Нетренированный военкоммунист (uncle_ho) wrote,
Нетренированный военкоммунист
uncle_ho

Categories:

Тов. Кустиков о революционной деятельности отряда челябинских горняков-копейцев. Часть 1

Автор воспоминаний – Кустиков

МОИ ВОСПОМИНАНИЯ
О революционной деятельности отряда челябинских горняков-копейцев в период 1918-1921 года.


Со времени развития каменно-угольной промышленности вблизи г. Челябинска, где стала концентрироваться рабочая сила пролетариев, Челябинск стал с того времени иметь опорный пункт и базу концентрации революционных элементов. Ещё примерно с 1915 года там можно было встретить уже скрывающихся на копях гонимых царскими властями, революционеров. К примеру, можно сказать, т. Ретнёв, работающий ныне в Свердловской Контрольной Комиссии, которого, помню, гоняли из города в город, с завода на завод. Вторым Прокопьев, за которым устраивали слежки и преследования, избили нервы человека, благодаря чего и погиб человек. Всё подтверждает, что уже с того времени мы имеем на Челябинских копях [актив] революционных сил, которые смогли к началу революции 1917 года создать базу для Челябинского центра, как опорный пункт этого узла и края, на что и опирались, как это будет видно из отдельных воспоминаний моих, которые сохранились в моей памяти.

К великой нашей скорби руководители тогдашнего времени большею частью убиты в боях, часть их раз"ехалась, часть увезена белыми, погибли с ними и все сведения. Оставшиеся архивы не дают нам полного материала, т.к. они побывали в руках белых. Я хочу попытаться осветить некоторые моменты, не упоминая даже в некоторых числа и месяца, ограничусь только временем года, т.к. я тогда был ещё очень молод и в руководящей группе тогдашних кругов не вращался, участвовал только как рабочий плюс молодой коммунист.

Я намерен отметить ряд моментов, не увязывая их с общим ходом развития событий Челябинского тогдашнего уезда, осветить только конкретно данный случай. Боюсь, что они останутся не замечены в нашей жизни, так как в то время было не до этого, и карта революционной деятельности в этой точке не будет нанесена красной краской, стоющей крови Челябинских рабочих. Это будет выполнена одна часть нашего долга перед теми, кто на карачках, в крови дрался за благо трудящихся, ЧЬЕЮ КРОВЬЮ ОБЛИТ ФУНДАМЕНТ КОММУНИЗМА, вроде ЕЛЬКИНА, ЦВИЛИНГА, ВАСЕНКО и других тому подобных товарищей. [162]

Что Челябинские копи представляли в начале революции реальную базу, это видно из одного показательного примера, что когда настал момент разоружать тогдашнюю полицию, то сам главарь полиции северной группы, некий Абабков, был найден ворвавшейся толпой рабочих в конторе за шкафом, который умоляюще просил пощады. Помню, по настойчивому желанию тогдашнего организатора рабочих Дмитрия Арсентьевича БОЙЦОВА этот подхалим был оставлен в живности, но у рабочих было высоко приподнятое настроение пустить в расход Абабкова.

Очередной шумный случай из копейской жизни, помню, приезд на Кыштымские копи, ныне северная группа, одного из посланников Дутовской банды и дискуссия его с Цвилингом. Как сейчас помню, офицер прибыл из банды Дутова, был ярким краснобаем, употреблял ряд терминов из тогдашней демократической платформы, восстанавливал правоту должного быть Учредительного Собрания. Он держал речь часа полтора. Конец его речи был зажигательный, и он получил тогда еще мало привившиеся апплодисменты в форме удовольствия рабочих. Он говорил исключительно против большевиков, не раз обращался к Цвилингу, помню, слева сидящему от него, с упрёками несостоятельности большевиков и всячески чернил Цвилинга.

Помню, храбрый Цвилинг сидел, и лицо его передёргивалось, как родимчиком, но, тем не менее, он сидел удивительно выдержанно и, дождавшись конца пламенной речи, он попросил предоставить ему слово. Публика уже была настроена против него и злостно ожидала его оправданий. Цвилинг был способный оратор, он сразу двумя, тремя фразами в своём предисловии убил приподнятое против него настроение и привлёк к себе слушателей, а позже начал разлагать на лопатки храброго своего противника. Он моментально в глазах этой же аудитории создал дух героев, которые способны были сейчас же разорвать его противника, который учёл обстоятельства, смотав свои удочки, и сей час же с собрания увернулся.

Конец речи Цвилинга был бичующий, он на смерть бил своего противника, и, когда он заканчивал, публика вскакивала на ноги и кричала: "Дай нам этого подлеца "офицера", но его уже не было в зале. Помню, Цвилинг был как лев раз"ярённый. Публика готова была носить его на руках.

Это был первый случай на северной группе Челябинских копей – появление умелого оратора-большевика, который дал безвозвратный бой меньшевикам, и это заложило бесспортную веру копейцев в большевиков. Вот с тех пор Челябинские большевики стали в трудную минуту прибегать к копейцам с целью их вооружения как рабочего звена. [162об] Это уже относится не только к северной группе копей, а ко всему району Челябинских копей. Вот случай.

ПОХОД на ШЕРШНИ

Раз"езд Самаро-Златоустов.ж.д. в верстах в 5-7 от Челябинска.

Находясь в резервном состоянии, одновременно и на работе копей, мы имели выданное нам оружие в виде винтовок системы "Гра" и "Витерле" и считались КРАСНОЙ ГВАРДИЕЙ. Мы были инструктированы, что нужно быть всегда готовыми. Причинами этого служило повседневное бандитство банд Дутова вблизи Троицка. Мы, помню, были настолько насторожены, что я лично ложился спать и одевался, как к бою, хотя сам спал на полатях, всё же винтовку клал под голову, а патронташ на поясе.

Однажды, находясь в состоянии сонного человека, я услышал тревожный свисток, бросился на сборный пункт к конторе. Речь идёт о северной группе копей. Там уже много было собравшихся наших героев. Нам было раз"яснено, что нас требует Челябинский Совет рабочих депутатов, и что мы ждём поезда за вами. По обыкновению наши железнодорожники запоздали с подачей поезда, и мы выехали только часов в 11 дня 7-го марта.

Часам к трём мы прибыли на Уфалейские копи, ныне №3, там погрузили товарищей и двинулись в Челябинск. Мы не знали, куда мы едем, не знал и командный состав, но всё же мы ехали и знали, что если нас выпустят драться, так это будет против контр-революции и не иначе, потому что к тому времени большинство уже записалось за большевиков, как это было принято выражаться на местном языке.

Мы приехали на ст. Челябинск, нам дали стоянки не больше 4-5 минут. Всем нам не сказали, а комсоставу было передано, что за ст. Челябинск стоит эшалон солдат, идущий с Дальнего Востока, в количестве 800 человек, вооружённые, что идут они домой, и что им оружие совершенно не нужно, ибо у них могут отобрать его дорогой контр-революционеры, а посему их нужно разоружить, и что с ними Челябинский Совет рабочих депутатов ведёт по этому поводу переговоры 3-4 дня, но они не сдают оружие, что и ставится в нашу задачу.

Мы, рядовые, всё ещё ехали в слепую, но командиры знали, что мы едем до Шершней, что раз"езд верстах в 5-7 от Челябинска, Сам.-Злат.ж.д. Мы прибыли в Шершни, и скоро нас выгрузили. Мы должны были занять позицию в кустах, не доходя до раз"езда Шершни 1½ версты на левую руку, когда идёшь из Челябинска. Нас предупреждали окопаться в кустарнике в снегу в [163] порядке окопов. Тут я впервые узнал, как делают из снега окопы.

Мы окопались, и нам только здесь была об"яснена наша задача – разоружить этот отряд. Перед нами на линии, на запасном пути стояли вагоны, пустой эшалон, против которого мы и расположились. Нас было ровно 80 человек, а задача стоит разоружить 800, да ещё старых солдат. Командовал нам георгиевский кавалер тогдашнего времени МИХАИЛ МЕХОВОВ. Помню, спокойная в военном деле натура. Он нам толковал, как вести себя во время боя на основе своего опыта.

Дело началось так: Совет рабочих депутатов, не договорившись с отрядом, идущим с Дальнего Востока, решил всё же его разоружить отрядом наших сил, и дело практически началось так. Мы лежим в снежных окопах, а по требованию этих солдат, с согласия Совета рабочих депутатов, был дан паровоз к отправке их под предлогом по их настойчивому требованию. Их отправляют, поезд их со ст. Челябинск тронулся, они остаются в покое, что они уже едут, но когда им подавали паровоз, то с паровозом ехал т. ВАСЕНКО. Это бывший тогда Председатель Челябинского Совета рабочих депутатов. Он ехал с целью, чтобы реализовать намеченную цель.

Когда поезд из Челябинска вышел и стал равняться, место было заранее назначенное, паровоз стал сбавлять ход, а путь был на под"ём. После быстрого хода паровоз стал поезд сдерживать, а поезд стал напирать на паровоз, а в это время сцепления вагонов с паровозом оказалось сдавленным так, что можно было безболезненно отцепить паровоз от состава. Смелый ВАСЕНКО это и сделал, он снял сцепление между паровозом и поездом, сам остался на паровозе, дал свисток и стал уходить от поезда на раз"езд Шершни, а поезд без паровоза на под"ём не пошёл и остановился. Я не знаю, была ли бригада на поезде, чтобы тормозить или нет, но поезд обратно не пошёл, а сравнявшись против нас, остановился. Мы же были заставлены с левой стороны по движению составом пустых вагонов.

Получилось следующее положение, что мы лежим в снежных окопах, перед нашими глазами пустой эшалон, а за ним подошёл и стал эшалон с солдатами. С нашей стороны от головы прибывшего поезда были посланы соответствующие лица, предупредить эшалон, что он уже окружён отрядом Красной Гвардии и должен разоружиться, в противном случае мы будем стрелять. Отряд этого предложения не принял, и мы вынуждены были по команде открыть огонь по эшалону. Наше положение спасалось тем, что наша цель была видна, [163об] это по эшалону, хотя наступили уже сумерки, они же не знали, где мы лежим, сколько нас, и куда им стрелять. И когда они открывали дверь вагона, смотреть неприятеля, перед ними стояли вагоны пустого эшалона.

Мы дали несколько залпов и сделали паузу. В это время солдаты стали выскакивать из вагонов и ложиться на линию против нас, и стрелять в нас под вагоны, нет сомнения, лучше нас. Завязалась перестрелка, в результате их положение оказалось на несколько минут лучше, т.к. они, будучи на правой стороне линии, у самой линии ложили винтовку на рельсу и брали прицел, а сами лежали за насыпью, которая имела от одного до двух метров вышины. Им стала видна цель. Мы же били на авось по вагонам. Но всё же перевес получился на нашей стороне по следующим причинам. Они не знали, сколько здесь нас и чем мы вооружены, и какова наша позиция, а также с кем имеют дело. Это первое, а второе то, что запоздавшие рабочие с завода Столль, ныне Колющенко, уже подходили к нам в подкрепление, но уже с правой стороны, с той стороны, где лежали эти солдаты. Столевцы имели свой пулемёт. Наша сторона стала подавать команду: "Пулемётная команда по местам, брать прицел по эшалону". И уже к этому времени в эшалоне было достаточно раненых, которые безпощадно подняли рёв в вагонах с просьбой к своим товарищам – прекратить бой.

Как с нашей, так и с ихней стороны получилось затишье, которое мы считали концом нашей схватки. Тогда я, Окунев Иван и т. Сенкевич, трое пошли на переговоры, на полпути нас встретили залпом, мы успешно пали и были спасены. Озлобленные таким поступком наши бойцы дали ещё несколько залпов, и послышался умоляющий рёв с просьбой прекратить бой. Тогда мы снова возобновили наше путешествие и уже на сей раз дошли до эшалона, и дали предварительное им распоряжение, чтобы они всё оружие составили в козлы, что они и сделали, а потом стали собираться вокруг ихнего эшалона наши товарищи. Мы здесь особенно много с побеждёнными разговора не имели, считали только оружие и смотрели по вагонам, не оставалось ли ещё что из оружия. Убедившись в разоружении, мы прицепили тот же паровоз, что вёз их из Челябинска. Здесь мы узнали, что после нашей схватки в эшалоне человек до 12 насчитывалось раненых. Через несколько минут этот эшалон был отправлен по направлению ст. Полетаево, мы же вернулись к месту наших трофей, где собрали, если мне не изменяет память, до 800 штук винтовок русского образца, из которых [164] имели возможность выбрать каждый себе по винтовке, а некоторые товарищи брали по две и даже по три винтовки.

По возвращении на ст. Челябинск мы, оставив по одной винтовке на участника, остальные сдали Челябинскому Совету рабочих депутатов. Часть из этого запаса винтовок через несколько дней нами была выслана для пополнения вооружения остальной части отряда Челябкопей.

Второпях, в сутолоке, которая была здесь несколько часов, мы не заметили, что мы остались без командира нашего отряда. Кто-то задался вопросом, а где же наш командир МЕХОВОВ. Все остолбенели, а в это время из снега по направлению к окопам раздался печальный крик: "Он убит и лежит в окопе в снегу". Всех охватило молчание.

Оказалось, что когда тов. МЕХОВОВ бегал по цепи во время перестрелки, он был взят на мушку и свален на повал, в висок пулей. Пуля застряла в его голове. Оказывается, что мы инстинктивно без командира довели цель до конца и только на торжестве добычи 800 винтовок не досчиталась павшего командира. Мы были растеряны при появлении среди нас трупа МЕХОВОГО, но тут нашлись опытные старые солдаты, которые помогли развеять грусть, и труп МЕХОВОГО вместе с трофеями был положен в вагон на эти трофеи и был доставлен на копи. Нас на ст. Челябинск встретил представитель Совета рабочих депутатов и поздравил с трофеями, мы же в свою очередь сообщили о нашей скорби. Над трупом героя МЕХОВОГО через два дня был выстроен наш парад, и тело его было предано земле в г. Челябинске. Провожали эту жертву все копейцы, а мы, участники копейского отряда, отдали ему честь в форме парада с салютом выстрелов и вернулись к своей обычной работе на копях.

Мы не гордились тогда, не гордимся и теперь нашим поступком над эшалоном этих солдат, но тут есть одно, что мы с боем добивалась себе оружия, необходимого для защиты власти Советов. Это оружие нас облагородило, оно создало среди нас здоровое ядро боеспособного отряда, который прошёл далёкие поля Оренбургских степей через Аральское море до сыпучих песков Закаспийского края и достиг берегов Каспийского моря. [164об]

ЦДООСО.Ф.41.Оп.2.Д.448.Л.162-164об.

Винтовка Гра 1874 М80 с патронами

Часть 2
Часть 3
Часть 4
Tags: гражданская война, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments