Нетренированный военкоммунист (uncle_ho) wrote,
Нетренированный военкоммунист
uncle_ho

Categories:

Партизан Васька "Красная Рубаха" Калашников

В комиссию партизан Каслинскаго Района
От бывшаго партизана, командира коннаго
партизанскаго отряда
Восточнаго фронта,
аппелируюшего под кличкой "ВАСЬКА КРАСНАЯ РУБАХА",
КАЛАШНИКОВА ВАСИЛИЯ ПЕТРОВИЧА

В 1917 году в начале октябре месяца нас много матросов перекочевалось с города Ревеля в Кронштад. В Кронштаде митинг на Якорной площади, все матросы кричат: "Даёшь Петроград, даёшь влась рабочим!" И так начинает митинг удушевлять матросов.

В два часа утра все готовы. Крейсер "Аврора", славный боец, на парах, мы ждём распоряжения на буксирах. И так тронулись. Высадка в Петрограде на Васильевском острове, приказ наступать на Зимний дворец. Я был в первом сводном отряде матросов.

После взятия Зимняго дворца наш сводный отряд матросов был на охране города Петрограда и правительственного телеграфа. Вскоре мы были командированы на Урал. В первое время стояли в Перми как блюстители порядка на станции Перми первой, а потом были переброшены в Екатеринбург, где пришлось обезоруживать казацкие эшалоны совместно с организовавшийся тогда Красной гвардией из рабочих Манетного Двора и депо. это продолжалось до декабря месяца.

В декабре месяца организуется две сотни на Дутовский фронт. Я был в первой сотне отряда Мрачковскаго Сергея Виталича командиром десятка. В декабре месяце выехали на Дутовский фронт в Верхне-Уральск, где и участвовал в боях от Троицка, не доходя 25 верст до Верхне-Уральска и обратно к Троицку с непрерывными боями. Участвовал в боях у Чёрной речки, что в 12 верстах от Троицка.

Накануне первого мая 1918 года наша сотня прибыла в Екатеринбург. После демонстрации перваго мая и переформировании ввиду влившихся добровольцев в Кресную гвардию мы были оставлены в городе Екатеринбурге для блющения порядка.

12 мая наш отряд выехал в Берёзовский завод, что 12 вёрст от города Екатеринбурга, для подавления востания. После подавления восстания 17 мая по приказу штаба армии выехали по Челябинскому тракту в количестве 35 человек.

На этом фронте первое боевое крещение делаем на Дыровом мосту с казацким раз"ездом. После боя отступаем до Куяша ввиду малочисленности бойцов, ожидая подкрепление. После прихода подкрепления снова повели наступление на Надыров мост, где заняли Надыров мост с небольшой перестрелкой с белыми. После занятия Надырова моста наш отряд перебросили в деревню Осаннову, где и повели наступление на белых между Аргаяшом, Метлино и Осанново. Здесь погиб в боях командир отряда тов. Кикура. После чего отступали в Метлино, с Метлино снова были переброшены на Надыров мост, но так как части отошли в татарскую деревню Сары, здесь и мы и закрепились.

Я был командиром коннаго отряда партизан. В Сарах было д[…]ся первый бой. Белые потерпели поражение. Второй бой – белые нас потеснили. [102] Ввиду многочисленности белых, где с боем и с большой потерей прошлось отступить до Куяша.

Я помню, при отступлении нам пришлось прорывать фронт белых, так как они окружили со всех сторон. Прорвав фронт, бойцы с полным антузиазмом за контр атаку, где товарищ Ковальчуг, партизан, кличка "Иван", заявил итти в контр атаку, но нас было мало, а поэтому пришлось отступать самыми последними, захватить некоторых раненых и убитых под прикрытием пулемёта коннаго отряда партизан. Пулемётчики были Радин и партизанка Нюра и М[…] под кличкой "Яша Краснокутский".

Отступали через детколонию Куяш, где похоронили убитых красногвардейцев. При отступлении в Куяш наши отряд заняли исходное положение. Белые долго не наступали, только маленькие были стычки наших конных и пеших разведок [с] разведчиками белых.

Один бой был в тылу, когда белые пропустили наш партизанский конный отряд и броневик, атаковав его между заимкой Чикина и татарской деревни Кажакуль. Так называемая Чортова яма была хорошей засадой белых, около которой был раненый наш Комбриг тов. Жебенёв Пётр Иванович.

Наш конный партизанский отряд, которым я командовал, и конная разведка первого Екатеринбургского полка под командой [Орлова], уральскаго казака, атаковали белых, где было взято в плен белых 7 человек, два пулемёта, броневик, и кобрик тов. Жебенёв был спасён.

Боёв в Куяше [было] три, я во всех участвовал. Последний бой, когда белые окружили Куяш со всех сторон, мы сражалась не на жизнь, а на смерть. Тов. Ануфриев, командир 1-го Екатеринбургскаго полка, был в окопах со стороны города Екатеринбурга. Комбриг тов. Жебенёв был со стороны Челябинска. Белые наступали организованно.

В это время мы оказались как разведка в тылу у белых, когда возвращаясь из разведки, по нам стреляли белы и красны. Помню, мы оказались [вдвоём], так как [у] разведчиков была паника. Со мной оказался тов. Зайчук, кличка "Абрам", с которым мы и пробрались к своим. Он вёл мою и свою лошадь. Я делал перебежки.

Забежав в село Куяш, получив приказ переброситься несколько бойцов в сторону Екатеринбурга, так как белые не стеснили. Абрам бежал со мной рядом, был ранен в ногу. Я бежал в окопы, где безпрерывно белые делали перебежку, вели наступление. Тов. Ануфрев, я помню, был бусиком, отдавал команды, стоя за сосной, не боясь быть сражённым пулей неприятеля. Последняя команда была: "В атаку! Ура!" Где мы атаковали белых. Тов. Ануфрев и тов. Орлов были впереди нас. Тов. Орлов был сражён пулей неприятеля, тяжело ранен, тов. Ануфрев был сражён, но мы отбили двоём с Матвеевым Павлом.

После разбития белой атаки в этой рукопашной схватке это место было названо Кровавой ч[…]. Тут было убитых наших 8 человек и ранено 20 бойцов.

После боёв по приказу тов. Ануфриева мне предложено с отрядом выехать в село Урукуль, где получены были сведения, что в Урукуле белые арестовали советских работников. Я с отрядом выехал.

При в"езде в Урукуль у церкви на паперте стоял казак вооружённый, охранявший арестованных. Мы потребовали избранную новую власть [102об] белыми. Один из крестьян пригласил к нам старосту – одного из кулаков, избранного белыми, который, подойдя к нам, поинтересовался спросить, кто мы такие. Мы сообщили, что мы приехали за арестованными, потребовали от него ключ. Ключ был у казака, который отворил церковь. Там было арестовало 7 человек., при освобождении их из под ареста которые выбежали на паперть и которые тут же потребовали растрела этого избраннаго старосту и находящихся казаков. Особенно просила одна женщина, которая была в числе арестованных. Я помню, [она] была крива и карявая. Тут мы без разрешения штаба растреляли четверых. Я лично стрелял казака старосту и рубил двух белобандитов. Белые казаки настолько были перепуганы нашим в"ездом, что бросили лошадей и бежали кто куда. Эта женщина нам разсказала, что её изнасиловали в церкви белые казаки. Мы долго не дремали, приказали освобождённым бежать в Большой Куяш, которые последовали нашему приказу.

Мы выехали из Урукуля в Большой Куяш, где белые, узнав, что нас малое количество, за нами бросили погоню, где и дали ещё один бой около Чикинской заимки. Здесь и я получил кличку "Васька красный рубаха".

Участвовал я и в подавлении востания в Каслинском заводе со стороны Тюбук. При занятии Каслинскаго завода по распоряжению приказа трибунала растреливали 12 белобандитов. Это знает Мрачковский Сергей Виталич, Жебенёв Пётр Иванович. После чего мы снова были в Куяше, а при отступлении из Куяша нам пришлось обезоруживать моблизованных Красногвардейцев, которые хотели перейти фронт организованным порядком. Красногвардейцы были, известно, из крестьян: Куяшинские, Карабольские, Тюбукские, Григорьевские, Анжалинские, Знаменские. После чего мы отступили до Тюбука. Головные части и отряды задержались в деревне Караболка, где и была маленькая стычка с разведкой белых. После чего отступали до Сысерти с небольшими перестрелками белых.

В Сысерти был бой, где под винтовку встали все рабочие. Наступление белых было организованное, большинство было татар, казак, и часть чехословаков.

Сперва была паника моблизованных, а потом тов. Ануфриев как примерный храбрый боец, как командир, своим героизмом удушевил бойцов, с палкой в руках командуя: "В атаку! Ура!" – повёл контр атаку на белых. Мы гнали белых до Щелкуна. Боле бойкие и партизанский конный отряд гнали белых до Щелкуна, в том числе и тов. Ануфрев, который бусиком последнее время перед Щелкуном сел на лошадь одного коннаго партизана, и так мы заняли село Щелкун. Нас было не больше одного звода, остальные части растянулись по тракту до Щелкуна.

В Щелкуне мы освободили арестованных, выстроенных под растрел белыми казаками. После освобождения арестованных тов. Ануфрев отблагодарил нас, мне был подарен наган. После чего мы отправились [в] завод Сысерть, так как держать позицию не было никакого смысла.

Из Сысерти мы отступали на Арамиль. Свердловск был занят, мы отступали из Арамили в Косулино. В Косулино прибыл из города последний эшалон. Здесь мы похоронили 6 убитых красноармейцев, отдали салют, начали отступление на Богданович и Режь.

После приказа по нашим частям [103] мы повели наступление по Верхотурскому тракту. Каждый шаг брали [с боем], начиная от села Аятское, Мостовка, Мостовая, Балтын, Пышма, Медный Рудник и Красная Горка, так называемая канава, разделяющая мещанский лес с [казённым] лесом.

Здесь мы атаковали броневик неприятеля, но не могли пустить под натиском белых и не имея подкрепление [в] своих рядах, так как в боях много [выбыло] из строя убитыми и ранеными.

Наступали десять дней безпрерывно, были сильные дожди, болезнь цинга. Ануфриев был раненный, одушевлять армию [некому], пришлось отступать на Невьянск с некоторыми перестрелками с белыми.

В Невьянске все части, отдельные отряды были об"единены в первый Екатеринбургский полк. Здесь мне со своим отрядом в Невьянске пришлось раскрыть контрреволюционное гнездо эссеров, в Бинговском болоте их и расстреливали по приказу Трибунала. После чего из Невьянска с боем отступали до самого Тагила.

Сильный бой в Тагиле, где бой продолжался целые сутки. Мы были окружены белыми. Я был раненый, где и попали в плен, где остался наш эшалон, который шёл при штабе. Это было в октябре месяце.

Нас отправили в Алапаевскую тюрьму. Сидел я там до мая месяца со следующими товарищами: Соловьёв, Орлов из села Монастырьскаго, Немытов Нижне-Синчихинский, Мохов и […]ых Фёдор. В мае месяце нас сопроводили в Екатеринбургскую тюрьму, я сидел в первое время в крепости, а потом был переведён во второе отделение, в 7 камеру. Тут со мной сидели следующие товарищи: Кутасов, Ив[…], Куфтарев, Кускевич и Пьянков. Пред приходом красных я заболел тифом, лежал в лазарете.

Красные освободили Урал, освободились и мы из колчаковского плена. Я добровольцем пошёл в Красную армию с третьим Уральским полком. До конца 20 года был в Красной армии, демобилизовался командиром звода ввиду болезни психическаго расстройства. Всего был я ранен два раза, пер[…]вая в Алапаевской тюрьме, которая славилась по террору белых над красными, где мне были выбиты зубы и учинялись порки.

Подарки из Красной Армии [были] наган и лошадь как партизану. На этом и заканчиваю.

ПАРТИЗАН Васька "КРАСНАЯ РУБАХА"

Каслинский район Свердловского округа
Совхоз Тюбук
Калашников Василий Петрович
21/І 1929 г. [106об]

ЦДООСО.Ф.41.Оп.2.Д.212.Л.105-106об.

Ввиду кризиса в деле выбора КДПВ пусть будет современный вид церкви в селе Урукуль
Церковь в селе Урукуль.24.01.2018
Tags: гражданская война, история, чехословацкий мятеж
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments