Нетренированный военкоммунист (uncle_ho) wrote,
Нетренированный военкоммунист
uncle_ho

Categories:

Краткая автобиография красногвардейца Коротова Павла Ивановича

КРАТКАЯ АВТОБИОГРАФИЯ
Члена ВКП"б" красногвардейца
КОРОТКОВА Павла Ивановича,
Член.билет №1253125, парт.бил. №12/19


Я родился в 1884 г. в г. Самаре в бедной семье рабочего. Отец мой был плотник и во время постройки дома упал с крыши и разбился. Я остался после отца 3 лет с матерью и сестрой (1 г.), и нам пришлось влачить жалкое существование, т.к. со смертью отца мы лишились кормилицы семьи. Для того, чтобы воспитать нас, мать стирала на людей бельё и носила воду, это и был основной заработок к существованию.

Когда мне исполнилось 10 лет, меня мать отдала в школу Церковну-Приходскую 2 классную, которую я и окончил. По окончании школы меня отдали под контракт в слесарную мастерскую Янкина на 3 года. По окончании срока я поступил работать в Типографию Губернского Правления в качестве накладчика или ученика печатника. Оттуда я перешёл работать в Типографию "Самарский Курьер", в которой работал с 1904 г. до 1906 г. в период этого времени и в этот момент, когда была об"явлена Русско-Японская война. Я познакомился тогда состоявшими в кружке РСДРП т.т. Полуэтовым, Кирилловым, Романом, Титовым, Вальдебором и т. Карасёвым. В 1905 г. был принят в этот кружок, в каковом и работал под руководством т. Карасёва, токаря Журавлёвского Механического завода. Во всех массовках, которые проходили во время забастовок с начала 1905 г., я принимал активное участие.

Во время Октябрьской забастовки, когда была устроена демонстрация 14 октября 1905 г., мне пришлось принять первое боевое крещение с казаками на Дворянской улице. Во время этой стычки у нас был убит около магазина "Польза" т. Карасёв и с ним ещё 1 курсичка, фамилию забыл. 17 Октября мы устроили гражданские похороны и с красными знамёнами, на которых были лозунги "Смерть палачам", "Память погибшим борцам" и "Да здравствует Революция", мы с пением похоронного марша двинулись по Заводской улице к памятнику Александра ІІ. Против нас была выслана рота Эстляндского полка, командир которой кричал нам, чтоб мы убрали красные тряпки (так называл революционные знамёна), но мы не обращали внимания и шли дальше.

Во время декабрьской забастовки в Пушкинском Народном доме было собрано собрание, на котором стоял вопрос о вооружённом восстании и разоружении полиции. Но благодаря небдительности наших боевиков тем же Эстляднским полком и казаками был окружён Народный дом, и к нам в зало ворвались казаки с казачьим офицером и жандармским полковником, которые дали срок сдачи 15 мин. Вооружённые бомбами боевики оказались безсильным, т.к. бомбы были фальшивые, оказались начинены опилками, после чего мы стали выходить из дома и подверглись избиению казаков.

По заданию Самарского Комитета РСДРП мы печатали прокламации в Типографии, но благодаря провокатора Седова были захвачены. Типография была закрыта. Арестованы, но потом выпущены и уволены.

В 1906 г. я поступаю на завод "Жигули" в качестве подсобного рабочего в бондарное отделение, и там к концу года организуем забастовку среди бондарей завода. Я с тов. Ивановым избираюсь депутатом к фабричному инспектору Фейгину по вопросу неправильного снижения расценок, после чего нас увольняют и отдают под надзор полиции. Меня административно высылают в пределы Акмолинской области в распоряжение Аральского [97] жандармского отделения.

В 1908 г. я перебираюсь на Урал в Златоуст и здесь поступаю в депо сторожем, знакомлюсь с руководителем кружка РСДРП"б" "Идея" т. Карьковым, и так мы работаем до 1917 г. В конце 19… мы об"являем 1-дневную забастовку и вызываем ротмистра Гардина, где пред"являем требования об увеличении зарплаты в виду дороговизны. Я избираюсь с т.т. Тюриным, Кузнецовым Матвеем депутатами для переговоров и с требованием о повышении зарплаты к начальнику депо Щеголеву, но толку конечно от этого мало. И таким путём мы подходили к 1917 г.

В 1917 г., когда была получена телеграмма от члена Государственной Думы Бубликова от 2 марта 1917 г. за №6986, в которой говорилось, что "сего числа я занял министерство путей сообщения", и старая власть, создавшая разруху, оказалась безсильной, и Государственная Дума взяла власть в свои руки. Получив это известие, наша группа под руководством т. Карькова собралась под откосом и стали обсуждать, что делать и что предпринять в первую очередь. И на первом совещании было решено организовать партийный комитет, начать вербовку и связаться с городскими товарищами. Группа наша состояла из т.т. карькова, Коротова, Котельникова (убит в бою с чехами), Синякова, Ермилина, Челпанова Вас., Мурзина Геор., Шипицына Георг. (расстрел.Колчаком). На этом совещании был избран Исполнительный комитет, в состав которого вошли председ.т. Карьков Максим, секретарём Коротов (т.е. я) и др. Каждому из т.т. было дано задание по вербовке в члены РСДРП"б". С этого дня мы и повели работу. Нами было выработано первое воззвание к рабочим о вступлении в ряды РСДРП"б".

Несмотря на об"явление ротмистр. Гардина и приказ генерала Сандитского о подчинении новому временному правительству, но мы постарались разоружить жандармов и захватить жандармскую охранку.

15 марта 1917 г. произвели выбора в Совет Раб. Депутатов. Под руководством Леонида Преображенского и Галдина мы повели работу в своём ж.д. районе, и к 15 Июня 1917 г. у нас в рядах насчитывалось более 150 чел. членов. Когда наступили Июльские дни, гонения на большевиков, слабые, ещё незакалённые отошли, и мы в количестве 12 чел. остались бороться до конца с Керенским, с эссерами и меньшевиками в лице Гогоберидзе, Овчарова, Голлидера, Каменского и т.д. по ликвидации Керенщины. Несмотря на крики германских шпионов, Ленинцы мы организовали боевую дружину, т.е. из этого ядра, которое осталось твёрдо на своём посту.

Когда началась демобилизация армии, на долю нашей боевой дружины выпала большая работу по разоружению казаков, которые стремились пробраться к Дутову с оружием.

В конце Декабря 1917 г. я был дежурным в штабе красной гвардии и со мной т.т. Стрельцов, Савитский В., Байков, Яковлев Георг. Мне было сообщено начальником станции Ивановым, что вышел из Тундуша эшелон казаков, которые категорически отказались на всём протяжении сдать оружие. Мы сейчас же, недолго думая, собрали минутное совещание и решили на риск обезоружить казаков.

Оставив в штабе одного т. Яковлева, мы, вооружившись дробовыми берданами, оставших от стражников, пошли в офицерский вагон, где и пред"явили требования о сдаче оружия. Командир эшелона с иронией в категорической форме заявил, что оружия они не сдадут. Тогда мы со своей стороны пред"явили ультиматум, сказав, что дальше Златоуста ни куда не уедут – дали им срок. На их совещании по прошествии не более полчаса они решили сдать, и казаки начали выносить винтовки, пики и шашки прямо на перрон.

Операция шла к концу, тогда тот же начальник станции подошёл ко мне и сообщил, что вышел 2 эшелон казаков. Я велел задержать приём и начали торопить по разоружению эшелона. Отправив разоружённый эшелон, мы стали ожидать 2-й, и таким же путём был рахоружён и 2-й эшелон.

Что же оказалось – [97об] какие трофеи в наших руках: 400 шт. 3-лин. винтовок, 300 шт. "Гра", такое же количество шашек и пик и более 3.000.00000 патрон, 2 пулемёта Максима. И для уборки оружия снято в ночи работающих слесарей и перенести под нашей охраной в штаб. Вот этим добытым оружием была в последствии вооружена боевая дружина, с которым и пошла на фронт против Дутова, Колчака и Чехо-Словаков.

Когда разыгралась Дутовская авантюра, я со своим отрядом ж.д. под командой т. Блюхера и Елькина ухожу на Дутовский фронт по направлению Травниковской, Кундравинской станиц и Троицк, где захватываем штабс-капитана и ад"ютанта штаба с приказом Дутова и картами.

В феврале м-це 1918 г. принимаю активное участие по разоружению эсеров в г. Златоусте, которые мечтали разоружить городских боевиков и разгромить советы. Их карта была бита, и городские боевики со всем имуществом на наших лошадях ж.д. были перевезены в Военный Городок.

Когда была получена телеграмма о не пропуске чехо-словатских эшелонов с оружием, первым из таких нам попал в руки эшелон Французской Миссии, которую я с 6 т.т. разоружил, оставив им для само-охраны 2 винтовки. Второй же эшелон Чехо-Словаков не сдался, и 27 Мая 1918 г. мы приняли с ними бой – эшелон был разбит на голову, и тогда открылся Миасский фронт.

Нашими силами было сделано 2 броневика из пульмановских полувагонов, и будучи секретарём партийного комитета, я в качестве пулемётчика на броневике выехал под командой т. Малышева на фронт. С Миасского фронта был со своим броневиком брошен под Сатку, где в это время организовалась банда фронтовиков под руководством меньшевика Овчарова. Но нас там постигла неудача – получилось крушение, мы столкнулись и на обратном пути с составом т. Коковихина, после чего мне пришлось пешком, пробираясь болотом и лесом идти.

В Бердяуше у нас был состав, но благодаря халатного отношения со стороны дозоров и секрета мы были окружены, и я из состава выскочил из вагона прямо на цепь противника. Расстреляв последних 2 ленты из пулемёта, очистив путь, я с несколькими товарищами болотом пробрался в Кусу и там примкнул к отряду т. Павлушина, где и находился до соединения со своим отрядом Златоустовских дружинников.

Когда чехи заняли Златоуст, после этого мы стали с боем отходить по Западо-Уральской дороге до Нязе-Петровска. На пути к Нязе-Петровску нам пришлось выдержать с Чехо-Словаками неравный бой. Чехов было целый эшелон, который брошен был со стороны Бердяуша. Нас же было не более 20 человек на простой платформе, обложенной мешками с землёй, и на второй броне-автомобиль Витязь. Нам были брошены на путь шпалы. Но всё же мы их разбили и ушли победителями, оставив на месте боя чехов более 2000 чел., своих же 2 раненых – т.т. Карькова Максима, Андрушкевич и одного убитого.

Так отходили до Нязе-Петровска, под Нязе-Петровском был дан чехам и бандам сильный бой. В результате мы вынуждены были отступать в виду неравных сил противника и от неопытности командиров. В этом отступлении я с 8 т.т. был окружён чехами, но имея при себе пулемёт Максима, мы решили дёшево не продавать себя гадам, стали расстреливать их цепи, пробивать дорогу.

На отступлениях из наших ребят было 2 раненых: т. Рахман и т. Румцов, но всё же мы пробили путь, забрав раненых, и я унёс свой пулемёт, не имея ни одного патрона к нему, т.к. все ленты, которые были, были выпущены по бандитам.

Таким путём мы отошли на Уфалей и там догнали своих, которые отступили части от Нязе-Петровска. Оттуда мы были отправлены на Екатеринбург (Свердловск), где со своим отрядом принимали участие по эвакуации города и его охраны, т.к. в это время Николай Кровавый был там в Доме Ипатьева. Из Екатеринбурга нас отправили на Кунгур, там из остатков красногвардейцев сформировали железный отряд в количестве 25 чел. и послали нас на подавление банд в окрестностях Кунгура. На этом пути из Кунгура, начиная с Кишерти – Усть-Кишерт – Сабарка – Моргуново – Осинцево – Чёрный Яр, мы преследовали банды, дошли до завода Суксун. Завод Суксун был взят с боем совместно с Кунгурским отрядом под командой [98] тов. Звонарского, после чего нас об"единили и дали название 1-й Кунгурский баталион Особого назначения. После чего к нам прислали добавления, и мы были сформированы в 1-й Кунгурский полк 3-й Красной Армии 30-й стрелковой дивизии.

После боя под деревней Залезной наш полк был разбит, и в это же время под деревней Двор… был разбит 2-й Красно-Уфимский полк. Нас отправили в Осу и там слили в один полк, именовав 2-м Красно-Уфимским. Так я находился в своём полку в качестве пулемётчика и в то же время секретарём ротной ячейки ВКП"б" до Июля месяца.

На основании распоряжения высшего командования нас нескольких человек, которые работали на броне-поездах, командировали во вновь формирующие части ст. Инза, откуда мы по сформировании отправлены были на Туркестанский фронт, где я и находился в 24 жел.рот., 24 дивизион до полного уничтожения Армии генерала Белова. По приказу ПУР"а №128 в 1921 был демобилизован.

По прибытии из Армии был избран секретарём Райкома ж.д. После работал Зав.Орг. отделом Учкпрофсожа, работал в Окрфо, зав. п/отдел. Торгпрома, Председателем участк.страх.кассы до её ликвидации. Сейчас работаю слесарем Депо Златоуст и несу нагрузку руководителя цехсовещания. Член бюро Ячейки парт.орг.

Награждён 2-мя печатными адресами за 7-ю и 10-ю годовщ. Октября и холодным боевым оружием.

Член ВКП"б" красногвард. Коротов

14/Х-32 г.
г.Златоуст

Настоящію Автобиографію заверяю. Член В.К.П.(б) М.Назаров. Билет №0508026. Член ВОСб с 1905 г. книжка №1381

Что и удостоверяю. Член В.К.П.(б) №508154. Красногвардейский Билет №18/18 Иван Миронов

Что и удостоверяю. ВКП(б) №0508250 и красногвардеиц №33/18 Светиков

Подписи рук партизанов и красногвардейцев т.т. Назарова М.Г., Миронова Ивана Дмитр., Светикова Ивана Петровича удостоверяю

Председатель совета ст. Златоуст [И.Коржев] [98об]

ЦДООСО.Ф.41.Оп.2.Д.10.Л.97-98об.

Первомайская демонстрация 1917 года в Златоусте
Первомайская демонстрация 1917 года в Златоусте
Tags: РКМП, Революция, гражданская война, история, чехословацкий мятеж
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment