Нетренированный военкоммунист (uncle_ho) wrote,
Нетренированный военкоммунист
uncle_ho

Categories:

Внезапное продолжение моего графоманства

Про "Три встречи с Серым Кардиналом" (на Самиздате)

***
Третья встреча наша имела место ещё через дюжину лет и один год. Но прежде чем описать её, следует мне подробно рассказать об обстоятельствах, что ей предшествовали.

То были годы тревожные и трудные. Администратум в те дни, ослеплённый гордынею своею, раздулся от чванства своего настолько, что заслонил от Императора Тиберия IX свет веры истинной. И повернулся тот спиною к Святой Церкви, говоря ей заняться делами духовными, а до мирских отнюдь не касаться, в особенности же до государственного управления.

И таковое небрежение не могло не привести державу нашу к печальным последствиям. В то же самое время объявился в восточных землях наших некий проповедник и лил он в уши пошатнувшейся пастве нашей липкий яд своих еретических учений, противных Небу. И называл он, величественность Церкви Святой алчностью её, а суровость её жестокостью к чадам своим. И называл он Святую Церковь и Администратум, и самого Императора грабителями и кровопийцами. И объявлял он о пришествии скором царства Божиего на земле, при коем не будет ни Церкви, ни Императора, но сам народ будет своею волею править. И прозывался он "Серым Кардиналом", и носил серую рясу, и было то насмешкой над пышными одеждами служителей Церкви. И пленяли речи его души простого народа, в особенности людей молодых и неразумных, ибо было в речах тех к стыду нашему зерно истины, пусть и пополам с ядовитой ложью и бессмысленными мечтаниями.

Свидетели показывали, будто был то отрок красоты ангельской, но речи держал подобно умудрённому жизнью старцу. И был тот отрок неуловим, как для братьев наших, так и для ищеек Администратума. Даже последователи его, что звались "серыми стражами" и несли отравленные ересью слова по просторам Империи, будучи должным образом допрошены, не могли сказать, откуда он появляется и куда исчезает, словно утренний туман. И предавались они расправе строгой и справедливой, но корень зла – Серый Кардинал оставался не выкорчеванным.

В тринадцатый год правления Императора Тиберия IX разразилась великая беда. В лето того года голод ударил по Восточной провинции. Администратум же, ослеплённый жаждою власти и наживы, не только не откликнулся на зов отчаявшихся и моливших о помощи подданных Его Императорского Величества, но продолжал взимать с них подати, как ни в чём ни бывало. И тогда смятённые души несчастных склонились на сторону еретиков и заговорщиков и устремились к погибели своей.

В один день в семи местах вспыхнули восстания под предводительством "серых стражей" и, как лесной пожар, стали расползаться по ней. И захватывали бунтовщики имперские и церковные зернохранилища. И патриции, что владели здесь землёй, лишались богатств своих и самой жизни, случись им попасть под руку "серых стражей". И даже те из хлебопашцев, что упорным трудом возвысились над односельчанами своими, должны были склонить головы свои и отдать ключи от амбаров. И захваченные продукты выдавались равными мерами по дням недели тем, кто не имел запасов своих. И тем самым Серый Кардинал напитал страждущих и завоевал сердца их, и ими пополнял армию свою.

И день за днём селение за селением предавались ереси, и ликторы местные не в силах были справиться с бунтом, а то и сами вливались в него. Один лишь город Вильямстаун оказал упорное сопротивление, ибо в него стянут был Охранный легион Восточной каторги, но и он не устоял под натиском и в ходе боёв сожжён был дотла. И с падением его окружённая морем бунтующей черни столица провинции Остис сдалась на милость Серого Кардинала.

С получением известия о падении Остиса Его Величество Император Тиберий IX был крайне огорчён оным, и той же ночью хватил его апоплексический удар. На Престол воссел сын его Октавиан VI – юноша скромный, набожный и не по годам мудрый, что в истории за деяния свои заслуживает быть записанным под прозванием Благочестивый.

Видя, что развратившийся Администратум не в силах справиться со скверной еретического мятежа, обратил Его Величество слух свой к советам Святой Инквизиции. И правление своё начал он с великой очистки аппарата управления. Как славный герой древности Геркуланий очищал загаженные конюшни царя Авгая, так и братья наши инквизиторы прошлись безжалостным потоком по всем закоулкам Администратума, вымывая из них всю скопившуюся мерзость.

И помимо прочего установлено было лично мною, что корни возникшей ереси лежали в самом Администратуме. В ходе розыска среди документов особой тайны найдено было дело так называемого "Агента IX", что начато было три десятка лет назад. Поддавшиеся безумной идее ищейки Администратума вздумали тогда наложить грязные руки свои на магию бессмертных эльфов. Всякий разумный человек может посмеяться над такими намерениями, а богобоязненный должен будет порицать их, ибо Церковь не одобряет колдовство остроухих. Сами же они, как известно, если и вмешиваются в дела человеческие, то лишь по редкому капризу. Потому безумцы из Администратума решили создать собственную м’ахо с’ёдзё, послушную их приказам.

И самый процесс этого создания являл собой великое злодеяние. По всей Империи рыскали ищейки, разыскивая детей, носивших на лицах своих хоть отдалённые эльфийские черты, ибо в старые годы остроухие, бывало, вступали в сожительство с людьми и потомство от сих связей оставляли на их попечение.

И собраны были по всей стране сотни юных девушек, коих кого похищали, кого выкупали, а кого силою отбирали, если родители их были из низших сословий. И вооружившись черепомерками и древними фолиантами, и алхимическими приспособлениями, отобрали учёные Администратума из их числа сто тридцать пять обречённых на муки. И каждая из них получала смертельное ранение, но не убивающее мгновенно, ибо согласно древним легендам только в смертельной опасности могла пробудиться колдовская сущность у потомства эльфа и человека. И так погибли сто тридцать три безвинных создания, и только двое из них выжили и проявили способности свои, ибо раны их стали на глазах затягиваться. И одна из них от перенесённых испытаний лишилась рассудка и была умерщвлена вслед за остальными.

Оставшаяся в живых была дочерью крестьянина из предместий Остии, кою продали за девятнадцать с тремя четвертями динариев опекуны ея. Будучи на тот момент девушкой послушной и богобоязненной, приняла она уверения, что произошедшее было совершено на благо славной Империи нашей, и готова была честно послужить Престолу.

Однако же, успех, коего добились учёные мужи Администратума в безумном деле своём, оказался незначителен. Согласно донесениям, кроме упомянутого мною исцеления ран, что не причинили достаточно быстрой смерти, способна была полученная ведьма только лишь скрываться от взоров людских да располагать собеседника к себе в разговоре. И не смогли чины Администратума найти ей иного применения, кроме как стать тайной убийцей под именем "Агент IX", ибо была она девятой по счёту из принявших испытание.

И как будто мало было им склонить девицу сию к несвойственному женщине занятию, но обучали они её и наукам, кои должны были пригодиться ей на новом поприще. Учение же не пошло впрок сему сосуду скудельному, но обратило лишь её ко злу, и укусила она руку кормящую.

Но надо сказать, что хоть узнал я тайну возникновения Девятиликой, но в ту пору ещё и подумать не мог, насколько тесно связана она с обрушившимся на нашу благословенную землю бедствием. А меж тем мятежники, захватив Восточную провинцию, остановили своё явное продвижение, ибо нужна им была передышка, и нужно было закрепить завоевания свои. Однако, продолжали они при том рассылать лазутчиков и смутьянов не только лишь в пределах Империи, но даже и за границы ея.

И порушен был на захваченных землях освящённый Небом порядок управления, и устанавливали там Серые Стражи новые нечестивые порядки, выдуманные Серым Кардиналом. И управлялись селения, и волости, и сама провинция сборищами выборных от жителей их. И имели на тех сборищах равные голоса и богач, и бедняк, и почтенные отцы семейств, и сопляки, и соплячки из Серой Стражи. Да и пуще того, были последние истинными правителями, ибо именно волю Серого Кардинала и присных его и обсуждали на сборищах тех. И провозглашали они, что де все люди равны пред Великим Небом, и что де любовью, мечом, наукой и совместным трудом установить можно Царство Божие на грешной нашей земле, а кто противился им – считался врагом народного счастья. И не могло сие бесчинство и попрание древлего благочестия не вызвать роптания среди людей уважаемых и богобоязненных.

И вот с благословения Его Императорского Величества встала на защиту Священной Империи нашей Святая Церковь и верная слуга её – Святая Инквизиция. И духовные братья наши убедили правителей соседних держав, сколь опасна для их держав зараза под именем Серого Кардинала. И объяснили они им, что, злоумышляя против нашей Империи в дни бедствий её, обретут они врага стократ худшего. И благодаря тому убеждению смогли мы отвести от границы VI, VII и IX Легионы и направить их на усмирение бунта. И вместе с легионами шли братья наши инквизиторы, дабы творить суд и расправу. И без ложной скромности скажу, что от лица Святой Инквизиции план по усмирению Восточной провинции был представлен Его Императорскому Величеству лично мною.

Сколь ни многочисленна была армия мятежников, сколь ни старался Серый Кардинал обучить её воинскому искусству, но не выдержала она удар закалённого в боях стального кулака верных легионеров Императора. И разбегались при встрече с ними мобилизованные хлебопашцы, и лишь отряды, где в достатке было Серых Стражей, дрались яростно и отчаянно, порою даже сдерживая наше продвижение.

И заходя в освобождённые селения, видели мы символы еретической власти. Над домами собраний развевались серые знамёна, на коих изображены были солнце, раскрытая книга, меч, молот и мотыга, и срывали мы их и отправляли на костёр. А на торговых площадях установлена была "Милость Кардинала" – порождённое извращённой фантазией Серого Кардинала устройство для усекновения голов в виде скользившей меж двух желобов колоды с прикреплённым к ней острым лезвием. И слова "предать Милости Кардинала" означали казнь быструю и "гуманную". И падали к подножиям эшафотов головы благородных патрициев рядом с головами презренных грабителей и головы инквизиторов и священников рядом с головами жестоких убийц и насильников.

И с изгнанием мятежных войск из городов и сёл выходили на улицы почтенные граждане их и творили заслуженную расправу над теми, от кого терпели более полугода страдания и утеснения. К великому огорчению моему вынужден сказать, что сей праведный порыв принимал порою формы дикие и порочные. В особенности касалось это тех схваченных девиц, что служили в Серой Страже или принимали участие в делах её, поскольку за неблагочестивое поведение своё подвергались они многократному насилованию вплоть до тех пор, пока не умирали. Со своей стороны я всегда решительно пресекал подобное попрание общественной морали и неуклонно требовал, чтобы все пленные подвергались тем экзекуциям, которые предписаны Уставом Святой Инквизиции сообразно их вине.

Но не одной лишь строгостью действовала Святая Инквизиция в отношении сих заблудших овец. Всякий публично покаявшийся в грехах своих и отрёкшийся от Серого Кардинала мог рассчитывать на то или иное облегчение своей участи: от лёгкой смерти перед сожжением и до освобождения под поруки. В отношении отпущенных под поруки многие братья роптали, но отвечал я, что повесить их можно будет потом.

В милости своей Его Императорское Величество Октавиан VI Благочестивый пожаловал Святой Церкви все те земли Восточной провинции, что остались без владельцев своих. И на землях этих приказал я оставить на три года в неприкосновенности налоги, установленные Серым Кардиналом, ибо были они просты и необременительны, и добавил к ним одну лишь церковную десятину. Недоимки же следовало восполнить из имущества, конфискованного у мятежников и пособников их. Позже, по завершению кампании отправлен был мною к Святому Престолу почтеннейший доклад с изложением мыслей моих об улучшении налогообложения.

И чем дальше мы продвигались, тем яростнее сопротивлялись Серые Стражи, но и тем охотнее возвращались под наше покровительство одумавшиеся подданные наши. И благодаря оным в столицу Восточной провинции Остис удалось нам ворваться с ходу. Когда подошёл к стенам её сводный кавалерийский отряд, то открыты были перед ним ворота. И когда наши легионеры ворвались во дворец градоправителя, то нашли там кабинет Серого Кардинала, в коем стояла на столе не остывшая ещё кружка с бодрящим настоем. Сами же участники дерзкого рейда чуть было не стали жертвами собственной смелости, ибо оказались окружены Серыми Стражами и войсками, верными Серому Кардиналу, подошедшими из Арсенала и из окрестностей города. Более суток отважно держались они, прежде чем подоспел к ним на помощь VI Легион.

Tags: литературные опыты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments