Нетренированный военкоммунист (uncle_ho) wrote,
Нетренированный военкоммунист
uncle_ho

Category:

Боевой тернистый путь Киселёва Василия Ивановича. Часть 1

В Истпарт Уральской области

СТАРШЕМУ ИНСПЕКТОРУ ВОЙСК ОГПУ ПО УРАЛУ

На Ваше предписание от "…" Ноября 1927 года за №… в отношении принятия моего участия в боевых действиях во время гражданской войны доношу следующее:

1. Общие сведения:

Военный стаж: На военную службу был мобилизован в 1915 году в августе месяце, где прослужил до Января месяца 1918 г. рядовым солдатом.

С Июня месяца 1917 года по Октябрь месяц работал в полку среди солдат старой Армии, вёл агитацию за прекращение империалистической войны и свержение Временного правительства (А. Керенского).

После Октябрьской Революции 1917 года работал членом Воен. Революц. Комитета 137 Нежинского полка 35-й дивизии 7-го Армейского Корпуса.

В Январе месяце 1918 г. добровольно вступил в Красную Гвардию и 8-го февраля 1918 г. по получению Военно-Революционного Комитета 35-й Стрелковой дивизии мною было закончено формирование партизанского отряда, и с последним я выступил в г. Оршу в распоряжение Командующего Западного Фронта.

Февраль, Март месяцы 1918 г. борьба с Польскими легионами: Рогачёв, Тощица, Старый Быхов и Могилёв. С Марта по Август месяц 1918 г. на охране демаркационной линии в районе гор. Орши в должностях: Нач-ка пулемётной команды отряда и Комиссаром 1-го Невельского партизанского отряда.

С 15-го Августа 1918 г. по 12/IV-1920 г., начиная от ст. Свияжск до гор. Минусинска Енисейской [30] губернии – ВЕСЬ ЭТОТ ТЕРНИСТЫЙ ПУТЬ ПРОЙДЕН МНОЮ С БОЯМИ ПРОТИВ ЧЕХО-СЛОВАКОВ И БАНДЫ АДМИРАЛА КОЛЧАКА в составе 27-й Омской Дивизии 5-й Армии с 235 Невельским полком в должностях: Нач-ка полковой пулемётной команды, Комбатом, Пом. Ком.полка и К-ром 235 и 236 полков.

С Июня по Август месяц 1920 г. борьба с бандитизмом в Сибири. С октября 1920 г. по январь 1921 г. поход от гор. Павлограда до берега Чёрного моря, участвовал в ликвидации банд Генерала Врангеля в должностях: Командира батальона и Командира 21 стрелкового полка.

13 апреля 1922 года окончил Высшую Военную школу Сибири. С октября 1922 г. по 30 Мая 1924 г. Командиром 41 Отдельного Башкирского Дивизиона Войск ОГПУ, с 6 Июня 1924 года по 16/Х-25 г. в Высшей Пограншколе и с 22/Х-25 г. по настоящее время в г. Свердловске в должности комдива 71 ВОГПУ.

2. Описание более ярких моих эпизодов из боевой работы в борьбе с контр-революцией.

а) В 1918 г., в первых числах сентября м-ца, в районе стан. "Зелёный Дол" по Казанской ж.д., во время Казанской операции, под деревней "Осиновкой" мне как Нач. полковой пулемётной К-ды была поставлена следующая боевая задача – выступить с рассветом, точно не помню, какого числа, на участке 1-го Невельского полка, очистить путь для наступления батальонов своим пулемётным огнем и, кроме того, отрезать путь отступления противника при отходе его на д. "Сухой дол", для чего выделить соответствующее количество пулемётов.

Для выполнения этой задачи, мною было выделено в б/часть из состава пуль-команды 5 взводов (10 пул.) и 2 взвода выделено в полковой резерв. Организовано регулярное снабжение боевыми припасами.

Благодаря правильному личному моему руководству в этом бою пулемётным огнём и внезапность этого огня привели в панику чехов. Они бросились в бегство и, не смотря на их резервы, они были разбиты. Свыше 50 челов. нами забрано в плен, несколько военных трофей, из которых [32] взято 13 боевых пулемётов. В этом бою Чехо-словаки убедились, что наши части были сильны духом, они технически подготовлены, они непобедимы. По убеждению пленных чехов они считали, что особенно был хорошо организован пулемётный огонь.

В хорошем руководстве с моей стороны и хорошей организации огня был убеждён и наш Комбриг тов. НЕЙМАН, который тогда ещё мне напоминал о б/награде.

Исход этого боя особенно благоприятствовал на успешное развитие операции нашей лево-бережной группы при взятии гор. Казани 10/IX-1918 г.

б) Под натиском нашей лево-бережной группы бело-Башкирская бригада, не выдержав напора в районе гор. Бугульма, отошла на линию высот, расположенных в 10-15 вёрстах восточнее реки Ик. Расположив свои части на высотах в районе дер. дер. Отнагулово, Супханкулово и Н-Бишинды, привела их в б/порядок и под прикрытием своих охраняющих частей укрепила занимаемую полосу с постройкой окопов.

6 Октября 1918 года нашему 1-му Невельскому полку было приказано двигаться в направлении д. Супханкулово и д. Никитинка Уфимской губернии Белебеевского уезда и повести решительное наступление на белых, расположенных в 2-х верстах Юго-восточнее дер. Супханкулово. Мне была поставлена задача организовать фронтальный пулемётный огонь во время наступления батальонов и выделить пуль-взводы для обеспечения правого фланга полка; которым поставить задачу при первой возможности охватить фланг противника в то время, когда будет затруднение продвижения частей полка. Как только батальоны вошли в боевое соприкосновение с частями противника, артиллерия которого заставила нашу пехоту пришиться к земле, так как командные высоты были на стороне противника.

В 9-м часу утра я получил вводную задачу – "во что-бы то ни стало организовать фланговый пулемётный огонь", так как пехота не в состоянии была под шрапнельным огнём производить необходимого манёвра. Для выполнения вводной задачи я выделил из состава пуль-команды 6 пулемётов (3 пуль-взвода). [32]

Под личным моим управлением огнём нам удалось выйти во фланг и внезапно открыть пулемётный огонь по противнику, но так как белые Башкиры располагались от нас в 700-800 шагах, то они тоже самое ответили нам своим огнём, где я был ранен пулей в левую руку навылет, но учитывая важность поставленной мне боевой задачи, невыполнение которой отрицательно повлияет на исход выполнения общей задачи полка, а также на операцию 1-й бригады – я управление огнём не оставил, остался выполнить поставленную задачу сам. И когда пулемётчики перевязали мне руку и убедились, что я с ними, они геройски вели бой, сбили пехоту противника с высот и открыли путь наступления нашему полку на село Воздвиженское и дер. Никитинка. Указанные пункты были заняты, и полк свою задачу выполнил блестяще.

в) В начале Июня 1919 года, в Бирской операции 27 стрелковой Дивизии 5 Армии, при наступлении нашей 1-й бригады белые казачьи части, при наличии артиллерии, в 3-х верстах восточнее дер. Казанцева Бирского уезда построили огневой щит – этим самым препятствовали продвижению нашей 1-й бригаде.

Вверенный мне 1 батальон 235 Невельского полка, был в полковом резерве. Комполка т. ОКУЛОВ мне приказал "занять высоты у северной окраины дер. Казанцева и временно их укрепить". Обстановка в этот момент была спокойна, участок, данный батальону, был мною занят и разбит на ротные боевые участки, но на боевой участок была выведена только 2-я рота, 3-я рота располагалась в деревне под горой, 1-я рота была выделена для выполнения особой задачи. После чего Ком. полка тов. Окулов мне предложил поехать с ним на участок 2-го батальона; я оставил за себя заместителя – Комроты 2 и поехал с ним.

От"ехали всего полторы версты, как слышим, у нас в тылу, на участке 2-й роты моего батальона, открылся сильный бой. С разрешения Ком. полка я немедленно погнал на участок 2-й роты, но к этому времени кр-цы роты с боем отступали, так как Комроты 2 был тяжело ранен и остался в плену, о чём мне и доложил Помкомроты 2. С выездом мною к цепи залпами противника из под меня [33] была убита лошадь. Через своего ординарца я приказал вывести 3-ю роту и 2 пулемёта на боевой участок роты. Для того, чтобы спасти положение, я был вынужден сам лично вести 1½ роты при 3-х пулемётах в атаку против несравненно превосходящих нас в силах противника.

Мы сошлись с противником на расстоянии нескольких десятков шагов и бросились на него в атаку – в результате чего взяли 170 человек белых в плен, отбили наших пленных кр-цев, раненого Комроты 2, забрали 200 винтовок и повели дальнейшее наступление; отбили 2 батальона пехоты противника, казачью сотню и сбили с позиции расположение батарей противника. Через час времени осколком снаряда из под меня убили 2-ю лошадь – не смотря на то, что во время атаки я шёл впереди с револьвером пешком и только сел на лошадь во время преследования противника.

Только потому, что я шёл впереди сам под градом пуль, наши бойцы бросились непосредственно в штыки. Только благодаря этого храброго [номера] пришлось спасти положение полка от нападения специального отряда белых на расположении нашего тыла, а вместе с тем обеспечили (облегчили) наступление 1-й бригады 27 стр. Дивизии.

В средине Июня месяца 1919 года по форсировании реки Белой 27 стр. Дивизия 5 Армии держала свою главную операционную линию Бирск-Златоуст. После ряда боёв 235 Невельский полк указанной Дивизии занял с. Н-Белокатай Мясягутовского кантона Баш-республики.

По занятии с. Новый Белокатай вверенным мне 1 батальоном 235 Невельского мною было выставлено сторожевое охранение в Восточном и северо-восточном направлениях села Ново-Белокатай. Для выяснения расположения противника, выяснения пути и местности, мною была выслана разведка в составе одной роты под командой Комроты 1 – в направлении на восток в ближайшую деревню, расположенную в 8 верстах от села Белокатая.

По донесению разведки я выяснил, что противник сосредоточивает силы и намеревается двинуться в наступление на с. Белокатай. Местность в окрестности Белокатая лесистая и гористая, имеет массу скрытых подступов. С наступлением [34] темноты в этот же день противник подошёл скрытно к нашему сторожевому охранению под прикрытием своего арт-огня, сбил наше сторожевое охранение и повёл наступление. Местность совершенно не давала возможности отстаивать с. Белокатай, а поэтому по разрешению Комполка батальон мною был организованно отведён на следующую более удобную позицию, расположенную в 1 версте западнее с. Н-Белокатай. Расположение наших цепей и пулемётов было замаскировано во ржи.

С рассветом на другой день противник, сосредоточив в районе с. Н-Белокатай 2 полка пехоты, 2 батареи артиллерии, повёл на нас решительное наступление, но благодаря удобной позиции, хорошего расположения наших пулемётов, противник был нами встречен сильнейшим губительным ружейным и пулемётным огнём; не смотря на его усилия и пятикратную попытку пойти на нас в атаку, не выдерживал нашей контр-атаки. С 5 час. утра до 15 час. противник понёс массу потерь. Я лично находился всё время в передней линии, давал разного рода распоряжения и заснял на схему расположения пехоты частей противника, а также и местонахождение батарей, т.е. хорошо ориентировался по орудийным выстрелам. К 14 час. я написал Командиру полка (штаб которого помещался в 8 верстах в с. Ст-Белокатай) подробное донесение со схемой расположения своих частей, а также и частей противника и просил у него смены вв/мне батальона с целью дать отдохнуть кр-цам, а в ночь ударить противника во фланг или тыл.

В 15 час. мой батальон был заменён 2 батальоном нашего полка и отведён в с. Старый Белокатай. При личном моём докладе Комполка тов. ОКУЛОВУ, когда я ознакомил его с положением на фронте, то он тут-же дал мне распоряжение: "Немедленно накормить людей, дать им 3-х часовой отдых и приготовиться к выступлению". Через 30 минут я получил письменное приказание: "В 20 час. выступить с 4 ротами и пулькомандой (380 шт., 8 ст. пулем. и 3 руч. пулем.), зайти в тыл расположения частей противника на фронте 2 батальона, принять меры к захвату батарей пр-ка, дать условный сигнал 2 батальону (выпуск 3 ракет) и повести наступление [35] на расположение противника с тыла".

С получением задачи я приказал Ад"ютанту батальона найти двух хороших проводников, которые знали бы хорошо местность. Проводники были доставлены, которые мне сообщили о лесных дорожках и тропинках, карта била мною иллюстрированная дополнительными сведениями о местности.

Комсоставом мне доложено, что к 19-30 батальон готов к выступлению. Ровно в 20 час. батальон под покровом ночи выступил по глухой дороге лесом. Двигаться нужно было 12 вёрст (из них 6 вёрст до с. Н-Катая и 6 вёрст в тыл противнику). Проводников я обещал щедро наградить, если они проведут удачно. 18-ти летний парень был очень храбрый и уверил меня, что он отлично знает все тропинки и проведёт там, где, кроме зайца, никто не бывает.

Впереди мною была выслана разведка в составе одного взвода, которая велась под руководством Комроты 1 т. ТЕЛИШЕВСКОГО, сам я шёл в голове колонны. Продвинулись 7 верст, начало светать. Вдруг слышим – на хуторке (доме лесника) запели петухи, и слышим какой-то непонятный разговор. Движение наше я приостановил. Через несколько минут подходит комроты т. Телишевский и докладывает, что разведывательный дозор напал на спящий пост противника и просит распоряжения, как с ним поступить – заколоть на месте или же взять в плен. Я приказал взять в плен. Оказалось, что это подводчики, которые мне сообщили, что не более как в 120-150 шагах от нас бивуаком расположен целый полк противника, который пришёл из тыла на поддержку Белокатайской группы.

Я дал задание разведке выяснить действительность указанных сведений. Через 15 минут разведка донесла, что противник расположен в 150 шагах. Тогда я выяснил точное направление расположения противника, построил боевой порядок батальона так, что окружил пр-ка с 3-х сторон, выставил пулемёты, дал 3 залпа – выпустили по ½ ленты из пулемёта. Я подал команду прекратить огонь и выехал к расположению противника, где валялись масса убитых и раненых – предложил им сдаться в плен, иначе угрожал, что уничтожим до последнего белогвардейца. С нашей стороны последовал ещё один залп, и белогвардейский полк в составе 600 штыков, 11 пулемётов и весь [36] обоз 1-го разряда был забран в плен, много офицеров.

Одна рота назначена в конвой с 2 пулемётами, а с 3-мя ротами я повёл наступление (после сигнала) на с. Н-Белокатай с тыла. На пути забрали в плен двух арт-офицеров, один из них Командир батареи. Но 2 батарея с"умела угнать по другой дороге. По дороге к с. Н-Белокатай были забраны отдельные партии разведчиков и команд до 200 человек. Сколько требовалось отчаяния и силы воли для того, чтобы так рисковать. И с нашей стороны были потери – 2 красноармейца и Командир роты тов. ТЕЛИШЕВСКИЙ были заколоты белогвардейскими штыками.

Во всей этой операции было моё личное руководство. Только благодаря своего личного примера, составу вв/мне батальона приходилось совершать великие подвиги в борьбе с контр-революцией. За этот бой Комполка тов. ОКУЛОВ вызвал меня на другой день в Штаб и передал мне, что он представляет меня к награде Орденом Красного Знамени, но я во избежание возникновения антогонизма между товарищами от представления к награде категорически отказался. Но, не смотря на это, насколько мне помнится, что представление на меня всё же было послано.

д) В Июне месяце 1919 года 1 бригада 27 стр. Дивизии была брошена в тыл Колчаковской Армии под гор. Златоустом Уральской области; которой было дано направление – Ковалевские печи и Златоуст, тогда как фронтовые части Дивизии ещё вели бой в районе завода "Куса".

К 16 час. "…" Июня 235 Невельский полк подошёл с северной стороны по направлению ст. Златоуст и остановился с целью выждать наступления темноты. Комбриг 1 тов. Нейман дал мне лично и непосредственную задачу: зайти с восточной сторона г. Златоуста, взорвать ж. д. мост, расположенный 1½ версты восточнее ст. Златоуст; этим самим прекратить движение поездов, которых было в это время свыше 20 и 4 бронепоезда; отрезать путь отступления по шоссе, идущему на завод Миасс, занять тюрьму, освободить полит-заключённых и повести наступление с Востока на южную часть гор. Златоуста, захватив все Штабы и учреждения [37] Колчаковских частей. Для выполнения указанной задачи мне было придано как Нач. обходной колонны 4 роты, а всего 400 шт., пулькоманда (12 пул.) и кав-эскадрон Дивизии (120 сабель).

Не смотря на моё предупреждение и правильную постановку частям задачи, чрезмерная халатность Ком. Кав. эскадрона тов. ПЕТРОВА, последний замедлил своё выступление с исходного пункта, оторвался от колонны, благодаря чего казачьей сотней был отрезан от меня, в тылу у меня получилась паника, кав-эскадрон панически бежал, оставшиеся батальоны нашего полка приняли боевой порядок и завязали бой. Связь у меня нарушилась, что воспрепятствовало мне выполнить основную мою задачу, и я вынужден был отойти, так как знал, что в Златоусте стояло несколько тысяч войск – без восстановления связи было безумно рисковать на вероятное поражение.

В 8 час. утра я вторично выступил с батальоном в составе полка, взял на своём участке около 300 человек пленных и первым вошёл в гор. Златоуст (в 11 час. дня). В 17 час. с 1 батальоном я выступил на раз"езд Таганай, на пути встретил сильное сопротивление со стороны белых, но в бою на рассвете забрал около 200 пленных. В 15 час. был по распоряжению Комбрига тог. Нейман отозван в г. Златоуст на похороны расстрелянных рабочих.

За взятие гор. Златоуста Невельский полк был награжден знаком ВЦИК РСФСР – Революционным Красным Знаменем. От личной награды за взятие гор. Златоуста я отказался, так как я был вполне удовлетворён тем, что тот полк, который я формировал из разрозненных одиночек – старых солдат, приобретает себе боевую славу для всех участников.

Киселёв Василий Иванович
Киселёв Василий Иванович
Tags: гражданская война, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment