Нетренированный военкоммунист (uncle_ho) wrote,
Нетренированный военкоммунист
uncle_ho

Categories:

Воспоминания Брюханова Н.Н. ч.2. Отступление из-под Камышлова

Часть 1

Продолжение после слов "Я приступил к этой работе 28 Июня".

При работе в Комиссариате Управления в Камышлове пришлось часть полиции разоружить и посадить как явных саботажников Советов, выступавших на собраниях с предложением не подчиняться отрядам Красногвардейцев, а на оборот они должны подчиняться тогдашней милиции, на половину состоящей из прежних полицейских рядовых стражников, а маламальски надёжных на время оставить для разной мелкой охраны, и одновременно взяться за укрепление местных волостных дружин.

Когда я был вызван в Камышлов для работы в Июне 1918 г. после выборов, сразу был зачислен в красногвардейский отряд Камышлова, несмотря на то, что в нём я уже состоял с 5 мая т. г., и выдавалось довольствие и обмундирование, как пологается на военной службе, до поверки включительно.

Когда взялся за организацию волостных дружин, хотя и не было у меня, не было такого объема опыта, как уездный, который нужен, а всё же удалось проделать ряд таких работ – полное изьятие на местах полиции и замена дружинами. Во-вторых, частично выявить по существующим тогда спискам жандармов и охранки времени царского формирования, правда далеко не полностью, потому что часть списков предыдущих лет, очевидно, были уничтожены. А кроме того, в состав самого Комиссариата Управления ввести ряд Красногвардейцев для работы из имеющихся в Камышлове. [5]

Когда началис восстания, например: Яланское востание между Талицким и Ертарским заводами, на ликвидацию которого прошлось выехать мне лично в первый раз и принять участие. Тут вышло действительно подходяще: удалось не только ликвидировать, а даже взять в плен приличную долю местного кулачества, в том числе были бежавшие из ряда волостей. Это востание ставило себе целью быстрейшее приближение чехословаков, уже начавших наступление со стороны Кургана при помощи местных кулаков быв. Курганского и Ялуторовского уездов.

Вскоре вспыхнуло Тамакульское востание, Н-Пышминское и ряд других. Там мне пришлось мало быть, потому что когда мы приехали, кулаки были уже посажены, т.к. местные организации из рядом лежащих волостей по существу востания ликвидировали, а нам приходилось только взять кулачество, что оставалось на месте или вернулось из бегов обратно, а за тем возвращаться обратно.

Ряд происходивших востаний в ряде волостей невольно вызывали выезды на места. Кроме предложений УКОМА и Исполкома, выезжающие дружины задерживались на местах на день, на два, когда удачно приходилось ликвидировать восстания, и справлялись местные организации. Это показывало их хорошую бдительность и подготовку, а главным образом ПОЛИТИЧЕСКУЮ устойчивость не только Волсовдепов, а их дружин.

Будучи 1-м Зам. Председат. Уисполкома, Комиссар по Управлению, кроме того, на меня была возложена работа по подготовке массовых перевозок хлеба и других запасов продуктов, находящихся на ст. ст. Ощепково, Поклевская и в крупных Заготпунктах примерно в направлении Богданович, Долматово, Катайск и друг. Возложена эта работа была с приездом к нам тов. Войкова, который, кроме Комиссара по продовольствию, потребовал ещё второго ответственного за это дело Работника – лица и дал ряд указаний с определёнными установками, т.к. Упродкомитет не успевал выполнять их требований по вывозке хлеба и продуктов. Вследствии этого меня из Президиума выделили для наблюдения и помощи. Выяснилось, что основным недостатком при выкачке хлеба в нашей работе била недостаточность в мешкотаре, которая была по отчётам достаточна, а на деле расбросана в разных местах и складах, где даже хлеба не заготовляли в потреб. об-вах. Также не доставало вагонов потому, что хлеба было можно выбросить около двух мильонов пудов только со ст. Ощепково, как докладывали по сводкам.

Абсолютное большинство хлеба было вытащено в центр, но весь полностью выбросить не удалось в виду ряда восстаний, его осталось около 350 тысяч пудов. Вся эта срочная работа требовала своевременных сводок, которые представлялись далеко не нормально, очевидно, не было необходимого количества добросовестно желающих выполнять задания работников по продовольствию. Это высказывали ряд товарищей из волисполкомов и заготпунктов, а проверить состав было некогда, потому что после ряда востаний надвигались настоящие бои не только за хлеб, а главным образом за ВЛАСТЬ СОВЕТ0В. Это по части выгрузки хлеба.

Теперь дальше по вопросу начавшихся боев, в частности, первого боя, который принимали в "ИВАНИЩЕВО". Чем этот бой был для меня лично характерен, главным образом тем, что самое первое сообщение, которое получено в Комиссариат Управления, оно было сделано и в Уездный Комитет Партии, и в Президиум Исполкома, и в Военный Комиссариат.

По распоряжению тов. Васильева были направлены соответствующие отряды. Не долго думая, я от Управления тоже направил отряд, считая, что несколько человек будут в состоянии ликвидировать это востание и выполнить задание Уездных организаций, а на самом деле оказалось не так легко, т.к. когда приехали на место наши отряды, то оказалась настоящая военная в полном смысле слова обстановка. В результате выяснилось, что с места дали неправильную информацию, с большой недооценкой значения и сил противника. Это в свою очередь послужило причиной недостаточной посылки с нашей стороны уездных организаций необходимого количества туда бойцов и отрядов. В результате наш отряд в "ИВАНИЩЕВО" под командой тов. Кучмея оказался почти полностью уничтоженным, а остальные основательно потрепаны. Это один урок, насколько местные некоторые организации и их руководители правильно понимали значение боев, учитывали силы врагов, и главное, насколько правильно могли ИНФОРМИРОВАТЬ или ОШИБАТЬСЯ.

Один из моих сотрудников Секретн. части т. Чегодаев, возвратившись в Управление, расказал подробности боя и убедил меня в недостаточности посылки туда отрядов и других ошибках местных работников и организаций.

С получением ПРИКАЗА тов. ЭЙДЕМАНА (кажется, от 5/VII-18 г., точно не упомню) об эвакуации ряда станций, в частности, ст. Тюмень, было созвано заседание ПРЕЗИДИУМА КАМЫШЛОВСКОГО ИСПОЛКОМА, где на меня возложена обязанность по ЭВАКУАЦИИ всего уезда и в первую очередь ценностей.

С этого момента началась подготовка и предварительная работа по эвакуации всего Камышловского уезда. По данным, которые имелись в Управлении, в уезде имелось общее количество Работников С/С, Волисполкомов, Семей Добровольцев, Красногвардейцев – СВЫШЕ ТРЁХ ТЫСЯЧ чел., включая находящихся в отрядах и Дружинах. Для проведения работы то эвакуации этого состава требовались срочные меры.

Необходимость эвакуации этой части населения вызывалась главным образом потому, чтобы закрепить находящихся в рядах разных отрядов наших бойцов заботливостью об их семействах и тем самым поднять из боеспособность, кроме того, избавит от могущих быть в стане белых растрелов и издевательств как с советскими элементами. [6]

Согласно предписания тов. Эйдемана (приказ), которое он дал, было дано на места распоряжение не только об эвакуации семей и работников с/с, также ценностей, а по возможности выгрузить все те основные товары, которые были на местах к этому времени.

В течении первых и вторых суток нагрузилось четыре эшелона, в том числе и уездное казначейство. Сами уездные организации: УКОМ ПАРТИИ, УИСПОЛКОМ ТРОЙСТВЕННОГО СОВЕТА и ГОРОДСКОЙ СОВЕТ, как и другие были эвакуированы своевременно.

Реплика: "С каких пор вы стали называть тройственный совет?" С момента организации до начала эвакуации. Вы можете просмотреть подписи на документах бывшего Камышловского Уездного Комиссариата по Управлению Тройственного Совета Камышловского уезда.

Были ВСЕ РАНЕНЫЕ и ПОСТРАДАВШИЕ ОТ ВОСТАНИЙ отправлены, затем все дела, имеющие особо важное и отчётное значение, для того, чтобы при возвращение обратно Уездных организаций можно было восстановить их деятельность, а дела, которые находились в секретных частях или имеющие секретный характер и решающее значение, были сожжены в печах и паровозных топках.

Эвакуация проходила таким образом, что рядовой состав и обслуживающий персонал влились в качестве обслуживающего персонала поездов эшелонов, отрядов, а самый строевой состав (более или менее здоровый), начиная от ОТВЕТСТВЕННОГО СЕКРЕТАРЯ УЕЗДНОГО КОМИТЕТА ПАРТИИ, ушли с винтовкой в руках рядовыми бойцами тов. ФЕДОРОВ и многие ЧЛЕНЫ УИКА в виду того, что некоторые поставлены были в такие условия, что не могли оставаться для подпольной работы, даже имея практический опыт.

На местах проходила работа, в отношении самой эвакуации, к сожалению, не было достаточного опыта как у меня, так и у низовых работников. Это можно характеризировать такими данными моментами:

Мы не смогли обеспечить полную эвакуацию ВСЕХ работников сельских местностей и их семей своевременно, т.к. нужно было предварительно их убрать до начала боев, а мы этого сделать не смогли, убрав ценности. Вследствии этого большое количество семей пострадало с приходом белых. Затем недостаточность опыта была в части подготовки к эвакуации, показателем служит недовывозка хлеба, т.е. поздно приехал тов. ВОЙКОВ, и также поздно началась эвакуация. Третий момент заключался в том, что САМИ ПРЕДСЕДАТЕЛИ С/С. и Волостн. Советов в абсолютном большинстве не соблюдали данное им росписание, а в результате это отражалось на ходе эвакуации. Вследствии этого мы отправили одних на Ирбитский Завод, других на ст. Богданович, не смотря на то, что Богдановичу уже угрожала опасность могущего быть кулацкого восстания, и третье то, что эвакуирующиеся сами и эвакуируемые местные работники попали в такие условия, что шли не путём, не дорогой, а разными лесными тропинками.

Вывод: Организованная эшелонами, расбросанность и раздробленность для эвакуации – вот три обьекта, которые характеризируют недостаточность полно проведённой работы для эвакуации, что имело не совсем благоприятные последствия для работников с/с. и Волисполкомов с семьями, а также для наибольшего закрепления боеспособности разных партизанских отрядов.

Для того, чтобы остановить наступление белых на Камышлов со стороны Тюмени, мной было дано приказание в двух вариантах: а) во первых, выпустить вино и спирт в реку ПЫШМУ; б) во вторых, взорвать винные склады. Первый был выполнен, второй выполнить было не возможно потому, чтобы не зажеч сплош город и не дать понять белым самый момент отхода наших отрядов. А когда мы выпустили вино и спирт, что мы достигли, белые перепились так основательно, что попадая в наши отряды, они не знали, где находятся и рассказывали очень хорошо про свои силы, а также части и вооружение. А в свою очередь это дало нам возможность благополучно выйти из самого города, и это был первый момент который был сделан для того, чтобы частично разложить части чехобелогвардейцев. [7]

Второе мероприятие, которое мы сделали в этом направлении, в части выявления их частей в глубоком тылу, то, что мы отправили ряд работников в тыл к белым во время их пьянства. У нас, например, ходил Тюменский Кузнецов (после в 1919г. работавший в Трибунале, имя, отчество не помню), затем ходил Кутков или Попков, рабочий депо Камышлова, и ряд других для того, чтобы узнать и настроение населения. В результате этого удалось выяснить количество частей белых, их вооружение, как они избивали и растреливали оставшихся, и третье, каково настроение населения, особенно той части, которая была настроена против советов.

Результатом всего та информация, которую мы получили для Полевого Контроля была очен ценна тем, что их "Защитники Родины" расбегались по кустам от разных преследований и репрессий, а это был показатель устойчивости их частей и бойцов, как мы заключали из опыта старой армии. Уже тогда у них существовала для их добровольцев из числа местных крестьян и кулаков "СДЕЛЬНАЯ ВОЙНА". Вот, мол, отвоюйте, Братцы-Ялуторовцы, Тюмень, а Шадринцы – Камышлов, и домой отпустим и т.д. А в сёлах и деревнях прямо так вели агитацию агитаторы белых и кулаки:

"Братцы, надо с корнем добить остаток проклятых большевиков, которые остались дома, а которые отступили – ведь их вовсе мало, давайте же скорее, надо ехать на фронт, вооружаться всем, и мы добьём остатки. Самое большое их хватит на две недели или, в крайнем случае, до Алапаевска, если не успеем перебить до Егоршино".

Так передают не столько оставшиеся в живых Советработники или их семейства, а главным образом участники-добровольцы, бывшие у белых и "сдельно воюющие" из волостей: Теменской, Грязновской, Кунарской, Н-Пышминской, Сухоложской, Знаменской и других.

Между прочим: Политотделы, Особотделы и ВЧК в начале у нас назывались ПОЛЕВЫМ КОНТРОЛЕМ, и только потом в процессе ряда реорганизаций самих отрядов в Полки и Бригады заменены названия Полевого Контроля, в результате это всё одно только переименовывалось, вот на этой части об эвакуации я закончил.

Каково настроение населения на наших позициях: От Камышлова до Егоршино не было не одного случая малейших признаков к восстаниям в самые периоды отступления, в худшем случав кулачьё относилось нейтрально. А если взять отступивших из ряда лежащих волостей даже не дружинников, а просто добровольцев с концентрировавшихся к Ирбитским Вершинам, Ёлкино и другим местам и т.д., то отступавшие в наших рядах дрались настолько стойко, что служили примером. В первое время в боях с белыми около Ирбитских Вершин мы их отогнали до реки ПЫШМЫ и Сухого Лога. Там был и Филип Акулов, гнавший за белыми на телеге, одна нога была в сапоге, другая разута, с валенкой-пимом в руках и криком: "БУЗУЙ, РЕБЯТА!" – бывший рядом с ним участник – партизан д. Шаты Васил. Матв. Прокин до сих пор, расказывая это, хохочет до слёз, и ряд других товарищей.

Когда мы наступали на Сухой Лог, нам пришлось воспользоваться хорошими также сведениями от населения о состоянии частей белых, а рядовые бойцы убедились в растрелах и издевательствах матерей и семей, и само население пополнило нам отряды новыми бойцами, очень надёжными.

Из Ирбитских Вершин при обратном отступлении по заданию тов. Пульникова Петра, Начальника Полев. Контроля, мне лично пришлось пойти в тыл к белым для того, чтобы выяснить, какие части белых идут вновь в направлении Ирбитских Вершин со стороны Ряпасовой и Знаменки, и задание было выполнено. Кроме того, узнал, в каком состоянии находятся ребята, оставшиеся дома, т.к. жена была увезена раньше в Пермскую больницу.

Когда т. Григорьев расказывал о наступлении белых на Ирбитские Вершины (во время Стенографии), и что белые били ураганным огнём, то тут мне по заданию Нач. Полев. Контр. пришлось встретиться с тремя случаями; а надо во что бы ни стало попасть на позиции.

а) В это время был [8] характерный случай, когда две роты Юнкеров и Офицеров, обходивших наши части с тылу, оказались застигнутыми в расплох в болоте Красными Орлами, которые уже их ожидали, приготовились к обстрелу, и при первых же залпах из этих двух рот осталось, по крайней мере, шесть человек, а все остальные были перебиты. Из числа оставшихся в живых из этих юнкерско-офицерских рот состава есть сейчас некто ЛОВЫГИНЫ А.М. и А.И., двоюродные братья, работающие в молсоюзе, не хвалят это болото.

Когда окончился этот бой, а в мою задачу входило узнать моральное состояние наших частей, удалось выяснить на самой позиции, что у наших отрядов-частей не было достаточного количества оружия и боевых припасов, т.к. в первую очередь хватались за винтовки и наганы с патронами, снимая с убитых в болоте, и только один случай был шинели, других я не видел. Всё же не один раз не отступали при наличии превосходящих сил противника, а отступление от ПЫШМЫ и Сухого Лога было вызвано обходом частей белых по лесу Каменской дачи со стороны Тёмная-Мокрая и ударами с фланга Филатова-Боровки, чтоб не остаться в кольце. Во-первых, следует отметить, что удар с фланга делал отряд Генерала Казагранди, который здесь не упоминали, а этот отряд состоял специально из отборного состава людей, и этот отряд был специально карательный отряд не только среди населения, а главным образом среди армии белых "для востановления порядка среди добровольцев и защитников родины". Вот с этим отрядом КАЗАГРАНДИ нам пришлось встретиться между Ирбитскими Вершинами и Таушканским полем и болотом по направлению к Таушкану от Рудянки (это та самая горка, с которой смотрел наш артилерийский наблюдатель, о которой упоминал т. Григорьев при стенографии).

Когда прошёл бой, то на месте боя осталось очень много белогвардейцев, пытающихся занять эту горку. Надо сказать, что количество раненых, которое мы имели, составляло 2-3% по отношению к их убитым и раненым не больше. Здесь была моя личная встреча с отрядом Казагранди, после этого боя я возвратился в расположение полевого контроля.

По возвращении мне было вновь дано задание прибыть в Камышловский полк и узнать, каково настроение населения и моральное состояние полка. С прибытием в Ирбитский завод, д. Шумково, Антоновка и Лебёдкино удалось встретить ряд товарищей из работников полев. контроля и быть в двух боях. Первый в д. Лебёдкино между д. Шумково по направлению к Боярке и второй бой под Бояркой – перестрелка большого размера. Чем характерны были эти бои, особенно первый? Тем, что, не смотря на открытое наступление противника и значительное превосходство его сил, не совсем удобные позиции наших частей – Камышловского полка, в начале боя все шансы были явно на стороне белых, особенно меткость огня и быстрота их наступления. Видя создающееся положение, Камышловцы решили не только оборонительную позицию, а СРАЗУ вести КОНТРНАСТУПЛЕНИЕ почти без открытого оружейного боя, и этот момент привёл противника в состояние бегства. Характерно, когда белые убегали, то некоторые из них почувствовали такую не уверенность, что поднимали руки вверх при полной возможности убежат. По их расказам ОНИ приняли это за КОНТРАТАКУ с приходом наших новых сил, которых и посылать было неоткуда.

Отношение населения к этим боям, по моему, было хорошее, чем именно? Тем, что население само не вмешивалось в бой за исключением отдельных кулаков – личностей, передающих сведения про наши части белым, а отсутствие тормозов со стороны населения во время боёв способствовало даже успешности боя. Это очень характерная черта отношения самого населения.

Кроме того, при недостатке довольствия в наших частях в тот момент состояния довольствия, население само с большой охотой давало довольствия нашим бойцам. Не смотря на то, что иногда, может, на свою долю у другого не оставалось муки, он всё же отдавал бойцам, правда, за хорошую плату. [9]

Возвратившись оттуда в этот злополучный момент прорыва фронта и одновременным переходом населения и большинства Волынского полка в районе с. Покровского и Режа, чего не только не знал, а я даже не думал о могущих быть таких явлениях, тем более что за несколько дней до этого видел т. СЫЧЕВА, быв. Камышловского Предгорисполкома, работавшего в этом полку. Помню, когда Макар Васильевич Васильев выскочил из вагона и давал распоряжения т. Григорьеву и другим, то в этот момент т. Пульников П. мне сказал три слова: "Становись скорее и знай своё дело".

Оказавшись в условиях этого смешанного строя, собранного из всего оказавшегося на лицо состава бойцов и Комполитсостава, также обслуживающего персонала, я должен был, кроме обязанности бойца, связаться с полевым контролем в этих частях, чего так и неудалось, кроме как с батальоном т. Жукова.

Помню как сейчас, придя в Покровское, где население нас встретило очень враждебно, когда кончился бой, при разговорах с оставшимися на месте ранеными и женщинами враждебность, которые высказывали открыто, что дальше пойти некуда.

Основной причиной прорыва фронта послужило:

а) Не достаточная политработа в Волынском полку. Частичная недисциплинированность бойцов, прибывших с этим полком из центра, а вследствии этого были, хотя единичные, случаи мародёрства, но ОНИ дали местному кулачеству матерьял для агитации не только против ВЛАСТИ СОВЕТОВ, а даже против КРАСНОЙ АРМИИ

б) Неразвитые и не обработанные политически добровольцы, вступившие в Волынский полк, поддались влиянию кулачества, быстро перешли на сторону белых, не обращая внимания на последствия. К тому же жители этой местности, особенно с. Покровского, в абсолютном большинстве были очень зажиточное население.

в) Остаток эссэровщины при отправке из Ленинграда, находящийся в Волынском полку, не был вычищен и поджигал в постоянных жителях и добровольцах ненависть к ВЛАСТИ СОВЕТОВ и Красноармейцам, говоря, что только "НАРОДНАЯ ВЛАСТЬ в ЛИЦЕ УЧРЕДИТЕЛЬНОГО СОБРАНИЯ установит порядок, а белые и Колчак, мол, борются за это. Переходите к белым и выдайте всех большевиков", что они и сделали.

КОНЕЦ

Даты и ещё большие детали времени будут взяты дополнительно с документов от разных товарищей, что мною пропущено, постараюсь востановить в памяти и дополнительно дать матерьялы.

Н. Брюханов. [10]

ЦДООСО.Ф.41.Оп.2.Д.207.Л.1-10.

Райком закрыт. Все ушли на фронт. (Хохлацкие хаты как бы символизируют засилье Южного фронта в советской пропаганде)
Tags: 1-й Камышловский полк, гражданская война, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment