Нетренированный военкоммунист (uncle_ho) wrote,
Нетренированный военкоммунист
uncle_ho

Categories:

Анишев А.А. о Великой Октябрьской Социалистической революции в Перми

В честь 102-й годовщины


ВОСПОМИНАНИЕ О ВЕЛИКОЙ ОКТЯБРЬСКОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ И ПОДГОТОВКЕ К НЕЙ в 1917 году на Урале в гор. Перми.

В нынешнем 1947 году трудящиеся Советского Союза будут праздновать 30-ю годовщину Великой Октябрьской Социалистической революции.

Трудящиеся Советского Союза в эти 30 лет прошли тяжёлый, но славный путь и добились в упорной борьбе больших успехов на всех фронтах.

Оглядываясь на пройденный путь, некоторым кажется, что на Урале Советская власть пришла самотёком без всякой борьбы; но на самом деле это не так – борьба была ожесточённая, и победа далась только благодаря мудрому руководству большевистской партии под гениальным руководством Ленина и Сталина.

Ко времени Февральской революции царский самодержавный строй совершенно сгнил, и особенно он разложился во время войны 1914-16 года.

Буржуазные тузы хотели сделать дворцовый переворот, т.е. маленькую революцию для своих больших дел.

Февральскую революцию совершили, как в центре, так и на Урале, рабочий класс, солдаты и крестьяне, но у власти оказались буржуазия и их верные лакеи – меньшевики и эсеры.

Я помню в первых числах марта в г. Перми первый с"езд Советов рабочих и солдатских депутатов "Уралсовета". Депутатами с"езда в громадном большинстве оказались эсеры и меньшевики. С"езд своим большинством вынес решения в угоду буржуазному Временному правительству, а также избрал Исполнительный Комитет из 33 членов и только три большевика в нём: ОБРОСОВ П.М., ГАЛАНИН П.А. и АНИШЕВ А.А. [4]

Невольно возникает вопрос – как это могло случиться, что революцию свершили рабочие и крестьяне, а у власти оказались буржуазия и их верные лакеи – эсеры и меньшевики? Да только потому, что большевистскую партию самодержавное правительство всё время беспощадно громило, и к Февральской революции она оказалась сильно разгромленной, на местах остались разрозненные единицы, к тому же из лучшей части рабочих и крестьян самодержавное правительство угоняло на фронт, а их места заполняли кулачьём и торгашами, скрывающимися от фронта.

Следовательно, большевистская партия, рабочий класс и крестьянство были разгромлены, остались единицы, к тому-же малограмотные и неимевшие никаких органов печати. В то время, как у меньшевиков и эсеров сохранились людские силы, квалифицированные краснобаи и органы печати. Они сразу после Февральской революции заработали во всю: нацепили красные банты, кричали и печатали разные громкие фразы – "Свобода", "братство", "равенство" и т.д.; давали много разных обещаний. А трудящиеся, опьянённые победой, увлекались митингами и демонстрациями, в силу чего поддавались на обман меньшевиков и эсеров.

Буржуазия, меньшевики и эсеры, пользуясь доверчивостью трудящихся, кричали громкие революционные фразы, а сами готовились задушить революцию, всё революционное травили, а где удавалось – арестовывали и судили, и особенно травили большевиков. Травля большевиков, как в центре, так и на Урале, в июне-июле дошла до предела. В гор. Перми 25 июня буржуазное охвостье – меньшевики и эсеры натравили банду отдельных солдат и торгашей на мирную безоружную большевистскую демонстрацию Мотовилихинских и Пермских рабочих.

Демонстрация проходила под большевистскими лозунгами, требуя мира, хлеба и земли крестьянам. Демонстрация разоблачала обман меньшевиков и эсеров, указывала на готовящуюся контрреволюцию [5] и призывала рабочий класс и крестьянство закреплять завоевания революции и выгонять из Советов меньшевиков и эсеров.

Разгром большевистской демонстрации в Перми послужил той каплей терпения и доверия меньшевикам и эсерам и помог рабочему классу, солдатам и крестьянам понять обман буржуазии и их лакеев меньшевиков и эсеров. С этого времени партия большевиков ещё быстрее стала расти в рабочем классе, среди солдат и крестьянства.

В городе Перми в то время было 3 запасных полка и несколько других воинских частей, а всего было солдат около 40 тысяч человек, но большевиков среда них было мало. Большевики решили некоторых большевиков, работавших на заводах и находившихся на брони, мобилизовать в солдаты; среди них был т. РЕШЕТНИКОВ Василий Иванович, который был мобилизован и направлен в 107 полк в учебную команду. Учебная команда в ближайшее время стала большевистской, как и некоторые другие части.

Большевики неоднократно участвовали в разборе разных конфликтов среди рабочих с хозяевами, а также и в крестьянских конфликтах. Меньшевики и эсеры под разными предлогами защищали хозяев. У них был ходячий предлог – отложить до "хозяина земли русской Учредительного Собрания", а Учредительное Собрание откладывали на неопределённый срок. Большевики на живых примерах эту ложь раз'ясняли и целиком стояли за рабочий класс и крестьянство.

В октябре месяце тёмные силы контрреволюции в Кунгуре и Перми устроили пьяный погром. В этом погроме участвовала некоторая часть солдат Пермского и Кунгурского гарнизонов.

Красная гвардия Кунгура, Перми и лучшая часть Пермского и Кунгурского гарнизона под руководством большевистской партии сумели быстро ликвидировать погром.

В дни Октябрьской революции, несмотря на то, что партия большевиков Перми, Мотовилихи и других городов и заводов выросла, лучшая [6] и большая часть рабочих, солдат и беднейшего крестьянства шла за большевиками, всё-же в это время большинство в Исполкоме "Уралсовета" в г. Перми было на стороне меньшевиков и эсеров, а отсюда ихнее господство среда чиновников: банков, казённой палаты, почты и телеграфа и других государственных и общественных учреждений. Меньшевистско-эсеровское большинство вместе с губернским комиссаром Временного правительства Турцевичем рьяно охраняли от большевиков телеграф и особенно в дни Октябрьской революции, но большевики через одну телеграфистку все новые телеграммы получали даже раньше их.

Большевики знали, что в Петрограде совершилась Октябрьская социалистическая революция и неоднократно об этом ставили на Исполкоме Уралсовета, чтобы вся власть перешла в руки Советов и связаться с Советской властью Петрограда. Меньшевики и эсеры, пользуясь своим большинством, были против. Тогда большевики в первых числах ноября решили силой захватить власть Советов в свои руки. Рано утром в помещение Совета (б/губернаторский дом) ввели вооружённую Красную гвардию и заняли телеграф, казённую палату, государственный банк и помещение комиссара Временного правительства.

Меньшевики и эсеры организовали и возглавили забастовку чиновников этих учреждений, которая длилась несколько дней. Губернская земская управа и городская управа некоторое время находились в руках эсеров и меньшевиков.

Великая Октябрьская социалистическая революция совершилась, к власти пришли рабочие и беднейшее крестьянство под руководством большевистской партии.

Все враги Советской власти в злобе искали людей и готовили удобный момент для уничтожения молодой Советской власти, в то же время утешали себя, что большевики долго у власти не будут, потому что у них нет грамотных людей, необходимого опыта и капитала. Но рабочий [8] класс и беднейшее крестьянство России под руководством партии большевиков за короткий исторический срок в 30 лет переделали помещичье-мужицкую Россию в передовую индустриально-колхозную державу, и теперь все, даже враги, знают, что у нас есть всё необходимое для перехода от социализма к полному коммунизму.

Да здравствует 30-я годовщина Великой Октябрьской социалистической революции!

Да здравствует славная большевистская партия – партия Ленина-Сталина!

Да здравствует Великий Сталин!

Участник Февральской и Октябрьской социалистической революции
старый большевик АНИШЕВ А.А.

28/Х. 1947 г. [9]

ЦДООСО.Ф.41.Оп.2.Д.166.Л.4-6, 8-9.

К МОЕМУ ВОСПОМИНАНИЮ

ПОЧЕМУ СОЛДАТЫ ПЕРМСКОГО ГАРНИЗОНА МЕНЯ ИЗБРАЛИ СВОИМ ДЕПУТАТОМ В СОВЕТ РАБОЧИХ И СОЛДАТСКИХ ДЕПУТАТОВ "УРАЛСОВЕТ".

Февральская революция меня застала рядовым солдатом в команде выздоравливающих, команда выздоравливающих большая, солдат собиралось в ней до 1000 человек. Команда выздоравливающих по существу – это часть, где формировались маршевые роты из отпускников, выздоравливающих после лечения, а потом их отправляли на фронт. Следовательно, солдатская масса сборная и текучая, и какой-либо длительной партработы среди них вести до Февральской революции мне было нельзя.

Завоевал я авторитет среди солдатской массы не только как солдат-большевик, который жил вместе с солдатами в казарме, правдиво и резко выступал в интересах рабочих, солдат и крестьян, но и потому, что я до фронта был большевик Путиловский рабочий, а слова о путиловских большевиках распространялось далеко и на Урал. Для агитации среди солдат и рабочих того времени материалы у меня были богатые о житье-бытье рабочего и солдата-фронтовика.

На фронт я попал после ареста и высылки из Петрограда, на фронте был в самой солдатской гуще, вместе с солдатами был в окопах и боях, значит, жил с ними одной жизнью. Большинство солдат были уже пожилые, крестьяне из деревни, верующие в бога, но злые на свою горькую жизнь. Как в деревне, так и в окопах нужда и безправие нигде их не покидала. Были случаи, вблизи фронта во время отдыха молодые барчуки проводили учёбу солдат, а фактически эта учёба выливалась в издевательство и побои. Стариков заставляли ходить, как гвардейца действительной [12] службы на параде, но старики, усталые, измождённые, этого сделать не могли, а за это барчуки их били. В таких условиях мне приходилось на фронте заниматься агитацией. Правда, работу я вёл осторожно, но всё же начальству не нравился, в силу чего они меня гоняли и преследовали на фронте. Из Лейб-гвардии второго стрелкового Царскосельского полка меня перевели в Лейб-гвардию Литовский полк, а в Литовском полку из роты в роту, из взвода взвод гоняли, в результате за всю войну даже в ефрейтора не произвели. [13]

ПЬЯНЫЙ ПОГРОМ В КУНГУРЕ, ПЕРМИ.

В октябре месяце 1917 года в Кунгуре и Перми были грандиозные пьяные погромы. Банда из солдат и разного охвостья торгашей громили магазины, склады – товарные, пивные и водочные.

Руководили этим делом тёмные силы, которые громилам указали тайные склады пива и вина. Цель ясна – споить часть рабочего класса и солдат и поссорить их, а в то время это вооружённое столкновение, так как в то время оружие было у всех, а если у кого не хватало, то тёмные силы и это подбросят, но этот номер им не прошёл.

Пьяный погром начался в г. Кунгуре, в него втянули часть солдат местного гарнизона и часть рабочих.

Пермский "Уралсовет" узнал об этом и для усмирения послал воинские части из Пермского гарнизона под руководством меньшевиков и эсеров. Пермские солдаты приехали в Кунгур, вместо усмирения сами приняли участие в пьянке. Пермский "Уралсовет", узнав об этом, поставил этот вопрос на Исполкоме "Уралсовета". Заседание Исполкома прошло довольно бурно, т.к. меньшевики и эсеры виновниками в пьяном погроме считали большевиков, что большевики потакали рабочим и солдатам, чем и развратили их. Большевики тогда же доказывали, что погром устраивают тёмные силы, а в погромах участвуют не рабочий класс и солдаты, а банда из числа отсталых элементов рабочего класса и солдат, а главным образом из торгашей. После бурного заседания решили послать новый воинский отряд из солдат Пермского гарнизона под руководством большевика. Фракция большевиков послала меня, АНИШЕВА А.А., техрука дали мне подполковника Брондта.

В Кунгуре на усмирении пьяного погрома мы пробыли около [14] недели, погром был ликвидирован полностью. При приезде нашего отряда ликвидацией погрома руководили и принимали активное участие большевики из солдат Пермского и Кунгурского гарнизонов и кунгурские рабочие.

После ликвидации погрома Кунгурская городская Дума провела экстренное собрание, на котором выразила благодарность пермякам за ликвидацию погрома. На это заседании и в принятие этой благодарности участвовали я, начальник Пермского воинского отряда, и техрук Брондт. На это заседании Думы получился конфуз выступающих. Выступающие с благодарностью члены городской думы и городской голова, когда оне выражали благодарность Пермскому отряду и его начальнику, то одновременно ругали большевиков и заявляли, что виновники пьяного погрома являются большевики.

Когда я начал выступать, то мне устроили бурную овацию, а когда я им сказал, что большевики в пьяном погроме не виноваты, и в подтверждение этого сказал им, что я, начальник отряда, – большевик, оне раскрыли рты и некоторое время сидели остолбеневшими.

На следующее утро из Перми мне позвонил т. РЕШЕТНИКОВ В.И. и своим охриплым голосом заявил: "Т. АНИШЕВ, приезжай со своим отрядом скорей: у нас в Перми тоже пьяный погром, разгромили магазины, склады, громят пивные и винные склады, в пьянках участвуют вооружённые солдаты, дело довольно напряжённое".

Получив такое сообщение от т. РЕШЕТНИКОВА, я немедленно дал приказ срочно погрузиться в железнодорожные эшелоны и ехать в г. Пермь, оставив в Кунгуре ничтожные, но надёжные силы из учебной команды 107 полка.

Помню, приехали в Пермь утром, был выпавши небольшой снежок. Я свои отряды повёл по Сибирской улице в красные казармы, [15] предварительно предупредил начальников и комитетчиков, чтоб отряд шёл в полном порядке, соблюдать полную дисциплину, и ни какие провокации без моей ведомо не отвечать. Отряд в казармы пришёл в полном порядке (отряд состоял из нескольких рот – вернее, около полка). Этот же отряд под руководством большевиков стал наводить порядок в казарме, особенно к тем, кто участвовал в погроме.

Я с техруком и другими начальниками подразделения, проводив солдат, вернулись в Уралсовет (который помещался в бывшем Губернаторском доме и мимо которого мы проходили). К этому времени фракция большевиков была почти полностью на месте. Меньшевики от страха или от другого чего находились в Городской Управе, а эсеры в Губернской Земской Управе, это здание помещается тоже на Сибирской улице, и наш грозный и дисциплинированный отряд проходил мимо их.

Коротко, но подробно я рассказал фракции о Кунгурском погроме, а оне рассказали, что случилось в Перми, после этого было срочное заседание "Уралсовета", на котором обсудили эти вопросы, но меньшевики и эсеры в ликвидации были мало активны и почти не принимали участия, и не находились в Уралсовете, и находились в своих вышеуказанных гнёздах.

После этого я с техруком Брондтом осмотрел и разрушенные погромщиками магазины и склады, а также пьянку в пивных и винных складах. Картина была тяжёлая. Вечером этого же дня в помещении "Уралсовет" собрали военный Совет командиров полков согласно с полковыми комитетами под моим председательством, в этом совещании принимала самое активное участие фракция большевиков Уралсовета. Этот Военный Совет и Уралсовет военное руководство возложили на меня, АНИШЕВА А.А. и техрука подполковника БРОНДТ. В наше распоряжение на постоянное дежурство прикомандировали роту солдат во всей боевой готовности, даже и [16] с походной кухней, которые помещаются в помещении Уралсовета.

Усмирение проходило гладко, крупных недоразумений не было. В ликвидации погрома большое участие принимали большевики рабочие и солдаты, а также рядовые меньшевики и эсеры.

После ликвидации погрома я помню заседание Пермской Городской Думы, гласным которой я был.

На заседании Думы выступает гласный Думы, ярый кадет, глазной врач Иванов. Во время своего выступления обращается к крайним левым – большевикам и заявляет: "Господа, Вы знаете, что я большевиков ненавижу, но сейчас я Вам от имени Думы выражаю благодарность: Вы навели порядок, а то сильно распространились грабежи". Гласные Думы аплодировали. [17]

РАЗГРОМ РАБОЧЕЙ БОЛЬШЕВИСТСКОЙ ДЕМОНСТРАЦИИ В г. ПЕРМИ

Петроградская демонстрация (18 июня), которую назначал Петроградский Совет, но она прошла под большевистскими лозунгами. Она всколыхнула рабочую массу других городов, в т.ч. и на Урале числе 23-24, мы большевики с меньшевиками сговорились провести общую демонстрацию 25 июня и готовились к ней совместно, но меньшевики 24 июня вечером от демонстрации отказались. Отказались потому, что получили из Петрограда полную информацию об демонстрации и испугались, что Пермско-Мотовилихинская демонстрации пройдёт не в интересах меньшевиков, а под большевистскими лозунгами.

Пермский Городской комитет 24 июня вечером на своём заседании знал, что меньшевики от демонстрации отказались и знали, что они будут противодействовать большевистской демонстрации, всё же решили демонстрацию проводить с утра 25 июня. Оружия никакого не брать. Поручили Пермскую группу вести тов. Спунде Александру Петровичу, а Мотовилихинскую мне АНИШЕВУ. Мотовилихинская группа большевиков в несколько тысяч с знамёнами и лозунгами быстро собрались, но некоторое время группа рабочих меньшевиков и эсеров не решались итти или не идти, всё же решили официально со своими знамёнами и лозунгами не ходить, а пошли отдельные рабочие.

В Мотовилихе на площади около волостного правления провели большой митинг, после направились в г.Пермь (до Перми 5 килом.), дорогой делали несколько митингов, так пришли в г.Пермь несколько тысяч (около 5 т.) со знамёнами и с песнями [18] за Сибирскую заставу, где и выстроились около трибуны ожидать Пермскую группу, которая опоздала и которую банда из солдат и торгашей в городе разгромила, потом набросились и на нашу главным образом рвали знамёна и лозунги, а кто их защищал, с теми дрались.

Несколько человек нашей группы отделались легко, а несколько человек (3-5 челов.) попали в больницу на перевязку. Меньшевики и эсеры сожалели,что так случились, но это сожаление фарисейское. [19]

ЦДООСО.Ф.41.Оп.2.Д.166.Л.12-19.

Анишев Александр Арсеньевич. 1947 г.
Анишев Александр Арсеньевич. 1947 г.
Tags: Революция, гражданская война, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment