Нетренированный военкоммунист (uncle_ho) wrote,
Нетренированный военкоммунист
uncle_ho

Category:

Соловьёв Ефим Андреевич. Забытая могила

Ещё один мемуар о Верхотурском расстреле, хоть отдельный тег выделяй.

Забытая могила

Сентябрь-октябрь 1918 года отличался своей жестокостью белой своры над рабочими и крестьянами, имевшими маломальское отношение к советской власти, левоэсеровской, коммунистической партиям или комбедам. Много пало от руки озверевших эксплоататоров и деревенских мироедов, но когда красная армия сплотилась, погнала с Урала белобандитов, тогда они ещё хуже озверели, ещё больше убивали, а убивали уже не одиночками, а цельными партиями человек по 200, по 300.

Я хочу рассказать про партии, которые отправлялись из Нижне-Туринскаго изолятора, т.е. прежних Николаевских арестанских исправительных рот (ружейный завод Николая І), чрез святой уездный город Верхотурье по Ирбитскому тракту, вслед за серебряной рекой Симеона праведнаго.

Летом в июле месяце [1919 года], когда начали приближаться к Перми красные войска, белые начали отправлять партии арестантов, не столько уголовных, посколько политических, в глубокую Сибирь по маршруту на Иркутск. Не скажу, как первые партии прошли, но про последнюю, куда попали более активные противники белых, как рабочий В-Уфалейского завода Иван Петрович Фокин.

С Иваном Петровичем я не мог видеться в Екатеринбургской тюрьме, так как я содержался в крепости, а он в 4 отделении со смертниками. По его словам он зимой 1918 года был отправлен в Николаевку. При посадке в вагон он пытался [146] бежать, тут его между вагонов ранили и избили, но всё же избитаго увезли куда надо.

Первый раз в 1919 году он был избран секретарём Губернскаго С"езда советов, где и я был в президиуме. Когда мы поехали в Москву на С"езд советов с Л.С. Сосновским и др. в числе 20 человек, то как рабочий с рабочим близко познакомились с ним, и он мне рассказал про эту отправку партии, в которой он и был.

Идёт партия голодных изнурённых арестантов в 250 человек, сопровождает рота солдат, и тут же едут конница. Отойдя от г. Верхотурья семь вёрст, всадники повёртываются с обнажёнными шашками, врезываются в гущу арестантов, топчут, рубят, а с боков пули свистят. Кто кинулся в лево, немногим удалось остаться в живых, а Иван Петрович Фокин говорит, что он кинулся в право по направлению к реке Туре, место под гору, так что пули летели поверх их, почему им и удалось добежать до реки.

В реке их очутилось человек 15-ть, реку кто как умел перебраться – перебрались и пошли блудить по лесу. Голодные изнемогли и вот наткнулись на хутор, где живут старик со старухой только двое, которые приютили и накормили этих, как они говорят, бродяжек (по словам т. Фокина даже закололи для них овцу, а всё-таки накормили), где наши бродяжки пробыли 3 суток. Старики пронюхали, что в окрестностях ихняго хутора появилась красная разведка, указали им дорогу, и они вышли опять лесом к Нижней Туре, попали на отряд т. Мрачковскаго, где Ив.Петр. свои, видимо, Уфалейцы подобрали. [147]

Едем в 1920 году в Верхотурье, видим в стороне от дороги братскую могилу. Ехало нас из окрестностей Алапаевска человек 40, остановились, пропели похоронный марш и видим – заботливая рука предгорисполкома Егора Дерябина или секретаря укома т. Ларичева построила деревянный памятник, обнесла садиком и выкрасила.

Об этой могиле в данное время мало кто вспоминает, т.к. Верхотурье из себя не стало представлять святыни, нет уезднаго центра, нет и старых работников, но надо отдать дань должному и сказать, что вечная память Вам, дорогие товарищи, мы Вашу заветную мечту выполняем – мир трудящихся перестраиваем по пролетарски.

Соловьёв

В 18 г. Иван Петрович отстал от Уфалейскаго отряда только потому, что уезжал за продовольствием, ездил с отрядом по деревням, где и попал в плен к белым, где битья перенёс и истязания немало. Битьё в Екатеринбурге, битьё в Николаевке сломило парня, умер в 1924 году. Умер молодой, но своё дело сделал, его потомкам не стыдно за отца. О смерти его я узнал в Тагиле. Я пожалел, что потеряли такого честнаго, скромнаго боеваго товарища.

Имена погибших мне не известны.

Соловьёв

13/VI-27 г. [148]

ЦДООСО.Ф.41.Оп.2.Д.128.Л.146-148.

Памятник расстрелянным около г.Верхотурья красным политзаключённым
Памятник расстрелянным около г.Верхотурья красным политзаключённым
Tags: в колчаковских застенках, гражданская война, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment