Нетренированный военкоммунист (uncle_ho) wrote,
Нетренированный военкоммунист
uncle_ho

Забытые в Ё-бурге

Дёмка Петров об отступлении из Екатеринбурга 25 июля 1918 года

10 ЛЕТ ПРОШЛО

В 1917 году 25 ноября я приехал с Германского фронта с военной службы. По приезду к родителям на фабрику быв. Макарова, ныне им. Ленина, где моя вся семья работала, я увидел, что при фабрике организуется отряд Красногвардейцев 4 района. Отдохнув 9 дней, я пошёл в Штаб Красной гвардии и 11 декабря записался добровольцем Красной гвардии, а 24 декабря выехал на Дутовский фронт с другими добровольцами от Фабрики в числе 23-24 чел.

Доехав до ст. Кыштым нас назначили в отряд Мрачковского, я попал в звод нашего Екатеринбуржца т.Сахарова Валентина, ныне работает в Свердловске. Совместно с ним и другими товарищами мы выходили все [107] Челябинские, Оренбургские степи. Совместно со мной записался добровольцем родной младший брат Василий, который впоследствии в 1918 году был убит около Омска Колчаковскими бандами.

Пробыв, приблизительно, до последних чисел апреля 1918 г. на Дутовском фронте, ликвидировали Дутовщину. Мы к 1 мая для проведения праздника приехали в Свердловск, где нас у дома Октябрьской революции встречали наши партийные областные работники т.т. Чуцкаев, Белобородов, Голощёкин, Дидковский и ряд других товарищей.

Проведя праздник Мая, мы остались в Свердловске отдыхать. Некоторые товарищи из нашего штаба 4 района Ленинской Фабрики поехали опять же на фронт на Туринский [108] для подавления восстания под командой матроса Павла Хохрякова, куда и поехал мой младший родной брат Василий. Помню ещё, что ездили т.т. Колычев Константин – член Центрального штаба Красной гвардии, Истомин Павел, Григорьев Пётр и др. Они так уже по от"езду из Свердловска, в мае месяце, больше не возвращались, так как бывший Екатеринбург 25 июля 1918г. уже был занят.

Мы с оставшимся при штабе отрядом с Мая до 23 июля, по день эвакуации, начали обучаться у своих стариков Мурыгина Лариона, Мурыгина Василия, Осокина и ряд др. тов. И 23 июля наш начальник отряда тов. Тюриков, ныне умерший, даёт распоряжение приготовиться. И вот, как один, мы были готовы.

Получив заработок с фабрики, мы направились на станцию, ныне [109] Шарташ, для погрузки, и 24 июля 1918г. приезжает Комендант города т. Исупов Алексей, даёт нашему начальнику т. Тюрикову распоряжение отправить нас по взводно в город. 1 взвод попадает на заставу за тюрьму, Московский тракт, 2-й взвод наш ставят для охраны города в бывш. коменданском здании, ныне Облсуд, под командой взводного т. Рукавичникова Василия.

Заступив, мы 24 июля 1918 г. в 6 час. вечера, наш взводный разбил нас по три человека, и мы исполняли порученное нам дело взводным. И в 11-12 часов ночи около старого здания телефонной станции получились выстрелы. Мы, конечно, бежать туда, но ничего найти не смогли. Тогда решили звонить из своего штаба, т.е. поста – здание коменданта [110] в Уральский Областной Военкомат т. Голощёкину, узнать, как нам быть, но получив ответ из Военкомата от сторожа, что в нём нет никого, уже эвакуировались все в 11 часов ночи, тогда наш взводный, посоветовавшись с нами – решили охранять до утра. И во время ночи нас неоднократно обстреливали. И при таком количестве людей – 18 человек – взводу было нашему жутко, но мы ничего не боялись, а выполняли своё задание.

Около двух час ночи Начальник Отряда Анархистов т. Жебенёв П.И. едет мимо нашего поста на автомобиле. Мы его задерживаем, так как у нас от начальства было распоряжение всех задерживать, но, посмотрев у него пропуск от Уралсовета, мы его [111] отпустили, и он поехал по направлению от нас по ул. Малышева прямо.

Подходило утро, и уже снаряды по направлению к станции Свердловск всё ближе рвались, а мы не имеем связи не с кем, т.е. 18 чел. распоряжаемся, как хотим. Тогда наш взводный командир т. Рукавишников Василий, посоветовавшись с нами, решил из отобранных 3-х велосипедов на одном отправить к 1 взводу – Московский тракт, узнать, там они или нет. Уехал товарищ наш, красногвардеец, и с концом. Мы ждали, ждали, но нет. Посылаем второго, опять нет, и через несколько время узнаём, что наш весь взвод и нашими посыльными белые уже взяли, [112] но, несмотря на это и обстрел уже в 7 час 25/VII-1918г. театра городского, мы не решаемся самовольно бросить пост.

И только когда нас стали уже обстреливать в заставе, то мы, забрав с собой все отобранные в ночь велосипеды, лошади, пошли по направлению ул. Малышева. Рассыпались в числе 10 чел.: Петров Диомид, Рукавишников Василий, Мурыгин Василий, Карякин Яков, Иванов Андрей и Мурыгин Иларион и др. Подойдя от места заставы один квартал до места, где в настоящее время Центральная гостиница, нас начали обстреливать из пулемёта. Мы спокойно отступали к станции Шарташ.

Придя на станцию – на таковой нет ни одного эшелона. Мы пришли в [113] недоумение, что нам делать, но через полчаса приходит броневой поезд из Челябинска. Мы, всё бросив тут, пошли присоединиться к отряду, прибывшему с Бронепоездом, но нас принять приняли и повели в наступление по направлению к Михайловским кладбищам. Возвратились оттуда к поезду, Командир отряда нас отступать в поезде не взял, и мы решили пойти пешие по направлению на Егоршино.

По уходе бронепоезда у нас некоторые товарищи убежали домой, дальше с нами испугались отступать. Иванов Андрей, Ершов Иван, Варавин Семён и Желваков Максим убежали в деревни, а мы пошли по железной дороге. Шли голодные до Алапаевска, где нас накормили, [114] и мы опять пошли пешие на Пермь.

Придя в Пермь, мы нашли всех своих товарищей 3 взвода, которые были в заставе Михайловского кладбища и Начальника отряда, где был нам дан отдых, а после отдыха нас влили в Пермский железнодорож. баталион. Я попал в звод т. Пермякова Василия Александровича. Нужно сказать, примерный красногвардеец и храбрец.

После отдыха нас начали было отправлять на Уфимский фронт, но мы категорически отказались и поехали защищать свой родной Екатеринбург по Кунгурскому направлению. Доехав до ст. Вагулки, мы высадились и пошли лесом в село Вагулка, где и заняли пост охранения. [115]

Через два-три дня мы пошли в наступление на Сылвинский завод, и при первом же наступлении у нас из отряда с Ленинской фабрики были убиты командир нашей роты т. Андреев Ив. Леон., красногвардейцы Зырянов Семён и Макаров Дмитрий. Схоронив мы их мы в селе Вогулка на кладбище, я через 3 дня заболел и был отправлен в Пермь, в лазарет, где пролежал в течении 24 дней. Комиссией при Пермском Губвоенкомате уволен по болезни вовсе от военной службы, и тогда меня парторганизация направила в Уралснабжение личным секретарём к т. Войкову П.Л., где проработал вплоть до эвакуации Перми. И по приезде в Глазов по Каме на лошадях с т. Свирченко, я был переброшен парторганизацией в штаб 3 армии личным секретарём к т.Белобородову. Из Глазова со штабом по эвакуации выехал в Вятку, где был секретарём т. Дидковского до 11 июня 1919 г., а 14 июня 1919 г. Штабом ІІІ армии назначен полевым интендантом ІІІ армии по учёту взятого имущества у белых при отступлении из Перми. Окончил учёт в Перми, согласно телеграммы назначаюсь интендантом армии в Екатеринбург, где проделал учёт.

По приезде Штаба ІІІ армии в Екатеринбург назначен от ІІІ армии членом Коллегии Губсовнархоза и Уполномоченным ІІІ армии по шитью обмундирования для армии, где работал до 1920 г., а с 1920г. августа 13 был из армии уволен по болезни, после чего поступил на Совработу.

Из Вятки до Перми мы шли с другими выделенными уполномоченными д/наведения порядков Перми [116] пешком, а из Перми с полевым интендантством в числе 4 чел. ехали до Екатеринбурга на лошадях.

Так и кончилась моя радость, и мы все, как один, если нужно будет, опять с такой же энергией будем защищать и стойко бороться с теми, кто только позволит замахиваться на рабочее государство.

Дёмка Петров [116об]

ЦДООСО.Ф.41.Оп.2.Д.212.Л.107-116об.

Вид на Покровский проспект, по которому они уходили
Вид на Покровский проспект
Tags: гражданская война, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment