартеновская печь №1, которая сменила Поленговые, так называемые кричные печи. В 1901 году была построена и пущена вторая Мартеновская печь №2, на которую я и поступил работать в Мае м-це в этот же 1901 год. [3]

В 1902 году производство Лысьвенского завода стало развиваться, стали строить новый Крупносортный прокатной цех и другие цеха. Местных мастеровых рабочих хватать на заводе не стало.

В это время стали приезжать товарищи рабочие с других заводов и городов, особенно нам приезжим рабочим стало жить очень трудно, т.к. работали в день 12 часов, заработок был мал от 60 к. до 1 руб.20 к. Это получали те, кто имел кое-какую квалификацию, на горячем производстве зарабатывали немного больше, квартир заводских совершенно не было.

Местные жители за свои квартиры начали набавлять очень дорого, так-же поднялись цены и на молочные продукты, всё это создавало тяжёлые условия для рабочих.

В это-же время строилась местная каменная церковь, на которую с рабочих начали вычитать с каждого заработанного рубля 3% без согласия на то рабочих, если не хочешь платить, то на работу не принимали.

Затем у завода имелась в арендном содержании от церковного в то время причта земля, которая пустовала.

Граф ШУВАЛОВ был хитрый, чтобы эта земля не пустовала и чтобы прикрепить также приезжих рабочих к заводу, стал давать рабочим усадебные места для постройки им собственных квартир. Было дано усадебных мест более чем 800 усадеб, с таким расчётом тоже на арендном содержании на один год, билеты выдавала контора Лесничества 9 коп. за кв.саж. по 250 кв.саж. на каждую отведённую усадьбу. [4]

Кроме этого было в билете Лесничества оговорено, если рабочий провинится на заводе, его расчитают, то этот рабочий со дня увольнения с завода должен снести свои постройки с усадебного места в продолжении 3-х месяцев. Это делалось, видимо, для того, что-бы рабочий гнул свою спину барину, помешику Шувалову и не мог чтоб требовать своих прав на жизнь, иначе он будет выгнат с завода, и сносить своё домишко будет никуда.

Вот как пример, в 1910 году один служащий некто тов. СОКОЛКИН Александр служил очень маленьким человеком в конторе, заболел и умер. После его осталась семья, работников в семье больше не было.

Этой вдове СОКОЛКИНОЙ Лесничеством завода было заявлено о том, что она должна свои постройки с места снести, т.к. ни кто из этой семьи на заводе не работает, и не служит.

И этой семье, что-бы не нарушить свою квартиру, пришлось этой вдове взять к себе в дом рабочего, который работал на заводе и выйти за него замуж.

Вот все эти причины тяжёлой жизни заставляли рабочих искать выхода, у рабочих явилось глухое недовольство и возмущение, начала организовываться подпольная организация РСДРП.

Была подпольная консперативная квартира у тов. Н.Н. ШПЫНОВА, к которому товарищи привозили литературу для распространения среди рабочих.

В 1903 году в Лысьву приехал из Чермозского завода тов. ГОРБУНОВ Павел, который поступил работать в Механический цех токарем, около него стали группироваться некоторых цехов отдельные рабочие. [5]

Как пример Механического цеха: т.т. ЗЕНКОВ Н.С., МАКАРОВ И.П., УГРИН А.А., КОЖЕВНИКОВ, ТРАПЕЗНИКОВ И.К., ЗАМОРИН А. и другие. Электрического цеха: ШИРИНКИН Н.Д., СУНЦЕВ С., ТУЗИКОВ Н., ЧАЩИН Я.Ф. и др. Мартеновского цеха: КАЮРИН С.А., БОРИСОВ И.Ф., ВИДУНОВ Е.Ф., и другие. Я лично в то время в политике разбирался слабо, но чувствовал, что работать при тех условиях было тяжело. Я не навидел ложь, обман и насилие, которое происходило в те времена.

Ещё до этого в Кусье-Александровеком заводе, когда я жил в строку у Подрядчика КОСТАРЕВА в сторожах в малолетстве на углежжён.печах плодбища на берегу реки Косвы. В 1888-9 г.г. Я видел лично своими глазами, как во время сплава дров по этой реке летом, во время их выгрузки на берег, как сам Лесничий Юлий Ив. ЗИНГЕР издевался и насиловал особенно женщин. После работы вечером уводил женщин, которая покрасивее на Ситниковы острова, спаивал их вином и пивом, совместно во своими служащими Лесничества и подрядчиками, раздевали женщин до нога и делали своё гнусное дело.

Я видел лично своими глазами, как женщины работницы работали на этих углежжен.печах с 6 часов утра до 8 часов вечера, зарабатывали по 40 коп. в день. Их ещё дома ожидала работа, если она была детной, 2-3 часа.

Я лично жил в своей семье в большой бедности, я хорошо помню, когда мы с отцом ещё жили в деревне Россольне на реке Чусовой, до перевода в Кусью-Александровский завод, когда мне было 10 лет, как мой отец и моя мать работали от подрядчика НИКИТИНА Степана на рудниках Тихоновском и Сергинском с утра до ночи, зарабатывали [6] в день по 40 копеек.

Я помню хорошо когда они приходили вечером домой в деревню, все усталые, мы с ними ели картошку, редку и копуску, нас было всей семьи 11 человек.

После ужина отец плёл лышные лапти, мать вязала чулки для подрядчика, бабушка пряла шерсть на преснице, а я лично светил лучину в светильне в постановленном корыте с водой, где замачивал угли от этой лучины. В избе всё время был чад и дым.

Просидим мы все за этой работой иногда часов до 12 ночи. После чего из глиненного чайника пили чай, запаренной травы зверобоя. Потом ложились спать и так каждый день.

Потом я лично тоже научился плести лапти. С отцом наплетём пар 40, мать их в воскресенье несёт в Кусью завод за 12 верст продавать. Продаст по 3-4 копейки пару. Купит на эти деньги хлеба – муки два пуда и несёт эти два пуда на себе в деревню, т.к. в этой деревне жители хлебопашеством не занимались. Эта деревня была населена выселенцами ещё крепостное право. По рассказам моего отца его отец ЖДАНОВ Кирилл был выслан в эту деревню.

Испытывая вот, все эти прелести, гнёт и насилие безпросветного тернистого пути борьбы того времени, я лично так же стал прислушиватся к товарищу ГОРБУНОВУ, который мне давал подпольные книжки, сейчас помню я как читал книжку с жадностью Баха.

После вскоре в Лысьву ещё приехал из Мотовилихи т.КАШИН, и другие к нам приезжали от Пермского комитета РСДРП, фамилии и клички теперь не помню. [7]

В этом же 1903 году или в 4-м была устроена первая Маёвка в лесу по ж.дороге на Калино, по речке Ломовке, где нас присутствовало около 25-30 человек. Тов. ГОРБУНОВ нам делал доклад как надо организовывать рабочих на борьбу за экономические требования и о значении праздника Первого Мая и т.д., основанным основоположником КАРЛОМ Марксом первого Конгресса. Пролетарии всех стран соединяйтесь!

На этой маёвке был избран комитет РСДРП, в который вошли МАКАРОВ И. П., ЩРИНКИН Н.Д., КОЖЕВНИКОВ В.М., КАШИН и УГРИН А.А.

(Потом в Лысьву к нам ещё приехали товарищи из Чермоза и других заводов: ИГОЛКИН, МЕЩЕННИКОВ, КИРИЛОВ и БРИСОВ Иван).

После этой Маёвки связались с заводами Урала, кроме этого, было решено связаться остальными цехами через посредство индивидуалов, которые бы могли вести кружковую подпольную работу в цехах к подготовке к Лысьвенской первой забастовке.

Эта экономическая забастовка была об"явлена в 1905 году в Марте месяце с требованием: первое – 8-ми часовой день; второе – повышение зарплаты от 10-15 %; третье – отмена штрафов; четвёртое – вежливое обращение заводской администрации; пятое – улучшение гигиеническо-санитарных условий; шестое – устройство под"ездных ж.д.путей в цеха по доставке сырья и материалов; седьмое – не увольнение цеховых рабочих депутатов.

Забастовка длилась 2½ недели, депутаты были от цехов избраны: ГОРБУНОВ П., МЕЩЕННИКОВ П., БОРИСОВ И., КИРИЛОВ, УГРИН, БУРМИСТРОВ Н.; ВОРСИН и другие, для переговоров с заводской администрацией. [8]

Эта забастовка дала кое-какие результаты, добились повышения зарплаты от 5-10%, 2-е дан был 8-ми часовой рабочий день в Мартеновском цехе, Листокатальном, Листобойном цехах, вместо 8-ми – 6-ти час. был дан рабочий день 6 – 4-48 минут и другие требования.

Заводская и цеховая администрация, напугавшись организованной силы рабочих, с первых дней забастовки потребовала из гор. Перми роту солдат и шпиков.

Тогда когда в доме Управления велись переговоры с депутатами от рабочих, в это время на площади у дома Управителя среди рабочих оказался шпик, переодетый жандарм, который был рабочими замечен.

После этого он задумал от рабочих скрыться по плотине пруда на ст.Лысьва, несколько рабочих за ним пошли его догнать, он кинулся бежать бегом, тогда мы сразу поняли, что среди нас находился шпик, которого решили зловить. Побежали за ним, вторая толпа рабочих в количестве около 50 чел. по улице (бывш.) Лысьвенской на станцию, но шпик успел ускользнуть в здание Вокзала и заперся на крючек дверей. От куда он видимо сообщил по телефону роте солдат, которая находилась в старом Металлургическом заводе, она к нему явилась на выручку. Нас рабочих в это время уже на станцию явилось около 500 человек, требовали выдать нам шпика. На наше требование рабочих Командир роты солдат скомандовал: "Рота, стройся, ряды сдвой, готовся к прицелу". Чтобы не быть распуганными, нам пришлось отступить, т.к. мы были без оружия.

Шпик был ротой солдат выручен и был уведён под охраной роты. [9]

Но эта забастовка без жертв со стороны нас рабочих не прошла, были арестованы т.т. КИРИЛОВ, ГОРБУНОВ, МЕЩЕННИКОВ и БОРИСОВ, которые были увезены в г. Пермь, где они отбыли по 2 месяца тюрьмы, после чего были освобождены т. МЕЩЕННИКОВ, ГОРБУНОВ, которые вернулись опять в Лысьву.

А БОРИСОВ и в последствии, как выяснилось в 1917 году, оказался провокатором, а что касаемо т. КИРИЛОВ, так в то время в Лысьве не вернулся больше. Это было первое крещение Лысьвенских рабочих с полицией и ротой солдат царизма. После чего я вскоре вступил членом РСДРП под кличкой "Заря". В это время уже в организации состояло около 150 человек.

Так-же росла и эссеровская организация, которой руководили братья МАНЬЯКОВЫ. Кроме этого, имелась организация трудовиков, которую возглавлял ШИХАНОВ и МОРОКОВ С.С.

В этом же 1905 году в Декабре месяце после поражения русско-японской войны, когда была совершена первая русская Революция, которой руководили следующие товарищи нашей организации:

Соц.д.

От Механического цеха:
1. УГРИН А.А.
2. МАКАРОВ Иван Петров.
3. КОЖЕВНИКОВ В. Мих.
4. ЗЕНКОВ Николай Степ.
5. ТРАПЕЗНИКОВ И.К.
6. ПОНОМАРЕВ и др.
7. МУХИН И.Гр. [10]

От Мартеновского цеха:
1. БОРИСОВ Ив. Фёд.
2. ВИДУНОВ Ев. Фёд.
3. КАЮРИН С. Алекс.
4. ГОРБУНОВ В.П.
5. ПОЛЯКОВ
6. ПАТЛАСОВ В.Гр.
7. ЛОМОВЦЕВ Л.Н.
8. ИСАЕВ М.
9. КОКОРЕВ В.
10. Бр.ЛЫВЯДНЫХ Ф.И. и В.И.
11. МУРАШЕВ Ф.И.
и другие.

От Электрического цеха:
1. ШИРИНКИН Н.Д.
2. СУНЦЕВ Сергей
3. ЧАШИН Я.Ф.
4. ТУЗИКОВ Николай и другие

От Чуг.-Литейного цеха:
1. ТИУНОВ И.Н.
2. ГОРБУНОВ М.
3. ЕРМАКОВ и другие

От Парового Хозяйства:
1. ШЕИН Иван Осип.
2. ТЕРЕХИН и другие

От Листопрокатных цехов:
1. ШПЫНОВ Н.Н.

Эссеровской организации
От служащих:
1. Доктор ВОЛЬФИУС
2. ШАТОВ Н.Г.
3. ЧУДИНОВ Н.К.
4. НАУГОЛЬНЫХ Н.
5. ДЕВЯТКОВ Илья
6. АЛЕКСЕЕВ и другие [11]

Из трудовиков
Тоже служащих
1. ШИХАНОВ
2. МОРОКОВ С.
3. ОРЕХОВ Ив. А.
4. ШАЙДУРОВ Н.Н.
5. ХУДЕНЬКИХ С.Н.
6. Таксатор ОСОКИН.

Была устроена демонстрация от конторы завода до Больницы и обратно, на площади был устроен митинг, говорили речи и т.д. Теперь, как во сне, вижу и слышу – распевались нами песни "отречёмся от старого мира, отрехнём его прах с наших ног". Слышалось это почти в каждом углу селения.

Я помню хорошо, как мы все повылезли из подполья с первых дней Революции, стали обсуждать наши политические программы в бывш. Лысьв. Волост. Правлении по аграрному вопросу, вели между собой большие споры и дискуссии.

Мы, соц-демократы, спорили о том, что у помещиков надо конфисковать землю и передать её крестьянам не делимой, бесплатной, фабрики рабочим.

А эссеры спорили о том, что землю надо дать крестьянам по трудовой норме.

Трудовики говорили – тоже дать землю по трудовой норме, но только с тем, чтобы от помещиков её взять через крестьянский банк за плату денег и т.д.

Этими спорами первая Революция была нами проиграна, которую тов. В.И. Ленин назвал в то время репетицией, т.к. большевитской сильной организации не было. За время первых дней свободы этой Революции мы во всех цехах организовали цеховые Библиотеки, литература читалась [12] рабочими на расхват.

В это время не дремал враг царизма, собрали первую Булыгинскую Государственную Думу, в которой граф ВИТТЕ говорил – сперва успокоение, а потом реформы и т.д.

Дума просуществовала 32 дня, царские правительство её разогнало, везде и всюду в России была введена чрезвычайная охрана, в Лысьву к нам приехала Оренбургская сотня казаков.

Засвистела сперва казатская нагайка, был арестован доктор ВОЛЬФИУС. Техник, фамилии его не помню, и ряд других товарищ были арестованы, некоторым нашим товарищам пришлось переменить местожительство и т.д. Были казаками избиты рабочие: ЯРОСЛАВЦЕВ Иван очень сильно, ДАНИЛОВ Ф.М., ГАЛАТИОНОВ П., немного других товарищей. Это было второе крещение с казаками, нам всем остальным уцелевшим пришлось снова уйти в подполье, вести усиленную организационную кружковую работу, цеховые Библиотеки нам также пришлось скрыть.

Мы задались целью разложением казаков, которые жили по соседству Мартена. Начали им подкидывать подпольную литературу и прокламации листовок, печатанных нами на гектографе, в которых говорилось, что они не должны быть на защите помещиков капиталистов, что они должны быть на защите рабочих интересов и т.д.

Кроме этого старались знакомиться лично с отдельными лицами казаков, с которыми повели узкие подпольные собрания.

После этого среди казаков получилось брожение, к этому ещё Бухгалтер завода тов. КЛЕНЦОВ И. сообщил, что казакам требуется фураж, что завод этот фураж задерживает [13] им не выдает и т.д.

Казаки после этого забастовали, среди их получился раскол, большинство казаков стало на сторону рабочих, меньшинство во главе с казачьим начальством было настроено подавления Революции и охраны завода, после чего по приказу Начальника казаков был избит тов. КЛЕНЦОВ, и из среды забастовавших казаков 6 человек было арестовано, которых увезли в гор. Пермь, где они отбыли по 2 недели заключения.

После всего этого казаки и остальные окончательно забастовали и из Лысьвы уехали, это было третье крещение с полицией казаков и с их Начальством.

После от"езда казаков из Лысьвы заводская администрация, что-бы затуманить головы рабочим решила в 1906 году организовать цеховые праздники с установкой цеховых икон на средства рабочих и служащих в знак того или другого чудотворца. Как пример – в Мартене была постановлена икона Николая Чудотворца.

Каждый праздник сопровождался расстановкой столов и выпивкой, под шумок этой выпивки с нашей стороны шла агитация против этих праздников. Был такой случай, точно теперь не помню, в 1907 или 1908 году, когда в цеху рабочие кончили обед и выпивку, выходили из завода, запели хором песни, т. ГОРБУНОВ В.П., ЛОМОВЦЕВ, БОРИСОВ И.Ф., ВИДУНОВ Е.Ф. и другие: "Вставай проклятьем заклеймённый весь мир голодных и рабов" и т.д. В этот момент полиция их разогнала. Этого-же дня у всех нас почти были сделаны обыски, но найдено ничего не было, и ареатован никто не был, и в 1909 году эти праздники в цехах прекратили, и иконы были из цехов убраны. Это было четвертое крещение Мартеновских рабочих с Полицией. [14]

Так, что эти праздники были с одной стороны в пользу поповского дурмана, в то время большой части ещё рабочих, с другой стороны сознательными рабочими эти праздники были использованы в агитацию против поповского этого дурмана.

В 1907 году наща организация РСДРП выросла снова в подпольи до 170 человек, велась подготовка к выборам во 2-ю Госуд.Думу. К нам в Лысьву приехал по нашей явке ко мне на квартиру от Пермского Комитета под кличкой 2-ой Алексей, с которым мы и вели собрания, как в квартирах, так и в лесах. Я был лично организатором этих собраний, на одной неделе устраивали 2 собрания. Я помню, когда было собрано большое собрание за речкой Травянкой совместно с эссерами, с которыми мы вели дискуссию о том, что мы Социал-демократы должны намечать таких кандидатов в выборщики членов Госуд. Думы, которые бы могли пройти в Думу не для того, чтобы там издавать законы, а для того, чтобы думскую трибуну использовать в агитации, а эссеры говорили – в Думу выбирать не следует, а больше всего они агитировали за террор, т.е. убивать из-за угла царских чинуш, а мы говорили, что нужно подготовить массу рабочих и крестьян выступить в открытый бой. На этой почве у нас с эссерами вечно всегда был спор.

Нами в это время печатались прокламации, за распространение этих прокламаций был арестовал тов. КАЮРИН С.А., который отбыл два года тюрьмы.

После этого ареста был вскоре опять арестован тов. ШИРИНКИН Н.Д., который отбыл тюрьмы около 5-ти лет. Это было пятое крещение с полицией Лысьвенской организации.

Кроме этого в этом же 1907 году была у нас попытка [15] организовать Рабочий клуб, где бы можно было собираться обсуждать вопросы и вести просветительную работу среди рабочих. Нам Полиция и заводская администрация помещение не дала и Клуб открыть не разрешила, а разрешила Клуб открыть (бывш.) торговцам и служащим завода в Доме Биктимирова на коммерческих началах и карточной азартной игры и пьянства, и мы рабочие в блок с этими торговцами не вошли на одном из собраний после долгих споров из-за устава Клуба демонстративно ушли. Как например Я, ВИДУНОВ Е.Ф. и ВОЛКОВ Д., а ГАМАЮНОВ К.Д. на этом собрании остался и был членом этого клуба.

После открытия этого клуба Я решил прийти в качестве гостя посмотреть на эту обстановку, только показался у порога, ещё не разделся, меня ЧАЩИН Ф.Н. и ШИЛОВ И.А. из клуба выгнали, не дали даже опнутся. Тем наша затея по открытию рабочего клуба и кончилась.

Лысьвенский завод
Лысьвенский завод.

Часть 2
Часть 3
Часть 4
Tags: РКМП, Революция, история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments