Нетренированный военкоммунист (uncle_ho) wrote,
Нетренированный военкоммунист
uncle_ho

Category:

И.С. Шамшурин про 42-й Троицкий пехотный полк Колчаковской армии

Было намерение до понедельника отложить, ну да пусть сейчас будет, коль уж готово

МОБИЛИЗАЦИЯ СОЛДАТ.

В ноябре месяце 1918 года - 1898, 1899 и 1900 г.г.

Белогвардейцы по случаю неустойки на фронте стали производить мобилизацию молодых солдат и думали, что молодёжь будет более покорна и мало требовательна.

После приёма солдат тут же направляли в помещение воинских бараков и разбивались по ротам 42-го пехотного полка.

Офицера ежедневно приходили в бараки и агитировали среди солдат, призывали их записаться в учебную команду (унтер-офицерскую школу). Солдаты из рабочих и крестьян на призыв офицеров отказывались записаться в учебную команду. Офицера приходили в ярость и мстили солдатам за неподчинение к военным обязанностям, но солдаты из зажиточной части населения города и деревни на призыв офицеров охотно шли в учебную команду, которые были на особом почёте.

МУШТРОВКА СОЛДАТ

Ежедневно солдаты гонялись на учебные занятия, разутые и раздетые. Офицера гоняли солдат до упадка сил и насильно заставляли петь песни в холодное время. Особенно ярко выделялись офицера Миллер, Зиновьев, Супрун, Никитошин и др.

Поручик Зиновьев, находясь со своей ротой на учебных занятиях по улицам города и около воинских бараков, во время занятий приказал солдатам подбодриться и запеть солдатские песни под ногу. Измученные солдаты приказу офицера Зиновьева не подчинились и молча шагали по улицам города к воинским баракам в сильный мороз.

Офицер Зиновьев рассвирепел на солдат за неподчинение петь песни. Когда рота солдат вышла из улиц города в степь, офицер Зиновьев сам стал командовать ротой:

– Рота бегом по снегу! – солдаты бегали по снегу и падали на снег. [47]

Роту останавливал на отдых, а потом снова начинал гонять до упадка сил.

Когда солдаты пришли в казармы, все перемёрзли, нижнее бельё было мокрое.

На утро из роты выбило из строя 30 человек совместно с федфебелем, все заболели тифом.

Офицер Зиновьев утром явился в роту, дежурный по роте доложил ему рапорт: "Из строя роты выбыло солдат 30 человек с федфебелем, которые заболели тифом".

Офицер Зиновьев на доложенный рапорт выругался: "Ну, меньше будет большевистской заразы среди солдат".

ВОЕННЫЙ РЕЖИМ ПО КАЗАРМАМ

Солдаты из бараков не отпускались в город и охранялись воинским караулом. Солдат вне служебного дела не имел права отлучаться из казармы без увольнительной записки. Если кто и уходил без разрешения, то подвергался дисциплинарному взысканию.

Офицера давали увольнительные записки солдатам по выбору особо избранным. Офицера ночью производили контроль в казармах над солдатами, проверяли состав их и за самовольную отлучку наказывали.

За неисполнение приказов, самовольную отлучку из казарм и неотдание чести офицеру солдаты подвергались внеочередному несению караула, садились в карцер, ставились на выстойку в полной боевой военной амуниции, в сумку клали 6 штук кирпичей, с винтовкой на плече. Солдат стоял от 3 до 5 часов под тяжестью, солдаты падали в обморок. [48]

РЕЛИГИОЗНАЯ РАБОТА СРЕДИ СОЛДАТ ОФИЦЕРАМИ

На словесном занятия офицера в первую очередь задавали солдатам учить молитвы и закон божий.

В субботу вечером и утром в воскресение офицера персонально назначали 12 человек под командой унтер-офицера и отправляли в церковь, старый собор, молиться богу. За неподчинение солдат строго наказывали.

На словесном занятии офицера всеми силами старались вбить в голову солдатам свои необдуманные слова против Советской власти, что солдат должен находится вне рядов всяких партий и классов. На солдатских плечах лежит большая ответственная задача спасти святую Русь от раскольников большевиков и строить своё государство с помощью зажиточного народа и учёных людей. Солдат только должен защищать святую Русь и изгнать из пределов России противника своего.

Воинские бараки были разделены на две части. Половина бараков на запад была занята русскими солдатами и отгорожены колючей проволокой, а вторая половина бараков – на север занималась казаками и чехами – пехотой.

Чехи в бараках находились в лучших гигиенических условиях – вместо нар стояли железные койки с матрацами и чистым постельным бельём. Обед был из трёх блюд, а также чай со сладкими пирожками. Троицкая буржуазия к чехам день и ночь тащила вареное и пареное и называла ласковыми словами, что они их избавили от большевиков.

Но казаки находились в худших условиях против чехов – спали на общих нарах, пищу получали тоже мясную, но только из двух блюд – супа и каши, а чай с простым хлебом.

Больные от чехов и казаков немедленно изолировались в больничные бараки. Медицина для них уделяла максимум внимания. Больные обслуживались австрийскими солдатами. [49]

Русские солдаты в бараках размещались в сгущенном состоянии на нарах в три яруса. Гигиенические условия для солдат не создавалась. Солдаты спали на нарах без постельных принадлежностей, одевались своим тряпьём и его же под себя слали.

Пищу с кухни получали утром и вечером, чай с чёрным хлебом. Обед из двух блюд: суп из сбоя и голов и второе – каша с плохим салом.

Офицеры не разрешали солдатам посещать чешские и казачьи бараки под строгой ответственностью. Но всё же, несмотря на строгость, солдаты под видом дружественной солидарности с чехами и казаками проникали к ним в бараки, приглядывались к их обстановке, гигиеническим условиям и питанию. После осмотра всё передавалось среди солдат.

Постепенно росло недовольство солдат на офицеров, которое выливалось в бурю гнева.

БЕЛОГВАРДЕЙСКАЯ БАТАРЕЯ

Чехословацкий артиллерийский дивизион помещался в красных казармах.

Чехословацкие артиллеристы были расквартированы в красных казармах, для каждого чеха была отдельная койка, чистое постельное бельё. Питание для них было из трёх блюд – суп мясной, жареное и сладкое блюдо – компот или мороженой. Чай утром и вечером со сладкими пирогами. Обслуживали чехов военно-пленные австрийцы.

Орудия стояли около красной казармы дулами на воинские бараки на всякий случай.

Артиллерийские лошади находились в воинском бараке в тёплом и светлом помещении под обслуживанием австрийцев и русских солдат, которые подвергалась за малую нечистоту зуботычинам со стороны чехов. [50]

ТРЕБОВАНИЕ СОЛДАТ О ВЫДАЧЕ ВОЕННОГО ОБМУНДИРОВАНИЯ И УЛУЧШЕНИЯ ПИТАНИЯ

Принятые солдаты на военную службу, находились в тяжёлом состоянии, разутые и раздетые, но офицеры их заставляли нести караулы.

Солдаты вышли из терпения и стали пред"являть свои требования к офицерам о выдаче военного обмундирования для них, в случае неудовлетворения требования отказывались нести обязанности по караулам и учёбе. И также просили улучшить питание для солдат. Вместо приготовляемой пищи из внутренностей – выдавали бы мясо, кашу с хорошим маслом, чай с белым хлебом, и создать гигиенические условия и экономические в казармах для солдат.

Однажды во время обеда солдата получили пищу из кухни из котлов. Когда увидели, что пища не улучшена, а наоборот ещё хуже, из своих тазов выплёскивали на пол в роде помоев какую-то бурду.

Дежурный офицер немедленно донёс командиру полка Виноградову о бунте солдат нескольких рот, который прикатил в барак и выступал перед солдатами, и стал их уговаривать, чтобы они не волновались, а выбрали своих активных делегатов к нему для пред"явления требований и разрешения их, что он срочно примет все меры к удовлетворению их положения.

Несколько солдат высказались перед командиром полка, что они не верят ему о помощи с его стороны солдату. Командир полка и так хорошо знает, как содержат солдат. Солдат считают хуже свиней и собак. Офицеры, как палачи, обращаются с солдатами. Шинели не выдают и оружия тоже, солдаты не будут защищать сибирское правительство и буржуазию.

Командир полка Виноградов стал стращать солдат военным судом за бунт. В это время из-за углов бараков полетели кирпичи в командира полка. Несколько кирпичей попало в него. [51] Он тут же подбежал к лошади и угнал от солдат.

В глухую полночь бараки были окружены офицерами, и зачинщики бунта солдаты были арестованы и уведены неизвестно куда, и безследно исчезли.

Взбунтовавшие роты были расформированы по другим ротам.

ПРИБЫТИЕ ИЗ УФЫ ДВУХ РОТ БАШКИР

В декабре месяце 1918 года из Уфы в Троицк прибыло две роты башкир для маскировки.

В течении одного месяца молодых башкир учили день и ночь к военному делу. Офицеры их били из-за того, что они плохо понимали русский язык, но всё же в течении одного месяца башкиры немного приучились понимать команду и маршировку и военной стрельбе.

Две роты были приготовлены к отправке на Оренбургский фронт совместно с русскими солдатами. Башкиры были одеты в английские головные уборы, а шинели русские.

ОФИЦЕРСКИЕ ЗАПУГИВАНИЯ МОЛОДЫХ СОЛДАТ 42 ПОЛКА ПЕРЕД ОТПРАВКОЙ НА ОРЕНБУРГСКИЙ ФРОНТ

Перед отправкой молодых солдат на Оренбургский фронт белогвардейские офицеры устраивали словестные занятия с солдатами, исключительно посвящённые против Советской власти и Красной Армии. Старались всеми способами запугать молодых солдат разными небылицами, творимыми инквизиционными пытками над белыми солдатами, которые попадают в плен Красной Армии.

Несмотря на то, что если солдаты Народной Армии сдаются добровольно в плен Красной армии, они беспощадно ими расстреливаются на месте из-за того, что солдаты выступали против Красной Армии с оружием в руках. [52] Пленных держат голодом и на холоде, военное обмундирование с солдат снимают до нога, выдают тряпки и лапти. Голодных и холодных заставляют работать на Красною Армию день и ночь, за неподчинение расстреливают. Сестёр милосердия насилуют и убивают.

Над русской религией красноармейцы-большевики надсмехаются, на иконы налагают налоги. Церкви закрывают, священников разгоняют.

После всех гонений со стороны большевиков над русским государством перед русским солдатом лежит теперь большая честь спасти русскую землю от германских шпионов и с оружием в руках изгнать из пределов России изменников русского государства – большевиков Красной армии.

ПОДГОТОВКА СОЛДАТ К ОТПРАВКЕ НА ОРЕНБУРГСКИЙ ФРОНТ

В первых числах января месяца 19 года солдаты 42 Троицкого пехотного полка подготовлялись к отправке на Оренбургский фронт. Дисциплину смягчили. Солдатский паёк улучшили, солдат восхваляли как защитников родины и отечества. Солдатам выдали бельё, военные английские головные уборы, а шинели русские.

Но среди солдат росло настроение, что они дойдут до большевистского фронта и перейдут к Красным без боя, но офицерство приняло меры к изоляции большевистски настроенных солдат из рот.

Один баталион из 4-х рот был отправлен на вокзал. Командный состав перед отправкой на вокзал вызвал священника отслужить молебен, но солдаты мало присутствовали на молебне, а больше занимались другим делом.

После молебна солдаты были собраны в вагоны и отправлены по Орской ж.д. до ст. Карталы.

Дорогой солдаты посрывали со своих плечь пагоны и побрасали их. Офицеры в пути поезд остановили и стали производить осмотр среди солдат на счёт пагон. У которых не было пагон, того они ругали. [53] Каптенармусу приказывали принести другие пагоны и снова вручили солдатам для нашивки на плечи, за неисполнение приказа примут меры по военному положению.

Командный состав принял меры к настроению среди казачьего и крестьянского населения: "На помощь казакам идут английские войска против большевиков". Солдаты-башкиры были расформированы по другим ротам среди русских солдат. При остановках на станциях население бежало к вагонам смотреть английских солдат. При разговоре башкир население пришло к заключению, что действительно идут английские войска.

На конечной станции Карталы солдаты из вагонов выгрузились на подводы и пошли дальше.

Казачье население "Английское войско" встречало с хлебом и солью, выставляя столы, на которых приготовляли пищу для солдат. Молоко, сметана, масло, разная жареная дичь и белый хлеб. Особенно отличались зажиточные казаки, называли "английских солдат" избавителями от большевиков. По недосмотру офицеров солдаты рассказывали казакам, что они русские солдаты, но только одеты в английскую форму. После этого у казаков получились кислые физиономии, и терялись всякие настроения.

В течении одного месяца солдаты 42-го полка двигались по посёлкам.

Солдаты прибыли на Оренбургский фронт. Под руководством членов Троицкой подпольной организации большевиков среди солдат было поднято настроение против белогвардейских офицеров о немедленном переходе на сторону красных, но офицеры срочно приняли меры к ликвидации антибелогвардейского настроения среди солдат, но уже было поздно. В конце апреля месяца, перед первым боем около хутора Ново-Петровского солдаты известили [54] Красных через своих товарищей, что они целиком всего баталиона переходят на сторону Красных.

Несколько офицеров-контрреволюционеров из баталиона бежали обратно в Троицк. Когда роты переходили к Красным, солдаты захватили с собой своих офицеров и не отпустили от себя и сдали их в железную дивизию т. ГАЯ. [55]

ЦДООСО.Ф.41.Оп.2.Д.475.Л.47-55.

Троицк. Окружной суд
Троицк.Окружной суд
Tags: Троицкое подполье, бѣлое дѣло, гражданская война, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments