Нетренированный военкоммунист (uncle_ho) wrote,
Нетренированный военкоммунист
uncle_ho

Categories:

Воспоминания Ф.И. Соколова. Часть 2. О боях с чехами

Часть 1

ЧЕХОСЛОВАКСКОЕ ВОЗСТАНИЕ

По получении телеграммы на другой же день утром весть о Чехо-Словакском возстании разнеслась по самым отдалённым полям, и крестьяне вёрст за двадцать с лишним пришли домой, чтобы узнать, в чём дело, и принять то или иное участие. Около 10 часов утра 28 Мая были получены извещения из Коневой, Огневой и др. сёл, что там боевые дружины по 30-40-50 человек готовы к отправке. Об энтузиазме и желании побить ненавистных чехослаков, оторвавших их от мирного труда, говорили их загорелые […] [32] ли и крепко сжатые винтовки в руках.

Отряд в 50 человек под моей командой* около обеда двинулся на Касли на двенадцати парах через село Коневское, Булзи Тюбук и др. У добровольцев не было никакого уныния, песни, шутки и прибаютки и всё. [*На полях отметка: "Опять Я?"]

В селе Коневском у Волостного Исполкома встречаем стройно выстроившуюся дружину человек 35. Здесь сельский учитель Бычков об"ясняет суть дела. Тов. Конев Анисим старается дружинникам дать то или инное обмундирование, выражающееся в деревенских самотканых зипунах, кожанах и пр. А председатель Волисполкома Конев Павел Александрович (левый эсер) всячески тормозил выдачу денег уходившим красногвардейцам на фронт.

Через часик отряд в 80 с лишним человек двинулся по тракту на село Билзи, но там дружина уже ушла, и отряд продолжал двигаться один.

К вечеру 28 Мая отряд был в Каслинском заводе, сделавши 50 вёрст через Конево-Тюбук. Радушный приём оказанный Каслинскими рабочими, приготовленный для них суп по-солдатски и набранный от населения случайно хлеб привёл отряд в восторг, которые ели, шутили и говорили: "Вот те, парень, и снова война, а говорили, что войны не будет".

Председатель тогдашняго Совета рабочих депутатов тов. Ретнёв уделял очень много внимания прибывающим красноармейцам. В Каслях был создан Революционный Военный Совет, Председателем которого состоял тов. Тарасов. На другой день утром весь наш отряд, к которому ещё присоединились из Воскресенской и Тюбукской волостей человек около ста двадцати, в количестве всего до 300 человек под моей командой должен был быть на грузовом автомобиле частями переброшен на ст. Маук для переброски дальше под Челябинск. [*На полях отметка: "Ну и ну? Ведь этого не было! Мрачковский говорит, что в отряде Соколова было 25-30 чел."]

Но увы, начался первый саботаж со стороны шоффера, который привёл машину в негодность, но в то же время обещал, что через 5-10 минут машина будет готова, и так продержал машину часов до 2-х, и я, изверившись в возможность переброски отряда на машине, стал настаивать об отправке его пешим путём прямо на Кыштым, где стоял штаб тов. Мрачковского.

Поздно вечером 29 Мая отряд был в Кыштымском заводе и расположился в железно-дорожной школе, что на горе у железно-дорожной станции Кыштым. Здесь вечером в саду я познакомился с товарищем Мрачковским. Несколько слов о первом впечатлении. Имея сведения и отзывы, как о хорошем товарище и командире [33] [о] тов. Мрачковском, когда перед мною стала неказистая фигура, а рядом с ним сидел солидный гражданин, некто военрук Осипов, то тов. Мрачковский показался таким маленьким и плюгавеньким против этой солидной фигуры, что мне в душе стало жалко его.* Когда я доложил, что прибыл с отрядом в его распоряжение, то лицо его сразу переменилось, он протягивает мне обе руки, усаживает и первые его слова: "Умеют ли стрелять?" Я ему ответил, что отряд в абсолютном большинстве своём из старых солдат фронтовиков, и что мы стрелять умеем. [*На полях отметка: "Опять неправда!"]

Только потом я понял, почему первые слова Мрачковского были именно таковы, так как у него в отряде были рабочие Карабаша, Кыштымского, Каслинского, Уфалейского и других заводов Урала, имевших великолепный боевой дух и неумевших заряжать винтовку и стрелять из неё.

На другой день утром нас разсадили в три теплушки, прицепили к паровозу, и мы были переброшены на 88 раз"езд, что у деревни Селезней. Здесь отряду пришлось дня два буквально бездействовать. В то же время я получил из дома от целого ряда Советов через Каслинский Ревком извещения, чтобы я немедленно выехал домой, ибо там начались всевозможные волнения, разговорчики и контрреволюция возстала во всю. Ночью в первых числах Июня я вернулся в Каслинский завод, командование отряда на раз"езде передал тов. Кузнецову, Начальнику Коневской дружины, старому солдату. Каслинский Ревком и тов. Ретнёв мне посоветовали или, вернее, предложили ехать немедленно в район, так как последний начал питать хлебом и продовольствием открывшийся фронт, а также и заводы Урала, и отрыв его сразу бы поставил в тяжолое положение армию, находящуюся под Челябинском и на Дыровом мосту. [*На полях отметка: "Спаситель?"]

Числа 2-3 я приехал в село Юшковское. На 5-ое Июня был назначен Уездный С"езд Советов, и как делегат этого С"езда [я] выехал на последний. [*На полях отметка: "Одним словом, избавился фронта!"]

2-ой Екатеринбургский С"езд Советов, проходивший 5-8 Июня 1918 года. Центром внимания Уездного С"езда это было выступление Чехо-Словаков под Челябинском. Все обсуждаемые вопросы с повестки дня на второй день С"езда [были сняты], и вопрос стал о защите Урала от наступающей контрреволюции. Вокруг этого вопроса развились весьма интересные прения между фракциями большевиков и левых эсеров. Большевики выдвигали вопрос правильной обороны Урала, проведение мобилизаций во всём Уезде и Области должно быть сосредоточено на борьбе с контрреволюцией, эсеры выдвигали положение, что мобилизации не надо, [34] и что каждый, кто хочет, тот пойдёт добровольно и будет бороться, что организовать армии не надо, что борьба должна вестись исключительно добровольческими отрядами.

Когда вопрос был поставлен на голосование о мобилизации, то за мобилизацию голосовали большевики, эсеры же от голосования воздержались, таким образом этим Екатеринбургские Социалисто-революционеры положили начало отхода от Советской Власти и пассивного сопротивления последней. [*На полях отметки: "А в списке делегатов Соколова нет" – "Есть!"]

ОРГАНИЗАЦИЯ РАЙОННОГО ВОЕННОГО КОМИССАРИАТА

С Уездного С"езда Советов 10 Июня 1918 года вернулся в с. Юшковское. Видя разрозненные действия Волостных Исполкомов в районе и полное бездействие, и в то же время открытое выступление на общих собраниях кулачества о высылке делегации к чехам и принятия их с хлебом и солью, пришлось сразу же созвать совещание Председателей Волисполкомов волостей: Юго-Коневской, Юшковской, Огнёвской, Багарякской, Тиминской, Ново-Ипатовской, Булзинской и Тюбукской. На этот с"езд собрались все Председатели Волисполкомов и Военные Комиссары волостей. Где было постановлено в первую очередь о создании Районного Военного Комиссариата с местонахождением в селе Юго-Коневском. Второе о выделении в рапоряжение Райвоенкома на первое время кавалеристов по 10 с каждой волости, которые бы могли составить известный вооружённый отряд с целью охранения границ от набегов казаков и парирования возможностей проникновения в тыл Красным отрядам, действующих с одной стороны на Дыром мосту под командой тов. Онуфриева со штабом в селе Куяш, а весь отряд, находящийся в Куяшском районе был под командой тов. Жебенёва и с другой – в районе Усть-Багаряка.

Надо сказать, что это постановление выполнили только Юшковский, пославший 20 всадников, Огнёвский, пославший 10 всадников, Багарякский, пославший несколько всадников, и Коневский, давший до 10 всадников. Волисполкомы Тиминский, Ново-Ипатовский, Булзинский и Тюбукский не дали не одного всадника. На этот отряд легла роль, который потом численно пополнялся одиночными добровольными всадниками, не только охраны границ и ведение разведывательной службы, но также и охрана внутренняго порядка от контрреволюционного выступления населения.

Особенно остро этот вопрос стоял в селе Огнёвском, где было самое сильное контрреволюционное гнездо района, [35] которое возглавлял Огнёвский священник Мамин Василий. Там в середине Июня стал вопрос открыто о посылке делегации от Общаго собрания граждан к Чехо-Словакам. Председателем этого собрания был прапорщик Первушин Иван Петрович.

Тогдашний военный Комиссар волости тов. Дресвянкин, в последнии геройски погибший под ст. Ячейковская или Георгиевская, известил меня о предполагаемой посылке делегации. И когда я приехал в село Огнёвское с отрядом, то зал Огнёвского Кредитного Товарищества, вмещающий 500 человек, был битком набит населением, а также масса народа толпилась вокруг Кредитного Товарищества. Появление отряда произвело на одних не весьма-то выгодное впечатление, а другие стали яростно доказывать, что высылка делегации совершенно никчёмная штука. Отряд развёрнутым строем выстроился на площади против Кредитного Товарищества, а я еле пробрался в зал и в течении примерно часа или около полуторых часового доклада изложил, что из себя представляет Чехо-Словакское выступление, как его надо было понимать, и что несут с собой Чехо-Словаки крестьянству. Только два-три зажиточных кулака высказались за посылку. Вся же масса закричала: "Не надо, хватит, мы должны наклонить все силы к обороне от Чехо-Чловакского выступления". И как потом оказалось, эти слова были брошены незря, ибо население оказывало поддержку Красной Армии не только посылкой лучших своих сынов, но и материально. Ибо от них много было вывезено хлеба, как для Красной Армии, так и на заводы Урала.

Числа 20-го Июня проходил в Багаряке Волостной С"езд Советов, где тоже отдельные делегаты некоторых деревень стали ставить вопрос о посылке делегации с целью выяснения, зачем идут Чехословаки, и что им надо? Приехавший на этот С"езд я случайно встретился, с которым потом пришлось стражаться плечём к плечу, с тов. Галенкиным Михаилом и с тов. Беляевым, который был на участке Каменск-Шадринск. Тов. Галенкин только что прибыл из Петрограда с отрядом в 250 человек с 12 пулемётами с Выборгского района города Петрограда под названием "безпощадников". На обязанности отряда лежала задача охранять переправы через реку Синары и в то же время заполнить прорыв находящейся между Каменской группой со штабом на ст. Синарская под командной тов. Овчинникова и восточным отрядом, действовавшим по Челябинскому тракту под комадой тов. Жебенёва.

После краткого моего доклада о состоянии на фронтах, содоклада тов. Галенкина постановлено было С"ездом всё внимание усилить борьбе с Чехо-Словаками. В этот момент в зал С"езда входит молодой человек, одетый в Красноармейскую форму, который попросил слово и стал делиться впечатлениями о первых боях под Аргаяшем и на Дыровом мосту и призывал всех вступить в ряды Красной Армии, говоря, что настало время бороться за Революцию, не по телеграфу, а на деле. Это был тов. Павлов, впоследствии доказав, что он действительно боролся за Дело Революции честно и под Буньгами у деревни В. Таволги в районе Невьянска тов. Павлов был командиром роты 3-го Екатеринбургского полка, где и погиб геройски, выручая разведчиков, которые попали под обстрел белых. Он похоронен в село Краснопольском.

Напряжённость состояния в районе становилась во всю. В то же время разспространились слухи о падении Каслей и занятии их Чехо-Словаками. Сведения приходили со всех сторон самые удручающие. Разспространялись слухи, что на Свердловск идут не только со стороны Челябинска, но из Сибири и что уже занят Невьянский завод. В то же время приехавшие делегаты с Уездного С"езда эсеры стали разспространять, что Уездный Исполнительный Комитет выделил из себя какую-то тройку, и что войны никакой вести не надо, всячески разспространяя всевозможные слухи, ведущие к подрыву Красной Армии, и в конечном счете вели к тому, что всякая борьба безцельна, что не надо создавать никаких отрядов, ничего, а заниматься мирной обстановкой, и что всё будет так, как надо. Руководителя этих разговорчиков, Председателя Юго-Коневского Волисполкома Конева Павла Александровича, даже хотел арестовать, но последний скрылся.

Такая обстановка была в конце Июня, когда весь район, некто не верил целесообразности борьбы, и что все затраченные средства и силы безцельны, и что большевикам пришёл капут. Вот в это-то обстановке, обстановке, когда Волостные Исполкомы стали плохо верить в возможность и целесообразность борьбы, даже такой, как Юшковский, и то начал колебаться. Пришлось весь район об"явить на военном положении, и все общие собрания и С"езды в волостях должны были проводиться [с позволения] Волостных Военных Комиссаров. В след за этим был послано двое товарищей, которые должны были провести общие собрания раз"яснительного характера о военном состоянии. Этот товарищ об"ехал весь район и отво[…] протоколы, [36] характерактеризующие перелом настроения. Во всех них говорилось о проведении мобилизации за два года, о создании при районе полка, вооружения его и отправки на фронт.

Первая мобилизация была проведена в Юшковской волости, которая дала до 150 человек. Был организован штаб полка. Начали поступать мобилизованные от Огнёвской волости, но по получению раз"яснения от исполкома мы их стали всех направлять в город Екатеринбург. Здесь надо отметить, что мобилизованные Юшковской, Огнёвской, Юго-Коневской, Багарякской волостей шли хорошо, и видно было, что они идут охотно, но Ново-Ипатовская и Тиминская волости повидимому внесли большое разложение, так как многие стали возвращаться обратно, а из Ново-Ипатовцев и Тиминцев никто из мобилизованных в Свердловск не отправился.

Дела в Свердловске, по видимому, поставлены через чур плохо, что целая группа мобилизованных в районе крестьян возвращалась обратно, имея у себя соответствующие документы. Многие из них потом поступали добровольцами в отряд. Здесь роль социалисто-революционеров в этот момент выявилась вовсю. Они стали всеми силами и средствами разлагать имеющиеся в районе отряды.

Видя налаженность я сдал командование районом своему помощнику – сельскому учителю П.Е. Бучкову, а сам с отрядом человек в 60 конницы уехал на фронт, ибо обстановка требовала посылки кавалерийских частей для разведывательной работы на фронт. И в первых числах Июля я уехал с отрядом в Каслинский завод, который только что заняли красные.

ПЕРВОЕ БОЕВОЕ КРЕЩЕНИЕ

Белогвардейцы, занявшие Каслинский завод на несколько дней, были с треском вышиблены сводными отрядами, наступавшими с нескольких сторон. Со стороны Маука наступал отряд Мрачковского. Со стороны Куяша наступала одна рота под командой тов. Онуфриева, и со стороны Тюбука по тракту наступал Каслинский отряд, который был выбит из Каслинского завода. Каслинский завод, таким образом, после двух-трёх дней царствования в нём белых, был занят.

Белогвардейцы не унимались, они вели усиленную разведку, и под Каслями впервые появились уже казацкие части. Моему отряду как только что прибывшему было дано задание разведать, где расположен противник, и выяснить его прибывание по тракту, ведущему из Каслей на Кыштым через Верх-Теченский завод по восточную сторону берегу озера Ирьтяж. Здесь на полпути между Каслями и Кыштымом м встретились с казакским раз"ездом, который, по видимому, заметил нас вперёд и залёг в опушке леса и на возвышенных местах, где расположены были заимки Каслинского и Кыштымского кулачества.

Впереди нас шёл дозор примерно саженях в 150 от нас и, зайдя в лес, дозор заметил движение. Мы на опушке леса остановились, дожидаясь изследования всего леса. Один из красноармейцев слез с коня для того, чтобы произвести кой-какие естественные надобности и отпустил лошадь, когда кончил и начал ловить лошадь, последняя не давалась и побежала вперёд. Сначала несколько красноармейцев на конях, а потом все стали ловить лошадь, как в этот момент с трёх сторон отряд подвергся обстрелу. Пришлось выехать из опушки леса. И когда мы от"ехали с полверсты от леса, то заметили на опушке выезжающих из леса на конях полтара десятка кавалеристов. Данные нами несколько залпов по ним заставили их вернуться. Мы же дальше не поехали и возвратились в Касли.

Этот случай научил многому. Красноармеец, которых потом в шутку называли "деревянной кавалерией", потому что мы не имели настоящих сёдел, а имели всевозможный крестьянский сброд, потом не разставался с лошадью. И при в"езде в лес мы непременно усиливали дозоры и не только освещали местность около дороги, но и старались осветить шире по сторонам. Этот случай вошёл в отряде в поговорку.

ПЕРВЫЙ СЕРЬЁЗНЫЙ БОЙ

На третий день пехотному отряду тов. Лапотышкина (Уфалейский отряд рабочих) было дано задание [разведать], укреплён ли Верх-Теченский завод? И мой отряд – конный, как кавалерийский был призван с целью разведки. Отряду был придан грузовой автомобиль, на котором ехала часть пехоты, а главным образом везли на нём два пулемёта.

Раковой лес наши ребята не забыли. Они в него вступали очень осторожно, охвативши его не [со] стороны дороги, но с других сторон. Противника не оказалось. По выходе из леса (красивая берёзовая роща, тянется примерно полверсты по тракту) находилась большая [37] схолмленная равнина (поляна) с большим уклоном к реке Тече. С правой стороны около озера Ильтяж только были заросли мелкого кустарника и кой-где крупные берёзы. Был примерно полдень, а Верх-Теченский завод скрывала небольшая рощица и росший около завода кустарник.

Был полдень. Стали посвистывать отдельные пули. Как ребята их сразу же окрестили пчёлками. Кавалеристы медленно стали двигаться вперёд, до завода было версты полторы, не больше. В это время было приказание развернуться пехоте и двигаться на завод в пешом строю, автомобиль стоял в стороне. Пехотинский отряд занял весьма удобный холм вправо от дороги, который давал возможность обстреливать всю местность до реки Течи, и другая часть отряда расположилась влево от дороги на таком же примерно холму.

В этот момент из леса выезжает примерно около эскадрона белогвардейцев, обнажили шашки и с гиканием понеслись на нас. Я дал распоряжение отряду взять влево, дабы дать возможность нашей пехоте свободно производить обстрел. Сам же быстро прогнал в цепи и, не видя около цепи тов. Лапотышкина, дал распоряжение огонь не открывать, пока бслогвардейцы не подскачут ближе.

Но здесь надо сказать, как только наша кавалерия очистила им поле, и когда я только что перескочил через цепь на своей лошади, пехота, как один, открыли пулемётный и ружейный огонь по мчащейся на нас кавалерии противника. Стали заметны отдельные отставания лошадей, а также и случаи, когда лошади падали со всадников [*так в тексте]. Потом отдельные отставания всадников, и потом весь эскадрон поварачивается и мчится назад. Ободрённая этим пехота кинулась вперёд с криком: "Даёшь Кыштым".

Но как только мы двинулись вперёд, как со стороны Верхтеченского завода заработали пулемёты. Мы наступление не повели, а вернулись обратно в Каслинский завод, так как в нашу задачу входило только выяснить только место расположения противника, имеет ли он пехотные части у Верхтечи, и вообще, как он охраняет этот подступ к Кыштыму, так как Верхтеча расположена в 6-10 верстах от Кыштыма.

Это первое более или менее серьёзное столкновение с противником показало, как пехота не может обойтись без кавалерии и наоборот.

ПРЕДАТЕЛЬСКАЯ РОЛЬ ЭСЕРОВ.

В первых числах Июля (5 и 6-го) приезжает в Касли тов. Бычков и от имени района выдвигает положение, что там не сегодня, так завтра вспыхнет возстание, и что центр этого возстания село Ново-Ипатовское, и что между этим готовящимся возстанием и белыми есть полный контакт, что белые это возстание готовят на 8-ое Июля (Прокопьев день), которому белогвардейские части должны занять село Юшковское и Коневское, и таким образом, чтобы разорвать – сделать прорыв и отрезать армию от хлебного района. Тов. Бычков настойчиво требовал посылки моего отряда в район и принятия срочных мер, чтобы избежать намечающее возстание. [*На полях отметка: "Опять в тыл, там лучше!"]

С разрешения тов. Мрачковского, приехавшаго как раз в то время в Касли, отряду было разрешено выехать в район с целью ликвидировать или не дать вспыхнуть возстанию и основное это не оставить армию и завод без хлеба.

Число точно не помню, но помню, что накануне престольного праздника в селе Ново-Ипатовом поздно вечером отряд со всеми мерами предосторожности вступил в село Ново-Ипатовское. Население были все полупьяное, кумышки было хоть отбавляй. По информации Председателя Волисполкома настроение действительно в селе плохое, и что здесь социлисты революционеры ведут всё время агитацию, а крестьянство целиком и полностью идет за ними, что хлеба Красной Армии давать не надо, что в Армию вступать тоже не надо, и таким образом мы покончим с Властью большевиков.

Утром рано на другой день получаю извещение, что на село Юшковское произведён белогвардейский налёт (в 20 верстах от Ново-Ипатовского на юг). Отряд моментально сел на коне и поехал в Юшкову через село Коневское. Когда отряд вступил в село Коневское, то здесь мы получили полную информацию о действительном налёте на Юшково. Но сведения были крайне разноречивы. По одним сведениям имеющуюся дружину всю перебили, село разграбили. По другим сведениям убито только несколько человек, а отступившая дружина за Синару быстро пришла в порядок и выбила белогвардейцев из села Юшковского.

Часов около 12-ти я с отрядом вошёл в [38] село Юшковское, там местная дружина в количестве до 50 человек. Село производило впечатление, по которому только что пронеслась буря. Волисполком был весь разграблен, все ценные бумаги были похищены, всё раскидано, разбросано. Денежный шкаф, стоящий в Исполкоме, пробовали разбить, но не могли. Имеющее запасное оружие всё было увезено. Увели 4-х производителей жеребцов. Два из них вороных чистокровных красавцев Орловской породы, приведённые с Булзинского случного пункта.

Оказались действительно несколько красноармейцев убитыми. Один бил убит у Волисполкома, один сзади у гумен и один в поскотине. Им случайно удалось захватить трёх красноармейцев, которых они потом довезли до Каменной речки и разстреляли.

Этот налёт открыл крестьянству глаза, кто их истинный друг и кто их враг. На созванном вечером митинге заядлые крикуны против Советской власти и защитники эсеров кричали: "Давайте нам ружья, мы все пойдём сражаться, ибо мы ждали от них спасения, а увидели грабителей".

Вечером к Волисполкому действительно собралось народу человек до 150, которые настояли на записи их в отряд и выдачи им оружия. В отряд были записаны, но оружия дать не пришлось, так как его не было. Крестьяне были разделены на взводы и несли охрану села по взводно.

В это время в село Юшковское из прилегающих к нему сёл стали поступать сведения о неблагополучном состоянии района об отступлении красных под Свердловск, о сдаче Каменска и прочее. Мною действительно была порвана всякая связь с красными. Посланный мною член Юшковского Совета тов. Шульгин Гордей Феодорович в село Щелкунь (база Жебенёва с огнеприпасами и оружием) не возвращался.

Только на другой день, не получая извещения, что отряд Жебенёва из под Куяша отступил под Щелкунь, и красногусарский полк, дня два-три тому назад пришедший в район Багаряка, ведший кавалерийскую разведку по направлению к деревне Буриной, вернулся в Багаряк и не сегодня-завтра должен был отступить. В этот момент получаю извещение Жебенёва, что он отступил к Щелкуну и извинялся, что он не успел известить своевременно.

Мною было отдано распоряжение об отступлении из села Юшковского. Привезённое Злоказовское сукно в порядочном количестве было отправлено с обозом, также на всякий случай было отправлено возов около ста хлеба, и числа 14-15 Июля часов около 12 дня отряд выступил из села Юшковского по направлению на село Багаряк.

Перед самым отступлением из села Юшковского мною было получено приказание от Командующаго Северо-Восточным фронтом, что мой отряд должен вступить в подчинение Командира дивизии тов. Овчинникова, штаб которого должен находиться на станции Синарская или Богданович.

Такова была последняя роль эсеров, которые вносили всеми силами и средствами разложение в ряды Красной Армии и под их влиянием молодушная часть добровольцев при отступлении из родных сёл стала дезертировать из рядов Красной Армии.

Воспоминания написаны весной 1927 г.

Ф.И. Соколов

18/ІІ-28 г.
[39]

ЦДООСО.Ф.41.Оп.2.Д.204.Л.24-39.

С.В.Мрачковский
С.В.Мрачковский (фото из Вики)
Tags: гражданская война, история, чехословацкий мятеж
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments