Нетренированный военкоммунист (uncle_ho) wrote,
Нетренированный военкоммунист
uncle_ho

Categories:

А.И. Медведев. ШУРКА

ШУРКА

1918 год, конец Февраля по старому стилю. Денёк разыгрался на славу, небо безоблачно голубое радовало взор своим нежным коллером и, несмотря на резкий восточный ветер, в природе чувствовалась близость весны. 4 часа дня, улицы, обычно тихие в эти часы, промышленного Уральского города были полны шума и движения, а главная улица была сплошь заполнена народом, движущимся к братским могилам первых борцов за дело Октября, красногвардейцев. Вот впереди стройными рядами идут красноармейцы-рабочие, но уже все в одинаково-серых шинелях с винтовками, по солдатски заброшенными на плечо, с котомками за спинами. Неузнать в этих бравых солдатах недавних красногвардейцев, щеголяющих в замасленных кепи, папахах, в пальто и полушубках. Все, как один, солдаты первый сорт. Обычный гомон толпы, сопровождающей отряд, был поглощён гимном: "Смело товарищи в ногу". Победно-бунтарские звуки оркестра тревожили мещанско-обывательские палестины города, в хоромах коего были бы милей звуки: "Боже, царя храни".

-о-о-О-о-о-

Это не обычный Февральский день… Это не обычный парад красноармейцев… Нет… Это Северный рабочий Урал, снарядив в шинели своих, лучших сынов принимает вызов Южнаго Урала, в горных станицах котораго засел обломок царизма – самозванный атаман Дутов.

Это отправляются на Дутовский фронт первые боевые когорты Красных Уральцев… Около братских могил отряды, остановившись, преклонив знамена, отдавая честь первым героям, лежащим под бугром земли около бывшего памятника царя. Раздалась медленно-жуткая мелодия: "Вы жертвою пали в борьбе роковой"… Всё замерло… Жуткий и, вместе с тем, красиво-живописный момент, который неподдаётся описанию… Мурашки проходят по телу каждаго, и в голове мелкает что-то хорошее, невысказанное, а руки невольно сжимают винтовки… В толпе, мгновенно стихшей, то тут, то там раздаётся женский плач, такой плач, который можно слышать только в России, горько надрывной, годами невзгод скопленный в груди плач, при звуках котораго невольно выплывают картины далеко несладкаго подневольного житья русской женщины, работницы-батрачки, зачастую остающейся без мужа с кучей ребят.

Вот на фундамент вскакивает кто-то, и в толпу полилась [11] животрепещущая, полная революционнаго энтузиазма речь:

"Матери, жёны, дети не плачьте по павшим в славных боях, они погибли в борьбе за славное дело Рабоче-Крестьянской Власти, не плачьте, эти винтовки в руках Ваших сыновей, отцов, мужей отомстят за смерть героев.

Не плачьте, а добрым словом прощального привета ободрите идущих в бой первых солдат Революции. Они завоевали свободу, они и будут защищать её до последней капли крови от дальнейших посягательств врагов. А Вы, оставшиеся в Красном тылу, должны подкрепить их и поддержать Ваших отцов, сыновей, братьев в великом деле защиты Революции, ибо от этого зависит судьба трудящегося люда всего мира".

Оратор умолк, стих и плач, а на необычную трибуну, которая была до революции пугалом с чугунным царём, поспешно взошла девушка в кожанной куртке, папахе и повязкой красного креста на руке. Это Шурка, 16-ти летняя большевичка, одна из первых вступившая в Союз юных большевиков. Нервно поблескивая чёрными, как у мышки, глазами, трепеща от волнения, бушевавшего в молодой груди, она в простых, но понятных словах обрисовала картины быта работниц и, заканчивая, просила провожающих жён, матерей и сестёр красноармейцев поддержать живым примером благие цели Советской Власти в деле борьбы с контрреволюцией, в деле раскрепощения рабочих и работниц. Слов нехватает, дабы описать, с каким восторгом откликнулась толпа на призывные речи выступавших… Парад закончен, и отряд, экскортируемый толпой, направился к вокзалу…

Пришли… Расселись по вагонам и после обычной прощальной суетни под звуки оркестра и плач женщин эшалоны с красноармейцами двинулись на Юго-Восток навстречу боевому счастью и невзгодам.

-о-о-О-о-о-

Март… Солнце совсем по-весеннему греет, и по степи, на пригорках, уже чернеет оголённая земля…

А тут в логу неизвестной речки – Чёрной разыгралось невиданное со времён Пугачёва кровавое дело. Сошлись две силы… Отряд горящих энтузиазмом Красных Уральцев в степи был окружён втрое превосходящим, как по силе, так и по боеспособности, врагом – Дутовцами… Сошлись и схватились в мёртвой схватке. У обоих [12] сторон девиз: "Смерть или победа".

Красных окружили плотным кольцом, отступать некуда, кругом казачьё, кто на коне, кто пешком. Патронов и снарядов у красных в обрез – мало, защитники редеют с каждым залпом, а враги, чернея в папахах, как саранча, окружили отряд смельчаков и думают, видимо, стереть его с лица земли.

Момент решительный – или быть или не быть, но велика сила революционнаго энтузиазма, и уставшие от большого перехода Красные бойцы по первому знаку командира авангардной дружины встают из окопов-ямок, наскоро выкопанных и со штыками на перевес с рёвом, в котором ничего не разберёшь, смело бросаются в аттаку… Враг слегка поддаётся назад, расширяет круг… Красные бегут ближе к логу речки, падая на снег, оставшийся в долине, пули заунывно ноют в ушах и рикошетом взрывают землю в ногах. Но Уральцев не удержать. Мёртвые падают, живые, как-бы не замечая урона, бегут, направляя свои усилия к центру долины, где сосредоточены главные силы противника.

Вот с фланга сокрушительной лавой налетают казаки, но тут их встречает огонь фланговой сотни Уральцев и картечь Красной батареи… Казара отвалила за пригорок, оставив на ребре холма трупы людей и лошадей, но, оправившись, снова летят привычные наездники и, залихватски ловко крутя клинками, грозят смять Красную пехоту, в рядах которой раздаётся команда сотника: "С колена, прицел восемь, по кавалерии, часто начинай". Но неуспела еще долететь до края сотни команда, как произносивший её командир замертво сваливается на замёрзшую землю… Казаки вот уже насядут…

В сотне Уральцев воцаряется моментальное смертельно-опасное замешательство… Солдаты оторопели, но в этот решительный момент из ложбинки выбегает сестра Шурка и, отстегнувши кобур револьвера, выхватив его, встаёт на место убитого командира и, резко звеня голосом подростка, кричит: "Сотня, пли!" Раздаётся дружный залп, казаки спутались в лаве, смешались, а неугомонная Шурка с криком: "Сотня, за мной!" – бросается первая на конницу, стреляя, хотя и бесполезно, на ходу, но положение восстановлено, и Красная сотня за Шуркой, как за испытанным командиром, бросается в аттаку на оторопевших от неожиданного отпора казаков.

Столкнулись… Казаки опешили и бросились на утёк, расстреливаемые на ходу меткими стрелками Уральской Рабочей сотни… [13]

Вот какие дела творились в дни Марта 1918 года. Эти дни были великим крещением Красноуральских боевых отрядов, как предшественников регулярной непобедимой Красной Армии.

Прошло много лет, несколько раз наступал Март, принося с собой весеннее пробуждение, небо, голубея, попрежнему радовало взор. И, кажись, не так давно чувствовалась жуть боевой тревоги, творящая героев. Знакомых же лиц многих уже что-то не видать нынче. Где они ?

Где эта черноглазая девушка в кожанной куртке? Умерла-ли в колчаковском застенке, замученная палачами рабочих и крестьян? Или погибла в бою, перевязывая раненных красноармейцев?

Если жива она, честь ей и слава: "Безумству храбрых поём мы славу".А если погибла, недождавшись победного конца, то пусть мирно почивает в славной могиле.

А.И. МЕДВЕДЕВ. [14]

ЦДООСО.Ф.41.Оп.2.Д.105.Л.11-14.

Работницы, берите винтовку!
Tags: Дутовщина, гражданская война, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments