Нетренированный военкоммунист (uncle_ho) wrote,
Нетренированный военкоммунист
uncle_ho

Categories:

Воспоминание Сырчикова Фёдора Афанасьевича о боях на Пермской ж.д.

В СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТН. ИСПАРТ

ВОСПОМИНАНИЕ
члена В.К.П.(б) с 15/ІІІ-1917 г. № партбил. 0590691, СЫРЧИКОВА Фёдора Афанасьевича, год рожд. 1875.

Я вступил добровольцем в ряды Красной гвардии, где был избран ротным командиром. Во время уничтожения семьи Романовых мы все участвовали в карауле, задерживая прохожих граждан, идущих с работы или на работу, возвращая их домой с провожатыми до места. Когда проследовал автомобиль, сняли с постов улиц, на следующий день стали заниматься овладением винтовкой, т.е. разборкой и зборкой, т.к. большинство добровольцев не знакомы были с военными действиями.

Когда отвели нам помещение в 5 Ключевской, в школе №5, мы 3 брата в дровеннике сложили печи, вмазывая котлы для варки пищи и обучая Красногвардейцев к полевым занятиям, полевым караулам. В особенности было уделено внимание рассыпание в цепь, наступление и обороноспособность, подготовившись уже и ознакомившись не только с винтовкой, но и с пулемётами, которые были выданы в отряд.

Однажды приходит в наш Верх-Исетский Штаб делегация от имени фронтовиков, которых будто бы организовалось 4 тыс. Об этом было сообчено в город и приняты соответствующие меры. После этого был устроен митинг, где выступали Голощёкин и другие на площади у бывшаго Успенскаго собора. На этот митинг собрались бывшие торговцы, спекулянты и вся контрреволюционна свора. Когда агитатор сказал: "Кто не с нами, тот против нас", – большинство стали уходить с митинга.

У нас были приготовлены пулемёты в Клубе и у Штаба. Когда я скомандовал "в ружьё", и один по неосторожности выстрелил вверх, услыхав этот выстрел, с митинга бросились во все стороны. Кто был на митинге, после рассказывали, что не было возможности устоять на месте, как волной несло, и в короткий момент вся площадь опустела, окроме наших семей добровольцев, послушать речи собравшихся на митинг. [64]

Через несколько дней ходили в облаву на Агафуровску дачу, где обнаружили в одном из помещений контрреволюционеров, захватив у них винтовки и патроны, и автомобиль, с которым были приняты соответствующие меры в присутствующих всех и посторонней публикой. После этого, когда наступали из Челябинска и по Бердяуш-Лысьвенской ж.д., из нашего отряда выделено несколько человек на пополнение в городские отряды.

Не помню, какого м-ца, кажется, 24/VII-1918 г. весь В.-Исетский отряд выступил по главной линии П.Ж.Д. по направлению Кузину. Не доезжая до Исетскаго моста, тов. Ермаковым П.З., с тендера наблюдая в бинокль, был замечен человек. Остановили поезд, в яме один сидевший, которого привели, оказалось при нём перексолиновы шашки и зажигательный шнур, который хотел взорвать мост через реку Исеть. Забрав его под охрану, двинулись дальше до ст. Хрустальна, где стоял броневик. На нём было несколько матросов, которые пояснили, что высланные отряды не устояли, и поэтому нет смысла двигаться дальше.

Обсудив положение, где занять нам позицию, решили вернуться обратно и занять позицию за мостом, броневик отправился на раз. Палкино. По прибытию отправились и мы, остановившись в криуле от моста, выслали разветку конных, разоставив заставы: 1 взвод в деревню Палкино, 2-й взвод около моста и 3-й взвод около опушки леса вправо, разобрав по ту сторону путь, сбросив несколько рельс.

Немного погодя, вернулась конна наша разветка и 1 ранен – Ермаков Режевского завода, который был потом в больницу отправлен. В 2 был захвачен в плен живым рабочий каменщик Мартыновскаго цеха В-И. Зав.

Тов. Ермаков был с отрядом, в котором были товарищи Берёзовскаго завода, Пышминскаго и Белоярской волости. Разветка сообчила, что от Хрустальной двигается броневик, когда таковой показался, с 1 заставы хотели открыть пулемётный огонь, а я получил распоряжение снять заставы. Я послал вестовых к первой и третьей заставе конных, а второй заставе сообщили через пехотинца, и одного послал узнать к Ермакову, в чём дело. Он вернулся и сообщил, что из города сообщили, чтобы мы вернулись на ст. в город, потому что двигались отряды белых банд и по Московскому тракту, и по Горнозаводской линии.

Не успели заставы примкнуть, по ним был открыт пулемётный огонь с броневика. [64об] Из первой заставы несколько человек были убиты и взводный командир. Потом стали стрелять из орудии с броневика. Некоторые красногвардейцы повыскакали из вагонов, направились бежать пешими. Я скомандовал: "Не разбегайте". После 2-х выстрелов орудейных дали два выстрела с нашаго броневика, тогда красногвардейцы полезли в вагоны. Я им раз"яснил, что наш эшалон стоит в мёртвом пространстве орудейных выстрелов. Конница не погрузилась в вагоны, а угнали на конях к городу.

Когда стрельба затихла, мы направились на ст. Екатеринбург. По прибытию на станцию Ермаков отправился в город. Я оцепил потом паровоз с 1 вагоном, поехал по направлению к Палкинскому раз"езду, чтобы собрать, которые шли пешком, набралось порядочно, вернувшись обратно уже темно.

На рассвете стали обстреливать с Горнозаводской линии орудейным огнём. В это время прибыл т. Жебенёв с отрядом, и тут были и Пермский отряд. В этот день эвакуировался весь Штаб г. Екатеринбурга. В 4 или в 5 часов вечера и мы отступили по Алапаевской ветке, которая не была занята белыми.

Мы прибыли на Н-Тагил, потом в Пермь, из Перми нас направили [на] 66 раз"езд, где и заняли позицию за симофором к ст. Сабику, пробыв суток, где подвергались орудейному огню. Я был всё время в расположенной цепи, указывая, как нужно копать прикрытие, а снаряды падали зади цепи в 5 саженях, но не рвались. Когда нас заменили истонцы или латышы, мы пошли из цепи, то я указал Стародановой Арише и пояснил, что ладно что не разорвались, наверно начинены песком, лежали 3 снаряда неподалеку друг от друга выброшены 3-х дюймовой орудией. Но наша конная разведка не сообчила о неприятеле, а также об ихней разветке.

После латышов заняли передню линию полк анархистов, которые подняли шум, гвал, не кто не кому не хотит подчиниться. Я спросил стоящих нескольких человек, кто взводный, кто ротный, оне ответили: "Все мы ротны и взводны, все мы можем бить и стрелять". Я подумал, если такой будет порядок, то нам здесь не удержаться, и нас могут обойти по просёлочным дорогам через Утку в тыл.

Потом нас отправили на отдых на 65 раз. К паровозу было прицеплено 2 вагона, в которые поместилось только 2 взвода, остальные остались 2 взв. [на] 66 раз. Когда приехали на 65 раз., был дождь. Я стал говорить, что выходите из вагонов, что нужно ехать за остальными. Синяев Сергей запротестовал, хотя стояли у самого раз"езда и казармы. Я заругался, что не хотят подчиняться, хотя большинство и были коммунисты. Синяев С. выразился: "Растрелять его". Тут все, как один, ему возразили, что Сырчиков [65] прав, а мы виноваты все и вышли из вагонов. Я поехал за остальными.

Когда приехали на раз"езд, кони оказались некоторые расковаными. Я поехал подковать лошадей, так как не кто не знал дороги в Сылву. Приехали, подковали. Я узнал через младшего брата Павла, что в Сылве создан ими отряд конницы, руководитель отрада Жилин Семён Петрович, и что они всегда высылают разветку по всем просёлочным дорогам, если какая неустойка, то сообщим в ваш Штаб.

Мы уехали на 65 раз. По прибытию нам сообщили, что наступление со стороны белых. Мы поехали на помощь, но флотские были разбиты, пришлось отступить до Шали. Когда вышли из вагонов, пошли к станции и резурвару, с которого была брошана бомба, и одного кавалериста ранил. Тут получилась паника, и бросились обратно к мосту, где находился Штаб, но их задержали и направили к станции.

Потом пустили паровоз со ст. Шаля к ст. Сарга без прислуги, но, видно, были сообщники белым: они уже знали, что идёт паровоз, дорогу забаррикадировали вагонами с рельсами. Одна из них воткнулась в тендер. Легулятор был переведён белыми, и паровоз мчится обратно, таща за собой рельсу. Увидав это, когда паровоз проследовал по очищенной пути, то кр-но гвардейцы бросились в эшалоны, и один оставив даже пулемёт "Максим", который я увидел, взял за верёвку и потащил к вагонам. Заехал в канаву, верёвка оборвалась. Тут я скричал Петра Воняшкина, который мне помог дотащить пулемёт до вагонов, и мы с ним забросали его в вагон.

Я пошёл в Штаб, где узнал, что бела банда двигается на Сылвинский завод. Я предложил Парамонову А.И. отступить, а то могут зайти в тыл, т.е. на ст. Вогулку или на 63 раз. из Сылвы, где хороши дороги. Это было принято во внимание, и на следующий день Шаля была оставлена, т.к. Сылва была занята белыми. Штаб отступил, и стали наступать со ст. Вогулка через Вогульцы.

В это время с Нижняго Тагила через Висим пробрались конный отряд, нападая на Сылву, и, совместно выбив белых из Сылвинского завода и со ст. Шаля, по занятию местности я предлагал т. Парамонову подобрать всех убитых В-Исетскаго отряда и похоронить в братску могилу на Сокольну гору, которая находится посредине завода. Парамонов дал согласие. Я поехал, в могиле деревни Шпаевой нашол Синява С. и Романова Николая, Большакова и ещё 2 чел., которых забыл фамилию, и 2 ч. со ст. Илима, Латыша 1-го и своященицу Ржаникову Евгению, сестру моей жены. [65об] Когда привезли расстреленных в Сылву, выкопали братску могилу, пришли со ст. Шали тов. Парамонов с ротой. При похоронах сделали салют 3 выстрела и отправились на Шалю.

Пробыв около недели, стали летать эропланы неприятеля, бросая бомбы, но ссадить его не удалось, так как эроплан летал на краю поселка. Когда стали обстреливать его, то он улетел, после чего белые пробрались покосами и лесами по леву сторону и стали обстреливать с левого фланга пулемётным огнём. Нам пришлось отступить до ст. Шамар со штабом, где находился конный и пеший В-Исетский отряд, занимая просёлочные дороги к ст. Шамарам. Остальные части совместно и В-Исетскаго отряда стали делать наступление на ст. Шалю, которую удалось освободить от белых.

Я попросил освободить меня от ротного командира ввиду слабости здоровья, что и было зделано, и заменили меня бывшим федфебелем Фендерманом. Меня зделали взводным командиром, а потом впоследствии перевели помощником заведущаго хозчасти.

Когда Шаля была нами занята, то наш эшалон стал двигаться в Шалю на помочь. Проехали ст. Вогулку, и на поперечной речке со стороны 63 раз"езда нам навстречу шол без путёвки эшалон, врезавшись в наш эшалон, где много было убитых и раненых в обоих эшелонах, и один из паровозов загорел, и впоследствии сгорело часть вагонов.

Я тогда не разтерялся. Остальные, которые были [в] вагоне, все повыскакали. Я увидал, что упала горевшая лампа в углу, и вспыхнул пролитый керосин из лампы. Я схватил лежавшие тудже мешки и затушил пламя. Очутившись впотьмах, я стал просить чтобы кто небуть дал свечу, и кто-то подал свечу. Я осветился и рассмотрел, что вагон 4 класса взгромоздимся на впереди стоящий вагон, и сзади на него нагромоздились товарные вагоны.

Только что хотел я выходить, то влез один красногвардеец с изломанной ногой выше коленки в толстом месте. Я хотел вытащить его, он просил меня, чтобы я уложил его на нары. Я помог ему залезти на нары, он вытащил ногу и попросил пить. Тут стояло жел.дорожников молока ведро. Я под"ел ковшик молока и напоил его.

Гляжу, влезает другой кр-но гвардеец со стоном. Я усадил его и спросил, что ушибло. Он сказал, что спину. И я тогда почувствовал, что и у меня болит спина и нога, которую ушибло во время толчка, а на [66] ногу кто либо вскочил сверху или ударили прикладом. Я ещё обратился к тов. с изломаной ногой и говорил, что вытащу из вагона, он категорически запротестовал, а второй сказал, что маленько успокоится спина, и он выйдет сам.

Я пошол тогда причины крушения узнать, и где я сперва думал, что [в] выимке разобрана была путь, и вагон поднялся на укос. Когда вылез из вагона, то оказалось, что поезд стоит на насыпе и внизу ходят люди с огнём ж.д. фонаря. Я спустился книзу и увидал, что у кого оторвало руку или ногу или изломало, и многие были мертвы. Я услыхал один знакомый голос, спросил: "Ты Василий Спиридонович Молчанов Ст.-Уткинского завода, с которым не видались около 8 лет?" И он меня узнал по голосу и подошел ко мне. Я взглянул по направлению к паровозу и увидал, что горит паровоз. Идёт кондуктор, я обратился к нему, что паровоз горит, и при скоплении пара может зорвать паровоз. Он пояснил: "Да". Я пояснил, что нужно отойти дальше.

Когда отошли до полуказармы, получился треск и зрывы. Оказалось, что со стороны от 63 раз"езда ещё подошол эшалон и врезался в хоз эшелона, отчего тоже получились жертвы.

Мы отправились на ст. Вогулку, нам навстречу шли ремонтные рабочие для очищения пути. Мы пришли на ст. Вогулку, где я пролежал 1 сутки, даже не мог поесть. На следующий день нас отправили на ст. Шамары, где я был назначен помощником зав. хоз. части. Я стал ездить скупать фураж для коней. Тут мы стояли порядочно.

Однажды приезжаю на ст. Шамары и вижу, что стоявший эшалон ушол, я спрашиваю, куда ушёл поезд. Мне сказали, что все отступили к Кунгуру. Я поехал к помещениям, в которых стояли конница. Оказалось, что никого уже нет, окромя мандар [*мадьяр?] в числе 30 чел., которые и не знали об отступлении. Я велел седлать коней 40 лошадей и потом стали пробираться через нижню балку. Выехали на 61раз"езд. Отемняли.

Дождавшись света, поехали верх балкой, потом выехали обоз на 4 арбах, запрежённых парами. Я спросил, откуда и куда, оне сказали, что оне заблудились, оказались Белоярского В.И.Кома. Я взял под свою опеку.

Поехали дальше. Доежая до мельницы, где стало много мущин, я спросил их, далеко ли мы находимся от ж.д. Ответили: "Вёрст 15ть". Я спросил, как пробраться к ж.д. Мне сказали, что поезжайте до [Кесова и Комар], но один, помогав головой, молодой парень пояснил, что впереди стоит хутор. [67]

Доехали до хутора, я вызвал мущину, которого спросил, как пробраться к ж.д. Он оказал, что можно пробраться [по мощённой] дороге, но очень плохая и узкая и в одном месте топкая около вех лек. Я попросил его в провожатые, который согласился провести через болото. Мы направились и в потьмах добрались до полотна Ж.Д., расположились в логу до света. На следующий день приехали на 59раз., где встретились с Сылвинским отрядом Семёна Жилина, отправились по левую сторону полотна ж. д.

Доехав до Солянки, переночевали и на следующий день поехали на стан. Тулунбасы и стояли несколько дней, пока не пришли вагоны. Когда вагоны пришли, мы погрузились и приехали в г. Кунгур. Когда только выгрузились, оседлали и запрягли коней, хотели ехать в город, не известно откуда взялся завхоз и дал распоряжение ехать [к] выемке ж.д. Я подогнал, обругав его беглецом, и стал заворачивать обратно запряжоных в арбы. Заворотил, а 1пара зашла [в] выемку далеко, не успев её возвратить, а тут на притчу навстречу шол лезервом паровоз, отворотить было некуда. Захватив арбу, и 1 лошадь захватило паровозом, а другую ранило. Я доложил об этом тов. Паромонову, который раненую лошадь велел кому нибудь отдать. Я отдал её бедному мальшику, которой увёл её, а мы были поставлены в монастырь.

Я заболел и отправлен в г. Пермь. Пробыл недолго, и меня сбраковали быть в рядах РККА. Тов. Парамонов и Тунтул рекомендовали в Кунгурский У.Ч.К., где я служил с тов. Попковым Алексеем Семёнычем до отступления.

Отступив до Вятки, став на учёт в Г.Ч.К. Вятки, работал в Вятском уезде, потом в Слоботском и Орловском по борьбе с контрреволюционерами и бандитизмом, и спекуляцией. Когда были созданы Комбеды и выявляли пролезавших в советы и в Пред. ВИК заменялись из бедноты, то кулачество скарауливали и убивали агентов ЧеКа.

За последнее время, во время мобилизации то возражали против мобилизации из семьи 1 из 2-х человек, предлагали брать всех поголовно, хотя не осталось бы в семье ни одного работника.

10/XII-19 г. я приехал в гор. Свердловск, стал работать пом. Уполномоченным в Г.Ч.К., а потом переброшан на ст. Шаля и по болезни был снят в 1921 году.

Во время моей службы многие отданы под суд как контрреволюционеры и многие привлекалось за бандитизм.

1/ІІ 1934г.
О.А. Сырчиков [67об]

ЦДООСО.Ф.41.Оп.2.Д.210.Л.64-67об.

Станция Шамары
Tags: гражданская война, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments