Нетренированный военкоммунист (uncle_ho) wrote,
Нетренированный военкоммунист
uncle_ho

Category:

А.И.Медведев о взятии Шабалино

Более подробное и менее отвлечённое описание упомянутого вчера боя от того же автора.

ВЗЯТИЕ с. ШАБАЛИНО Тобольскаго Округа

Получив приказание из Штабрига о занятии Шабалино, 266 стр. имени И.М.Малышева полк 30-й стр. Иркутской имени ВЦИК дивизии на утро с двумя батальонами выступил по направлению Шабалино. Утро наступало, как в угоду белым, настолько туманное, что в 10-ти шагах впереди себя ничего не было видно. Не доходя вёрст пять до села, шедшая впереди батальона пешая разведка вернулась к батальонам и донесла, что шагах в 300 ею замечены подозрительные фигуры, похожие на людей, но различить их или это неприятельский секрет, или пни деревьев около опушки леса ввиду тумана не удалось.

Окончательно уже разсцвело, но туман не прекращался. Как тот, так и другой батальон находились в открытом поле. Командирами батальонов было дано приказание батальонам рассыпатся в цепь и окапыватся, а разведке ещё раз выйти и окончательно установить, что там впереди за подозрительные фигуры. Но не успели батальоны рассыпатся в цепь, а разведка отойти от цепи и 50-ти шагов, как неприятель открыл по нашему расположению частый ружейный и пулемётный огонь.

Наспех, кое как окопавшись, т.е. сделав не окопы, а какие то ямки для сохранения головы, батальонам также пришлось открыть по расположению неприятеля огонь. Перестрелка по не видимым целям той и другой стороной производилась уже около часу, и, наконец, туман по немногу стал разсеиватся, а когда окончательно разсеялся, то мы увидели, в каком не благоприятном для нас положении мы находимся.

Неприятельские окопы были расположены у опушки леса, шагах в 300 от наших ямок-окопов, а мы находились в совершенно открытом положении, в чистом поле с выжженой солнцем травой.

Перейти сейчас же в наступление было бы преступлением, ибо это было бы всё равно, что встать открыто под ружья и пулемёты противника. Временно же отступить было также не возможно, ибо это значило бросится в паническое бегство под преследованием огня противника и показавшейся на правом фланге противника каваллерии. Следовательно надлежало ждать наступления вечера, а потом уже перейти окончательно в наступление.

Между тем противник открыл по нашему расположению артиллерийский огонь из двух батарей 3-х дюймовых орудий и одной батареи [6-ти] дюймовых орудий. Прицел противником был взят настолько правильный [23] по линии нашей цепи, что при каждом почти выстреле наша цепь редела и редела, т.е. были раненые, контуженные и убитые. Нашей же батареи пока не было слышно, да и ей, как потом выяснилось, и не было на нашем боевом участке, но к середине дня к нам на помощь была выслана одна батарея 3-х дюймовых орудий, которая по установке двумя орудиями стала обстреливать место расположения неприятельских орудий, а двумя орудиями его цепь в окопах.

И так перестрелка продолжалась часов до 3-х дня. В 3-же часа дня бой принял самый ожесточённый характер. В воздухе был слышен только гул от пролетавших и рвавшихся шрапнелью снарядов, но противник вдруг из половины орудий снаряды стал выпускать на удар, и этот его манёвр стал ещё убийственнее отражатся на нашей цепи.

Помню, как сейчас, передают по цепи, что убило командира батальона и ранило 2-х командиров рот, и вслед за этой передачей приказание о принятии батальона и рот лицам комсостава, ещё не выбывшим из строя.

Бой нисколько уже в продолжение часа не уменьшался, а принимал ещё более ожесточённый характер, когда несколько раз противник намеривался перейти в контр-наступление или действовать на нас обходным порядком, выпуская иногда на своих флангах каваллерию.

Раненные, контуженные и убитые оставались лежать на своих местах, первые, издавая не выносимые крики от тяжёлых ранений и истечения кровью, корчась в конфульсиях, а вторые неподвижно, ибо удалять их не было ни какой возможности, как не было возможности оказать им какую либо помощь, а оставшиеся в живых изнемогали под горящими лучами солнца от жажды и голода, но всё таки ещё стреляли. К нашему несчастью у нас выходил запас огнеприпасов, а о пополнении его до наступления вечера нечего было и думать, почему Начальник боевого участка и вынужден был дать приказание об уменьшении стрельбы, а с уменьшением стрельбы с нашей стороны стал уменьшать таковую и противник. [24]

День подходил к концу, а к вечеру по небу стали показываться тучи. Собиралась гроза. По редкой нашей цепи передают подготовиться к дальнейшему продвижению вперёд, а через час при поддержке беглого огня нашей артиллерии по цепи противника и под прикрытием быстро наступающей темноты наша цепь выполняла уже другое приказание, делая перебежки по взводно вперёд к противнику. А когда перебежка была совершена уже шагов на 100 от нашего прежняго места расположения, всё ещё под обстрелом противника, цепь с криком "ура" бросилась на белых, которые, ещё раз сделав попытку осыпать бегущих на них красноармейцев свинцовым градом из своих ружей и пулемётов, бросились в паническое отступление, оставив в окопах часть своих пулемётов, орудий и оставляя на своём пути отступления убитых и раненых, а часов в 10-ть вечера было занято после небольшой перестрелки село ШАБАЛИНО.

При подсчёте своих потерь при взятии Шабалино оказалось, что из строя батальона выбыло около 50% строевого состава, считая раненых, контуженных и убитых.

Так пядь за пядью с большими потерями освобождалась от белогвардейской своры территория Урала.

Участник МЕДВЕДЕВ

АДРЕС: г. Тагил, Гормилиция, Пом.Начальника. [25]

ЦДООСО.Ф.41.Оп.2.Д.105.Л.23-25.

Вид на Шабалино.17.06.2009
Tags: гражданская война, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments