Нетренированный военкоммунист (uncle_ho) wrote,
Нетренированный военкоммунист
uncle_ho

Category:

О пермском профсоюзе аптечников

До Японской войны Пермские фармацевты очень мало жили общественной жизнью. В губернском городе были всего 2 аптеки: одна земская (губернская) и "вольная" частная аптека. Связи между товарищами из той или другой аптеки никакой не было. При том хозяин частной аптеки видел в земской неприятного для себя конкурента и всеми силами старался поддерживать отчуждённость своих служащих от земских. Кроме того, земские фармацевты, будучи лучше обеспеченными материально, чем служащие частных аптек, возбуждали в последних некоторую зависть.

Связи с товарищами из уездов никакой не было, да и мало было их: аптеки в уездах обходились как-то без фармацевтов – практикантами из местных учителей, вообще мало интересующихся чем либо, кроме жизни своего муравейника. Исключение составлял Екатеринбург, в котором было больше аптек, чем в Перми, следовательно и больше фармацевтов, но и с ними не было связи.

В 1888-89 годах открылась ещё одна частная аптека в Перми. Появились новые люди и несколько освежили атмосферу. Ушли со сцены некоторые "старики", перейдя на другую службу или за старостью совсем оставив работу.

Новые люди завязали между собою знакомства. Влияние хозяев на новых работников свелось к нулю. В земской аптеке, кроме пресловутого "Фармацевтического Журнала" стали выписываться и другие издания – органы не хозяев, а служащих. Стали больше [46] интересоваться окружающим, условиями службы в других аптеках и т.д.

Приблизительно в 1890-91 гг. работникам земской аптеки удалось получить от земства ежегодный отпуск на месяц со внесением в смету известной суммы на заместителя. Этот первый успех побудило работников частных аптек пред"явить такое же требование к своим хозяевам, но получили отказ. Создались неудобные условия службы в частных аптеках, и работники там долго не задерживались.

В дальнейшем земским фармацевтам удалось добиться увеличения содержания в виде периодических прибавок, причём содержание учеников установлено с таким расчётом, чтобы к окончанию ученического стажа ученик мог получить на руки, кроме причитающегося жалованья, двухмесячный оклад (80 руб.) на экзамен. Был увеличен и вступительный оклад. Техническому персоналу оклад увеличен до 25 руб. в м-ц и предоставлены отпуски наравне с другими сотрудниками. Получилось так, что и частным аптекарям пришлось также подтянуться и увеличить оклады своих служащих, но без обязательных отпусков.

Во время Японской войны положение обострилось. Известия о поражениях на Дальнем Востоке, о рабочих выступлениях, о [зачёркнуто – "профессиональном"] движении среди аптечников [46об] оказывало известное влияние, даже и более инертные, и те поддались общему под"ёму.

В 1905 году осенью забастовали служащие Пермских частных аптек. Забастовка была экономическая. Земская аптека не бастовала как обслуживающая больничные учреждения и бедных больных, но выразила сочувствие бастующим тов-щам, берясь выполнять те рецепты, которые поступят за закрытием других аптек. Для аптекарей это решение было крайне неприятно. Этим они лишались тех рублей, которые иначе попали бы к ним в кассу. Бастующие требовали двойную смену, увеличение окладов, выходной день и т.д. Тогда же возникла мысль об учреждении Союза. Но по "независящим причинам" легальный союз учредить не удалось. Собирались небольшими группами кое-где нелегально.

Забастовка продолжалась не долго. Аптековладельцы уступили. При помощи Врачебного Инспектора пришли к соглашению. Были намечены повышенные ставки, введена двойная смена. В Земской аптеке двойная смена была введена раньше года за 3 при 8-ми часовом рабочем дне и одном выходном дне в неделю. Но долго все нововведения не удержались. Аптекаря не дремали: неугодных сотрудников быстро удалили, некоторые товарищи были арестованы. [47] Реакция задавила. Смена хотя и осталась, но штаты были сокращены, сбавлены оклады и участились дежурства. Так тянулось до Империалистической войны.

Во время войны фармацевты снова заговорили. Говорить было о чём. Как водится – были и пораженцы, и до "победного конца". Патриотический пыл скоро остыл, начались разговоры на политические темы. Газеты приносили новые и новые известия, кое у кого явились подпольные листовки, разная литература, с которыми товарищи жадно знакомились.

К февральской революции все были подготовлены, и как только она свершилась, товарищи быстро с"организовались, и в средине Марта было первое организационное собрание аптекоработников, а с 1-го апреля Союз начал функционировать. Аптекаря учли могущую быть для их спокойствия опасность со стороны Союза и вздумали вначале об"единиться со служащими и предложили учредить не Союз, а общество, в которое и они входили бы полноправными членами. Но работники предпочли отмежеваться от хозяев.

Работа Союза началась с пред"явления ряда требований к хозяевам. Стойкость Союза и упорство аптековладельцев затянули дело на целый месяц. Были и отдельные голоса за забастовку, но было решено не омрачать первые дни революции выступлениями, которые могли бы подорвать доверие населения к новому Союзу, а главное, не хотелось оставить больничные учреждения без помощи, так как пришлось бы [47об] бастовать всем аптекам, чтобы втянуть и земство. Было решено не бастовать, а упорно добиваться выполнения аптекарями требуемаго, не поступаясь ничем. Аптекаря в конце концов уступили. Таким путём был введён 6-часовой рабочий день, двойная смена, очередные дежурства аптек, увеличение окладов и т.д.

Кроме Перми, большая группа аптекоработников была в Ек-бурге, где также образовался Союз. Мы завязали с ними сношения. Таким образом в Пермской губернии образовались два ядра, вокруг которых группировались уездные тов-щи. К Ек-бургу тяготели т-щи Зауральские, а к Перми Пред"уральские.

В Июле м-це 1917 г. Был созван 1-й Губ. С"езд фармацевтов, об"единивший всех аптекоработников губернии в лице Губ. Комитета Союза. На местах – в Перми и Екатеринбурге были правления местных Союзов, в уездах были организованы отделения. На губ.с"езде были приняты известные постановления, среди которых главным было постановление о необходимости муниципализации или национализации аптек, установлены нормы выработки в аптеках и т.д.

В августе 1917 г. был снова поднят вопрос об увеличении содержания, так как жизнь с каждым днём дорожала. В земской аптеке оклады увеличивались, необходимо было подтянуть и частные аптеки, а их в то время было уже 4 и в Мотовилихе 2. Особого сопротивления со стороны аптековладельцев на этот раз не встретилось. В конце августа в Петрограде был созван І Всероссийский с"езд фармацевтов, на который были делегированы от Пермской губернии: по одному от Перми и Ек-бурга и один от губернского об"единения. От этого с"езда Пермяки получили оживление в работе. Директивы с"езда старались провести в жизнь, чему способствовало и то, что Пермский делегат был выбран членом совета Всероссийского Союза.

Наступала осень, а с нею надвигались события. Известие с фронта, из Ленинграда (тогда Петрограда) [48] заставляло глубже вдуматься в политическую жизнь, отодвинув на время экономические интересы. Октябрь застал нас вполне к нему подготовленными.

В декабре аптекоработниками снова был поднят вопрос о пересмотре ставок. Дороговизна всё возрастала. Но на этот раз аптекаря проявили особое упорство, никакие доводы, никакие резоны – ничего не помогали. Видя упорство хозяев, работники заговорили о забастовке. Мысль была живо подхвачена и единодушно принята всеми товарищами.

1-го Января 1918 года ровно в 12 часов все аптекоработники оставили свои работы. Забастовочный комитет заседал в помещении б. земской аптеки, которая работала одна, удовлетворяя требованиям больничных заведений и отпуская по рецептам врачей в экстренных случаях. Бастующие товарищи предложили свои услуги безплатно помогать в работе земцев. Для аптекарей это было больнее всего: рубли уходили от них в земскую кассу. Было пред"явлено ультимативное требование хозяевам: удовлетворение работников полностью согласно пред"явленных требований. Хозяева упорствовали. Забастовка протекала дружно. Был только один штрейкбрехер – да и тот покаялся и пришёл с повинной.

Совет Р. и К. Д-тов пришёл к нам на помощь, предоставив в наше распоряжение и вооружённую силу, если в том будет нужда. Совет профсоюзов оказал содействие своим авторитетом, взяв нас под своё [48об] покровительство.

По местным условиям (публика не привыкла к такого рода забастовкам и начала роптать) долго мы не могли бастовать. Хотя в общей массе публика и относилась к бастующим фармацевтам сочувственно, но всё же мы видели, что тянуть долго при условиях того времени нельзя было. Страдало больше всего население рабочее и частично городское, не обеспеченное.

После переговоров с Совдепом аптекарям-хозяевам было предложено дать решительный ответ к 8-ми часам вечера 4-го Января. В тот день мы ответа не получили. Вечером было назначено заседание городской думы. В этом заседании мы потребовали включить вопрос о мунипализации аптек.

В 8 часов представители Союза аптекоработников явились в думу. Доложив о состоянии аптечного дела и о всех событиях, мы потребовали положительного решения и тем покончить с забастовкой. После непродолжительных прений было вынесено решение о муниципализации аптек. Баллатировкой вопрос был решён утвердительно. Характерно, что и правое, и левое крыло голосовали за муниципализацию, принято было всеми против одного к.-д. Очевидно, что правые голосовали за муниципализацию, видя в аптеке доходную статью.

Сейчас же после состоявшегося вотума были Союзом командированы по аптекам тов-щи, которые быстро заняли места. Кассы и товары были арестованы. Для хозяев это было так неожиданно, что они не оказали ни малейшего сопротивления. Утром 5-го января все аптеки [49] были открыты, и публика узнала из об"явлений, ночью же отпечатанных и рано расклеенных, что аптеки стали муниципальными. Вскоре были распущены и дума, у земская управа. Аптеки eo ipso перешли в ведение Советов, национализировались. С этим переменилось состояние аптеки и всего аптечного дела. Для управления аптечным делом в губернии при Исполкоме организовалось Управление фармацевтической частью, впоследствии переименованное в фармацевтический под"отдел.

Работники Союза аптечников:

В 1905-6 гг. – Попцов, Бяков, Иванов, Шарфштейн.

1917-18 гг. – Шарфштейн, Трояновский, Винер, Хаймович, Сюткин, Беляев.
Город. Союз – Корепанов.
Губ. Комитет – Корепанов, Сорокин, Танкеевский, Михалёв, Шарфштейн, Трояновский.
От Екатеринбуга – Горбовицкий.
Оханск – [Шевон].
Камышлов – Меламед.
Забастовочный комитет – Шарфштейн (пред.), Винер, Хаймович (РКП), Корепанов, Абрамович Е., Петухова, Трояновский.

Делегаты на І Всерос. С"езд аптечников:
Пермь – Шарфштейн.
Ек-бург – Горбовицкий.
Губер.орган. – Тонковский. [49об]

ЦДООСО.Ф.41.Оп.2.Д.435.Л.46-49об.

Аптека Бартминского в Перми
Аптека Бартминского. Церковь Троицы Живоначальной на Сенной площади Перми
Tags: РКМП, Революция, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments