Нетренированный военкоммунист (uncle_ho) wrote,
Нетренированный военкоммунист
uncle_ho

Categories:

П.Н. Андреев. О ТОМ, КАК ВЕРХНЕ-ТУРИНЦЫ БОРОЛИСЬ С КОЛЧАКОВЩИНОЙ. Часть 1

О ТОМ, КАК ВЕРХНЕ-ТУРИНЦЫ БОРОЛИСЬ С КОЛЧАКОВЩИНОЙ И ЗА НОВУЮ ЖИЗНЬ ПОСЛЕ ПОБЕДЫ НАД КОЛЧАКОМ
(Мои воспоминания к 10-летию)


12 июля исполнится десять лет со дня освобождения Верхне-Туринского завода от власти Колчаковских бандитов. Десять лет тому назад ночью 11-го на 12-ое июля головной отряд Ишимского Советского Полка – из разведчиков – вступил в Верхне-Туринский завод и занял главную телефонную станцию, где и расположился квартирой начальник отряда. Белые накануне отступили, оставив Верхне-Туринский завод, взорвав лишь на ст. Верхняя Богословская линии Пермской жел.дороги, стрелочные переводы и мост через речку Савотьку около В-Туринского завода – на железной дороге. Власти же Колчаковские и сторонники ея удрали из Верхней Туры за неделю до занятия ея. В течении недели в В-Туринском заводе было безвластие, и могильная тишина настала в селении и в самом заводе. Только сторожа в заводе одни остались, да старухи и дети, и старики в домах показывались у окон утром 12 июля. Все взрослые мужчины находились в лесу, скрываясь от мобилизации, объявленной белыми за 10 лет в 1-х числах июля месяца.

Мне вспоминается жизнь Верхне-Туринцев в последние месяцы и дни при Колчаковщине и их глухая, затаённая в глубине сердца ненависть к существовавшим порядкам при царствовании Колчака.

Как жили Верхне-Туринцы в начале царствования Колчака на Урале, я не знаю, так как занятии белыми Верхне-Туринского завода я находился в Красной Армии в Инженерном Баталионе при отделе особых формирований Штаба 3-ей Армии на должности Квартирмистра Инженерного Баталиона, но 20-го декабря 1918 года по болезни врачебной Комиссией при Штабе был освобождён как немогущий нести военную службу – по болезни. [35] Требовалось длительное лечение и спокойная жизнь, и экспертная врачебная комиссия нашла не пригодным к службе в войсках. И на моё место был назначен Погорельский-Жлоба Николай Григорьевич, которому я и передал заведывание продовольствием и снабжением баталиона в последних числах декабря 1918 г., производя передачу в те дни, когда начали эвакуировать имущество из Перми на Вятку.

На станции Левшино шли упорные бои. До Перми доносилась кононада артиллерийского боя. Мы с часу на час ждали распоряжения об выступлении из Перми, днём и ночью не раздеваясь. Но так и не дождались. Ночью, во время поднявшейся стрельбы у самой Перми двинулись на станцию Пермь ІІ-ая. И здесь при отступлении из Перми мы были захвачены в плен белыми. Мне удалось убежать из концентрационного лагеря, т.е. Красных Казарм, куда белые направляли всех захваченных в Перми и за Пермью. Здесь, в Перми я увидел – большинство офицеров, бывших командирами рот, баталионов и полков в Красной Армии. Они надели золотые погоны и заняли командные посты – как то Комендантов и т.п. в Перми

Пребывание в Перми до регистрации захваченных белыми было бы для меня равносильным отдаться и стать к стенке, так как многие офицеры, бывшие при Штабе и в Инженерном баталионе делопроизводителями, оказались помощниками коменданта в Красных Казармах. Я решил в тот-же день уйти. И при первой же возможности я утёк и отправился в Мотовилиху, где снова был арестован, но ночью убежал из под ареста. Потом пробрался до ст.Пермь, где, достав документы военнопленного из Австрии – Михаила Петровича Горелова, и сняв с себя военную одежду, сменив на штатскую. С этими документами пробрался в тыл Колчаковских войск до Чусовой, а из Чусовой пробрался в конце января 1919 года в Верхне-Туринский завод.

Эту маленькую подробность, как я оказался в В-Туринском заводе, я пишу для того, чтоб рабочие Кушвинского [36] завода и др. заводов Н-Тагильского округа могли судить, на сколько верны сведения, напечатанные в газете "Рабочий" №95 от 25 Апреля с.г. в статье т. Следопыт, описавшего мою биографию, где он пишет о том, что я был лидером эссеров и беспартийного Крестьянского Союза в Верхне-Туринском заводе в 1917-1918 году, якобы организованным эссерами для борьбы с советской властью и Партией Большевиков. В действительности же в 1917-1918 году я был членом Партии Большевиков, и Крестьянский Союз в Верхне-Туринском заводе организовывал я, будучи членом Партии Большевиков. И в Крестьянском союзе были членами многие члены Партии большевиков из местных жителей и рабочих Верхне-Туринского завода, из которых и была фракция большевиков в Крестьянском Союзе, которая и руководила Союзом и превратила его в 1918 году в Крестьянский Кооператив, открыв "Крестьянскую лавку". И из политической "безпартийной", по мнению автора статьи, организации Крестьянский Союз стал экономической – торговой потребительской кооперацией, в которой я был Председателем Правления, а не лидером какой-то эссеровской организации.

В Крестьянском Союзе в Правлении в 1917 и 1918 г. в В-Туре были: Я, Алексеев Алекандр Кузьмич – член Партии Большевиков – и беспартийный рабочий Механического цеха Курсанин Аркадий Ник.

Какую же проводило Правление политику в Союзе?.. На этот вопрос достаточно ответить следующее. При выборах в Волостное Земство в 1917 г. Крестьянский Союз выставил по своему списку 12 чел. членов Партии большевиков в Земство и несколько безпартийных, из них сочувствовавших большевикам 4 человека.

Теперь посмотрим роль "Крестьянского Союза", не существовавшего при белых как организация, а ведь эсеровские организации и крестьянские союзы, организованные [37] эссерами, у Колчака были как легальные вначале. А в Верхне-Туринском заводе Крестьянский Союз ушёл в подполье и вёл работу, подрывающую власть Колчака. Оставшиеся в Верхней Туре члены Крестьянского Союза из членов Партии большевиков использовали это название "Крестьянского Союза" и стали выручать арестованных оставшихся членов Партии Большевиков, не состоявших в Крестьянском союзе, узнав об их аресте, употребили все силы и средства, и способы, чтоб выручить и спасти арестованных, первые подписываясь поручателями за них. Стали защищать членов семей, оставшихся в В-Туринском заводе у товарищей, эвакуировавшихся советских работников и партийных. Так же и помогать им, втирая очки белогвардейцам, что такой-то был членом Крестьянского Союза и в совет был избран от Крестьянского Союза, показывая списки кандидатов Крестьянского Союза в Земство и в Советы, которые выставлялись при выборах, хотя в этих списках абсолютное большинство были кандидатами члены Партии большевиков, и Совет был исключительно из членов Партии.

Таким образом в Верхне-Туринском заводе удалось избегнуть большинству товарищей той участи, которая постигла многих оставшихся в Кушвинском заводе и оставшихся семейств в нём.

В Кушвинском заводе погибло от порок и растрелов от рук Колчаковских палачей более 1000 человек рабочих, работниц, служащих и детей из семейств Красноармейцев, членов Партии большевиков и членов Совета.

В Верхне-Туринском заводе, находящемся в 10 километрах от Кушвинского завода, погибло человек до 10, в первые дни захваченных карательным отрядом колчаковских банд, и при коменданте Попове, которого вскоре куда-то перебросили и назначили [Пр.] Толстого. При нём уже стали члены [38] Крестьянского Союза действовать и влиять на него, предъявляя ему списки кандидатов в Земство и в Совет от Крестьянского Союза, и сам он оказался более мягким и доступным, тем более некоторым он был знаком как житель Кушвинского завода, имел в Верхней Туре родственников, через которых и действовали, и влияли на него. Это обстоятельство помогло многих выручить, и сам Толстой на все доносы стал угрожать доносчикам поркой их самих. И когда ему поп Иван Скворцов принёс списки кандидатов в Волостное Земство и в Советы Партии большевиков, которые вывешивались при выборах в 1917 и 1918 году и раздавались на руки избирателям, то комендант Толстой эти списки сам уничтожил. Поп хотел ими доказать, что в Крестьянском Союзе были большевики. Поп этот был в следственной комиссии у белых. В кандидатских списках Большевиков и Крестьянского Союза первыми в обоих были одни и те же лица. Так, например, в списках при выборах Волостного Земства были, насколько помню, расположены так:

В списке кандидатов Партии Большевиков:
1. Андреев Пётр Никифор.
2. Алексеев Александр Куз.
3. Рожин Андриан Вас.
4. Черноголов Мих. Григор.
5. Павлов Николай Евдок.
6. Корюхин Павел Фёдор.
7. Порошин Григор. Мих.
8. Букин Иосиф Данил.
9. Анычин Иван Вас.

В списке кандидатов Крестьянского Союза:
1. Алексеев Александр Кузьм.
2. Андреев Пётр Никиф.
3. Черноголов Мих. Григ.
4. Павлов Николай Евд.
5. Букин Иосиф Дан.
6. Анычин Иван Вас.
7. Корюхин Павел Фёд.
8. Порошин Григор. Мих.
9. Рожин Андриан Вас.

За членами Партии большевиков следуют:
Пшенников Николай Дм.
Курсанин Аркадий Ник.
Пшенникова Анфиса [39]

И благодаря этого обстоятельства удалось спасти арестованных: Черноголова, Павлова и других – доказывая, что арестованные члены Совета и Земства выбраны как члены Крестьянского союза, и комендант, и первая следственная комиссия освободили их. Тогда поп Скворцов, узнав об их освобождении, стал добиваться их ареста, вновь представив списки кандидатские Партии большевиков новому коменданту. Толстой, приняв их, уничтожил сам, расспросив у родственников своих – кто и какими делами занимаются указанные в списке попа лица, и, выругав попа заочно мракобесом, разорвал списки и сжёг.

Посмотрим теперь дальше, что делали члены Крестьянского Союза в Верхней Туре при Колчаковской власти, находясь в подпольи. В конце января 1915 г. я прибыл в В-Туру и нелегально проживал до 28 февраля. А 28-го февраля поступил в Электрический цех счетоводом через Бухгалтерию помимо Управителя завода, а право на жительство от милиции достали мне родственники и знакомые. Сам я не ходил даже регистрироваться, когда прибыл домой из Перми.

Здесь в заводе в Электрическом цехе я сразу начал организовывать вокруг себя – всех, кто был противником Колчаковских порядков и сочувствовал Советской власти и Партии большевиков, и создал инициативную группу из следующих товарищей:
1. Щекин Иван Васильевич
2. Пшенников Николай Дмитриевич
3. Дьячков Иван Афонасьевич
4. Белоусов Александ Максимович
5. Владимиров Владимир
6. Здобнов Степан
7. Корюкин Павел Фёдорович

И с этой группой начали вести пропаганду среди рабочих и населения, втянули часть из других цехов рабочих. Сразу к нам примкнули Курсанин Аркадий Ник[ифорович] и Павлов Николай Евд.

Я, Щёкин, Пшенников и Курсанин наметили план работы, а главным образом решили срывать все проводимые мероприятия в укреплении финансовой [40] мощи Колчаковским Правительством и Волостной Земской Управой и Уездным Земством; и затруднить этим работу Волостной Управы и Начальника милиции. Коменданты были уже упразднены, и в Верхне-Туринской волости был только Начальник милиции некто Лужбин – из старых урядников, и человек до 10 милиционеров.

Своей задачей Я, Курсанин, Щёкин и Пшенников как инициаторы поставили:

1. Срывать и воспрепятствовать сбору налогов и Земских сборов.
2. Сорвать и воспрепятствовать всяким сборам на армию Колчака и разъяснить рабочим, чьи интересы она защищает и вести агитацию в пользу Красной армии.
3. Стремиться затруднять снабжение продовольствием, чем создавать большее недовольство и сорвать пополнение паевого капитала у кооперации.
Вот всё, что мы ставили своей задачей в тех условиях, в которых находились при белых. Выше я указал, что Курсанин, Пшенников и Дьячков и др. были членами Крестьянского Союза в 1917-1918 г., несуществовавшего в 1919г. Щёкин Иван Вас. примкнул уже к нам, когда начал я организовывать пропаганду, то посвятил его в наши планы и цель пропаганды разложить тыл и армию у Колчака, чем облегчить и ускорить победу Красной армии.

В марте м-це 1919 года мы этот план начали осуществлять. На собранном собрании членов пайщиков Верхне-Туринского Потребит. Кооперат. Общества мы организованно выступили с отводом кандидатур при выборах в Правление кооператива. На собрании местные кулаки и богатые рабочие, и служащие выступили с речами, агитируя за богатых, и выставили кандидатуру бывшего купца Анкудинова Константина Гавриловича и других.

Я выступил с речью и заявил отвод Анкудинова [41] и др., разъясняя, что бывшие купцы и торговцы не только быть членами Правления, но и членами пайщиками не могут быть принимаемы в кооперацию, так как кооперация и существует для борьбы с частной торговлей, и выставил, т.е. предложил выбрать рабочих от станка, назвав несколько кандидатур. Этим выступлением вызвал прения, которые затянулись, и выборы прошли в нашу пользу. Прошли те, кого выдвинули мы в Правление, и только один из выдвинутых собранием прошёл – рабочий же, но ранее торговавший мясом, но бросивший торговлю в 1917 году. Затяжкой собрания сорвали второй вопрос о пополнении и внесении паевого и целевого взносов на покупку продовольствия.

В том-же марте месяце – в Благовещенье – на сельском сходе, созванном Волостной Земской Управой для утверждения смены Земства и раскладки обложения налогом и земскими сборами Волостным и Уездным Земствами, проводимыми на этом сельском сходе, мы так-же, разсеявшись в толпе, организовали вокруг себя группы и вели агитацию против налога и призывали во время голосования поднимать руки против утверждения сметы и раскладки. Сами в то-же время посылали председателю собрания и секретарю записки с вопросами и предложениями, требуя в них отклонить смету, а главное пункты на содержание охраны и следственной комиссии и другие расходы, которые, мы в записках заявляли, должно взять на себя правительство адмирала Колчака и ассигновать из своего бюджета, и не дело Волостного и Уездного Земства изыскивать средства на содержание милиции и следственного аппарата. И этим добились того, что сход отклонил налог и раскладку податей и земских сборов. [42]

В апреле месяце на второй день Пасхи Волостная Земская Управа вновь созвала сход Верхне-Туринского селения по тому-же вопросу о налогах и утверждении сметы и раскладки. И вторым вопросом поставила вопрос о просьбе частного предпринимателя Белкина дать ему в аренду часть общественной земли и с лесом для эксплоатации недр, находящейся вряд с Богомольским рудником. Нынешний Богомол-Строй как раз занимает всю ту площадь, которую просил Белкин сдать ему в аренду для добычи недр и разработок, так как этот участок был известен своими богатствами. Кулачки и здесь стремились отдать общественный запасный фонд земли на выгодных условиях для капиталистов – предпринимателю Белкину. Нам вновь удалось сорганизовать вокруг себя значительную часть молодых рабочих и противопоставить её кулацким крикунам. Пшенников, Курсанин и Дьячков, и Андреев Иван Никифорович под мою диктовку написали предложения отклонить раскладку и налог и отказать в сдаче земли Белкину. Подав предложения, вновь разошлись в толпу народа и, поднимая криком шум, развили агитацию за срыв налога и добились своего.

Земство оказалось парализованным, и без средств сидели, и не могли провести сбора налога. Учительство, милиция и врачебный персонал сидели без жалованья, и сама Управа растратила высланные военными властями на выплату мобилизованным рабочим для работ на восстановление Чусовского моста и вернувшимся с моста без оплаты. Деньги были высланы Управе, она их израсходовала на свои нужды, не выдав рабочим, что также [43] вызвало недовольство.

Выполнив две части своего плана, мы в то-же время вели агитацию и пропаганду против власти и против оказания помощи Колчаковской армии. Для этой цели я использовал даже меньшевицкую газету "Думы Урала", издававшуюся в Екатеринбурге Кооперативным объединением. Написал заметку "Тоже администратор" – про начальника милиции Лужбина, который хотел изнасиловать арестованную комсомолку Лорент в театре. Как заподозревал её в большевизме и под арестом предложил ей отдаться ему, и что тогда он её освободит. Девице было 15 лет. Предлог только был арестовать её для удовлетворения своей похоти. Власть имущий Лужбин никого и ничего не боялся, творя насилия, и я тогда решил агитнуть через газету и, подписав вымышленной фамилией "Семёна Наговорова" и ложный адрес несуществующей улицы и дома, послал в редакцию газеты, и каким-то чудом заметка была в апреле помещена. А газету рабочие выписывали в цех – машинисты – для чтения на дежурстве в складчину.

Я помню, как рабочие радовались, читая газету, а Лужбин рыскал по заводу и разыскивал, кто написал. И, очевидно, напал на след, а именно администрация завода в лице Заместителя Управителя завода инж. Мелик-Степанова помогла ему, т.е. сообщил ему, очевидно, Мелик-Степанов, что никто иной, как Андреев – счетовод Электр.цеха. Ибо вскоре я узнал, что Мелик-Степанов разыскивал газету "Уральская Правда" и "Уральский Рабочий", выходившие в 1917 и 1918 годах, и разыскивал в них заметки и статьи мои – за моей подписью, а особенно разыскивал обличительную заметку об управителе завода Сокальском – о закрытии им театра и переделке его на мельницу, не смотря на то, что все рабочие указывали, что театр необходим, и что для мельницы можно другое здание приспособить. [44]

Мелик-Степанов, найдя эти заметки, направил Начальнику милиции как доказательство, при чём заявил и мне, что заметки мои при Советской власти против администрации носили характер травли рабочих на управителя зав. Сокальского. Дело передано им для привлечения меня к ответственности – так заявил инженер Зам. Управителя завода лично мне 4-го мая 1919 г. при увольнении меня без права поступления на заводы Урала и государственные, и общественные учреждения в циркулярном порядке. Увольнение вызвано было следующим обстоятельством:

В последних числах марта или первых числах апреля 1919 г. в Верхне-Туринский завод приезжал член Английского Парламента и рабочей партии (как он себя называл на митинге) полковник Уорд – Начальник Английского Экспедиционного отряда или корпуса, бывшего при Колчаке. С ним русские: белогвардейский офицер и женщина переводчица, и штатские чиновники. Эта комиссия или делегация разъезжала по Уралу с целью агитации за помощь Колчаку и его армии и организовывала на местах комитеты содействия Народной армии под названием: "Комитет помощи Народной (читай – Колчаковской) армии", в задачу которых входило разными путями добывать средства, обмундирование, продовольствие и медикаменты для армии и тыловых воинских организаций. И сборы, конечно, добровольные и кружечные и т.д., но ненасильственные и не обложенные путём постановлений комитета. [44об]

Этот Английский демократ – полковник Королевской армии, сподвижник Колчака, созвал в Верхней Туре в заводе митинг, на котором призывал русских рабочих спасать Россию от большевизма и Красной армии. И в заключение своей речи предложил организовать помощь финансовую, т.е. создать "Демократический Комитет помощи армии".

После отъезда этой делегации Сибирского Правительства с Уордом Верхне-Туринская заводская администрация в лице инженеров Самойлова и Мелик-Степанова, бухгалтера Галкина и др. организовали Комитет помощи Народной армий, предложив фабзавкому Союза металлистов ввести в Комитет 2-х представителей. И на первом же заседании комитета постановили создать Фонд помощи армии адмирала Колчака путём удержания 3% ежемесячно с заработка всех рабочих, служащих и административных лиц, причём удержание произвести сразу за два месяца, то есть за март и апрели из апрельского заработка, и постановили просить управление завода произвести удержание по расчётным ведомостям через контору. 28-го апреля я как счетовод Паро-Электрического цеха получил копию постановления Комитета помощи армии с предписанием Управителя завода и бухгалтера об удержании с рабочих из апрельского заработка при составлении расчётной ведомости.

Получив эти распоряжения, я тот час же написал бухгалтеру Вас. Вас. Галкину заявление, в котором заявил протест и просил с меня не удерживать, так как я получал зарплату по списку бухгалтерских служащих, по ведомости, составлявшейся в бухгалтерии. [45]

Заявляя протест, я отказался платить 3% в пользу Народ. Армии, мотивируя свой отказ нежеланием подчиниться Комитету помощи армии, т.е. его постановление объявил для меня не обязательным и не имеющим силы какого либо закона и для рабочих. В то же время повёл агитацию среди рабочих Паро-Электрического цеха, зачитывая им постановление и распоряжение Управления об удержании, стал разъяснять рабочим, что Комитет и Управление завода не имеют права без согласия рабочих и служащих удерживать 3%, и облагать Комитет не имеет права, предлагая рабочим требовать от Завкома заявить протест и отказаться платить, призывал и рабочих других цехов сделать это же.

Панорама Верхнетуринского завода

Часть 2
Tags: гражданская война, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment