Нетренированный военкоммунист (uncle_ho) wrote,
Нетренированный военкоммунист
uncle_ho

Categories:

К.С. Истомин о работе Управления военных сообщений

МАТЕРИАЛ В ИСТОРИЮ ПОЛКА ["КРАСНЫХ ОРЛОВ"] ПО ЛИНИИ УПВОСО

В дополнение данного мною материала по должности Военного Комиссара Катайского района дополняю указанный материал по линии Управления Военных сообщений Востфронта по должности Военкоменданта (УПВОСО) и этапного, по эвакуации войск и народного имущества. В указанной должности я пробыл с 22 июля 1918 года по 25 марта 1919 года. С 25 марта был партийным коллективом командирован на работу в О.О. ВЧК ІІІ-й Армии Восточного фронта, где проработал 4 года.

Контрреволюция двигала свои силы на Екатеринбург и со стороны Сибири на Камышлов. Наш полк из Катайска для выравнивания фронта должен был отойти на новые позиции. 20 июля Катайск был оставлен. Штаб полка разместился в одном из ж.д. зданий на участке станции. Приказом по полку с 22/VII я был назначен комендантом станции Синарская, участок Богдачовичь и фронт.

Получено было распоряжение: первое – эвакуировать оборудование Каменского металлургического завода, эвакуация была произведена машин, станков, а также и снарядов. Партийная организация Каменска приняла в этом деле активное участие, были брошены все лучшие силы и безпартийной массы рабочих. Разборка машин, станков и [107] оборудования и отгрузка в вагоны происводились под руководством товарища ЦИКАРЕВА Мих. Андр. Военный Комиссар Каменского района, Каменский Волком ВКП(б) провёл мобилизацию молодых возрастов гр-н района, призвал коммунистов и сочувствующих Советской Власти рабочих завода. Первые были отправлены в Кушву для учёбы военному делу, а последние брошены на пополнение рядов фронта. Здесь я получил первое "крещение" – опыт в работе на транспорте.

Машинисту, вёзшему мобилизованных, было дано распоряжение ехать со скоростью 60 кил., хотя н-к станции протестовал, но дело было сделано, путевка вручена. Паровоз дал свисток, колеса пошли по яблоку рельс со стуком. Война гражданская требует темпов, выдержки и спокойствия от каждого большевика.

Неустойчивый элемент – жёны и матери мобилизованных – валились на перроне в обморок, провожая своих мужей и сыновей, и пролетарки – жёны и матери – махали рукой и некоторые красными платочками уезжающим мужьям и сыновьям, призванных Советской Властью на защиту [107об] власти рабочих и крестьян. На перроне появились белогвардейские агитаторы, которые немедленно мною были взяты и переданы Военно-полевому контролю. Тут же в 3 часа ночи 23/VII был доставлен ехавший из Екатеринбурга в Катайск купец В.А. Дураков, расстрелян на ст. Антрацит.

Утром 24 июля расстреляли 2-х пойманных чехов-шпионов, пробиравшихся к бандам.

Несмотря на охрану, начальник станции и все его приверженцы сбежали, остался один телеграфист тов. Хомутов, который помогал мне отправлять оставшие на путях эшелоны на ст. Богдановичь.

24 июля отступаем в порядке с Синарской на Богдановичь, где держались до 28/VII. За 4 суток мною и прибывшими 27/VII на ст. Богдановичь комендантами тов.тов. Макаров, Заостровский, вместе с ними прибыл начальник военных сообщений тов.Дечев из Камышлова, были отправлены в полном порядке все поезда, а их скопилось до 30 шт., шли со стороны Камышлова и б. Екатеринбурга.

Несмотря, что на каждый паровоз был поставлен красноармеец с винтовкой, машинисты бежали, бросая машину, составы вели их помощники и в большем случае кочегары. [108]

Дежурный по станции Богдановичь с 27 на 28 ночью сбежал, оставил на столе черную папаху в знак того, что он вернётся. Телеграфную работу выполнял тов. Хомутов, с которым я старался установить телеграфную связь на первом раз"езде от Богдановича в сторону Камышлова, где был обстрелян. На раз"езде уже не было ни одного служащего. Тут же сбежал машинист, фамилии бежавших были записаны, но записи пропали в канцелярии.

Работа на Богдановиче проходила в тяжелых условиях. Мой помощник Мальцев от переутомления заснул у телефонного аппарата и был уложен сонным в вагон. Я не спал по 4-5 суток, зная, что малейшее промедление могло привести к срыву плановой эвакуации. На 28 ст. Богдановичь была очищена. Ночь я работаю на Богдановичь №2 С.В.У.Ж.Д., расчищая путь, и утром в 3-5 часов отправляю последний блиндированный поезд, эвакуирую околодок. В 4 часа подошол отряд т. Григорьева, с которым погрузили часть приведённых им лошадей, а часть оставили на месте как не пригодных.

По приезде в Курьи ухожу на фронт в 4-ю роту, стоявшую в Селе Егоршино, [108об] но так как УПВОСО также нуждается в работниках, я был снят и брошен на ст. Антрацит, Алапаевск, Нижняя и Верхняя Салда, Гороблагодатская, Ляды, Верещагино и Бородулино.

По прибытии в Н-Салду там было на путях до 20 эшелонов, гружёных разными военными припасами, семьями красноармейцев и т.п., прибывали воинские поезда, это уже было в сентябре месяце.

Отступление наших частей от Тагила. Противник занимает раз"езд С-Донато, отрезает выход оставшимся частям, получено распоряжение командования, так как комиссар УПВОСО был отрезан и находился со штабом в Гороблагодатском (уехали до занятия противником С-Донато).

Бой кипит в районе станции, прибывают раненые, которых пришлось направлять на лошадях узкими лесными дорогами на Кушву. Время не терпит. На ст. Салка и Н-Салда проведены чрезвычайные меры, оставить транспорт противнику было бы преступлением. Беру 2-х подрывников, ящик динамита, сажусь на паровоз, еду к Чёрной речке.

Фронт. Не доезжая 30-50 сажен, паровоз остановил. Вышли, несём динамит, шнур и капсуля. У речки стояли с одной стороны наша застава, а с другой противника. [109] Заложили динамит под средину трубы, поставили капсуля, протянули шнур. 15 минут работы и сильный взрыв, труба взорвана, путь разрушен. Белогвардейцы сделали потом для себя обходный путь – новый.

После взрыва слышу сильный плач мужщин. Берём винтовки, бежим в лес им на встречу. Оказалось, что два красноармейца мусульмане стоят в лесу с винтовками – это связь между нашими заставами на этом участке. Товарищи перепугались взрыва и заплакали. Не менее полчаса пришлось допытываться, кто они – красные или белые. Они повторяли, рыдая: "Мы красный, мы белый". Повели к заставе, на встречу начальник заставы, который подтвердил, что это наша связь, товарищи были успокоены.

Время не ждёт, немедленно возвращаюсь обратно, оставшийся транспорт полными составами на полном ходу направляю один за другим поезда на явную их смерть безвозвратно. [Пламя] покрывает поле, последний состав на разсвете спускаю по ветке в завод. Трусы перепугались, бегут в нижнем белье в лес, спасаться от большевиков, из своих домов.

Был разобран маневровый [109об] заводский паровоз, части его спущены в колодец. Разобрал машинист, который за преклонностью лет оставлен на месте. На обратном пути [в] 1919 году мне рассказывали рабочие о том, как белогвардейцы издевались над этим т. машинистом и заявляли: "Этого мерзавца, задержавшего наше движение по ж.д., поймать живым и по частям повесить на огород". Задача выполнена, отступаю с арьергардом на Кушву болотистой дорогой через реку Тагил.

Враг напирал на Пермь. Внутренняя контрреволюция помогает белым. Г. Пермь оставлена нашими частями 8 января (25 дек. с/с). Я отрезан в Левшино, где картина была такой же жуткой, как Н-Салда и Салка. Попавшие в ряды армии из мобилизованных бросали фронт, паника охватила отряды, потянулись обозы по мягкой снеговой дороге по направлению ст.Григорьевская. Несмотря на паническое настроение отдельных лиц, отступление проведено в порядке.

Описываю историю только отступления, потому что, как я указал выше, что 25/III-19 г. был брошен на работу в О.О.ВЧК. В этом направлении я уже вёл работу на обратном пути. [110]

По прибытии на ст. Верещагино я встретил новое начальство. Комиссаром УПВОСО был Герасимов, левый эссэр, Дечев был отозван. История Герасимовщины уже записана в историю. Штат и головка его был подобран из лиц, случайно попавших в Кр. Армию. Пятницкий, б/офицер, не изменил своей психологии, второй дьякон и т.д. Были и преданные товарищи.

Партийная организация крепла, руководство усиливалось. Герасимов был разоблачён и снят со всем штабом. Прибыл тов. Бирон, который и вёл расследование дела Герасимовщины.

Во время снятия Герасимов был отправлен в г. Вятку. Когда шёл его состав, то на вагонах были выброшены лозунги "Да здравствует наш вождь тов. Герасимов и Пятницкий".

На всём протяжении моей работы я всегда был на прифронтовых станциях. Все неудачи и радости переживал вместе с бойцами. На обслуженных мною участках не было на одного крушения и друг. несчастных случаев.

Военный Комиссар Кат. Р-на
Истомин

Служебный адрес: тел. 15-42, Малышева 31, "Металлом"

Домашний: Хохрякова №10 кв. 4 [110об]

ЦДООСО.Ф.41.Оп.2.Д.206.Л.107-110об.

Истомин Козьма Семёнович
Tags: Красные Орлы, гражданская война, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments