Нетренированный военкоммунист (uncle_ho) wrote,
Нетренированный военкоммунист
uncle_ho

Category:

И.С. Шамшурин. Подполье при Колчаке в городе Троицке. Часть 3

Часть 1
Часть 2

Дальнейшие розыски подпольщиков.

Согласно представленных ранее материалов офицером начальнику контр-разведки, который поручил своим агентам для розыска большевиков согласно письменных донесений. Агенты дело поручили к аресту большевиков тов. КОПТЯКОВУ и ДЮРЯГИНУ, которые все бумаги просмотрели, что дело принимает серьёзный оборот для руководителей подпольного штаба партийных работников.

КОПТЯКОВ и ДЮРЯГИН решили отвести подозрение начальства на след полпольной организации – было арестовано из буржуазного класса 6 человек, подходящих по описям убитого офицера, но арестованные не принадлежали к подпольной организации. Троицкое купечество немедленно стало ходатайствовать за арестованных, что они никаких мыслей и работы о большевистской работе не имеют.

Во время следствия арестованных порукой за них много явилось Троицкой буржуазии и офицерства.

После собранных материалов о большевизме не подтвердилось.

Всех 6 человек из под ареста пришлось освободить и дальнейшее следствие к розыску были прекращены наложением на дело резолюции начальником контр-разведки.

Квартира связи.

Котельщик, работавший при депо Троицкой ж.д., ВИНОКУРОВ Иван Макарович [33] принимал участие в Троицкой подпольной организации РКП(б). Его домишко находилось в кирпичных сараях, где он жил, ул. Энгельса, со своей семьёй. В апрельские и майские дни несколько раз в его домишко приходил конспиративно тов. ПОЛУХИН и ночевал, скрывался от белогвардейских шпиков.

В Июльские дни подпольной организацией на ВИНОКУРОВА была возложена обязанность о добыче огнестрельного оружия и патрон через знакомых и родственников для подпольного штаба к вооружению членов партии подпольщиков. Тов. ВИНОКУРОВ договорившись с ОВЧИННИКОВЫМ А., у которого под крыльцом было спрятано 2 ящика русских патрон. При удобном случае спешно доставить патроны в подпольный штаб.

В дом Винокурова было доставлено 2 русские винтовки из казачьего арсенала казаком и 2 винтовки из белогвардейской Милиции Калмыком Василием милиционером, которые были спрятаны у соседей Винокурова.

В последних числах Июля месяца вечером из подпольного штаба и Ново-Ивановского посёлка (Токаревка) была послана лошадь к тов. ВИНОКУРОВУ с подпольщиком за патронами и винтовками. Винокуров с лошадью направился в Привокзальную слободку в дом к Овчинникову А. за патронами.

Вечером двое товарищей на одной лошади под"ехали к дому Овчинникова, справились в доме кто есть, а потом договорились с Александром Николаевичем о перевозке патрон в штаб. Лошадь, запряжённая в ходок, была заведена во двор.

Товарищи, осторожно осмотрев около двора и во дворе, а потом спешно принялись к добыче ящиков с патронами из-под крыльца, которые были закопаны в земле. Потом ящики осторожно уложили в плетённый длинный коробок, забросав их разным тряпьём, и поспешно выехали со двора к кирпичным сараям.

Когда прибыли к дому ВИНОКУРОВА по улице Энгельса, лошадь завели во двор для отвода глаз окружных соседей. Находящиеся две винтовки в доме таковые немедленно завернули в [34] тряпьё и вынесли во двор и уложили в коробушку.

Лошадь с товарищами от Винокурова направилась к квартире Салева Родиона, где также взяли у него две винтовки. Подвода с военным грузом из кирпичных сараев черев речку Увельку направилась в город, а потом в штаб Ново-Ивановский посёлок (Токаревка).

Доставка для Троицкой подпольной организации револьверов разных систем и также патронов к ним.

Руководителям подпольного штаба была возложена обязанность на тов. КОПТЯКОВА П.П. как служивший при уголовном отделении белогвардейской милиции о доставке мелкого оружия и патрон.

Тов. КОПЯТКОВ, пользуясь своим служебным положением, с другими товарищами подпольщиками постепенно уносили из уголовного розыска разные револьверы и даже ручные бомбы, каковые доставляли в подпольный штаб для вооружения членов подпольной организации РКП(б).

Всё это приобреталось во время обысков, происходящих у граждан гор. Троицка, и часть похищалась из склада управления милиции.

Доставка разных удостоверений.

Подпольный штаб, нуждаясь в казённых удостоверениях, которые были нужны для секретной работы товарищам подпольщикам в белогвардейских казённых учреждениях и воинских частях. Тов. КОПТЯКОВ со своей подпольной ячейкой доставлял разные правительственные удостоверения.

Руководителями подпольного штаба на данные удостоверения писался текст, с которыми товарищи проводили свою работу в том или другом учреждении, великолепно справлялись с возложенной на них работой.

Рабочий кожзавода отдельщик БУШМАКИН Иван Калистратович работал в Троицкой подпольной организации, доставляя разные паспорта, и доставлял таковые в военно-революционный [35] штаб тов. ПОЛУХИНУ, собирая данные паспорта у знакомых рабочих и также знакомых граждан гор. Троицка, которые переделывались в штабе на другие фамилии, имена и отчества.

Военно-революционный штаб, снабжая данными паспортами работников Троицкой подпольной организации РКП(б), которые могли свободно работать в гор. Троицке и других местах по данным паспортам.

Добыча оружия.

Из первого района милиции получено 11 винтовок.

В последних числах Июля месяца из подпольного штаба было сообщено тов. КОПТЯКОВУ о немедленной добыче огнестрельного оружия – винтовок для снабжения подпольщиков.

Тов. КОПТЯКОВ и ИВАНОВ придумали план добычи оружия из управления первого района милиции, написали подложное требование от Начальника войсковой и военной милиции за поддельной подписью о выдаче 11 винтовок.

Начальник 1 района в это время, находясь на службе в пьяном состоянии, КОПТЯКОВ воспользуясь этим моментом, подал поддельное отношение начальнику Бердюгину и сообщил ему, что начальник военной милиции срочно приказывает выслать 11 винтовок в распоряжение войсковой и военной милиции.

Начальник Бердюгин, не разобрав с пьяных глаз, что написано, наложил резолюцию своему заведывающему хозяйством на отношение о срочной выдаче 11 винтовок.

КОПТЯКОВ совместно с милиционером Стасюк от завхоза получили винтовки и отвезли таковые на лошади в подпольный штаб Троицкой организации в пос. Ново-Ивановский (Токаревка).

Добыча оружия из Троицкой тюрьмы гор. Троицка.

В последние дни белогвардейщины в Июле мес. гор. Троицка в это время революционные силы подпольной организации росли за счёт перебещиков из белой армии, но для них не хватало огнестрельного [36] оружия. Руководители подпольного штаба предприняли экстренные меры к полному вооружению всех подпольщиков для налёта с тыла белой армии.

Оружие добывалось, где только представлялось возможным, и даже силой оружия обезоруживали белогвардейских солдат.

Во время нахождения подпольных товарищей в секретной засаде при Потаповской мельнице на расстоянии от гор. Троицка в 3 кл., где находилось товарищей в количестве 25 человек, но без достаточного вооружения огнестрельным оружием.

На заседании военно-революционного штаба было постановлено обезоружить Троицкую тюрьму при содействии тюремной администрации, которые состояли в подпольной организации ПЕЧЕРКИН и АРТЕМЬЕВ.

2-го Августа подпольщики достали военное обмундирование через товарища КОПТЯКОВА.

Подпольщик военнопленный красноармеец Пензенской губ. тов. Лапшин, которому и было доставлено военное обмундирование. Таковой, одевшись в офицерскую форму, Александр АРТЕМЬЕВ, переодевшись в простую солдатскую форму, приехали среди белого дня в Троицкую тюрьму на лошади, запряжённой в одиночку.

Тов. ЛАПШИН в офицерской форме пред"явил официальный документ за поддельной подписью начальника гарнизона надзирателям Троицкой тюрьмы о немедленной сдаче всего огнестрельного оружия и также припасов к ним имеющиеся в Троицкой тюрьме, которые требуются для гарнизонных частей гор. Троицка.

В это время в тюрьме находился надзиратель Петров. Петрову М.Ф. как надзирателю тюрьмы тов. ЛАПШИН пред"явил документ на из"ятие всего оружия из Троицкой тюрьмы.

Пред"явленное отношение тов. Петров со всех концов просмотрел, более всего обратил внимание на штамп и печать, а на содержимое, написанное в отношении мало его касалось, особенно на почерк начальника гарнизона, котораго он и не знал, как он подписывается. [37]

Прочитав в отношении, что приказывается сдать офицеру всё огнестрельное оружие, для него это и было законное требование, чему и он должен подчиниться.

Петров окинул его своим взглядом, но Лапшин серьёзным тоном стал приказывать Петрову о скорейшем выполнении предписания, а сам зорко наблюдал за надзирателями.

Петров заявил т. Лапшину, что старшего надзирателя в данное время в тюрьме нет, и он без него ничего не может сделать. Лапшин громко заявил Петрову, что не хочешь предписание начальника гарнизона исполнять, за неподчинение в военное время высшему начальству он может его тут же растрелять.

Петров приказу подчинился и дал распоряжение младшим надзирателям о немедленном исполнении предписания начальника гарнизона о сдаче всего оружия, и тут же вся тюремная стража была обезоружена, и всё имеющееся оружие на складах было погружено на подводу в количестве 20 винтовок и 21 шашка и 2 ящика патрон. Когда всё было погружено в телегу, подвода выехала со двора тюрьмы под охраной солдата и офицера, таковая направилась в пос. Ново-Ивановский (Токаревка) в военно-революционный штаб гор. Троицка.

Вскоре после от"езда подводы с оружием со двора тюрьмы туда явился старший надзиратель тюрьмы Печёркин. Петров ему передал предписание начальника гарнизона об из"ятии огнестрельного оружия, но заявил ему, какой-то приезжал офицер и в получении оружия расписался не разборчивым подчерком.

Печёркин, просмотрев отношение, и сказал тов. Петрову, что они не отвечают, кто взял, а отношение есть официальное за штампом, печатью и подписью Начальника гарнизона.

Доставленное оружие в военно-революционный штаб гор. Троицка, где в то время находились руководители штаба ПОЛУХИН, ПЕНЬКОВА, ВИШНЯКОВ и др., которые тут же принялись моментально чистить оружие и приводить таковое в порядок. [38]

После чистки оружия было отравлено в секретную засаду в ночное время к мельнице Потапова, доставку производила т. Ефимова Наталия Лазаревна.

Доставленные винтовки к месту назначения были розданы подпольщикам бойцам красной гвардии.

Арест советских работников Сысоевского волостного исполкома.

С первых дней революции в Сысоевском посёлке кулацкое насилие было свергнуто революционным крестьянством. К управлению волостного совета гражданами посёлка были выдвинуты на советское строительство ШЕВЧЕНКО Кузьма Николаевич и МУЛЯЕВ Семён Давыдович.

В 1918 г. 18 Июля город Троицк пал от палачей контрреволюции, а по уезду контрреволюционное казачество и крестьянство стало свергать на местах Советскую власть, то есть выборных членов совета, таковых убивать, избивать и арестовывать.

Шевченко и Муляев от самосудов скрывались около своего посёлка в берёзовых околках, а потом не легальным порядком перебрались в город Троицк. С первых дней приезда в Троицк товарищи скрывалась при вокзальной слободке, в Ново-Ивановском посёлке (Токаревка) и в городе Троицке. Товарищи состояли членами Троицкой подпольной организации РКП(б).

Несмотря на все предпринятые предосторожности, но всё же, находясь в городе, контр-разведка напала на след скрывавшихся товарищей, и таковые были арестованы на сеновале в доме Балабуркина (постоялый двор) 17 Мая 1919 г. Арест производили два милиционера под руководством начальника милиции Мордвинцева А.А. При аресте были проверены документы у товарищей, у которых таковые были поддельные, но благодаря тому, что у белых милиционеров были фотографические карточки, которые были доставлены из Сысоевского посёлка на ШЕВЧЕНКО и МУЛЯЕВА, при аресте были сличены с личностью [39] фотографические карточки на каждаго товарища, где были опознаны, а потом после проверки всех документов были отправлены в распоряжение начальника Милиции Ляпина.

19 Мая арестованые из милиции были под конвоем отправлены в Троицкую тюрьму, арестованные находились в распоряжении Военно-следственной комиссии.

Во время нахождения под арестом в тюрьме ШЕВЧЕНКО и МУЛЯЕВА как политические преступники от начальника тюрьмы надзирателям строго было приказано за ними наблюдать и ни на какие работы не выпускать из камеры. Но находящиеся на службе в тюрьме надзиратели, состоящие в Троицкой подпольной организации членами, Военно-революционным штабом которым было предложено обеспечить к побегу из Троицкой тюрьмы данным товарищам Шевченко и Муляеву.

В это время служил при Троицкой тюрьме начальником Добротворский, от"явленный белогвардеец (собака), за каждую малость из надзирателей тянул, делал выговора и садил в карцер, потому что они относились к политическим арестованным с хорошей стороны. При Троицкой тюрьме имелся ассенизационный обоз и хозяйственный, где было лошадей 15 штук. Старшим конюхом при тюрьме служил ПЕТРОВ Михаил Фёдорович – солдат фронтовик Германской войны. Начальник тюрьмы Добротворский ежедневно старался извлечь денежную помощь из уголовных арестантов тем или другим способом.

С помощью старших надзирателей товарищ ПЕТРОВ из камеры брал для чёрной работы арестованных ШЕВЧЕНКО и МУЛЯЕВА, которые в любое время дня и ночи выпускались из камеры по уборке лошадей и кормёжке их, а также чистка конюшен, без ведома начальника тюрьмы данную работу они продолжали в течении Июля месяца. Со старшим конюхом товарищем ПЕТРОВЫМ со стороны ШЕВЧЕНКО и МУЛЯЕВА завязалась дружеская связь. [40]

Тов. ПЕТРОВ в это время жил на казённой квартире во дворе Троицкой тюрьмы. Он ежедневно приносил местные газеты домой, но при работе арестованные заходили к нему на квартиру, которая была на заднем дворе, и они прочитывали доставленные газеты, все политические моменты и военные сводки о фронтах. В то время начальник тюрьмы политическим арестованным не разрешал читать газеты. И тут же все моменты политического характера обсуждались на квартире у товарища ПЕТРОВА и добытые из рассказов граждан города Троицка разных сведений о настроении белой армии и наступлении красной армии. И всё это передавалось в камеры данными товарищами.

Товарищу ПЕТРОВУ другими арестованными было сообщено, что МУЛЯЕВ и ШЕВЧЕНКО хотят бежать из тюрьмы. ПЕТРОВ в товарищеской беседе с ШЕВЧЕНКО и МУЛЯЕВЫМ переговорил о их намерении о предполагаемом побеге из тюрьмы, но они заявили, что не хотят его подвести за его хорошее товарищеское отношение к ним, но заявили, что если бы от другого ярого белогвардейца они давно бы убежали из под ареста. Но товарищ ПЕТРОВ с ними договорился, что он подаст заявление начальнику тюрьмы об увольнении его из тюрьмы, и на его место назначат старика Семёнова, преданного служаку белогвардейцам из Верхне-Уральской тюрьме, где они могут свободно от него бежать через забор заднего двора по направлению к городской больнице. На поданное заявление товарища Петрова Начальник тюрьмы Добротворский отказал об увольнении и перевёл Петрова в надзиратели, а в место его назначил старика Семёнова.

Товарищ ПЕТРОВ порекомендовал старику Семёнову брать на работу рабочих из камеры ШЕВЧЕНКО и МУЛЯЕВА как прилежных работников, умеющих ходить за лошадьми. Семёнов, не разбираясь в политических делах, как верный пес [41] своего дома не довёл до начальника тюрьмы, поверил товарищу Петрову, что он берёт на чёрную работу данных арестованных по рекомендации т. ПЕТРОВА.

Несколько дней МУЛЯЕВ и ШЕВЧЕНКО исполняли свою работу добросовестно и аккуратно, что даже старик Семёнов остался их работой доволен. В последних числах Июля месяца в 4 часа утра было ещё темно, Семёнов явился в коридор тюрьмы и обратился к надзирателю, чтобы он разбудил рабочие по конскому двору МУЛЯЕВА и ШЕВЧЕНКО.

Надзиратель ключами забрякал, открыл замок и два больших железных крючка, дверь камеры со скрипом отворилась. Надзиратель громким голосом разбудил всех арестованных и приказал МУЛЯЕВУ и ШЕВЧЕНКО немедленно одеться и итти на работу по уборке лошадей на конный двор.

Но товарищи ещё вечером были предупреждены, что нужно скорее им бежать из тюрьмы из-за того, что белогвардейцы получили на них большой материал из Сысоевской волости как большевиков и хотят их списать в расход. МУЛЯЕВ и ШЕВЧЕНКО немедленно встали и оделись, и пошли на конский двор, а за ними бежал старик Семёнов и ворчал на них: "Что вы, черти, скоро бежите и куда вы торопитесь? Утро-то наше".

Они ему ответили, что скорее дело кончать по уборке лошадей и напоят их, и дадут им корма, и также произведут очистку конюшни и после этого они снова отдохнут, как полагается, до 8 часов утра. Когда пришли на конюшню, подмели навоз, взяли деревянный ушат, спешно пошли за водой на колодец, который находился около конторы тюрьмы. Три ушата они принесли в конюшню и несколько лошадей напоили. Во время носки воды Семёнов за ними по старчески бегал и наблюдал.

Семёнов устал и сел около колодца, когда они понесли четвёртый ушат с водой, и вынул табак из кармана, и стал закуривать, а сам всё [42] время ворчал на арестованных: "Куда они, черти, всё время, так сказать, торопятся, что не успеваешь за ними даже ходить, ну, ужо я потом им задам", – выпуская клуб дыма из своего рта и задумчиво вглядывался в темноту ночи заднего двора.

МУЛЯЕВ и ШЕВЧЕНКО, заметив, что за ними не следят, свой ушат поставили к уборной и сами немедленно кинулись к саманному забору и перебрались через него, озираясь зорко по сторонам, и кинулись бежать по направлению к городской больнице, а потом на Токаревку в дом НЕФЁДОВА, где в то время их поджидали товарищи подпольщики. И они поступили в распоряжение Троицкой подпольной организации РКП(б) и военно-революционного штаба, и следы побега немедленно были скрыты товарищами подпольщиками, которые служили в Троицкой тюрьме, ими были отведены поиски не в том направлении, в котором товарищи бежали.

Семёнов, сидя у колодца, раскуривал свою папироску и ворчал: "Что они, черти, долго возятся и не идут за водой, а на следующий раз я их лишу ходить на работу, они у меня узнают Кузькину мать". Просидев более 15 минут, Семёнов пошёл сам лично проверить их работу и пробрать их с песком.

Когда зашёл в конюшню, покричал арестованных, и они не отзываются, у Семёнова по спине забегали мурашки, и он из конюшни выскочил на двор с фонарём в руке и стал смотреть по двору, и заметил, что ушат стоит около уборной, и подбежал туда, там ни кого не обнаружил.

После этого поднял Семёнов тревогу, все надзиратели были на ногах, экстренно были приняты меры к розыску бежавших арестантов, верхами на лошадях погнали по всем направлениям в степь, к Токаревке и по улицам города.

Разведчики через час вернулись обратно в тюрьму, и поиски [42] оказались безрезультатны. Надзиратели все тряслись, как в лихорадке, что же им будет, когда утром явиться начальник тюрьмы Добротворский.

В 10 часов утра явился в контору тюрьмы начальник. Старший надзиратель явился к нему с рапортом, что ночью двое политических арестантов из тюрьмы бежали, которые находились на чёрной работе по конскому двору.

Начальник тюрьмы Добротворский рассвирепел на надзирателей, затопал ногами, кулаком ударяя по столу, и громко кричал:

– Сгною вас, сволочи, в тюрьме за распущенность. Кто вам разрешал брать на работу политических заключённых?

Семёнов униженным голосом заявил, что ему рекомендовал брать на работу Петров, который около месяца с ними работал. Начальник тюрьмы набросился на Петрова: "Кто тебе, мерзавец, разрешил брать на работу арестованных? Я тебя, мерзавца, в порошок разотру за это".

Товарищ ПЕТРОВ вытянулся в струнку перед начальством тюрьмы и заявил ему, что он брал с разрешения старых надзирателей данных арестованных из камера, но когда он с ними работал по уборке лошадей, то он зорко за ними следил и неотступно за их шагами он сам следовал, куда бы они не пошли. Когда они находились в распоряжении Семёнова, он за это не отвечает, по видимому Семёнов за ними плохо следил. А о важности политического преступления он ни чего не знает, и ни кто об этом их не предупреждал.

Начальник тюрьмы тут же приказал старика Семёнова арестовать и посадить в камеру за его распущенность к политическим арестованным и заявил Семёнову, если он с"умеет беглецов поймать, то он сам лично их пристрелит, и тогда только Семёнова может освободить из под ареста, но если он не поймает их, Семёнов будет отвечать своей головой. [44]

При эвакуации тюрьмы старик Семёнов был отправлен с другими арестованными на станцию Троицк и отправлен этапом по железной дороге в Сибирь.

Секретное совещание подпольщиков в Июльские дни в доме Нефёдова, Ново-Ивановский посёлок (Токаревка).

Троицкий Военно-революционный штаб немедленно дал приказ по всем ячейках о сборе начальников связи для обсуждения о тыловом фронте.

На конспиративную квартиру собралось товарищей до 15 человек и совещание происходило в землянной амбарушке под руководством руководителей подпольного штаба. Для предосторожности за ворота посадили секретным дозором пожилую женщину с вязанием чулок. В минуты опасности женщина должна давать знать на совещание.

Во время сходки товарищей на конспирацию для некоторых граждан Токаревки показалось подозрительно, что собрались мужчины. От граждан было сообщено казачьему раз"езду о сходке. Казачьий раз"езд в количестве 100 всадников во главе с офицерами направился к указанному дому.

Совещание было уже предупреждено о казаках. Из амбарушки вышли двое: Коптяков и Иванов в офицерских формах и направились на улицу, увидев казачьий раз"езд, пошли ему навстречу, казаки их остановили, распросили, кто они такие и что тут делают.

Коптяков и Иванов, вынув свои удостоверения, показали офицеру, офицер удостоверился, что люди свои, и сообщили ему, что они посланы в Токаревку для мобилизации подвод для передвижения войск. Казачий офицер сообщил Коптякову, что они посланы к розыску какого-то собрания.

Коптяков и Иванов ловко сумели разсеять подозрение офицера [45] на собрание, сами, нисколько не смущаясь, показали, что они осматривают по дворам и сейчас только были в этом доме, осмотрели все закоулки и погребушки, что там никого нет, одна старая телега без передков, хозяин дома старая старуха, мужчин нет. Казаки, осмотрев через забор весь двор, не нашли ничего подозрительного, поехали по направлению в город.

Оставшиеся тов. в амбарушке были закрыты на замок, которые в свою очередь приготовились к даче отпора белогвардейцам в случае их обнаружения, каждый товарищ имел при себе огнестрельное оружие.

После от"езда казаков из Токаревки совещание было распущено, не закончив основных вопросов по совещанию.

Подпольный отряд.

В Июльские дни отряд в 20-ть человек из посёлка №6 Ново-Троицкого по предписанию подпольного штаба т. ДУДИНСКОМУ И. для отправки отряда на мельницу Потапова в г. Троицк на расстоянии от города в 4-х километрах на реке Уй, в распоряжение т. ЛАНКИНА и бр. НЕВЕРОВЫХ.

Отправка происходила потому, что в пос. много скопилось красных солдат, и с каждым днём всё прибывали новые силы – дезертиры из белой армии, а потому вместить в пос. Ново-Троицкий не представилось возможным, и чтобы не навлечь на себя внимание со стороны белогвардейских офицеров.

Товарищи красные в ночное время не большими группами отправлялись к месту назначения.

Прибывшие товарищи на мельницу Потапова были размещены при мельнице под видом рабочих, а владелец мельницы ПОТАПОВ был предупреждён за раскрытие консперативных товарищей расплатой своей жизни.

Подпольный штаб постановил усилить 1-й отряд военным снаряжением [46] и разным обмундированием через своих подпольщиков.

Согласно распоряжения штаба т. НАУМКИН дал распоряжение рабочему ЗИНИНУ А. о доставке нескольких казачьих сёдел в отряд, которым было доставлено под видом зерна на мельницу.

Отряд должен был производить небольшие налёты на белогвардейские силы с тыла, а потом при подходе большого отряда из Ново-Троицкого поселка слиться с таковым и наступать совместно на белогвардейцев.

Вербовка добровольцев в подпольный отряд

Тов. МАРТЫНОВ был командирован в первых числах Июля месяца Троицким Военно-Революционным штабом по малороссийским и крестьянским посёлкам для вербовки добровольцев из скрывающихся солдат от мобилизации в Колчаковскую Армию.

В посёлках Весёлый Кут и Терентьевском вступило добровольцев на борьбу с белогвардейцами 35 человек.

При отступлении белых с позиции к гор. Троицку под натиском красной армии Военно-революционный штаб гор. Трошка приказал тов. МАРТЫНОВУ всех записавшихся добровольцев стягивать в поселок Ново-Троицкий №6.

Отряд в 35 человек под руководством т. МАРТЫНОВА выступил к месту назначения, и, проходя через казакский аул Чебаркуль, казаки казак-стана отряду дали одну винтовку, одну бомбу, пулемётную ленту с патронами и верховую лошадь.

Когда отряд стал подходить к посёлку №6, то вперёд себя верхом на лошади послали разведчика тов. ДЕНЬЩИКОВА, а отряд от белогвардейского глаза скрылся на полосе хлеба пшеницы. Когда Деньщиков стал под"езжать к посёлку ближе и тут же наткнулся на казачий пикет белогвардейских казаков двух всадников. Казаки белогвардейцы его моментально задержали и спросили, куда он держит путь. [47]

ДЕНЬЩИКОВ не растерялся и ответил, что едет в гор. Троицк в распоряжение Воинского начальника после полученного отпуска. Казаки его в город не пропустили, а повели в пос. №6 на допрос к офицеру, в это время посёлок был занят белогвардейской казачьей сотней.

Деньщиков видит – дело очень плохо, и стал оглядываться назад очень часто и этим манером хотел предупредить оставшихся товарищей в полосе хлеба об опасности со стороны белогвардейцев. Казаки дело это сметили и стали распрашивать Деньщикова, что он оглядывается назад, и погнали лошадей галопом к посёлку. Деньщиков в это время не оробел, повернул свою лошадь назад и поскакал по направления к своему отряду.

Казаки белогвардейцы по Деньщикову открыли из винтовок огонь, но не попали в него, потом, обнажив свои шашки, погнались за Деньщиковым. Он, увидев, дело пронимает плохой оборот, грозит ему смертью, и на близком расстоянии от казаков остановил свою лошадь и спрыгнул на землю, вынул из кармана ручную бомбу и поднял таковую над своей головой, и хотел бросить её в сторону белогвардейских казаков.

Казаки, увидав бомбу у Деньщикова, сразу опешили, немедленно повернув своих лошадей, и поскакали к посёлку №6 с донесением к офицеру.

В это время по близости находящийся красный отряд вышел из полосы хлеба и немедленно стал удаляться к посёлку Бугристому для соединения с Орловским отрядом, куда и прибыл благополучно.

Приготовление к походу красных отрядов.

Работа в подпольном штабе стала происходить оживлённее и требовала скорых выполнений разных поручений от красных отрядов.

В штабе самая острая нужда стала чувствоваться в медикаментах и военном обмундировании. [48]

Добыча военного обмундирования.

Подпольщики бр. НЕВЕРОВЫ, находясь на службе в военном ведомстве у Колчаковской армии г. Троицка, по предписанию подпольного штаба должны были подучить военное обмундирование, пользуясь своим служебным положением, приготовили поддельные документы и с помощью своих же товарищей подпольщиков было получено из складов военного интенданства несколько комплектов белья, сапог, брюк и гимнастёрок. И всё полученное было доставлено в подпольный штаб г. Троицка без малейших подозрений на подпольщиков.

Получение медикаментов из городской больницы.

Военно-революционным штабом было поручено тов. ПЕНЬКОВОЙ договориться с бр. МИХАЙЛОВЫМИ и с акушеркой ЛАЗАРЕВОЙ А.К. о добыче медикаментов для подпольного штаба.

Тов. ПЕНЬКОВА в вечернее время под видом больной явилась на квартиру к акушерке ЛАЗАРЕВОЙ со своими определёнными заданиями от подпольного штаба.

При секретном совещании акушерка ЛАЗАРЕВА и фельдшер МИХАИЛОВ Н.А. взялись переговорить с врачём ШВАРЦМАНОМ С.Я. об отпуске медикаментов нелегальным порядком для нужд отрядов.

Тов. ШВАРЦМАН, находясь в городской больнице заведывающим таковой и главврачём, дал согласие. В первую очередь от него было получено: бинты, иодовой раствор, касторовое масло, борный раствор, хинин, асперин. Всё это было передано посыльному подпольного штаба.

Полученные медикаменты были доставлены в Военно-революционный штаб гор. Троицка на Токареву. С нарочными подпольными товарищами немедленно медикаменты направились в отряды [и также была послана сестра милосердия Лифанова для совместного отступления от Ново-Троицкого посёлка на встречу полку Степана Разина [52]]. [49]

ЦДООСО.Ф.41.Оп.2.Д.474.Л.3-49.

Троицк. Собор на реке Уй
Троицк. Собор на реке Уй
Tags: Троицкое подполье, гражданская война, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment