Нетренированный военкоммунист (uncle_ho) wrote,
Нетренированный военкоммунист
uncle_ho

Categories:

А.И. Медведев. ОТ ОТРЯДОВ КРАСНОЙ ГВАРДИИ – К ПОЛКАМ КРАСНОЙ АРМИИ. Часть 2

Часть 1

О Ё-бурге в мае-июле 1918 года – про "державного мученика", чехов и мятеж Екатеринбургского союза фронтовиков

Часть 2-я
"СНОВА ЗА ВИНТОВКУ"


После удачного завершения 2-й операции против Дутова уральские дружины рабочих красноармейцев были торжественно встречены представителями Соввласти и партии, а затем бойцов распустили по домам для мирного строительства на фабриках и заводах. Но миролюбивые предположения не сбылись.

Утром 5-го Мая 1918 года тревожный рёв фабрично-заводских гудков всполошили Красную столицу Урала, снова запахло порохом, со станции Екатеринбург І, явственно доносился смертоносный, захлебывающий хохот пулемётов. Близкая к контр-революции зажиточная [33] обывательщина заранее радовалась, предполагая, что и на большевиков нашлась управа: спасителей веры, царя и отечества чаяли узреть пощипанные соввластью купцы-радетели.

Быстро родились невероятные слушки:

– Царя освобождать приехал какой-то генерал с двумя полками.

– Красноармейцев на вокзале всех арестовали.

Районные штабы Красной армии заволновались, посылались запросы в совет:

– В чём дело?

– Сами не знаем, шлите отряды к вокзалу.

Верхнеисетцы в момент выставили роту кр-цев и особый отряд бомбомётчиков на грузовике. Монетка тоже выслала отряд стрелков, предварительно пугнув по вокзалу из 3-х дюймовки.

Отряды быстро, щетинясь штыками, заняли вокзал, освободив в самом деле арестованный дежурный взвод красноармейцев 1-го района.

Выяснилось, что на станцию внезапно прибыл отряд Пермских анархистов, вздумали свои порядки наводить, случилось столкновение с дежурными кр-цами 1 района. Анархисты, будучи количеством больше, чем дежурный взвод, решили арестовать кр-цев, получилась стычка. Прибывшие части екатеринбургцев-кр-цев быстро ликвидировали внезапный беспричинный скандал смутьянов.

Случай этот памятно врезался, и совет дал директиву через Военный Комиссариат приступить к военному обучению рабочих на добровольных началах при каждом районном штабе Красной армии, принцип, структура и количество штабов осталось то же, что и во времена Красной Гвардии.

Количественно районные отряды Красной армии при заводах в Екатеринбурге стали увеличиваться с каждым днём, военной учёбой занялись и те, кто даже деревянного ружья в детстве не держал в руках.

Появились свои доморощенные "военспецы" из сочуствующих Соввласти фронтовиков.

Военная учёба рабочих пошла на лад.

Но и контр-революция не дремала.

Екатеринбург с его невольным обитателем Ипатьевского особняка – Романовым, стал новым Иерусалимом для правоверных монархистов. Взоры и вожделения их сосредотачивались на Екатеринбурге. Поразвелось их не мало в те дни в неведомом для них дотоле Уральском городке. Полагали на обновленных обломках царя построить новую монархию в России.

Старания бывших российских именитых мужей, как-то: князя Голицина, Львова, Анненкова быстро сказались. Спелись сволочи через Антанту с командованием чехо-славацкого корпуса, и чехи, державшие нос нейтралитетно по ветру, заговорили ясным языком вызова ультиматума.

– Пропустите нас с оружием до Владивостока, мы едем защищать свою родину от немцев.

Так говорили "природные демократы" чехи из солдат. Аза их спиной, ухмыляясь в вельможные усы, откормленный и одетый на французские деньги чешский генералитет в лице ХОРВАТА, ГАЙДЫ на зубок твердили тайную инструкцию зарубежных хозяев:

– Разгромить рабочие-крестьянские Советы, покончить с большевизмом, восстановить твёрдую власть царя с помещиками и продолжать войну с Германией.

Согласиться на пропуск чешского корпуса с оружием во Владивосток Совправительство не могло по целому ряду причин, Наркомвоенмору было предложено покончить с чешским вопросом. [34]

Последовал приказ: "Всем чешским частям сдать оружие в Советы, при сопротивлении применять вооружённую силу". Исполнение приказа на Южном Урале в Челябинске быстро создало вооружённый конфликт. Чехи, будучи настроены своим офицерством, арестовали Челябинский Совет, а к сим благим начинаниям бело-зелёных демократов присоединился весь контр-революционный блок в виде: нелегального сибирского Правительства, кадето-эссеровского полка и маститых монархистов в виде князя Голицина и просто монархо-бандитов в виде воскресших дутовцев.

В общем, букет чешской авантюры был весьма колоритен по всей политокраске.

В начале этой авантюры здесь, на Урале, как-то и не верилось, что это выльется в серьёзные формы безпощадной гражданской войны, где приемлемы все способы. Но вскоре пришлось убедиться реально…

В первые же дни чешского мятежа в Челябинске при аресте сопротивляющихся членов Совета были зверски убиты многие, в том числе предс. Совета тов. Цвилинг.

Екатеринбург сразу почувствовал тяжесть предательского удара: чехи, разгромив мирный транспорт, отобрали закупленный для рабочих Верх-Исетского завода хлеб – пшеницу, забрав закупщиков к себе в комендатуру. Немногие, случайно убежав, по прибытии расказывали, как славно обходятся ещё неравно приветствовавшие рабочих-красноармейцев братья-"демократы" – чехи.

Спешно сформированные 4 Уральский, 2-ой Горный, 3-й Екатеринбургский, отряд Хохрякова и др. добровольческие полки из рабочих были брошены под Челябинск-Омск, где сосредоточились силы наймитов контр-революции и Антанты.

Столица Урала обезлюдела, много ушло рабочих на фронт, город и окрестности были переведены на военное положение. Как бы по договорённости и общему плану, а теперь это вполне подтвердидось, с Московским восстанием эссеров, Ярославским, Ижевским и Сибирским восстанием, и в Екатеринбурге затеялось новое контр-революционное дело: с явной целью освободить бывшего царя с семьёй, раздавить Советы. Из Москвы через явку в Ярославле приехал специально командированный некто: капитан [35] Гвардеец РОСТОВЦЕВ под фамилией КАРГАПОЛЬЦЕВА – члена "Союза фронтовиков".

По приезде, конечно, связался с осевшими вблизи "державного мученика" остатками некогда славной стаи стервятников-монархистов, а затем занялся проработкой задания свыше, на практике свив прочное гнездо в болтающейся между ног "Екатеринбургской организации фронтовиков", по-просту лодырей, не хотевших работать, с примесью черносотенцев и барских сынков, коих Октябрь вытряхнул из золотопогонных кителей.

Дело заварилось. Резиденцией и местом действий был выбран почему то В.Исетский завод. В здании бывшего церковного училища, рядом со штабом воинственных с виду максималистов и анархистов пораскинул свои таинственные сети капитан РОСТОВЦЕВ КАРГОПОЛЬЦЕВ. Началась организовываться лекции на весьма отвлечённые темы, а потом перешли и "к текущему моменту", мода такая была в те дни. К основному ядру припаялись и сынки купцов АГАФУРОВЫХ и местные в/исетцы, бывшие столпы отечества и их политические умеренные сынки разного кулачья и купечества и многие другие. Ну а более сознательные доподленные фронтовики остались верными красному оружию.

Вскоре, недовольствуясь малыми размерами "лекционного" зала, капитан закинул удочку в окрестные селения: Решёты, Палкино, Уктус, даже в цехах завода агитнули его приспешники. Без разрешения штаба 10 Июня 1918 года на площади около церкви Успенья собралась громадная толпа под девизом "Митинг фронтовиков", были приезжие из окрестностей, там тоже были "обиженные разбойниками-большевиками", пришли и рабочие, немного, бузотёры, те, коим хлеба мало стала давать соввласть, многие пришли просто из любопытства, послушать.

А той порой, чуя что-то неладное, зашевелился районный штаб Красной армии во главе с комиссаром Ермаковым, спешно сообщили в город военкому комиссару Голощёкину, ответ: "Помощи не ждите, резервов нет, все на передовой, 2 эскадрон баломутят, на них надежды нет, благо, что огнестрельное оружие на руки не выдано, очень уж эскадронцы неблагонадёжны. Фронт в 100-200 верстах на юго-востоке".

Экстренно собралась коллегия штаба района, решили сначала договориться мирно, но меры к могущей быть стычке приняли, собрав весь наличный состав: пехоты человек 60, конницы 20, пулемётчиков 12, ребята надёжные. Спешно собралось заседание Райсовета, вопрос:

– Как быть, что делать.

Решили, не закрывая заседания, послать к толпе митинговщиков представителя совета т. Ермакова П.З.

В свою очередь с"агитированная контр-революционерами, кулачьём и просто горлодёрами-хулиганами толпа "фронтовиков", выбрав делегата, дав ему наказ, послала в "совет.

В момент, когда т. Ермаков, получив задание пойти уговорить болтунов, хотел выходить из зала заседания, во дворе штаба, там же был и совет, раздалась крики:

– Пустите, я делегат фронтовиков – парламентёр, – и в зал в сопровождение двух кр-цев отряда Ермакова ввалился известный всему заводу хулиган Тишка Нахратов, солдат, прослуживший во флоте 1-2 года.

Заседание смолкло… Нахратов потребовал себе слова:

– Я делегат-парламентёр Екатеринбургской организации фронтовиков – анархист, от имени 2-х тысячной организации предлагаю: выдать нам оружие, завтра-же приступить к переговорам с чехо-словаками о прекращении братоубийственной войны, [36] разоружить местную Красную армию, состоящую почти в большинстве из малокососов-мальчишек. Несение службы по городу и окрестностям возложить на отряды фронтовиков, при этом в наших отрядах нам не нужны никакие ваши комиссары. Если наши условия не будут выполнены, то собрание фронтовиков разнесёт в пух-прах Ваш отряд кр-цев, и Совету также не сдобровать, решайте. А если Вы меня задержите, то наши придут и разгромят Совет и штаб".

Таков был ультиматум зарвавшихся болтунов.

Члены совета, возмущённые наглым предложением с"агатированной кулачьём массы, заволновались. Захарыч (Ермаков) скомандовал кр-цам:

– Взять его.

Нахратов быстро полез в карман, но ребята, дружно навалившись, скрестили руки невеликого в перьях "анархиста" и вынули из кармана гранату " Мильса", которую делал попытку бросить неискушённый в дипломатии парламентёр. Быстро стащили вниз "делегата-ультиматиста", а вечером к Духонину в штаб откомандировали воинственного парламентёра. Картина восстания вполне выявилась в словах Нахратова, но тем не менее тов. Ермаков, пользующийся авторитетом среди жителей В.Исетского завода, пошёл на собрание уговорить зарвавшихся и опутанных "фронтовиков".

Тов. Ермаков, уходя на митинг наказал дежурному по штабу:

– Переведи незаметно конников к ограде столовой (теперь клуб ВИЗ"а имени "Ленина"), в случае не уговорю мятежников, дам знак, нужно будет нагнать паники, остальной отряд держать в боевой готовности на случай нападения".

ЕРМАКОВ без всякой охраны пошёл на митинг, решительно пройдя к центру, после пререканий с президиумом, выступил с речью, уговаривая мятежников вернуться по домам и помогать Соввласти защищать рабочий Урал от нападения бело-зелёных наймитов.

В ответ из нашпигованной капитаном и ему подобных толпы, из первых рядов "ярых фронтовиков" неслись выкрики:

– Дайте больше хлеба, сахару, отдайте отобранных лошадей (реквизированных у купцов-кулаков для Кр. армии).

– Отдайте заложников (купцов) МАКАРОВЫХ и других.

– Разоружите малокососов, красноармейцев.

– Дайте нам оружие, и мы заключим мир с чехами, пропустим их во Владивосток, пусть едут.

В этих выкриках выявились только цветочки, ягодки появились позднее.

После тов. Ермакова выступил местный меньшевик КОМАРОВ.

В речи своей безапеляционно заявив:

– Долой Советы рабочих депутатов.

– Долой комиссаров.

– Да здраствует УЧРЕДИТЕЛЬНОЕ СОБРАНИЕ.

В этот момент чья то предательская рука произвела, но неверный выстрел по т. Ермакову. Толпа, подстёгнутая звуком, бросилась к трибуне, думалось, разорвут бесстрашного большевика-одиночку.

ЕРМАКОВ махнул платком, и застоявшиеся кони 20 красных удальцов взвились в полном карьере по заводской площади, слегка татакнул очередью пулемёт (по верху), и злоречивые аники-воины "фронтовики", невзирая на имеющееся почти у каждого под одеждой оружие, как стадо баранов, бросились на утёк, забыв своих вожаков.

Навалившись гурбой на крепчайший забор школы (их штаба), свалили его вместо Соввласти, свалить кою намеревались, и задали тягу, не чуя ног. Вожаки также смылись с толпой. Картина, достойная кисти художника САМОКИША или ЛИСПЕРА…

Кр-цы рассыпались, подпугивали беглецов выкриками, однако, не обнажая оружия. Часть их, человек 7, карьером врезалась в [37] Матрёнинскую улицу (теперь улица Синяева), разделив большую толпу на две колонны.

И вдруг в средине улицы удальцы вместо толпы наткнулись на сомкнутый в две колонны отряд конницы, кони на подтянутых поводьях были готовы к атаке, блестели клинки и пики…

– Кого. Врагов или друзей???

Имея данные, что единственная в гарнизоне регулярная часть – эскадрон под командой бывш. офицера АРДАШЕВА не внушает доверия, и видя Ардашева впереди отряда, В.Исетцы трухнули, но видя, что у конницы нет винтовок, нерастерявшись, в миг гаркнули:

– Бросай оружие, изменники.

Строй молчит. Верхисетцы, чуя неуверенность против стоящих, взмахнули гранатами, непременным оружием красноармейцев тех дней, эскадронцы подались назад, а сзади из переулка на рысях подскакали и остальные в/исетцы, человек 10, грянуло горластое "Ура", треснули карабины, и эскадронцы подались, взлетев в полном карьере вслед за утекающим чернокурым Ардашевым.

Вечером того же дня с вожаком Екатеринбургского В.Исетского восстания капитаном Ростовцевым-Каргаполовым счёты были покончены: из браунинга ловко пристрелил его во время перестрелки на дороге у дач рабочий, бывший начштаба 2 похода т. Рыбников А.И.

Труп привезли в штаб В.Исетска, а там доморощенные Нат-Пинкертоны, распоров одежду капитана, нашли подлинные инструкции, авторы коих сидели в Москве и Петрограде в посольствах союзников державного арестанта, сидящего под бдительной охраной Уральских рабочих.

В ночь на 11 июня конным раз"ездом при помощи перехваченного через перебежчиков пароля был взят в плен определённо примкнувший к повстанцам командир 2 Екатеринбургского эскадрона Ардашев с ад"ютантом, ехавшие на совещание к повстанцам.

Хитёр был, да перехитрили его молодые в военном деле верхисетцы.

Ночью же в В.Исетский штаб приехали т.т. Голощекин, Анучин, сообщили, что эскадрон после ареста Ардашева удалось уговорить, но надеяться на состав его нельзя, предложили держаться до утра, дабы в городе не образовался внутренний фронт. Все районные штабы Красной армии были на чеку, но надежда на их помощь была мала, так как все силы были брошены на приближающийся с каждым днём с трёх сторон фронт.

– Надежда только на верхисетцев, – сказал Голощёкин. – Город нужно сдержать в руках до прибытия с фронта 3-го полка, затребованного мною, особенно бдительно нужно смотреть за РОМАНОВЫМИ, есть сведения, что их хотят освободить, воспользовавшись восстанием.

Такие серьёзные задачи легли на маленькую горсточку красноармейцев ВИЗ"а.

Задача была выполнена с честью. В ту же ночь с 10 на 11 Июня по перехваченным данным отрядом под командой т. Ермакова был сделан налёт на бывшую генеральскую дачу, где у мятежников было найдено сборище после бегства с митинга. После перестрелки экс-фронтовики утекли, оставив кр-цам трофеи: автомобиль, лошадь в седле и пулемёт с застрявшей в перекосе лентой. Утекли, оставив несколько раненых. А на утро на помощь к "гарнизону" в 90 чел. верхисетцев пришла с фронта часть 3 горного Советского полка – мадьяры.

После перестрелки за лесом дач у вокзала, оставшаяся часть головки восстания укатила под обстрелом красных цепей на одном [38] паровозе с вагоном по Горно-заводской линии. Как результат работы оставшихся в живых части организаторов Июньского [восстания] Екатеринбургских "фронтовиков", в Невьянске вскоре же вспыхнуло контрреволюционное восстание под теми же лозунгами, что и ликвидированное Екатеринбургское.

Один из главарей Невьянского восстания купец-подрядчик Глинский попал в переплёт нашим ухачам верхисетцам и был также отправлен на пополнение штаба Духонина.

Так было ликвидировано в Екатеринбурге силой рабочих-красноармейцев благое начинание "мирнонастроенных" посланцев союзного капитала.

Числа 20-21 июня на территории эксплоатируемого на нужды производства В.Исетского завода торфяника участилась случаи терроризации работавших там сезонников шайкой бандитов-хулиганов. Создалась угроза в виде остановки цехов из за недостачи торфа.

Заняться ликвидацией шайки пришлось опять же кр-цам верхисетцам, быстро ликвиднули и этот подголосок контр-революции – город и окрестности стихли. Обыватель, понюхав пороху, ещё глубже зарылся в своих конурах.

Фронт близился, вечерами слышны были раскаты орудийных выстрелов.

Город эвакуировался, жизнь замирала… Явные выступления контр-революционеров прекратились… "Ошибаешься", – мысленно скажут, читая эти воспоминания, случайно оставшиеся в живых "бывшие люди". – "Мы в те дни лихорадочно работали у Вас под боком в самом городе, организуя тайные отряды будущих ударных полков с участием примазавшихся к красным в виде офицера Зотова. Мы участвовали "на тайных вечерях" на конспиративке у посланника Сибирского княза церкви отца Фотея, молодого княза Анненкова". Знаем и отчасти тогда знали чутьём о том, что творилось тайно, но дела были более неотложные‼

Мы формировали кадры будущих 29- и 30-51 дивизии, кои не раз разбивали белых ударников под Вяткой, Пермью, Омском, Перекопом и под конец забили крепкий стальной штык в могилу русской контр-революции на широких просторах 1/6 части земного шара.

Кроме того, Вы, господа, денно и нощно пеклись "о здравии" императора, а мы, товарищи, думали об "упокой его"… Да‼!

Часто погожими вечерами за неделю, за две до сдачи города под командой т. Ермакова рыскали красные конники по окрестным лесам, оврагам, старым рудникам в поисках "удобных позиций для обороны" по словам т. Ермакова.

Наконец, когда фронт приблизился почти на 50 вёрст, Уралсовет Рабочих и крестьянских депутатов своим постановлением сказал:

– Довольно няньчиться с российскими палачами и его отродьем дворцовых пьяниц и проституток!

И в летнюю июльскую ночь карающей рукой пролетариата в лице рабочего большевика тов. ЕРМАКОВА с фамилией династии РОМАНОВЫХ было покончено…

Эскортируемый несколькими всадниками-красноармейцами вместо блестящего дворцового конвоя на грузовике отбыл совместно с семьёй и частью свиты в "бозе почивший" вампир-самодержец в шахту заброшенного рудника на Коптяковской дороге‼!

И тогда только ночные спутники-кавалеристы отряда т. ЕРМАКОВА догадалась, какие "позиции для обороны" искал по лесам ЗАХАРЫЧ… [39]

Через неделю после упорных стычек под дер. Решётами, Палкиной и вокзалом город был сдан врагу.

Мы отступили последними, с боем пробившись у теперешней ст. Шарташ, на последок отбив славные трофеи, сами не оставив ничего ценного в городе – ящики с пулемётами "Люйс" и новые американские винтовки – подарок Пуанкаре чехам, стали достоянием отряда Уральского Областного Комитета партии Большевиков. Уходя, мы бросали листовки, заканчивая в них словами: "Мы ещё вернёмся".

Ещё не успели накатать золотых листов для походных котелков чехи, чай не мало пограбили трудового добра у Совроссии, ещё не успели слегка закоптиться серебрянные котелки спасителей былой России – чехов, сделанные на В.Исетском заводе (было такое дело), как молодая Красная Армия вернулась на Урал, и Екатеринбург-Свердловск стал крепко Советской кузницей борцов за дело ОКТЯБРЯ.

Медведев [40]

ЦДООСО.Ф.41.Оп.2.Д.105.Л.26-40.

В.И. Левадных, П.З. Ермаков и А.И.Медведев
Tags: гражданская война, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments