Нетренированный военкоммунист (uncle_ho) wrote,
Нетренированный военкоммунист
uncle_ho

Category:

С.Т. Акулов о боях 29-й стрелковой дивизии на Кушвинском и Верхотурском направлениях

ВОСПОМИНАНИЯ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ

ТАГИЛО-КУШВИНСКОЕ И ВЕРХОТУРСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ 29-й СТРЕЛК. ДИВИЗИИ 3-й АРМИИ.

Упорное сопротивление Колчаковским частям оказывала Красная Армия на каждом опорном пункте. Наиболее выдающими эти пункты были – Егоршино, Алапаевск, Н-Тагил, ст. Санданато, где проходили наиболее сильные бои. Противник сосредотачивал большие силы, делая сильный нажим на Тагил и ст. Санданато с таким расчетом, чтобы окончательно парализовать наши Красные части и отрезать их. Ст. Санданато является узловым пунктом направления: Кушва, Тагил, бывш. Екатеринбург и Алапаевск, поэтому, занимая узловой пункт Тагил, они тем самым отрезывали отступление частям, которые останутся без связи. Вот почему противник сосредоточил всё своё внимание на данный узловой пункт. Более выдержанные и боевые части были с Алапаевского направления брошены на удержание данного пункта до тех пор, покуда не отстанут в полном порядке все части на Кушву.

1-й Крестьянский Коммунистический полк и Китайский Б-н получили приказание занять ст. Санданато и во чтобы то ни стало удержать узловой пункт. Занимая данный опорный пункт, получили сведение, что Н-Тагил взят Колчаковскими частями, но через несколько часов опять был взят Красной Армией. Таким путём переходило из рук в руки несколько раз. На второй день обходом нашего правого фланга белые заставили отступить некоторые части, и обозы с эвакуированным имуществом остались отрезанными, защищая узловой пункт почти до последнего патрона. Особенно держались геройски китайские пулемётчики. Они не однократно отбивали атаку чехов и когда получили распоряжение отступить, то некоторые заявили, что"мы не пойдем, наша капитана патрон есть, наша стрелять будет". Но обход уже сделал своё дело, патроны не помогли, и пришлось отступать под штыковой атакой. В этот момент китайские пулемётчики творили чудеса. Они уничтожали бегущих чехов из пулемётов пачками, и не многим удалось спастись. Некоторые были зарублены и приколоты на месте ещё и потому, что не хотели отступить, когда было дано распоряжение. Пришлось отступить через ст. Салда и Салка тайгой, болотами на Кушву.

Части Коммунистического полка отступили в брод через реку Тагил. Переправа работала очень плохо, поэтому артиллерия переправилась в брод, но паники не было, как будто бы так и нужно. На дне реки имеются булыжные камни, за которые задевали орудия, и дальше продолжать не было возможности. Части 1-го полка спускались в реку целыми ротами и почти на руках вытаскивали пушки. Дорога до Кушвы была не ближняя, тем более, что местами приходилось прорубать дорогу и вытаскивать то орудие, то телегу с огнеприпасами. Некоторые партизаны из Коммунистического полка отступали со всем семейством и скарбом. Они выбрасывали ненужное барахло, вплоть до одежды, и клали туда ящик с патронами, заявляя, что патрон нам не достать, как только отберём у беляков, а остальное всё будет, если мы отстоим октябрь. Такие случаи были не единичны. Таким путём мы сохранили боевые припасы. На вторые сутки мы прибыли в Кушву. В это время противник теснил наши части под д. Лая и Баранча.

Передохнув несколько суток, 1-й Крестьянский Коммунистический полк был отправлен для занятия з. Баранча, и один б-н был в резерве. Д. Лая занимал 17-й Петроградский полк, который держал связь с левым флангом 2-го б-на Коммунистического полка.

В ноябре месяце, утром 1-й б-н, стоявший в резерве, получил распоряжение немедленно выступить на д. Лая, ввиду того, что 17-й Петроградский полк ночью оставил занимаемые им окопы и отступил к з. Кушва, чем создал угрозу для Коммунистического полка. Последний был обойдён с левого фланга и оттеснён за зав. Баранча. Подходя к расположению 17-го полка, Красные Орлы перекрикивались и ругались на Петроградцев, что-де такого пустяка не можете удержать, а ещё Центровики называетесь. Они в оправдание начали говорить, что мы за эту ночь выпустили 15 вагонов патрон. Над этой залитой пушкой Петроградцами долго и неумолчно смеялись коммунары и заявили: "А вот смотрите, как мы без 15 вагонов патрон зададим трёпку белякам", – и действительно обошли смелым маневром под хорошим руководством командира б-на тов. Худякова, зайдя в тыл 23-му [28] Екатеринбургскому и 14-му Иртышскому полку. Этот б-н натворил прямо чудеса. Разведка хорошо разведала, подошла к расположению батареи противника, где артиллеристы поили лошадей, даже покурили с земляками и сообщили, что пройти можно под видом белых частей. Схватка была горячая. Белые получали подкрепления, а у нас ждать было не откуда. Бойцы были воодушевлены большим подъемом, и через несколько часов обратили белых в полное бегство. Разувшись, босиком бежали за беляками – командный состав охрип, останавливая, но было без результатно.

Были такие случаи, правда они были не единичны, но всё же характерны: пулемётчик Шелеметьев Д., который работал на пулемёте Люйса, ставил своего подручного, как он называл Давыдова, на четверенки и в место стояка клал ему на спину пулемёт, и метко поражал беляков, хотя этого и нельзя было, потому что они представляют из себя большую мишень, но всё же делали и часто.

Таким путём было восстановлено не только потерянное то положение, а была занята д. Лая и за неё несколько десятков вёрст.

Считаясь с другими фронтами и направлениями, дальнейшее наступление на Тагил было не возможно. В это время колчаковские части стали теснить с Верхотурского направления, т.е. с таким расчётом, чтобы захватить ст. Кушву и гор. Благодать с двух сторон, тем самым заставить Красные части отступить на Пермское направление.

1-го ноября 1918 года телеграммой н-ка 29-й стрелковой дивизии №441 тов. Васильева М. мне было приказано прибыть в штаб 3-й Бригады, ст. Выя Верхотурского направления и принять 1-й Горный полк. Прибывши в штаб б-ды, ознакомившись с положением и силами противника, мне и моему помощнику тон. Кушникову пришлось немедленно выехать на передовую линию занимаемым полком по узкоколейной жел.дор. на паровозе.

От"ехав около 10 вёрст, мы вынуждены были остановиться, потому что стали попадать кучки людей. Из опроса последних выяснилось, что части отступают, и там делать нечего. Действительно, через 10-15 мин. стали подходить взводы и роты. Положение было почти безнадёжное, так как данный полк демониризован, что его нужно немедленно отводить в резерв, и реорганизовать переменный командный состав. Но резерва заменить нет, решено было поставить отряд китайцев, которые необходимы при штабе бригады.

Просидев ночь в заготовленных зараннее окопах с увещеванием и уговором остаться, некоторые всё-же покидали окопы и шли в тыл. Только под угрозой расстрела на месте, с обнажёнными наганами, нам пришлось установить порядок. Васильев послал разведку в сторону противника, и мы узнали, что наступали на 1-й полк сброд: местные кулаки и часть приехавших казаков из Верхотурья, с каковыми можно справиться свободно взводом. Вот на сколько была расшатана часть.

На другой день мне донесли, что в полку имеются шпионы из местных жителей, а также и специально работающие в части. Сей-час же мной было отдано приказание вывести один б-н в резерв с заменой китайским отрядом, по прибытии которого удалось вернуть потерянные позиции. Удивительно настойчивые и смелые во время перестрелки – ни как ему не можешь доказать, что-бы он ложился, что он представляет из себя большую мишень: "Нет, капитана, моя шибко хорошо видит". И некоторые благодаря своей опорности были убиты на повал.

По прибытии в резерв б-на мною поставлено было следить, нет-ли действительно связи с белыми. Ночью были выброшены две ракеты, т.е. дан условный сигнал, но кто, установить было трудно. Факт остаётся неоспоримым, и утром при об"езде местности посланной разведкой было установлено, что в эту ночь были конные со стороны белых. После этого стали появляться отдельные выступления: "Что-де нам драться, там наши и здесь наши". Правда, несколько человек было выявлено и вскрыто, но оздоровить было трудно, тем более, что противник на носу. Мною всё подробно было донесено и предупреждено, что так продолжаться не может, неприятие мер – бригада будет отрезана и уничтожена. Командный состав полка просил согласия, чтобы ночью зайти в тыл белым и натворить там делов, на что нельзя было дать согласия, т.к. может быть перебит весь комсостав, а части окажутся без командования. По прямому проводу было отдано приказание начдива о расформировании полка по частям, а не годных вычистить.

Я был отозван в распоряжение дивизии. Не достоя до дивизии, которая в то время стояла в Бисерском заводе, в дороге мне было приказано ехать обратно [29] и получить распоряжение на месте. Не доезжая одного перегона до ст. Вия, где стоял штаб 2-й б-ды, мне было передано, что связь с 3-й бригадой перерезана. Был организован поезд для восстановления связи, но поезд был обстрелян белыми, путь была разобрана. Вот что значит не принятие мер предосторожности со стороны штаба б-ды.

Под вечер явились пешеходом командир б-ды т. Ворошилов, откуда мы узнали, что белые зашли в тыл и перерезали связь, разобрав полотно и т.д. и на месте в санитарных вагонах распоряжениями лучших из нас бойцов очень немногие вышли. Вот что значит не предусмотрительность, которая губила сотни бойцов. Оставшиеся отрезанные части отступили на Тёплую гору. Ни продовольствия, не достаток обмундирования, с озлобленными лицами ночами вышли на Тёплую, подкрепивши опять полк на смену уставшим.

С. АКУЛОВ

г. Свердловск
Адрес: Завод Уральский Пролетарий
Сергей Трофимович Акулов [30]

ЦДООСО.Ф.41.Оп.2.Д.206.Л.28-30.

Бойцы китайского батальона, действовавшего в боях вдоль линии ж.д. Екатеринбург-Кушва
Бойцы китайского батальона, действовавшего в боях вдоль линии ж.д. Екатеринбург-Кушва
Tags: Красные Орлы, гражданская война, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments