Нетренированный военкоммунист (uncle_ho) wrote,
Нетренированный военкоммунист
uncle_ho

Categories:

П.Н. Андреев. О ТОМ, КАК ВЕРХНЕ-ТУРИНЦЫ БОРОЛИСЬ С КОЛЧАКОВЩИНОЙ. Часть 2

Часть 1

1-го Мая 1919 г. рабочие Паро-Электрического цеха после работы собрались в помещении бывшей заводской раскомандировочной после работы провести маёвку, испросив через Завком разрешение после работ отметить 1-е Мая по-прежнему, как в дореволюционное время, выпивкой, сделав складчину, заранее собрав деньги на пиво и самогон. После окончания работ и я пришёл на эту маёвку с целью здесь собрать подписи рабочих под протестом и отказом, и заявление от имени рабочих написал ещё в цехе, собрал подписи оставшихся работать дежурных монтёров и машинистов. Здесь за обедом, который был приготовлен, я предложил всем подписаться под заявлением и прочитал его рабочим. И тут же все подписали его и вручили пришедшему члену Завкома Соколову Вас. Ив., требуя от него заявить протест и поддержать протест рабочих, т.е. отмены распоряжения от Управления завода об удержании.

2-го мая утром Завком копии заявления рабочих направил в Управление и в Комитет помощи с протестом со своей стороны. [46] Так под давленим рабочих Паро-Силового цеха заводский Комитет был вынужден возбудить вопрос об отмене постановления и распоряжения Управления завода об удержании.

В конце рабочего дня, т.е. после окончания работ 3-го мая в Электрический цех явилась Следственная Комиссия в лице инженера Самойлова, бывшего председателем Следственной Комиссии при белых, техника заведующего Доменным цехом А.П. Кузнецова и завед. Прессового и Металло-Пильного цеха В.В. Гилёва, которые созвали цеховое собрание. Председателем собрания рабочие избрали меня. На повестку собрания был поставлен один вопрос – доклад Комиссии об 3% отчислении. Инженер Самойлов сделал сообщение о том, что ни один цех не отказался платить, т.е. не протестует против удержания 3%, и только Вы одни отказываетесь, кто-то из большевиков или сочувствующих Красной армии толкнул вас на это дело. И предлагает рабочим заявление своё взять обратно и вынести постановление о согласии на отчисление 3% в пользу армии.

В прениях выступил член комиссии Гилёв Вас. Вас., который призывал оказать помощь братьям и сыновьям рабочих и крестьян, находившимся в Народной армии, борющейся с большевиками и Красной армией, что без помощи рабочих армия не справится с задачами, и отказ от помощи армии есть преступление, на которое рабочих толкнули агенты большевиков и сторонники Советской власти. Рабочие молчали все, слова никто из них не взял, пришлось мне самому выступать с ответной речью Комиссии от имени рабочих. И я заявил, что рабочие не возьмут обратно своего заявления и слово своё сказали [47] в своём заявлении по этому вопросу, и платить в Комитет помощи не будем. Комитет должен собирать пожертвования добровольные, а не в обязательном порядке!

После этого инженер Самойлов, остававшийся за Управителя завода, уже заговорил властно, вышел из рамок приличия, и как начальство предложил проголосовать, желают ли рабочие отчислять 3%, говоря: "Теперь нам ясно, кто толкнул рабочих на отказ, сами рабочие до этого не додумались бы!"

Тогда монтер Пшенников Николай Дм. (ныне мастер Электростанции на руднике Гора Благодать) взял слово и заявил, что рабочие мало зарабатывают и не имеют возможности взносы делать 3%, и предложил отчислять пропорционально заработка: зарабатывающим до 100 руб. – 1%, от 100 до 300 р. – 2% и от 300 руб. – 3%.

Предложение Самойлова и Пшенникова пришлось поставить на голосование. Первое предложение Самойлова рабочие отклонили и приняли большинством голосов предложение Самойлова [*так в тексте, видимо – Пшенникова]. При голосовании осталось только человек 20, остальные, когда Самойлов выступил вторично в тоне административном, большая часть рабочих начали уходить.

В тот-же день вскоре после ухода Комиссии из цеха из Управления завода поступило циркулярное распоряжение об увольнении из завода меня и Пшенникова без права поступления на Уральские заводы.

4-го мая пришлось мне зайти в Управление для подписи купона на получение зарплаты к Управителю инженеру Мелик-Степанову, и я спросил его причину увольнения меня и Пшенникова. Он кратко ответил: "Причина [48] тебе известна. Я не знал, что ты служишь в заводе и находишься здесь, давно надо было тебя уволить. Ты, очевидно, забыл о своих статьях и заметках, которые ты писал в газетах "Уральская Правда" и "Ур. Рабочий", и "Известия Петроградского Исполкома Совета Раб. и Сол. депутатов" в 1917-1918 г. об администрации завода. Ты вёл травлю в то время, по твоим статьям газетным нас большевики могли расстрелять без суда и следствия. Ты это забыл. Статьи твои у меня есть, и я их направил куда следует. Твоё поведение сейчас говорит, кто ты. И разговоров о причине увольнения вас с Пшенниковым не может быть!"

После этого я ушёл. 5-го мая поступил в Волостную Зем. Управу счетоводом, но 6-го мая был уволен по требованию начальника милиции Лужбина. Здесь член Вол. Управления Сорокин Григорий Вас. – ярый сторонник Колчаковщины – объявил мне, что я заподозрен в принадлежности к Партии Большевиков, и ведётся следствие обо мне. Управа не знала этого и приняла на работу, но держать Вас не может, и объявляет об увольнении.

В тот-же день я ухожу в лес с тов. Курсаниным Аркадием Ник., в горы и за Боровское болото на сенокос моего отца, расположенный в стороне от дорог в 10½ верстах от Верхне-Туринского завода. Через несколько дней к нам прибыл мой брат Михаил на лошади. Постепенно в лесах, верстах 10-12-15 от Верхней Туры образовались целые отряды рабочих, некоторые с оружием, а кто имел лошадей, уводили их, увозя сбрую и телеги. Началось уже отступление и бегство буржуазии. Жители Верхне-Туринского завода – рабочие, не желая чтоб [49] лошади их были взяты в обозы, уводили их в леса и прятались.

В июле месяце уже большинство рабочих завод покинули, особенно когда объявили мобилизацию за 10 лет, к нам пришли ещё двое. Потом мы установили связь с рядом группы рабочих. Часто к нам приезжали на лошадях Куньщиков и Дьячков Иван, находившиеся у реки Чёрной. Так мы узнавали друг от друга, что делается в Верхней Туре. Та или иная группа получала сведения от своих жён, приносивших в разное время продукты и хлеб в лес скрывающимся. У некоторых скрывающихся возникали мысли организовать нападения на отступающих буржуев с целью экспроприации, но мы отговаривали, чтоб не вызвать розысков рабочих в лесу со стороны властей.

10-го и 11-го июля ночами мы услышали взрывы около В-Туры и Кушвы. 12-го июля в 6 часов утра к нам на сенокос пришла моя жена и объявила, что её послал председатель Вол. Зем. Управы Ерушин, пришедший ночью в 2 часа ко мне домой, что меня нужно для встречи Советского Ишимского полка и для организации продовольственной помощи полку, который должен прийти часов в 9-ть в Верхнюю Туру. В 12 часов ночи Верхне-Туринский завод заняла команда разведчиков Ишимского полка, начальник которой и вызвал Ерушина ночью, и Ерушин, идя домой от начальника отряда, зашёл вызывать меня и велел сообщить мне.

Далее я уже не стал слушать жену, быстро оделся, ибо она застала нас ещё спящими. Ночь мы всю сидели, прислушиваясь к взрывам, и строили свои планы и [50] предположения о бегстве белых. Ибо взрывы, доносившиеся со стороны станций Азиатская и Европейская Пермской ж.д. и от Верхней Туры и Кушвы уже говорили о том, что белые уходят и взрывают за собой железнодорожные мосты, стремясь задержать этим Красную Армию, затруднить ея наступление.

Мы находились как раз между Верхней Турой и станциями Тёплая Гора и Бисер, в горах Палатошного увала. Бегом я пустился бежать в Верхнюю Туру. В 9 часов я прибежал домой. Дома узнал от отца-старика, что полк уже прибыл.

"Я ходил встречать. Все старики и дети, и женщины вышли на встречу полка! Старики вызвали попа и устроили крестный ход и подношение хлеба и соли в честь освобождения от банд белогвардейцев!.. На площади отслужили благодарственный молебен!.. Командир и комиссар полка разрешили верующим красноармейцам приложиться к кресту!.. А потом комиссар сказал хорошую речь – призывал к спокойствию и просил оказать посильную помощь продовольствием, так как обозы с хлебом и продуктами застряли в болотах и лесах и не успевают за полком. Белые удирают без остановок, и полк идёт за ними следом. Я сейчас только пришёл с митинга и молебна. Я уже унёс утром, когда бабу твою послал за тобой, уже знал от Ерушина и утром утащил 2 коровая хлеба и картофеля, и луку. Иди скорее туда, тебя ждет Ерушин, никого из молодых ребят и мужиков нет дома: все в лесах, а часть уехала в [Верхотурье] [50об] при объявлении мобилизации белыми. Члены управы и писарь уехали с белыми. Ерушин один да сторож остались. И принимать хлеб некому, иди скорее, не переодевайся!" – так говорил мне отец, когда я, прибежав, начал переодеваться, обмыв пот и пыль, и грязь, прибежав из лесу.

В 10 часов я уже был в помещении Управы, куда беспрерывно старики, женщины и дети приносили в мешках хлеб, картофель, морковь, лук, яйца, творог, молоко в бутылках и пр. Тотчас же я стал принимать и записывать, кто что приносил; а в 11 часов уже кухни ротные прислали артельщиков и каптенармусов по нашему сообщению за продуктами.

Утром Ерушин достал две головы рогатого скота в Кооперации, нарядив члена Правления Пивоварова Андрея Ник., скрывавшегося от белых дома в последние дни. В кооперации оказалось две головы скота, которые были на бойне, и к 10 часам привезли мясо.

Я и Ерушин начали выдавать для варки обеда овощи и хлеб, и всё, что приносили жители. Население быстро натащило и завалили целую комнату хлебом. Полк был снабжён на несколько дней.

Простояв сутки в В-Туре, полк двинулся дальше по направлению на дер. Салда – Кутькина и Буксино – по направлению к Нижне- и Верхне-Салдинским заводам. Был избран Революционный временный Комитет на созванном перед уходом полка собрании, в который были избраны Председателем Простолупов Максим Николаевич и Секретарём Черноголов Василий Александрович, которому собрание поручило провести выборы Совета. [51]

В августе были проведены выборы в Совет. С 15-го июля по 15-ое августа работал Революционный Комитет. И Ерушин приводил дела Управы Земской в порядок для передачи Совету. Для учёта имущества и средств Земской Управы и сельских обществ Верхне-Туринской волости был выдвинут я, и, произведя учёт всего хозяйства волости, избранный Совет и Исполком принял все дела Управы от Ерушина.

В сентябре 1919 года на первом собрании членов Совета часть членов Исполкома была переизбрана, а именно Никонов, заведывавший отделом социального обезпечения, за грубое обращение и другие поступки членами Совета, заявившими отвод его. И вместо него был изран я – члено Исполкома, а заведующим Отдела коммунального хозяйства Курсанин Аркадий Ник., Председателем Простолупов Максим Ник., Зав. земельным отделом Попов Козьма Ив. Этот состав работал год.

Нужно сказать, что Совет и Исполком были очень работоспособны. Быстро с помощью субботников и воскресников, которые организовывали почти еженедельно члены Исполкома с парторганизацией и профсоюзами, восстановили в течении года в надлежащий вид все школы, больницы, общественное хозяйство, пожарный обоз, увеличили и отремонтировали его. Отремонтировали заброшенные церковные дома, взяв их в своё ведение. В одном открыли школу, в другом патронаж-ясли. Организовали дом старчества, детский дом и молочную ферму, в которой было 15 коров.

Дом старчества, Детдом, Патронаж-ясли и [52] начал организовывать Отдел Социального обезпечения, а молочную ферму – Земельный отдел, но он не справился с этой задачей, и Исполком передал её в ведение Отдела Социального Обезпечения. Коммунальный отдел развернул быстро сеть коммунальных мастерских, открыл 2 кузницы, столярную и слесарную мастерские для оказания помощи бедноте по ремонту сельскохозяйственного инвентаря. Организовал починочные обувную и портняжную мастерскую.

При Детском доме Отдел социального обеспечения так-же организовал обучение детей шитью и кройке одежды, белья и обуви, для каковой цели были взяты в детский дом портниха Кл. Черноголова, портной Чагин и сапожник для постоянной работы как учителя и для обслуживания детских учреждений и дома старчества. И садовник-огородник – Отдел Социального Обезпечения взял в своё ведение 10 огородов и все огороды, в которых были теплички и парники, как то при бывших квартирах Управителя завода, смотрителя, Лесничего и др. При помощи субботников восстановил и оборудовал их. И обработали при содействии женорганизации и женского актива Совета. Тесная связь отдела с организациями и массами дала хороший результат.

Выборы в Совет проводились на три месяца. Через каждые три месяца были перевыборы Совета и Исполкома. Но в состав Исполкома каждый раз избирались теже товарищи. Это говорит за авторитетность и работоспособность состава Верхне-Туринского Исполкома.

Когда в Отделе [53] Коммунального хозяйства дело было хорошо налажено, но хромала работа Отдела Народного образования, при перевыборах 1920 года заведующаго Коммунального Отдела Арк. Курсанина выбрали завом Отдела Народного образования. Последний взялся за оборудование школ и наладил снабжение их всем необходимым.

Исполком работу вёл коллегиально. Еженедельно все члены Исполкома делали сообщение на призидиуме о своей работе и планах работы, ими намечаемыми. Полная увязка планов давала возможность каждому заведующему отдела выявить, какая помощь нужна от того или иного отдела другому. В процессе работы ежедневно так-же советывались, помогая другу советами и мыслями делясь, создавали таким родом взаимную помощь и критику ошибок. Это помогало избежать многих расходов непроизводительно иногда намечаемых. В то-же время каждому заведующему была предоставлена самостоятельность и проявление своей инициативы. Это и давало возможность широко развернуть работу отделам и проявить творчество. Этим и объясняется быстрый темп организации детских домов, ясель-патронажа, и для снабжения их молоком и овощами, и продуктами – организация огородов и молочной фермы, переданной в ведение отдела.

Тесная связь с массами дала возможность без всяких средств отремонтировать ряд домов, устроить двор для скота, продержать этот скот молочной фермы зиму. Земельный отдел не смог прокормить скота и с радостью отдал его Собезу.

Невольно вспоминается этот эпизод. С фермы Земельного отдела принесли молоко [54] в детские дома. Молоко дорогой взболтали, и оно стало коричневого цвета. Когда устоялось, то на дне оказался осадок навоза. Я поставил вопрос об обследовании фермы и передачи скота мне в Отдел Социального Обезпечения. Оказалось, что скот морят голодом, конюшни и скот содержатся грязно. Исполком передал ферму и скот Собезу. Я заставил вымыть всех коров и перевёл в двор и конюшни дома, где были дет.ясли. И ни одного воза сена и соломы, и ни копейки денег у Земельного Отдела на содержание фермы не оказалось. Это было в феврале или первых числах марта 1920 г.

Оказалось, что ферма не включена Уездным Исполкомом в сеть, и не отпущено кредита на содержание её. Тогда я обратился к населению волости, особенно к жителям деревень Боровой, Мостовой и Талицы, проводя там собрания о трудовой повинности и проведении ея. По окончании этого вопроса обратился с просьбой помочь Отделу соцобезпечения продержать скот и молочную ферму до подножного корма путём помощи фуражом. Во всех деревнях мужчины и женщины единогласно решили провести самообложение по несколько пудов сена и соломы с каждого домохозяина, а некоторые сами тут же заявили, что они безплатно для детских домов и дома старчества привезут собранное самообложением сено и целыми возами жертвуют от себя. И более 50 возов сена привезли. Когда пришёл Первый Трудовой Советский Полк в Верхне-туринский завод для заготовки дров, то из этого фуража несколько возов было передано для лошадей [55] полка.

Несколько десятков пудов капусты и не одну сотню пудов картофеля, и свыше 2000 штук огурцов было снято с огородов и парников в августе 1920 гола силами детгородка при помощи женорганизации под руководством садовника, что дало возможность на год снабдить детдома и дом старчества овощами. Субботниками было подкошено несколько покосов и собрано сено для фермы.

Отделы Коммунальный, Народного образования и Социального обезпечения тесно увязали свою работу меж собой, проводили вроде как соревнование – каждый стремясь поставить свой отдел на должную высоту.

Дружная деловая работа и тесная связь с массами – вот главная причина успеха и роста инициативы у каждого из работавших. Опираясь на массы и имея поддержку ея в трудные, порой безвыходные из-за отсутствия средств положения, Исполком легко выходил из них. Масса рабочих и крестьян, видя полезныя мероприятия и дела, приходила на помощь и собственным трудом, и чем могли, рабочие и крестьяне помогали.

Помню, однажды на собрании членов Совета в январе или феврале месяце 1920 года возник вопрос об остановке домны из-за того, что, благодаря заноса узкоколейной дороги снегами в течении двух недель бушевавшей бури, вышел весь уголь, и поезда застряли. Деловой совет, управлявший заводом, решил доменную печь остановить до мая месяца и производить тем временем ремонт ея, так как нет рабочей силы и средств на разгрёбку железной дороги.

Я тут же выступил против такого решения [56] и предложил всем членам совета не допускать остановки домны, призвать всех членов партии и профсоюза немедленно, не отлагая ни на один день – на субботник, а администрации завода приготовить поезд и лопаты, и кирки, и всем поехать на субботник, разбиться на несколько артелей и с разных концов друг другу навстречу вместе с рабочими Железнодорожного цеха взяться за расчистку дороги от льдов и снега.

Предложение было принято, и в ту-же ночь нарядили всех членов партии и Совета и профактив и двинулись с пением песен на поезд, поданный к 10 час. ночи на установленное место. 1 сутки работали и дорогу очистили. В тот-же день два состава поездов были пропущены с углём. Рабочие в заводе устроили субботники по укладке нового соединительного с узкоколейкой пути на ширококолейную и прокладку рельс к угольным сараям для того, чтобы, не перегружая уголь с узкоколейки на ширококолейную, доставить прямо на место.

И домна была спасена, работу свою продолжала до июня месяца и летом уже была выдута за негодностью, т.е. нужно было делать ремонт. [57]

Так работали в 1919 и 1920 году Верхне-Туринский Совет, парторганизация и профсоюз. Сплочённость, тесная связь с массами – вот что главным образом играло главную роль и обеспечивало успех всех мероприятий Исполкома и Совета. И главное, инициативность работников и умелый подход к массам, и дружная работа отделов Исполкома обеспечивали успешное выполнение всех планов, намечаемых тем или иным завом отделов Исполкома, и взаимная помощь советом и делом, и коллективность в работе.

Не то стало после переизбрания состава Исполкома. Новые работники вместо того, чтобы приобретённый опыт работы исполкома использовать и продолжать по его примеру, быстро оторвался от масс. И постепенно всё, что было создано в течении 1919-1920 годов пошло на смарку. Зародилась спайка, но не здоровая. Работники стали больше заниматься выпивкой и семейственностью. И первым долгом уничтожили молочную ферму: не сумели поддержать и спасти скота. Потом закрыли коммунальные мастерские и т.д. Отрыв от масс быстро сказался на работе Совета и Исполкома. Активность масс стала падать. Работники не вовлекли массу в практическую работу, а варились в собственном соку, полагаясь на свои силы, что привело к упадку работы. В последние годы активность масс растёт, но не умеют использовать её.

Рабкор Андреев Пётр Никиф.
г. Свердловск, Сибирский пр. №54, кварт. №7, Серебрякова Модеста Мих. [57об]

ЦДООСО.Ф.41.Оп.2.Д.52.Л.35-57об.

v-tura-23
Tags: гражданская война, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments