Нетренированный военкоммунист (uncle_ho) wrote,
Нетренированный военкоммунист
uncle_ho

Categories:

Нахлебники

Протокол опроса тов. Голубевой

2 декабря 1918 года в 11 ч. утра

Елизавета Константиновна Голубева, 29 лет

По прибытии в Камышлов после эвакуации г. Тюмени, т.к. в последнем заведывающим санитарной частью армии доктор Осокиным была вся эта часть оставлена без документов и в безпорядке, я в Штабе армии получила назначение Заведующей врачебно-санитарной частью так называемой Восточной Сибирской Армии, это было в конце Июля месяца числа 22-21.

Проработав в Камышлове 2-3 дня, я получила распоряжение эвакуироваться из Камышлова в Пермь с санитарным поездом под названием, насколько помню, Тюменский санитарный поезд №1 и №2. Там был тогда, да кажется и сейчас, доктор Азарьев. При эвакуации из Камышлова мне был поручен санитарный поезд в составе 8 вагонов, в том числе кухня, и была прицеплена одна теплушка с слабосильной командой. В этом составе помещалось больных 60 человек, персонал около 15 человек, пять человек штабных. Затем ночью, когда мы уже спали, по неизвестно чьему распоряжению к этому поезду было прицеплено ещё несколько теплушек, в которых помещались вооружённые [31] красноармейцы из г. Тюмени с семьями.

На утро, когда больные санитарнаго поезда увидели, что в ихнем поезде едут сильно вооружённые красноармейцы, то они, больные, просили меня, что-бы я оказала содействие, дабы вооружённые люди разоружились, мотивируя своё заявление, что если около Богдановича белогвардейцы будут обстреливать поезд и увидят в поезде вооружённых лиц, то тогда и больным пощады не будет. Исполняя их желание и просьбы, я направилась в теплушки с вооружённым народом, где и предложила последним или сдать куда-либо оружие, или прицепиться к какому-либо другому поезду. Но толпа вооружённых людей ни на что не согласилась, а осталась в прежнем положении.

Во время этого разговора поднялся вопрос о снабжении этих вооружённых людей продовольствием. Они толпой заявляли мне требование о выдаче им хлеба и обеда (каши). [31об] Не смотря на мои указания, что продовольствие получено мною лишь для больных, и то в недостаточном количестве, толпа эта, в которой был и Тоболин, усиленно, настойчиво и с угрозами требовала от меня пропитания. Мне неоднократно грозили разстрелом, в особенности когда тов. Тоболин упомянул, что будто бы я в г. Тюмени из какого-то лазарета выкинула раненых красноармейцев, хотя на деле этого и не было, так как в Тюмени я никаким лазаретом не ведала и работала в Совете по организации больничной кассы.

Эти шумные требования о продовольствии вооружённых людей происходили около 2-х дней, при чём по моему адресу постоянно слышались угрозы о моём разстреле. В толпе всё время находился и Тоболин.

В виду такиз настойчивых требований повар санитарнаго поезда сварил крупу, полученную ими от Ишмаева, который был с поездом саженях в 30 впереди нас.

В удостоверение малаго количества имеющихся при санитарном поезде продуктов мне пришлось отворить кладовую – при чём были желания получить из нея полубелый хлеб и консервы (ананасы), [32] предназначенные для тяжело-больных, но взять это они не решились.

С требованиями об отпуске продуктов люди эти обращались по несколько раз в день, когда захотят есть. Всё это происходило, когда ехали от Камышлова до Алапаевска.

Перед Алапаевском сел в поезд кто-то из Тюменцев, имеющий отношение к продовольствию, который тоже подтвердил, что эти вооружённые люди с санитарнаго поезда довольствоваться не должны. В Алапаевске я с этим Тюменцем направилась в вокзал для розыска военных властей, которых и нашли в виде какой-то военной Коллегии.

По ознакомлении этой Коллегии со всем делом они решили отцепить от санитарнаго поезда теплушки с вооружённым народом. Когда для этой цели к вагонам подошёл сцепщик и комендант, то из теплушек выскочили люди и стали сцепщика бить. После этого сцепщик и комендант убежали, а санитарный поезд с теплушками сейчас же отправили дальше.

После Алапаевска, так как люди эти стали ещё решительнее, [32об] нам пришлось выдавать им хлеба. При чём для больных было оставлено самая малая часть, и если бы в пути нас не снабдил хлебом какой-то горный полк, то нам бы пришлось голодать.

Всё это происходило до ст. Гороблагодатской, после каковой скандалов более не повторялось.

Подтвердить это могут тов. Петухова, Селезнёв в [Приб.Труда], Сюров в Кунгуре, также персонал санит.поезда, врачём которого был Азарьев, справиться в Санитарном отделе Штаба 3-ей армии, Екатер. 212, тел. 1-18, тов. Абрамьянц.

Прочитано. Более сего показать нечего пока не могу.

Е.Голубева

Опрос снял Иван. [33]

ЦДООСО.Ф.4.Оп.1.Д.32.Л.31-33.

golubeva-ek1


Большевистские медсёстры в Бахмаче
Tags: гражданская война, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments