Нетренированный военкоммунист (uncle_ho) wrote,
Нетренированный военкоммунист
uncle_ho

Categories:

П.Н. Андреев. День Первое Мая. Прежде и теперь

А то, небось, думали, что он у меня закончился?

День Первое Мая. Прежде и теперь

Празднование Международного дня Первого Мая на Верхне-Туринском заводе до 1905 года рабочими проводилось всегда после работы. Окончив двенадцатичасовый рабочий день, рабочие в большинстве своём прямо с работы шли на заранее назначенное место. Каждый цех в отдельности. Рабочие Механического цеха, слесаря, токаря снарядного производства и артель литейщиков Снарядо-Литейного цеха (литейная работала коллективом на артельных началах) обычно собирались на горке в вересовнике – на Северо-Западной стороне В-Туринского посёлка, где ныне стоит школа ФЗУ, около Александровской церкви.

Артель отряжала 2-3 человек с обеда закупить вина, пива, закусок, баранок, пряников, воблы, колбасы, яиц, молока и свежей рыбы. Фунта 2 пороху и самодельные пуда на 3 чугунные пушки. Посланные к 6 часам вечера привозили на горку всё заготовленное, [131] и участники складчины являлись прямо с работы – в 6-7 часов.

Ни каких революционных речей, ни о международной солидарности рабочих не велось, и не велось бесед. Разговоры больше велись о делах артели и цеховой администрации, и между разговорами выпивали. Двое-трое наливали чашки и стаканья, двое варили уху и жарили на сковородах рыбу в молоке, залитую с разбитыми яйцами. Ящики с пряниками, конфектами и баранками ставили на середину, и кто сколько хотел, столько и закусывал ими.

Подвыпив, начинали народные песни. Схвачивали кого-либо из браковщиков или артельщика и начинали качать с криком: "Ура!" Палили из пушек. Разбивались на группы или кружки и вели разговоры о своих делах, житье-бытье, о тяжёлой жизни. Поздравляли [131об] друг друга с наступающим летом.

Происходила встреча лета и проводы весны, как прежде греки и римляне, и язычники в России боярской и купеческой до перехода в христианскую веру праздновали Богине фауны и флоры Майе, т.е. праздник рождения Земли.

Выпив всё, что запасли, и поев закуски, перед утром с песнями расходились. Иногда некоторые, напившись, начинали между собой ссоры, переходившие в драку.

Будучи 8-10-12-летним мальчишкой, я. Заслышав песни и стрельбу из пушек, бежал бегом на горку, так как жили мы не далеко от неё. Иногда мать посылала сама: "Иди на горку и зови домой отца!" Отца и старшаго брата я находил там. Брат любил стрелять из пушек, он не пил, а возился с пушками. Когда я начинал звать отца домой, его друзья и товарищи по работе давали [132] пряников, конфект, баранки и говорили: "Придёт сам – кончим гулянку и проводим его, итти нам мимо Вас!" – и я отходил к пушкам, и тоже пособлял заряжать пушки. Так было в 1900-1905 годах.

После 1-го Мая встречали лето женьщины, празднуя языческому празднику "Семик".

И только в 1906 году 1-ое Мая (по старому стилю) впервые рабочие Верхне-Туринского завод шли не прямо с работы, а из своих домов. Переодевшись, кто с удочкой пробирался и с узелком за поясом или с топором. Иные ехали на лодках по пруду – на половинку в лес, на берег В-Туринского пруда, расставив посты. Некоторые с ружьями и мережами, и котелками. Каждый приносил водки полбутылки. Дав топь, наловив рыбы, рыбаки бросали мережи на самолов и ехали к месту собрания.

Здесь уже празднование дня 1-го Мая приняло другой характер. Велись беседы на [132об] революционные темы. Говорили о программе партии Социал-Демократов, о методах борьбы за улучшение жизни, за увеличение зарплаты и сокращение рабочего дня. Многие называли себя членами РСДР партии и звали других присоединиться к ним. По окончании бесед варили уху, по немножку выпивали. Перед уходом некоторые в полголоса запевали революционные песни: "Марсельезу", "Варшавянку", "Похоронный марш" и "Интернационал". И здесь уже были другие люди – более молодых рабочих и часть стариков из всех цехов.

Расходясь, некоторые группами уходили к кому-либо к одному в огород под черёмуху и вели небольшим кружком беседы.

Так в огороде у нас промеж черёмуховых кустов собрались активисты Столярно-Модельного цеха: Алексеев Дмитрий Павлович, Вас. Вас. Плотников, Овчинников Михаил Львович и др. Пришли [133] они с братом Михаилом, вполголоса вели беседу меж собой, распили полдюжины пива, спели: "По пыльной дороге телега несётся!" Вспомянули о своих руководителях, арестованных жандармами в 1905 году – учителях Кискине Андриане Конст., Соколове Александре Ивановиче, о судьбе которого и сейчас ни кто ничего не знает – жив ли он, выпущен ли из Николаевских застенков у Н-Туры или повешен там.

Также проводили вечер 1-го Мая и в 1907 году, но уже более распылённо, небольшими кружками цеховыми. Одни собирались за мельницей на берегах реки Туры в логах, другие на Шестаковском Мысу на восточной стороне пруда, третьи на Белом камне на западном берегу пруда. И так в последующие годы, вплоть [133об] до 1913 года.

Рабочие Пароэлектрического цеха собирались вместе с администрацией – мастера и рабочие, и зав. Электрического цеха М.В. Шипицин, до него был М.И. Кабанов: это были свои люди, они сами были сторонниками рабочаго движения и пропагандировали идеи марксизма. Собрания тоже проводились как пикники на свежем воздухе в лесу или под горой Сойкой, или по реке Туре.

1913-1916 года я служил на действительной Военной Службе. Были ли какие перемены в эти годы, какой характер имел День 1-го Мая, как его проводили рабочие В-Туринского завода – не знаю. Но период с 1905 по 1912 год включительно Первое Мая уже праздновали как Революционный Международный Рабочий день – День Солидарности и Сплочённости своих сил, велась пропаганда Демократических Марксистских идей, [134] распространялась литература, подпольно печатаемая Екатеринбургской группой Р.Соц.Демокр.Р. партии.

Беседы велись о стачках, об организации РСДР партии и кружков в цехах, о вербовке в них более надёжных и об объединении кружков, о связи между цеховыми Соц.-Демократическими группами, об распространении среди рабочих литературы, о методах повышения культурного уровня рабочих масс и переделки их мировоззрения. Для этой цели из активистов – более сознательных, был создан рабочий драмкружёк, который в заводском театре ставил для рабочих спектакли платные по доступным ценам с благотворительной целью, ставя пьесы соч. Максима Горького: "Дети солнца", "На дне", "Мещане" и др.

В Кружёк входили Алексеев Фёдор Максимович, Похлебаев Алекс. Васильев, Дружинин Пётр Павл., Мезенцев Фёдор Фёдоров, Пшенников Н.Дм., Татауров М.Т., Алексеев Дмитрий Павлов, Алексеева Зинаида Александр., Сибирякова Наталья Троф., Малых Нина, Андреев П.Н. и др. товарищи рабочие. Ни одного служащаго в кружке [134об] не было. Репетиции использовали и для бесед на политические темы.

За годы реакции, т.е. 1906-1912 г. в день Первого Мая рабочие, собираясь где-либо в лесу, шли с оглядкой, принимая все меры, чтобы полиция не узнала, где собирается та или иная группа. Рабочие одного цеха и то не знали, кто с кем и где собирается провести вечером 1-го Мая время, так как во всех цехах имелись шпионы, особенно в Механических, Столярно-Строительном и Кузнечно-Слесарном, и Котельном цехах.

У Ф.И. Черноголова, главного шпиона – всюду были сыщики. Роль доносчиков и сыщиков играли такие тихие богобоязненные люди, как Гуляев Иван Мих., Чилигин Николай Михайлович, Дьячков Андрей Алек. и др. Их Черноголов Ф.И. и выдвигал то в браковщики, то помощниками мастеров и т.п. должности. [135]

В 1917 году День Первого Мая был первым массовым праздником, мобилизующим рабочие массы для борьбы с капиталом, днём учёта своих сил Верхне-Туринской парторганизации Р.С.Д.Р.П. большевиков. Рабочие всех цехов вышли под знамёна большевицкой организации и с лозунгами большевицкой организации демонстрировали по улицам фабрично-заводского посёлка под руководством Семерикова, Михайлова и Алексеева Фёдора Максимовича. С пением революционных песен и духовым оркестром собрались на площади у Управления завода. Организация Социалистов-Революционеров собрала под свои знамёна не более 70 человек интеллигенции и несколько человек рабочих.

По окончании демонстрации и митинга на площади все разошлись по домам, и часа в 4-ре дня, как [135об] и в прежние годы, рабочие Верхне-Туринского завода отправлялись группами на "Маёвку" с домашним пивом, бражкой и самогоном, и закусками.

У старшаго моего брата собрались человек 7 рабочих Механического цеха и артиллерийской приёмной с корзинами и сумками с закусками. Я в 2 часа прибыл с поезда со ст. Гороблагодатской из действующей армии работать на завод. Брату сообщили о моём приезде, и он прибежал за мной и увёл меня с собой на Белый Камень, где собирались на пикник.

Здесь были все активисты подпольщики Соц.-Демократы, как то: Кузнецов В.О., Алексеев Дмитрий Пав., Щёкин Иван Вас. и др. рабочие Механического цеха. [136] Все они называли себя членами Социал-Демократической Рабочей партии.

На вопрос мой, к какой группе они примыкают – к большевикам или меньшевикам социал-демократам, ни один из них не смог сказать. Никто из них не знал, что партия раскололась на две группы. Тогда я им разъяснил, что я примыкаю к большевикам и что в Киеве я кончил Курсы пропагандистов и организаторов для фронта при редакции Киевской газеты "Голос Социал-Демократа", органа Киевского губернского и городского Комитета партии Соц.-Дем. Большевиков. Меньшевики имеют в Киеве свою газету. В Москве меньшевики тоже издают свою газету и [в] Петрограде, а большевики издают газету "Правда", которая только что [136об] начала выходить. Мне дали её несколько номеров в Киеве Шоффера Московского отряда Красного Креста, проходившие со мной вместе Курсы организаторов и пропагандистов с 25-го марта по 2 апреля 1917 года, будучи в командировке с фронта в г. Киеве, где, будучи в солдатской секции Горсовета г. Киева, я узнал о курсах и был направлен секцией в редакцию газеты "Голос Соц.-Демократа" к тов. Вольнову, заведывавшему Курсами для солдат-фронтовиков, открытыми специально.

Здесь в течении семи дней нас познакомили в кратце с историей партии и [137] программой партии, и программами других партий, снабдили литературой и газетами, взяли от меня адреса мой и моих знакомых. Мной даны были адреса: в гор. Н-Тагил – Пунтуса Афон. Лаз., в В-Туру – Алексеева Александра Кузьмича, в Н-Туру – [Тюрина] Вас. Ив., в Кушву – [Мартышева] Александра Фёдоровича и др. И она [слала] им регулярно [газеты].

2-го мая я вступил в Верхне-Туринскую парторганизацию Соц.-Демократов. Здесь только узнал, что Комитет парт.ячейки состоит из большевиков, и что Меньшевицкой организации в В-Туре нет.

Андреев Пётр Никиф.
[137об]

ЦДООСО.Ф.41.Оп.2.Д.52.Л.131-137об.

Маёвка
Tags: РКМП, Революция, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment