Нетренированный военкоммунист (uncle_ho) wrote,
Нетренированный военкоммунист
uncle_ho

М.Н.Миков. Особая бригада Третьей Армии Восточного Фронта

ОСОБАЯ БРИГАДА ТРЕТЬЕЙ АРМИИ ВОСТОЧНОГО ФРОНТА.

Зима 1918 года была суровая, холодная, с осени уже нас в Кизеловском районе продовольственный вопрос поджимал. С начала зимы уже начали есть жмых, этого суррогата доходили с нормой по восемнадцати фунтов в месяц.

Колчак занявши Сибирь, а так же хлебные уезды Урала, ясно что северный Урал был поставлен в самые тяжёлые продовольственные моменты, а между тем Кизеловский каменноугольный район как Уральская кочегарка должен был топливом обеспечить ещё действующие заводы Урала и железно-дорожный транспорт. Всякому известно, что шахтера труд тяжёлый; которому без мяса и немыслима работа, а тут и в помине мяса не было, а вместо хлеба жмыхи, но высокая революционная сознательность и ответственность перед пролетарской революцией было прежде всего у Кизеловского шахтёра, а поэтому шахты выдавали требуемое количество угля. Конечно, были случаи, когда для поддержания истощённого здоровья шахтёра приходилось Облисполкому отцеплять от транзитных поездов вагон-два хлеба и бросать в Кизел, но эти случаи были редки.

Вот с какой предпосылкой, в такой обстановке вступил в бой с врагами пролетарской революции Кизеловский [17] рабочий, подставляя лоб под пулю, грудь под штык, отстаивая завоевания Великого Октября.

Недели за две до падения Чусовой был в Кизеле образован Ревком. С падением Чусовского завода Ревком из Кизеловских коммунаров образовал батальон и подрывную команду и отправил на станцию Усьву.

Шахтеры, руководимые запальщиками и штейгерами, создали неплохую подрывную команду. Динамита у нас было достаточно, в размере полутора тысяч пудов, из него мы в Вятку гужем отправили тысячу пудов, а пятьсот пудов израсходовали на военные нужды.

Бывало и делали ребята взрывы, и тогда только пугнуть белую сволочь. А норму, и иногда и так клали вместо двадцати фунтов и двадцать пудов. Конечно, тут уже не ограничивались одними шнурами, а дело шло о применении целых ящиков.

Первый бой Кизеловцы приняли под Кизелом на станции Губаха. Тут же сразу белые почувствовали, что это им сознательный воин даёт сопротивление. Разбивши наши части под Алапаевском, Тагил и Бисер, взявши Чусовую, белые здорово растрепали 22 полк, от него отступали через Кизел жалкие остатки и сильно разложившиеся, а если 3-я и 4-я рота этого полка уцелели, то это прозванные [18] за чёрные шинели нашими кизеловцами "монахами", состоящие из вотяков и чуваш, вовсе не могли принять боя как следует. Выражаясь на военном определении, это не больше, не меньше подходили для несения охранной тыловой службы или конвойной службы.

Кроме этих рот, как уже выше сказано, сильно были разложившиеся части остатков этого полка, дошедшие до того, что в селе Пермском (район Чусовского завода и Чусовских городков) у них кулаки на хлеб выменивали винтовки, пулемёты и патроны. Нам этот полк достался с одним пулемётом, и то, если память не изменяет, чуть ли не Люйса.

Видя такое положение, и враг прёт, дальше пришлось в Кизеле пополнить 22 полк добровольцами-шахтёрами и, приняв первый бой на Губахе, как уже сказано, отступать дальше по Луньевской ветке по направлению к Усольской.

Ещё надо отметить, что в это же время Кизеловцами был отправлен отряд довольно приличный, человек в 50-60, на Косьву, район Троицкого рудника, на помощь отряда Дидковскому, отступающему из Николо-Павдинского района.

Накануне, по старому Николина дня, т.е. 19 декабря, в ночь, часов в десять вечера Кизеловский Ревком кончил своё существование [19] и, сложив необходимое с собой, под охраной коммунаров и беспартийных рабочих отступил из Кизела в студёную морозную декабрьскую ночь. На последнем заседании Ревкома с представителями всех организаций и рабочих в помещении Дворца Труда было сказано: "Что хотя и мы, товарищи, отступаем, на время территорию займёт наш классовый враг, но мы знаем, в сердце каждого остающегося, в каждом углу, в каждой щели остался отпечаток советской печати, штемпель наш поставлен и сила его никакая не сотрёт, мы скоро снова будем здесь". И через восемь месяцев действительно над Кизелом снова развивался красный революционный флаг на смерть и страх врагам социальной революции.

Отправив гужем ревкомовские обозы на Устьигум, Романово, Пожву и далее – район Григорьевской ст. Пермской ж.д., город Глазов и Вятку, Кизеловцы, почти из себя создав 22 полк, назвав его уже Кизеловским полком, стали с боями далее отступать от Кизела, упорно не сдавая каждую точку советской земли.

В это время на станции Усольская из разбитых остатков 22 старого полка и ещё небольших частей в тылу у нас, как гриб, выросла, конечно, не по силе и численности и качеству, Уральская сводная дивизия под командованием [20] т.Федоровского. Нам с фронта, район станции Яйва, пришлось поехать нескольким человекам небольшой делегации в Усольский Уком РКП(б), куда и с собой свозить партийную головку штаба этой так мало существовавшей дивизии, где довольно крупно поговорили и, дав понять, что мы уже реальная, довольно внушительная сила, уже два-три боя крупных имели, приняв боевое крещение, просим навести порядочек в тылу, не дожидаясь нас. Уком и Ревком был целиком на стороне Кизеловцев, и конфликт был улажен.

Когда запахло первым порохом гражданской войны, то кизеловские рабочие посылали своих добровольцев, наши отряды шли в бои против Дутова и чехословаков вместе с другими рабочими Урала.

Враг нас был сильнее, и как мы упорно не защищали Луньевскую ветку, отстаивая, как говорится, каждую версту и каждую шпалу, всё же, отступив до станции Усольская и Солеварни, нам пришлось, как говорится, перейти на гужи.

Перебравшись на правый берег Камы, у нас уже было три полка, к нам присоединился ещё 21-й мусульманский полк и 23 Верхнекамский, который образовался из отряда т.Дидковского, и уже позднее нас оформили в 5-ю бригаду 29 дивизии. [21]

Но удаляясь на Север, линия фронта всё у нас расширялась, и уже находясь в районе [Верхнердвы], Юсьвы, Купроса, [Яйвы], Кудымкора, нас переформировали в особую бригаду ІІІ армии на правах дивизии и подчинены были непосредственно штабу ІІІ-й армии. Тогда в ІІІ-ей армии было три крупных единицы военных: 30 дивизия на правом фланге, 29 дивизия, оперировшая район железнодорожной линии, и левей на север особая бригада, и ещё на севернее нас на левом фланге ІІІ-й армии – экспедиционный отряд т. Мрачковского. У нас в особой бригаде к тому времени было уже семь полков. Лучшими из них были в боях 22 Кизеловский, 23 Верхнекамский, 61-й Рыбинский полк и так, средней руки, 21 мусульманский полк, а из плохих – это 10-й Московский полк, сформированный без классового подхода там где-то в центре России.

Боевых эпизодов было так много, что условия размеров данной статьи не позволяют остановиться на всех подробно, но и к тому уже за 9 прошедших годовщин описано было не мало.

Бои в селе Купросе. Сняли белые нашу заставу, и мы тут, как кур во щи, бы влопались, уже белые центром села завладели, церковная площадь в их руках, тыл уже отрезали – дорогу на село Крохалёво. Кизеловский [22] полк не растерялся. Первым в бой вступил 1-й батальон, вторая рота под командой т. Ялунина ударила в штыковую атаку, девятая рота [Афони] Назукина нажали как следует, белых отбросили на приличное расстояние. Результат – у нас два-три раненых, у белых 18 человек убитых, в том числе 4 офицера, из них один капитан. Да ещё попа с семьёй из его подвала достали наши ребята, поп там спрятался, с белыми вместе пришёл, думал, скоро всё так по божьему случится, и надолго белые в Купросе водворятся, а вышло, что к нам попал в плен.

По отступающим белым пулемётчик т. Рыжков – Кизеловский электровозный машинист – с колокольни Купросской церкви хорошо тогда посеял по отступающим белым.

Бои под Залазинским заводом, бои на реке Каме в ея верховьях, бои под Афанасьевским. Бой в деревне Портяново, Хоробрых. Нет возможности перечислить, всюду и везде красноармеец – вчерашний рабочий и крестьянин, крепко дрался, зная, что он защищает свою власть, своё пролетарское государство и цели, и задачи войны для него вполне ясны и понятны.

Отступление нам надоело, тем [23] более мы ни разу не отступали по вине особой бригады, мы их не знали этих отступлений, а если отступали, то по общему стратегическому положению Восточного фронта или ІІІ армии.

В половодье наступило затишье, да и вполне естественно наша война гражданская на Урале по своему характеру была, конечно, не позиционная война, а война полевая, и ясно, что мы ждали, как вода спадёт, то тогда мы двинемся вперёд. Троцкий побывал уже в Вятке, оживление прошло по всему фронту, перелом начинался.

И если мы сдавали Урал чуть не целый год, то его заняли в течении 2-3 месяцев. Упорно дрались при отступлении – каждую деревню, каждую точку земли защищали грудью, но пошли обратно на Урал, мы уже наши победы считали не деревнями, починками и хуторами, а заводами и городами. Белые катились с Урала много быстрее нас.

Характерно отметить настроение населения в части обывательской публики – при отступлении к нам относились иногда очень недружелюбно, а вот когда Колчак надрал, да невинных наказал, да расстрелял, [24] да и к тому мы шли уже как победители, в занятых заводах и городах нас зачастую встречали с хлебом и солью.

Командным составом мы сначала были бедны, но когда принял командование особой бригадой тов. Макар Васильевич Васильев, нам уже удалось подобрать лучший состав, и к началу перелома мы были, как в штыках, так и в командирах и политработниках сильных. Уроки отступления – многому нас зима научила. Надо сказать, что Васильев был не плохой командир, это действительно мог командовать и дивизией. Рабочие из себя дали, начиная со отдельных командиров, до командиров полков, так же политруков и комиссаров – самые лучшие силы.

Кизеловский полк получил знамя от областных профсоюзов из Вятки за свою боеспособность и к тому же времени выбрал себе название им. т. Белобородова. Часть бойцов-героев, как из Кизеловского полка, так и из других полков особой бригады, впоследствии были награждены орденами Красного Знамени.

Да и как таких героев не заметить, [25] действительно храбрецы были. Надоест просто так драться, давай в тыл к противнику поглубже сходим, и были случаи вёрст на 20-30, покопаться у него там, а это для белых не совсем приятное удовольствие.

По части работы в тылу у нас была резиденция дивизионная от Урало-Сибирского подпольного бюро, которое тогда возглавлялось т.Уфимцевым, [Ляком], Барановым Сергеем и другими. У нас в бригаде эту работу вели под руководством комиссара бригады т. Терентьева, а в полках Петров, Кесарев Сергей и Степан Рычков. Прошли через нас много Мотовилихинских товарищей, в том числе Михаил Туркин и Александр Фадеев, Смирнов и другие. Почти все переправы были на территории фронтовой полосы удачны.

Здесь не говорим об использовании явок, квартир, оружия, всё это шло своим чередом, мы в тылу свое дело сделали, сторонников наших тоже нашлось много.

С занятием Урала особая бригада ІІІ-й армии была уже переформирована в 51-ю дивизию, впоследствии получившая название Перекопской. И так [26] рабочие Кизела, Александровского завода, Всеволодо-Вильвы, Усолья, Пожвы и Камышлова, и других заводов этих районов заложили в боевом своём крещении, начиная с 22-го Кизеловского подка, 51-ю Перекопскую дивизию, а потом занялись мирным трудом, восстанавливая свои копи, рудники и заводы, но они ещё могут стариной тряхнуть, если потребуется это, и если на это вызовут нас наши классовые враги. Драться ещё будем, как львы, пусть всё это запомнят, прежде чем воевать с великим Союзом Советских республик.

Рука не дрогнет. Глаз не моргнёт. Сердце не даст перебоя.

Шапки, снимем, головы склоним перед погибшими товарищами особой бригады назад тому десять лет.

Помните – Ваше дело не помрёт. Мы ещё горды и смелы. И вперёд в бой пойдём под руководством Коммунистической партии большевиков.

Михаил МИКОВ.

1929г. 29/VI.
г.Свердловск. [27]

ЦДООСО.Ф.41.Оп.2.Д.107.Л.17-27.

Штаб 451 полка 51 Перекопской дивизии
Штаб 451 полка 51 Перекопской дивизии
Сидят слева направо: 1) пом.адъютанта Васильев, 2) адъютант полка Шемякин К.Н., 3) военком полка Иконников Н.Д., 4) комполка Кривощёков Я.А., 5) пом.комполка Щербаков Ф.П., 6) пом.комполка по хозчасти Козьминых В.П.
Стоят пом.адъютанта Тимофей и сотрудники штаба полка
Из них уральцы Иконников, Кривощёков и Козьминых, Щербаков же Ивано-Вознесенский рабочий-ткач.
Снимались после парада в 3-ю годовщину РККА в с. [Антоно-Казанцево] в Одесской области
Tags: гражданская война, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments