Нетренированный военкоммунист (uncle_ho) wrote,
Нетренированный военкоммунист
uncle_ho

Categories:

Власов Г.Л. о Чусовском заводе в годы Гражданской войны. Часть 1

В Испарт. при Перм.Окр.ВКП(б).

1) Работа перед падением Чусов.зав. и отступление.
2) Царство белых в Чусовском зав. с 15/ХІІ-18 г.по 29/VI-19г.
3) Восстановление Чусов.завода и ж.д.моста через р.Каму.
4) Субботники.

1) Ноябрь и декабрь м-ца 1918 г.в Чусовском заводе были из самых боевых, но и трудных месяцев. Партия большевиков, несмотря на отправку 3-х Чусовских рот добровольцев для борьбы сперва с чехами, а затем против Колчака, не ослабла, партийное ядро было ещё сильно. Настроение передовых рабочих было боевое, но на ряду с этим росло и антиреволюционное настроение среди рабочих ввиду приближения фронта и ухудшения продовольственного вопроса, даже усилилась агитация, в особенности […]дях против советов и партии, главным образом, подстрекания меньшевистской обывательской группой. Вообще контреволюция делала своё подлое дело, подготовляя приход колчаковских банд.

В первых числах декабря фронт гражд.-войны приблизился уже к Чусовскому заводу. 8 декабря было последнее общее собрание партии, где большая часть к-та была переизбрана, организован был Военревком и постановили всем б-кам выступить на фронт. В новый состав парткомитета вошли: Предс. ЯМОВ Серг., члены: ВЛАСОВ Г.Л., ВОРОНИЩЕВ Ив., СИВКОВ А-др, САДОВИН В.

Вечером в этот же день часов в 9 мы все выступили на фронт, оставили только безпомощных стариков и которых нельзя снять с работы в организациях. А наш актив в лице БАРАНОВА С.Ф., СИВКОВА В.Ф. и КОЩЕЕВА А.А. выехали на с’езд и обратно уже не могли вернуться, но некоторые выехали с семьями 10 декабря на Пермь т.ОГНЁВ Н.С. и КИЛЯКОВ И.Д., а мы все выступили в местечко по р.Чусовой "Вашкур", где стояла наша Чусовская 3-рота под командой Шурки ПОПОВА и рота Мусульманского 21-го полка, куда и мы влились. Но поскольку ни у нас и ни в роте не было хлеба, а когда мы пошли на фронт, нам хотели утром привезти 2 воза хлеба, мы сходили в заставу, пробыв всю ночь, нас сменили, но хлеб не прибыл. Нас человек 10 комроты ПОПОВ послал в Чусовую с письмом за хлебом, ибо дорога не большая, около 10 вёрст.

Когда мы пришли в Чусовую в Военкомат, Военком тов. МИКРЮКОВ был п"ян. Мы подняли шум, на этот шум прибежал комендант завода (командированным с мандатом от штаба 3 армии, на последнем собрании партии таковой присутствовал, где мы его и утвердили). Он, не разобравши, [36] в чём дело, нас угнал и закричал, что: "Это дезертиры! Сложить оружие! Всех под арест! и расстрелять!" Но нас не испугаешь, понеслись в ответ возгласы: "От мёртвых только можете взять оружие". Тогда против нас выстроили пулемёт.взвод (это было в здании, где сейчас клуб К.Маркса) и снова крики: "Сложить оружие". Тогда из прибежавших наших ребят стали нас уговаривать отдать оружие, и дело выяснится, а Военком т.Микрюков из помещения скрылся и больше с той поры в красной армии не служил.

Нас всех обезоружили и арестовали. Во время ареста дежурн. красноармеец сказал, что нас хотят расстрелять, мы через него же сообщили нашим ребятам в ЧК и в Комитет партии, те срочно взялись за дело. Шурка СИВКОВ в то время был Предчека, а Гр.Ив.ШЛЯПИН Пред.делового совета завода. Срочно командировали на "Вашкур" к комроты Попову т. ВОРОНИЩЕВА Ив., где наша правда подтвердилась, комендант очень струсил, нас всех освободили и с нами же послали хлеб. Но мы и до половины дороги не дошли, как нам наша рота идет на встречу говоря, что Вашкур занят белыми, наши заставы захвачены в плен.

Не останавливаясь в Чусовой, прямо на ходу получив распоряжение двинулись в Ляменский завод, где рота и расположилась, получив от комроты Попова распоряжение двинуться в разведку. Мы коммунары разбились на две партии человек по 25, одна партия пошла на ст.Калино, а мы под командой ЗАХВАТКИНА Ив. (сейчас безсменный лет 10 старший охраны Чусовск.зав.) пошли по Лысьвенскому тракту. Дошли до Кордона около Пономарёвского поста, позвонили по телефону на ст.Калино, но со ст.Калино отвечал уже белый офицер, стоящий у аппарата. Захваткин прикладом разбил аппарат, и мы пошли обратно, так как с-зади нас, т.е. в тылу работал пулемёт белых.

Тогда мы двинулись в Ляминский раз"езд № 104-а. Прибыв туда и увидя много солдат, но неизвестно белые или красные, так как значков не было ни у кого, спрашивая у них пропуск, получаем ответ, что не знают. Но сказали, что здесь много уже белых, а они красноармейцы, комсостав их перешол к белым, но они их тоже принимают за своих, ибо и белые боятся назвать себя, так и красные, вообще всё смешалось. Мы тогда двинулись обратно, захватив со собой и красноармейцев. Потом, как только отошли в лес, отобрали от них винтовки, но скоро обратно им возвратили, так как уверились, что это свои ребята из Тагильского полка. Прибыв в Лямино, решили отступать на село Копально, чтоб откуда пробраться на ст.Валежную через Чусовские городки, но по дороге встретился ординарец из отряда Мрачковского, сообщив нам, что в [37] Копально имеется застава белых, и велел отступать на Чусовую, а из Чусовой на Кизел, говоря, что это распоряжение Штаба 3 армии, приехав сам с донесением в Чусовую.

Мы вернулись обратно. Идя по Чусовой, часов в 5-ть утра 14 декабря раздался оглушительный взрыв – это подрывная команда тов. Мрачковского взорвала ж.д.мост через р.Чусовую. Это нам было уже понятно, что белые наступают на завод. Прибыв на ст.Чусовскую слились с Чусовской Чрезвычайной ротой, начали в эшалон грузить обоз, но для самих вагонов не было, пришлось вагоны взять из завода, где вагоны американка переделывали на мастерские, прачешные и бани (походные).

Как только пришли вагоны, всё ещё не успели погрузить, на ст. появились белые, смешались с красноармейцами, начали разоружать таковых в тихомолку. Первого разоружили и повели в вокзал сотрудника ЧК т. САДАКОВА Як. Раздалась команда комроты "в ружьё", и с обеих сторон началась перестрелка, и сделалась в тоже время паника. Комроты Попов закричал, что кто побежит – будет расстрелян. Наши все выстроились цепями, но красноармейцев остановить не пришлось: как раз двинулся первый эшалон на Кизел, крыши вагонов и буфера были переполнены, борьба за место доходила до прикладов.

Вдруг я увидел – бежит бегом за эшалоном наш тов.чл. Делового Совета завода БОРТНИКОВ Вик.Петр. Я за ним немного бежал, хотел остановить, чтоб он воротился, говоря ему, что все наши здесь, да и он сам это знал, ибо за 10 минут только он продавал табак полукрупку, данную Продкомом, но он не остановился. Добежав до переезда против Механической ул., где он жил, помахав мне шапкой, пошол домой, а на другой день был расстрелян.

Я возвратился, залез на худой паровоз около депо № 1 и там начал отструливаться, затем увидав Прошину Марусю, которая подле вагона, изорвав свою нижнюю юбку, под угрозой оружия перевязывает рану белогвардейскому офицеру, ибо из под полушубка виднелся мундир, перевязав ему рану, кидается в эшалон в вагоны, но кто то из наших офицера всё-таки пристрелил.

Затем пошол второй эшалон на Кизел, также переполненный. В этот момент слышу, кричит Мишка МОКРЕЦОВ (сейчас работает мастером в прокатке Чусовского завода) т. Воронищеву: "Если бы не я, то тебя уже живого не было", – и получает ответ такой же от т.Воронищева Ив. Оказалось, что беляк, который целился в Мокрецова был убит Воронищевым, а который целился в Воронищева убит был Мокрецовым, друг друга спасли. Тов. Воронищев Ив. умер [в] 21 г. во время голода в Чусовой.

Белых сперва было очень трудно узнать, ибо не было никаких отличий от красноармейцев, у которых тоже звёзд не было, поснимали [38] все. Но мы их хитрость узнали – у них в знак отличия был пихтовый кустик за обшлагом шапки.

Для нас паровоза нет: хотя и были на парах, но заставлены худыми паровозами, ибо ж.д.заправилы все ожидали с радостью белых. Наши ребята мастеровые сбегали в завод, сами приехали на заводском маневровом поезде без тендера, прицепив наш последний эшелон, двинулись на Кизел под пулемётным обстрелом. Наш "максимка" не работал: замёрз, ввиду неимения спирта. В наших вагонах ранило двоих из Мусульманского полка и две лошади убили, одну мы дорогой же с"ели. Доехав до кладбища один т.Брюханчиков Г.А. (сейчас Пред.ЦРК Чусовая) выскочил из вагона и ушол домой, но какими то судьбами белыми не расстрелян.

Доехав мы до 125 раз"езда, в этот момент был взорван ж.д.мост через р. Вильву подрывной командой т. Мрачковского. Мы тут остановились до утра, раскинув цепь для караула. Уже поздно вечером верхом на лошади с красным бантом на белой папахе под"ехал к нам самый последний коммунар – котельщик СОКУРОВ Ник. (сейчас инвалид гражданской войны).

Во время ночи мы узнали о коменданте, который чуть нас всех не расстрелял, что он уехал в первом эшалоне, оказался белогвардейцем, его задача была коммунистов отправить на фронт, не дать вывезти заводское имущество и наши семьи. Выехали с нами с семьями только т. Ганичев Гр. – прокатчик и Захваткин М.Арх. – Пред. ФЗК.

Доехав мы до станции В-Вильвы, остановились. Кизел уже эвакуировался, на Усолье мы не поехали ввиду неимения там подвод. Мы решили через Екатерининские казармы из завода Шабурное пробраться на зав. Чермоз, а там и на Пермь, но в Екатерининских казармах опять была уже застава белых при 2-х пулемётах. Тогда мы по Романовскому тракту через белую Пашию выехали в с. Орел на Каме, оттуда, переночевав, двинулись черев Шайкар на ст. Григорьевская и прибыли 23/XII. В тот же день пала Пермь. На ст.Григорьевской узнали, что наш Чусовской комендант арестован и, кажется, расстрелян.

Пробираясь при 40° морозе до ст.Григорьевской гужом, сами все перемёрзли на вершок, но беда и смех была с детьми т. Захваткина и Ганичева – их мы всех посадили в большую угольную корзину, завалили сеном, и где в нырке вылетят, пурхаются в снегу, как мышата, нам смех, матерям горе и детям слёзы. Наш Мишка Мокрецов был в одной шинели, ляжет в санях и спит, приходилось будить, не давать спать, иначе бы не доехал, а замёрз, весь ознобился.

Есть ещё такие факты – уезжая из Чусовой Деловой Совет, выдав всем рабочим завода за две недели или за месяц вперёд зарплату, рабочие на другой день не вышли работать, водопровод замёрз, и Доменный и Мартэновский цеха стали, и два прокатных, в ходу были механич., [39] котельный и один цех прокат. Деньги ещё остались, которые мы захватили с собой два мешка. Пред. Делового Совета т. Гр. Шляпин вёз их просто, не обращая внимания, что в мешках деньги, где остановился – бросит в угол и лежи, приходилось уходить из дома, никому не говоря, чтоб покараулил деньги. Только одна женщина, боясь за все последствия, наблюдала за деньгами. Это была ТИТОВА Маруся (сейчас активная работница женотдела в Чусовой).

На ст. Григорьевская мы встретили своих ребят: Сивкова В.Ф., Баранова О.Ф., Кощеева А.Ан., Елтышева А.Я., Родыгина Ф.Пр. Сивков был уже уполномочен Уральским Областным Советом набрать ребят и организовать отряд по контролю при фронтовой полосы, и нас из армии отобрали следующих т.т.: Сивкова Ал. и Михаила, Шляпина Г.И., Власова Г.Л., Лифанова Ал., Мельникова Гр., Родыгина Ф.Н., Дудина Илью, Елтышева А.Я., Макарова С., Успенского Як., Кокоулина Ан., Маряхина, Кузнецова Игн., Кобякова Ив., Климова Н., Фетисова П., Щелчкова Ив., Коробейникова Дм., Лукоянова Колю, Будницкого Ант., и из Мотовилихинских: Ульянова Ник., Поносова Ив. и Смирнова А-ра (последний убит бежавшим офицером из красн.армии и похоронен в с.Сиве). Наш отряд потом переименован в особо коммун. контр. организац. отряд, сперва при Вятском Губвоенревкоме, затем при Пермском.

Я был командирован в с. Сиву Предвоенревкомом и был избран Предкомитета партии. Затем занялись контрольной работой в Карагае, Бубе, Усть-Бубе, Екатерининске, Серофимовске, Кизве, Сепыче, Ново-Михайловске.

Наш отряд много сделал, не только очищал от кулацких элементов прифронтов.полосу, но и не мало выкачал продовольствия для красной армии. В Сиве работал продовольств. Петроградский отряд во главе с Орловым, который дал нам отчёт, что в Сиву нужно ввезти продовольствия 60 тыс.пудов, а мы занялись с помощью местных коммунар., вывезли из Сивы 200 т.пудов разного зерна, в том числе и овёс. По 200 подвод отправляли ежедневно на ст.Балезино. Но этот вывоз нам дал большой толчёк. Нашим отрядом раскрыт в Екатерининской волости проступок местных работников во главе с Пред.совета Маренкиным, он же чл.уездн. исполкома Оханска. Все занимались наложением контрибуций, но для своего кармана. Мы их в числе 9 чел. по приказу № 7 за подписью Предгубвоенревкома г .Вятки чл.сто т. Белобородова всех расстреляли. Маренкина в Екатерининске, остальных в Залазинском заводе. В раскрытие дела нам помогли Вас. Кошелев, бывш.судья, и учитель Вас. Павл. Думченко с. Екатерининска. Это дело дало не только толчёк к добровольной сдаче хлеба, но и не один десяток добровольцев в крас.армию.

Кроме того наш отряд ходил на подавление [40] кулацкого восстания в с. Сергинском около Нердвы. После чего мы отряд разделили на 3 группы и двинулись до г.Слободского, а затем обратно за фронтом, работая по контролю и организации советов до г.Перми.

20/VII-19г. наш отряд был расформирован, и члены отряда были Губкомом партии брошены для организационной работы в организации Пермского уезда.

Депо станции Чусовская
Депо станции Чусовская

Часть 2
Tags: гражданская война, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment