Нетренированный военкоммунист (uncle_ho) wrote,
Нетренированный военкоммунист
uncle_ho

Categories:

М.Н. Миков. Кизеловские рабочие в борьбе с Колчаком

В принципе, вариант предыдущего с некоторыми изменениями

КИЗЕЛОВСКИЕ РАБОЧИЕ В БОРЬБЕ С КОЛЧАКОМ.

Настоящая статья посвящается дорогим товарищам-революционерам кизеловским рабочим. М.М.

КИЗЕЛ БЕЛЫЕ ВЗЯЛИ 18 ДЕКАБРЯ 1918 г.
КИЗЕЛ КРАСНЫЕ ЗАНЯЛИ 10 ИЮЛЯ 1919 г.

День 18 декабря 1918 года для пролетариев шахты и рудников Кизеловского горного округа памятен.

Всё, что мы за период с октябрьской революции до этого дня создали, начиная с организаций и учреждений, кончая школой или даже какой-нибудь детской организацией. Все были организованы – отцы, старики и дети.

Чусовской завод пал под натиском белогвардейских банд царского адмирала Колчака, часть чусовлян бежала в Пермь, часть приехала к нам во главе с товарищем Шляпиным. Ясно, что и нам кизеловцам надо собираться в поход.

Заседание всех пролетарских организаций Кизела поздно ночью происходит в Райисполкоме. Выбираем ревком. Тут же через несколько часов опять заседание – выбирается начальник подрывного отряда с помощником. Выбрали товарища Королёва и Рудженца, дали задание взорвать мосты и скалы, дабы оградить немедленное вторжение белых подлецов. Команда была моментально набрана Райкомом РКП. Молодцеватые ребята.

Динамит взят. Буры с собой. Запальщики шахтёры, довольные лицом, как и весь отряд, вооружённые с ног до головы, на специальном паровозе с вагоном отправляются на вновь рождённые позиции – Кизеловские фронты знаменитой Российской гражданской войны.

Борьба началась. Срочно формируется батальон. Первый бой за Губахинские копи. Жертвы шахтёров – товарищ Попов и друг. Бой выдержан прилично. Храбрость беззаветная.

А в это время тыл собрал необходимые для эвакуации главные дела организации, и 18 декабря часов 11-12 наш Кизел был покинут гражданскими организациями.

Уходя из Кизела, рабочие организации сказали своё слово, которое потом и сбылось:

"Здесь в Кизеле на каждом углу, на каждой стене приложена [11] Советская печать, и если нас временно из Кизела можно удалить, то эту печать ничем не удалишь, и мы снова вернёмся и снова над революционным Кизелом будет развиваться интернациональный красный флаг как знамя и символ борьбы всех трудящихся всего мира за полное освобождение и раскрепощение от уз и оков капитала".

Так оно и было.

За фактами и примерами далеко ходить не буду, обращу ваше внимание, дорогие товарищи, только на то обстоятельство:

Много раз рабочие в мастерских, в шахтах, забоях, в кочегарках вспоминали минувшие дни октября и всего периода за время советской власти до Колчака, зачастую рабочие говорили: "Дескать, правду нам говорили, что будете затылок чесать да поздно". Так оно и вышло. Колчак расстреливает, Колчак разгромляет и бьёт прикладами, и ничего не сделаешь, нет большевиков, и некому заступиться. А в большевиках был самый передовой элемент из кизеловских рабочих, в особенности шахтёров северной и южной группы копей.

После боя за Губахинские копи и ещё ряда небольших соприкосновений с противником на расстоянии между ст. Губахой и Кизелом нам пришлось отступать до ст. Всеволодо-Вильва, а затем ст. Яйва.

Здесь я уже перейду, так сказать, к славной истории 22-го Кизеловского полка имени товарища Александра Георгиевича Белобородова.

22 армейский полк сильно разложился под влиянием, видимо, безпрерывного отступления. В соприкосновении с противником он уже выступил далеко ещё за Чусовой, насколько мне известно, формированный в Перми тов. Жилинским, он играл свою боевую жизнь на Горнозаводской линии. До Кизела он докатился уже разбитый, усталый, деморализованный. Некоторые его части и даже чуть ли не променивали пулемёты и винтовки на хлеб и мясо местным крестьянам, по всей вероятности, кулакам.

Мы, кизеловцы, видя такую картину на лицо, конечно не растерялись, а захватив три роты этого полка, пополнили его Кизеловскими, Усвенскими, Всеволодо-Виленскими, Губахинскими рабочими, одним словом, со всего горного округа. Выбрали командира [12] полка Кизеловского коммуниста, прапорщика инженерных войск, товарища Анатолия Николаевича Королёва, имя которого всем нам, кизеловцам, очень дорого и ценно.

Комиссаром был избран Филат Александрович Южаков, старый Кизеловский шахтёр-штейгер, тоже член РКП, впоследствии помощник командира 21 мусульманско полка.

Но т. Южакову комиссаром долго не пришлось быть. Я, вернувшись с […], куда ездил переговорить с Пермью, с тов. Белобородовым по прямому проводу, был избран на ст. Яйва комиссаром полка, а тов. Южаков перешёл на должность командира батальона.

Надо отметить, что лучшей ротой полка это являлась рота, состоящая из Усьвенских, Губахинских и Всеволодо-Вильвенских и части Кизеловских рабочих.

Полк тотчас же, как только сформировался, его назвали Кизеловским при той же нумерации, т.е. 22. Впоследствии, когда уже полк был в особой бригаде III армии, было Реввоенсоветом армии каждому полку избрать себе шефа, полк избрал товарища Александра Георгиевича Белобородова, руководясь двумя соображениями, что товарищ Белобородов был один из популярнейших работников Урала и вышедший из среды рабочих, пользовавшийся большой любовью Уральских рабочих. Другой мотив был у красноармейцев ещё тот, что товарищ Белобородов как видный работник родился и вырос в Кизеловском районе (Александровский завод). Тем более нашим красноармейцам хорошо известен.

Не имея возможности подробнее остановиться полностью на пройденной борьбе Кизеловского полка, ибо это чрезвычайно много отнимает места в нашей уважаемой газете, постараюсь общей оценкой.

Много горя, много тяжёлых дней было у полка. Без денег, без хлеба, без обуви бродили, воюя с белыми бандами, в глубоких северных снегах Урала на севере Вятской и Пермской губернии.

Долгое время связи со штабом не было. Сгруппировались мы там четыре полка, значит, 22 Кизеловский, 23 Верхнекамский, состоящий из Усольцев и Чердынцев, 21 мусульманский и 4 Уральский полк, и сформировались в Северно-Уральскую сводную дивизию, уже позднее перешли в пятую бригаду 29 дивизии, а затем уже в особую бригаду и непосредственно подчинённую Штабу третьей армии в составе семи полков. [13]

[…] ответственные командные и комиссарские посты в полках особой бригады и даже в Штабе самой бригады.

Кизеловсиде рабочие своим полком вписали себя в памятные страницы истории по освобождению Красного Урала.

Знаменитые бои на станции Всеволодовильва, село Купрос, село Юсьва, село Архангельское, Добрянский завод, село Медное, деревня Портяново, Залазинский завод, Омутинский завод, ст. Пашия, Бисер, Кушва, Нижняя и Верхняя Салды, Алапаевск, Ирбит и знаменитая Ишимская история, и так далее поля и леса далёкой суровой Сибири.

Например бои в селе Купросе. Штаб полка стоял в самом селе, застава в деревне Слудке, 2 версты от Штаба. Вечером устроили спектакль, вечеринку. Полк поочерёдно менялся – то одна часть на позиции, другая на спектакле и обратно. Белым это, по видимому, чрезвычайно не понравилось, что красные не унывают. Оказались слишком смелые, дескать, белые две версты как всего расстояния, а они ещё веселятся.

И вот в три часа ночи, когда все успокоились, они и пошли на нас двумя полками в наступление – 20 Тюменским и 18 Тобольским, надо сказать, самые лучшие полки у них были, тем более ещё, что они их напоили пьяными, что придало храбрости им.

Все дороги были перерезаны, тыл был отрезан. Белые наступали отчаянно с диким зверским гиканьем, как выли волки. Кизеловцы хоть и со сна частью были, но не растерялись. Центр села Купроса был уже занят. Церковь, часовня и площадь были уже в их руках. С колокольни началась бешеная оружейная стрельба. Но вот вторая рота под командой тов. Ялунина бросилась в штыковую атаку. Противник стругнул и начал отступать.

Бой длился шесть часов, т.е. с трёх часов, и кончился в девятом часу. Нам он показался всего час.

С нашей стороны потерь не было, кроме как одного раненого пулемётчика. Белые же на месте оставили 3-х убитых прапоров и одного штабс-капитана и 18 рядовых солдат.

Этот бой ещё сплотил Кизеловских рабочих, дружнее стали бороться и добивать белую банду.

Надо отметить, что в 4 и 5 роте были оставшиеся от старого 22 полка были рабочие и крестьяне Иваново-Вознесенской губернии, многие из них текстильные рабочие, хотя по [14] возрасту очень молодые. Сжились с нами и плечо к плечу, нога в ногу били вместе врага. Только 3-я рота, состоявшая из Глазовских вотяков, очень хромала сперва, но потом стала выравниваться.

Ещё надо отметить о знаменитой роте тов. Назукина Афонасия, в которой были рабочие Усольцы и Пожвенцы, частью из села Юсьвы. Сперва был отряд с анархическими придатками и с ярко выраженными партизанскими навыками и привычками. Но когда тов. Назукин и вся рота убедились, что врага можно только побить организованной легурной армией, рота была одна из лучших в дисциплине.

Когда снова вернулись в свой Кизел, то было 19 и 20 год, не досчитались многих товарищей. Значительное количество пало на сражения. Ряды наши поредели. В числе убитых мы потеряли и многих видных работников Кизела, как например представителя профсоюза горнорабочих т. Вячеслава Сухомесова, казначея этого союза Якова Долгинцева, тов. Пакшинцева, Клочихина, Михаила Лоскутова и многих других товарищей, честно сложивших свою пролетарскую голову за дело мировой социалистической революции.

Много умерло и от тифа товарищей. Много у белых в плену растерзано. Белые не щадили кизеловцев, живых не оставлять – был приказ таков.

Много и сейчас среди Кизеловцев и инвалидов, и калек этой войны. Например, тов. Ялунин, знаменитый командир 2-й роты, впоследствии бывший председатель профсоюза горнорабочих, т. Ялунин и сейчас с одной рукой. Руку ему ранило во время боя в Купросе, где в котором бою погиб тов. Сухомесов.

Кизеловская рабочая молодёж тоже себя показала, как умеет защищать октябрьские завоевания Российского пролетариата. Из её рядов вышли лучшие комиссары полков, как тов. Гриша Исупов и Серёжа Косарев, первый у них был ранен во время боя за Залазинский завод.

Вот на фоне всех красок наших минувших славных дней нельзя в тот добрый момент третьей годовщины бочку мёду и положить ложку дёгтя. Из истории определённое место выкинуть нельзя. Если мы с одной стороны характеризовали, что Кизеловские рабочие с частью ответственных работников [15]

[…] у революции, т.е. многие головы честно сложили на поле войны, то в семье не без урода. Многие из нас, ответственных работников, хотя бы взять из управления копей и ещё плюс других организаций, нашли удобным в такой тяжёлый час лучше выехать в Вятку и Москву, то бишь дела сделать. Да пусть им история простит то, что было. То-то и есть, слово из песни не выкинешь. Правда, часть их сознала свою ошибку и потом вернулась на фронт, но опять не все. Пусть теперь эти товарищи свой долг перед революцией загладят на трудовом фронте, где пули не свищут, и снаряды не рвутся, мы же им в севодняшний праздник простим, благодаря их несознательности и трусости.

Колчак разбит. Снова как перед Красным Уралом, так и славным и революционным в своём прошлом Кизелом, развивается красное знамя.

Кизеловцы и теперь впереди. Добычу угля поднимают всё выше и выше. Второго Колчака – разруху бьют во всю. В сегодняшний день, великий день, в день итогов борьбы и минувших побед Вам, Кизеловские рабочие, горячий пролетарский привет, и держите вы знамя коммунизма так же, как и раньше держали. Пусть будет всегда, чтобы вы среди Уральских рабочих стояли на первом месте.

Впереди ещё много битв, но помните, и много побед. Так пусть же ваши традиции послужат уроком для ваших детей.

Только при таких условиях, только при такой борьбе человечество достигнет светлой лучшей жизни во всём земном шаре. Придёт с победой через социализм к высшей форме человеческого общества.

Коммунист М. Миков.

22/7-8/VII

Екатеринбург-Челябинск [16]

ЦДООСО.Ф.41.Оп.2.Д.107.Л.11-16.

М.Н.Миков
Tags: гражданская война, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments