Нетренированный военкоммунист (uncle_ho) wrote,
Нетренированный военкоммунист
uncle_ho

Categories:

Воспоминания из истории гражданской войны красногвардейца Бархатова Александра Васильевича

Воспоминания из истории гражданской войны красногвардейца Бархатова Александра Васильевича

БОРЬБА С ЧЕХОСЛОВАКАМИ.

ПЕРВЫЕ БОИ КРАСНОГВАРДЕЙСКИХ ОТРЯДОВ С ЧЕХОСЛОВАКАМИ ПОД МИЯСОМ.

При получении известия о восстании в Златоусте чехословацких эшелонов, ехавших по Самарской, бывший красногвардейский отряд на ст. Нязепетровск Пермской ж.д. с влившим в него добровольцев рабочих депо и организованный 2-й отряд из рабочих Нязепетровскаго завода немедленно были отправлен на Златоуст, куда направлялись красногвардейские отряды и из других заводов: Никольскаго, Кусинскаго и др.

При приезде к Златоусту из Златоуста чехословаки отступили под Мияс, где на другой день и пришлось нашим отрядам вступить с ними в бой. Наши отряды остановились на последней станции.

Рано утром до света подняты были отряды пойти в наступление, был небольшой туман, воздух несколько был свеж. Вдоль железной дороги наступал отряд Тарасова. Нашим отрядам: Нязепетровскому, Никольскому и Кусинскому – был дан приказ наступать на Мияс с правой стороны железной дороги вдоль проходящей на Мияс проежей дороги. [56]

При подходе к Миясу отряды обнаружили себя беспорядочной стрельбой неопытными красногвардейцами по своей разведке, благодаря чему чехословаки сумели выбрать наилучшую позицию на одной небольшой горе с сосняком и подготовились к бою.

Встретившись с чехословаками, отряды бросились в атаку на чехословаков, но были встречены со стороны последних сильным ружейным и пулемётным огнем, где завязался сильный бой, продолжавшийся около 3-4 часов, в результате котораго нашим отрядам пришлось отступить на ст.

Из Нязепетровского отряда было убито 2 красногвардейца и несколько человек из других отрядов. При отступлении остались несколько человек раненых, которых чехословаки добили, проявив своё культурное зверство.

После боёв под Миясом и около станции красногвардейские отряды с боями отступали по Западно-Уральской ж.д. на ст. Нязепетровск, где были упорные бои, продолжавшиеся около двух недель. На ст. Нязепетровск вместе с чехословаками наступали казаки, которые в наступление ходили пьяные.

10-го июля (28-го июня по старому стилю) после упорнаго боя, продолжавшагося около 4-5 часов, красногвардейские отряды со ст. Нязепетровск отступили по тракту на Верхний Уфалей. [56об]

Упорно и геройски по последнего момента дрался отряд мад"яров, стоявший на Дробинной горе. Геройски погибла у пулемёта женщина (не помню фамилии) одного из отрядов, прикрывавшая пулемётным огнём отступление красногвардейских отрядов со станции чрез Нязепетровский завод, которая у пулемёта была зарублена казаками.

Наступление чехословаков и казаков велось в трёх направлениях:

1) вдоль железной дороги на станцию при поддержке артелерийскаго огня;

2) в обход с правой стороны с выходом к речке Кабанка, где был разобран железнодорожный путь и было отрезано отступление отрядам по ж. д.;

3) в обход с левой стороны чрез Дробинную гору около речки Цирковки на Указар с целью перерезать путь отступления по тракту на Уфалей, но последнее не удалось.

Отступая по тракту на Верхний Уфалей, на 11-й версте только натолкнулись на казацкую разведку. При обстреле со стороны последней среди отступающих отрядов началась паника, некоторые бросились бежать в разные стороны в лес, но благодаря принятый мерам со стороны нескольких товарищей и лично мною, порядок был восстановлен, и все благополучно отступили на Уфалей. Был убит только один красногвардеец.

При вступлении в Нязепетровский завод чехословаков и белогвардейцев пойманных на улице красногвардейцев на месте зарубали шашками и производили [57] расправу с оставшимися сторонниками и сочувствующими советской власти. Были расстреляны рабочие братья Зотовы, Ворносов Иван, техник завода Щербаков и другие.

Мой отец – Бархатов Василий Елисеевич 53-х лет – после 2-х недельнаго скрывания в лесу был арестован и увезён в Челябинскую тюрьму, потом сидел в Иркутской и Екатеренбунской тюрьме, где его сильно били и мучили, а при отступлении из Свердловска колчаковских войск белогвардейцами был живым сожжён.

ОТНОШЕНИЕ НАСЕЛЕНИЯ К СОВ. ВЛАСТИ.

В момент боев на ст. Нязепетровск рабочие содействовали красногвардейским отрядам – помогали рыть окопы, в листопрокатном цехе (где катали только кровельное железо) рабочие накатали толстаго листового железа для оборудования бронепоездов. При отступлении чрез завод красногвардейцев у ворот стояли женщины с вёдрами кваса или молока.

При мобилизации населения Колчаком большинство мобилизованных дезертировало и скрывалось в лесах и при приходе в 1919-м году на Урал Красной Армии значительное количество вступило добровольцами в Красную Армию.

КОНТРРЕВОЛЮЦИОННАЯ РАБОТА МЕНЬШЕВИКОВ И ЭСЕРОВ.

При выступлении чехословаков имевшиеся в Нязепетровском заводе [57об] меньшевики и эсеры стали открыто выступать в защиту чехословаков с призывом борьбы против советской власти и нелегально подготовлять выступление против боровшихся красногвардейских отрядов. Часть меньшевиков (как Кравченко) и сынков торговцев своевременно удалось арестовать а другая часть скрылась и этим было предотвращено приготовляемое выступление.

УВЕРЕННОСТЬ В ПОБЕДЕ.

За всё время отступления, даже в самые тяжёлые дни, как сдача Перми, лишения, во всех отрядах, которые мне приходилось видеть и в которых быть самому, чувствовалась твёрдая уверенность, что мы победим и снова вернёмся на Урал.

БОРЬБА С КОЛЧАКОМ.

ВПЕРЁД НА УРАЛ.

В 269 СТРЕЛКОВОМ БОГОЯВЛЕНСКОМ ПОЛКУ 30-Й ДИВИЗИИ.


Наряду с общим наступлением 3-й Армии весной 1919 г. большие бои пришлось вести 269-му стрелковому полку. Начиная с деревни Икра, не останавливаясь ни перед какими трудностями, наступали на Колчаковские войска. Последние не выдержали наступление красных и отступали, откатываясь к Каме.

После последняго боя перед Камой, отдохнув полдня в деревне около Нытвинскаго завода, 269-й полк получил приказ ночью переправиться через Каму. [58]

Какое неописуемое воодушевление было у красноармейцев, когда были переправлены на другой берег Камы. От Камы на нашем участке колчаковские войска отступали без сопротивления, заваливая пути, сжигая мосты, всё что можно для затруднения передвижения наших частей.

Пройдя без боёв через Свердловск (шли в резерве), Берёзовский и Каменский заводы, наступая дальше, снова пришлось вести упорные бои. Продвигаясь с боем вперёд к Тоболу и за Тобол, встречая упорное сопротивление противника, наш полк дошёл до деревни Воробьёвой, около 150-200 верст за Тоболом, откуда противник, отступив, сделал внезапный налёт кавалерийскими частями около 2-х сотен на занятые нами позиции, но был отбит.

Внезапное наступление было зделано на рядом стоящий по левую сторону с нами полк. В этот же день в соседней части 27-й дивизии противник зделал прорыв. Посланные для связи ординарцы были пойманы белыми. Был зделан налёт на наши обозы. Ночью согласно приказа 269-й стрелковый полк стал отступать.

Отступление с боями продолжалось до деревни Крутиха около 15 вёрст восточнее реки Тобол, где (около этой [58об] деревни) в течении 2-х недель велись упорные бои с наседающим противником, который в некоторые дни переходил по два раза в наступление и атаки. Были случаи, когда выбивал нас с позиции, но при переходе наших частей в контратаку снова занимали свои позиции.

Противником были брошены на нас самые лучшие части Колчаковских войск в соединении с кавалерией и артилерией.

Несмотря на значительные потери – в 3-ем батальоне в ротах оставалось по 40-50 человек, батальон под командой тов. Микрюкова стойко держался, и у красноармейцев было единственное желание – это наступать вперёд, и был недоумённый вопрос – почему нет приказа о наступлении?

Нужно сказать, что 269-м стр. полком была удержана одна из важнейших позиций, которой противник старался всё время овладеть, и наш полк, кажется, чуть ли не единственный, который за реку Тобол не отступал (то есть обратно реку Тобол не переходил).

Как только был дан приказ наступать, наши части с большим воодушевлением двинулись вперёд. В первый же день наступления противник был опрокинут, белогвардейские части были прижаты к реке (кажется, Суер). После безуспешной попытки перейти в контратаку колчаковские солдаты, около батальона, сдались, [59] а офицеры бросились через реку вплавь. Часть офицеров нераздетые перетонули, а другая часть, боясь, чтобы не утонуть, разделась и, переплыв через реку, нагишом убежала в деревню около села Мокроусовскаго.

По приходе в деревню наших частей население с большим интересом рассказывало, как белогвардейские офицеры удирали нагишом. Одна из учительниц с некоторой стыдливостью говорила: "Уж больно некрасиво они бежали".

Колчаковские войска намеревались, по видимому, оказать упорное сопротивление на реке Ишим на укреплённой на горе позиции (недалеко от деревни Михайловской), в которой упорно обстреливали артелерийским огнём 269-й полк при приближении к реке Ишим. Наступление повели ночью, и после небольшой перестрелки колчаковские войска не выдержали и отступили.

Перейдя через реку Ишим и наступая на село Михайловское, было окружено и взято в плен около полка Колчаковских войск. Впервые в значительном количестве было взято в плен офицеров, и это было для нас большой диковинкой, так как до этого очень редко и то в единичных случаях к нам попадали в плен офицеры (простые солдаты, конечно, попадали). [59об]

При наступлении наших частей вплоть до Омска противник оказывал упорное сопротивление, но Красная Армия, в том числе и 269-й стрелковый полк, сломили сопротивление колчаковских войск.

Упорство в наступлении 269-го полка не останавливаться ни перед чем приводило противника в смущение. Как один из случаев: наши части (за Тоболом) наступали по ровному месту на хорошо защищённую противником позицию (лес и около леса посев). Несмотря на большое сопротивление противника и жертвы, которые были, наши части по чистому месту перебежкой продвигались к противнику, который не выдержал и отступил. Было взято несколько человек пленных, в том числе фельдшер, который заявил, что белые офицеры пришли в смущение, заявляя: "Чёрт знает, что такое, всё равно, что черти лезут".

Перейдя реку Иртыш ниже Омска, преследуя противника, красноармейские части проделывали невероятные большие переходы, делая небольшие привалы для отдыха на 4-5 часов, продвигаясь днём и ночью, застигали противника врасплох, снимали посты, захватывали колчаковские части и их штабы, которые были в недоумении, как это красноармейцы могли проходить такие расстояния, так как они (белые) надеялись, что красные [60] далеко находятся, и они этой ночью должны были быть в безопасности.

Как это было в деревне … около станции … на реке Томи. Захватив ночью в деревне колчаковские части и штаб, перед рассветом повели наступление на ст. …, на которой стояло несколько эшелонов поляков, с которыми впервые встретились. При наступлении весь батальон встретил сильный пулемётный и артелерийский огонь. Бой продолжался с утра до вечера и только к вечеру поляки отступили со станции.

БОЙ ПОД КРАСНОЯРСКОМ И РАЗОРУЖЕНИЕ КОЛЧАКОВСКОЙ АРМИИ.

После проделанных больших переходов, преодолев сопротивление, в конце декабря месяца (числа не помню) по старому стилю 269 и 270-й стрелковые полки вечером вошли в деревню Заледееву, от Красноярска 10-13 километров. При занятии Заледеевой вечером была небольшая перестрелка. Около деревни Заледеевой на железной дороге между раз"ездом Бугач и ст. Мининой сосредоточилась вся масса отступающей деморализованной Колчаковской армии.

Рано утром согласно приказа 269-й Богоявленский и 270-й Белорецкий полк выступили на Красноярск (по левую сторону вдоль ж.д.). Подходя к деревне, в верстах 3-4-х от [60об] Заледеевой в сторону Красноярска встретились с отступающей на север частью Колчаковской армии под командой генерала Сахарова и отряд Аненкова. Завязался сильный бой, длившийся с утра до вечера. Данные части по несколько раз переходили в атаку, стремясь во что бы то ни стало пробиться на север в обход Красноярска (так как в это время в Красноярске было восстание, и имевшие части перешли на сторону Советской власти), которые к вечеру пробились, а 270-й полк и 269-й заняли станцию Бугач и прилегающий район по левую сторону ж.д. в 7-8 километрах от Красноярска, после чего сосредоточенная между раз"ездом Бугач и ст. Мининой Колчаковская армия сдалась и была разоружена, в том числе и польские эшелоны.

Всю ночь и на другой день один за другим полки и части сдавались и разоружённых направляли в тыл. Несколько упорствовала в сдаче и разоружении одна из кавалерийских дивизий, но перед растветом и она сдалась.

К вечеру 270-й стрелковый полк вступил в Красноярск, встречаемый неописуемым восторгом рабочих и населения города Красноярска. Это была действительно неописуемая [61] подлинная радость рабочих и трудящихся, запрудивших главную улицу, где мы проходили.

На ряду с беспрерывными приветствиями Красной Армии кричали "ура", у некоторых от переживаний и радости были видны слёзы на глазах.

КАК ГЕНЕРАЛ САХАРОВ УДРАЛ ОТ КРАСНЫХ
(по рассказу командира батальона [270 полка])

Пробившаяся на север небольшая часть Колчаковской армии и отряд Анненкова оказались между указанным 269 и 270 полками и одним батальоном 270-го полка, который выступил из деревни Заледеевой ранее этих полков. (Батальону был дан приказ наступать в обход Красноярска).

Батальон, увидав эти части, начал обстреливать их, и вся эта отступающая масса около 1500-2000 человек кинулась в сторону, где оказался овраг. Генералу в кошёвке ехать дальше нельзя было, он моментально обрубил гужи и ускакал верхом, оставив все свои чемоданы.

О ПЕРЕПУГАВШЕМСЯ ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНОМ ЧИНОВНИКЕ.

Интересный маленький случай с перепугавшим железнодорожным чиновником, по видимому, дежурным станции Минино.

Перед утром я с раз"езда Бугач [61об] разговаривал по телефону со станцией Красноярск с комиссаром Яковлевым. Не успел кончить разговор, мне по телефону в испуганном состоянии со станции Мининой по телефону кричат: "Тов. Бархатов! тов. Бархатов! Что я буду делать, здесь стреляют".

Действительно, в этот момент одна из красноармейских частей, кажется, 1-ой бригады, не зная, по видимому, что идёт разоружение колчаковских войск, подойдя к станции Минино, начала обстреливать находящиеся там Колчаковские части. Стрельба была непродолжительная, на его крик и испуг мне пришлось ему посоветовать залезть под стол.

30-Я Д. КРАСНОЙ [АРМИИ] [*строчка зачёркнута]

30-я дивизия в целом, так и 269-й и 270-й стрелковые полки проделали неслыханный переход, начиная от Глазова и кончая Иркутском, в период 10-11 месяцев, преодолевая на своём пути сильнейшее сопротивление противника и в то же время некоторые лишения, которые неизбежно приходилось переносить, как отсутствие часто одежды, обуви, так как хозяйственные обозы штабов не успевали передвигаться за Красной армией. И несмотря на некоторые лишения, красноармейцы настойчиво шли вперёд к цели во что бы то ни стало добить скорее Колчака, [62] зная, за что это они (красноармейцы) борются.

Это сознание укрепилось благодаря той большой проделанной работы партийной организации, которая проводила среди красноармейцев большую массовую работу, и коммунисты во всех наступлениях служили примером, идя вперёд.

ОТНОШЕНИЕ КРЕСТЬЯН К КРАСНОЙ АРМИИ.

При наступлении Красная Армия везде встречала большое сочувствие и поддержку со стороны рабочих и крестьян. Как в смысле питания, в деревне старались накормить красноармейцев кто чем мог: молоком, мясом, яйцами и т.п. Охотно давались подводы, где требовалось перевезти красноармейские части при преследовании Колчаковских войск. В одном из сёл, подобрав на отбор лошадей, при перевозке 270-го полка, можно сказать, было настоящее соревнование в гонке, обгоняя один другого. За эти сутки 270 полк пешком и на лошадях продвинулся около 70-80 километров.

В некоторых деревнях при приходе в деревню видно было вооружённых стариков со всем семейством. Вооружённые крестьяне расставляли [62об] посты, охотно выделяли провожатых, указывали, где лучше и быстрее пройти.

При занятии Красной Армией Красноярска, за Красноярском вооружённые крестьяне ловили и разоружали отдельные небольшие части белогвардейцев, часть которых успела ускользнуть из под Красноярска.

Вот тот небольшой набросок воспоминаний гражданской войны, где освещено часть отдельных моментов борьбы Красной Гвардии и Красной Армии, в отрядах и полках которых я был и принимал непосредственное участие в боях.

Воспоминания писал на память, никаких записей у меня не было, поэтому не указано точное время (числа) и название некоторых деревень, которые перезабыл.

30-го/ІХ-1932 г.

А. Бархатов [63]

ЦДООСО.Ф.41.Оп.2.Д.56.Л.56-63.

Сдача Колчаковских войск под Красноярском
Сдача Колчаковских войск под Красноярском
Tags: гражданская война, история, чехословацкий мятеж
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment