Нетренированный военкоммунист (uncle_ho) wrote,
Нетренированный военкоммунист
uncle_ho

Categories:

Этапы строительства Красной Армии на Урале (по запискам т. Берзина)

Этапы строительства Красной Армии на Урале
(по запискам т. Берзина)

"На наковальне войны", – сказал Троцкий, – "мы выковали нашу Красную Армию".

Подавить, разрушить – задача тяжёлая, но ещё тяжелее на обломках старого и разрушенного создать новые жизнеспособные аппараты.

В военном деле к этому были призваны все декретом о создании военных комиссариатов. Но так как на местах, не учитывая его спешность и важность, не торопились, Ц.И.К. разослал циркулярное распоряжение: "Всем губернским, уездным и волостным Советам рабочих, крестьянских и казачьих депутатов".

"Создание вооружённой силы", – говорилось в нём, – "требует в качестве первого условия наличности хорошего налаженного аппарата управления на местах. Декретом 8-го апреля Центральная Советская Власть всем губернским, уездным и волостным Советам приказала создать на местах комиссариаты по военным делам в составе трёх членов при непременном участии одного военного специалиста. … Между тем до настоящего времени большинство [1] Советов не провело в жизнь указанного декрета. Во многих местах существуют безформенные военные отделы, до сих пор не введённые в рамки военных комиссариатов. Не мало и таких мест, где задачи местного военного управления не выведены из советских органов общего управления‼"

Предписание давало недельный срок – под личной ответственностью председателей советов создать военные комиссариаты.

Такая спешность вполне понятна: в мае месяце мы уже имели дело с восставшим чехо-словацким корпусом и должны были вести борьбу, продолжая организацию Армии. Развита была неимоверная работа, и были достигнуты колоссальные результаты.

Восточный фронт фактически является первым нашим фронтом, где военная организация была поставлена на должную высоту, построена по требованию военной науки.

Следуя требованиям жизни, мы отказались от добровольчества и перешли к принудительной системе комплектования армии – мобилизации. Громадное количество добровольцев не имело вовсе понятия об оружии, которым приходилось бороться. К инструкторам, посланным из округа, относились с крайним предубеждением, старались поймать на незнании какого-либо вопроса. Отдельные отряды приходили со своими начальниками, часто не исполняли приказов и проявляли [2] склонности действовать в бою самостоятельно.

В Уфе вся вооружённая сила организовывалась в боевые дружины всеобщего народного вооружения. Солдаты этих дружин назывались "боевиками". По существу это была та же Красная Гвардия со своеобразной организацией и управлением. Во главе дружин стоял опытный работник, партийный товарищ А. Кадомцев, имевший практику в организации боевиков ещё в 1905 году. Убедить его в нецелесообразности организации этих дружин могла только жизнь.

В состав их входили, главным образом, рабочие заводов – элемент, безусловно, хороший, сознательный, но совершенно не подготовленный к военному делу, без внутренней организации, средств передвижения, питания и связи. Начальник отряда, как и начальник штаба каждого отряда, были такие же рабочие, не имевшие самых элементарных сведений об управлении войсками в бою.

Интересная, но печальная картина получилась при столкновении с врагами. Когда был отдан приказ занять отрядам боевой участок, выставить сторожевую охрану, держать связь по фронту и в глубину, оказалось, что обо всём этом дружинники и понятия не имели. Шли кучками вперёд, при малейшем шорохе или своём же [3] выстреле открывали безпорядочный огонь, стреляя без цели, не видя противника. Соседи их, не имея связи, воображали, что это наступали чехо-словаки и начинали отступать.

Под Миассом 2-го июня [1918 г.] пришлось буквально расставлять каждого солдата в цепи, раз"яснять, как двигаться вперёд, как держать себя во время наступления или перестрелки. Но когда два чехо-словацких полка повели наступление, и показались правильно наступающие цепи противника с дисциплинированным ружейным и пулемётным огнём, боевики не выдержали и отхлынули. С первых же столкновений они поняли сами, что разрозненные кучки вооружённых дюдей – не военная сила.

И когда был отдан приказ – об"единить все отрядики в один – с правильными ротными подразделениями, когда были назначены командиры из военных, и во главе стал тов. Малышев с начальником Штаба, офицером генерального штаба – боевики радовались. Они поняли, что им не хватает знания, и учились охотно и с жаром.

Прошло немного времени – и этот отряд рабочих стал творить чудеса храбрости в борьбе с превосходящими силами неприятеля. Но надо сказать, что в этом отряде были лучшие элементы из заводских рабочих. [4]

Гораздо хуже обстояло дело с Пермским отрядом, который, хотя и имел ротную организацию, но состав его был разношёрстный, малосознательный, впервые взявший в руки винтовки.

Этот отряд, по количеству самый крупный, в боевом отношении никакого значения не имел и разбежался при первых же выстрелах.

В нём была произведена самая строгая чистка: были влиты боевики, сменены начальники, и благодаря этому дух его значительно поднялся…

Не лучше обстояло дело с отрядами и под Самарой… Во время наступления чехо-словаков, когда Волга была в полном разливе, и не было никакой переправы, кроме одного моста, для защиты которого требовалось немного хороших бойцов при пулемётах и артиллерии – они позволили взять этот мост без боя…

Все эти факты говорили за то, что победителями нам при такой военной организации не выйти. Лучшие сознательные бойцы гибли почти без пользы за отсутствием правильной военной организации, управления и аппаратов снабжения.

Было ясно, почему центр так настойчиво требовал создания военных комиссариатов и формирования Красной Армии по единой системе.

В лучших сравнительно с другими условиях находились части Уральского военного округа, действовавшие против чехо-словаков в районе Екатеринбург-Челябинск. [5] В большинстве своём они уже имели полковые об"единения, хотя ещё далеко не законченные…

До первых боёв с чехо-словаками, по сведениям от 26 мая 1918 года, их было:

2 Уральский полк – 324 штыка, 12 пулемётов
3 Уральский полк – 400 штыков, 4 пул-ов
7-й полк – 509 шт-в, 9 пул-ов
Тот же самый – 347 штыко, 6 пулемётов
Отряд Соколова – 30 штыков, 1 пулемёт
Интернациональный отряд – 189 штыков, 2 пулемёта
Рождественский отряд – 30 штыков
1 Костромской полк – 340 штыков, 4 пулемёта
3 конных взвода артиллерии, 57 лошадей
50 конных разведчиков

Всего по данным Уральского военного округа в районе Кыштым-Уфалей (Челябинск-Екатеринбург) было:
2169 штыков, 38 пулемётов, 2 орудия и 63 конных.

За время боёв от 27 мая по 11 июня все эти части потеряли почти половину своего состава, но дрались прекрасно…

После первых же боёв сами солдаты единогласно заявили: [6]

1. Для установления порядка и дисциплины необходимо немедленно упразднить комитеты: их время прошло.
2. Запретить митинги и собрания, каковые разрешить имеет право, если необходимо, военный комиссар и то в часы вполне свободные.
3. Привести в действие полевые суды (ревоентрибуналы), чтобы преступники – дезертиры и изменники видели, что их наказывают не на словах, а на деле.
4. Заботится о питании, обуви и снабжении.
5. Назначить начальников из опытных военных людей до взводных командиров включительно.

Такие требования очень характерны, но они явились результатом горького опыта и неудачи на фронте. Бои показали, что комитеты и выборные начальники губят дело.

Первая мобилизация была об"явлена декретом В.Ц.И.К. от 12 июня 1918 года. Были призваны рабочие и не эксплуатирующие чужого труда крестьяне 51-го уезда – Уральского, Приволжского и Западно-Сибирского военных округов. В Питере и Москве мобилизовали рабочих.

По существу эта первая мобилизация не дала на востоке никаких результатов. С получением декрета о мобилизации штаб округа, при участии членов высшей военной инспекции быв.пол. Стогова и тов. Свикке, выработал до мелочей весь план мобилизации, но в жизнь провести категорически отказался, [7] мотивируя свой отказ (и вполне основательно) тем, что мобилизация вызовет только новые рабочие восстания.

Итак, первый декрет Совета Народных Комиссаров, положивший в основу создания Красной Армии принудительный набор, осуществить на Урале не удалось. Пришлось проводить частичные мобилизации при помощи местных советов и фабрично-заводских комитетов.

И всё-таки с изданием этого декрета этап добровольчества в Красной Армии надо считать законченным. Одновременно с этим положен предел и отрядной системе.

Говоря прямо – это было спасением Армии, ибо дело – и в смысле оперативного руководства и в смысле управления войсками – обстояло в этот период так плохо, что на победу рассчитывать было нечего. Все, кому было не лень, командовали или считались Главнокомандующими, Главковерхами и т.д. Но почти никто из этих "командующих" не знал, где сколько и какие у него войска. Работали без плана, без системы, без связи – кто в лес, кто по дрова. [8]

В это время у нас не существовало управления войсками в стратегическом и тактическом отношениях. У нас не было в то время ни централизующего органа, ни единой воли полководца, могущего "обнять обстановку в целом и соответственно ей поставить цель операции и направление в её развитии…" (Леер).

Мы все знали цель нашей войны, знали, за что боремся, знали, что необходимо разбить врагов на голову, уничтожить их, но мы не умели выбирать и комбинировать средства. Это обошлось нам дорого и, главным образом, благодаря тому, что нам пришлось строить армию, созидать её и в то же время воевать, не теряя минуты…

Когда высшая военная инспекция или, лучше сказать, тов. Подвойский и военрук, бывший генерал Николаев хотели упорядочить оперативное управление войсками на восточном фронте и создать единство в командовании, справиться с этой задачей оказалось почти невозможным. Тогдашние главкомы не думали кому-либо подчиняться, считали себя вполне независимыми и самостоятельными. Так же независимо вели себя и все начальники отрядов, которые, в свою очередь, оперировали и жили по-своему.

Большинство этих главкомов не имело почти никакого понятия о стратегии и тактике.

Так, например, весь штаб главнокомандующего Оренбурго-Уральским фронтом тов. Яковлева состоял из него, начальника [9] штаба и адьютанта. Все остальные были личной охраной. Когда проверяли, где и какие части действуют, какие пункты занимают, – ни главком, ни начальник штаба не знали.

Далее выяснилось, что начальник штаба анархист, который всё время вёл агитацию против советской власти. В этом заключалась вся его работа, а об операциях он не имел никакого понятия. Его, конечно, арестовали.

Под Екатеринбургом дела в смысле управления войсками обстояли несравненно лучше. Общими операциями там руководил Уральский окружной комиссариат во главе с военкомами Голощёкиным и Анучиным при военруке – бывшем генерале Надёжном.

Зато управление войсками, действовавшими под Омском, было очень своеобразно. Ещё 26 мая 1918 года Омским областным исполкомом был создан "военно-революционный штаб", которому была передана вся власть. Но в это же время существовал и западно-сибирский военно-оперативный штаб. Оба штаба с председателями. Наконец, 8-го июня был образован ещё штаб пароходной флотилии, председателем которого избрали тов. Окулова.

Пункт 3-й заседания от 8-го июня 1918 года этого штаба гласит:

"Штаб ответственен перед собранием, состоящим из трёх членов:

1. Одного ото всех советских исполкомов.
2. Одного от военно-революционного штаба.
3. Одного от западно-сибирского военно-оперативного штаба". [10]

В распоряжении этого штаба находилась флотилия в составе 17 пароходов. Командующим флотилией был назначен тов. Роберт Эйдеман.

В это время в отрядах, действовавших в Сибири, существовали ещё выборные начальники. Все оперативные вопросы решались на общих заседаниях штаба.

Разношёрстность штабов, н[е]об"единённость, отсутствие директив центра и оперативного руководства, паническое настроение и шаткость положения диктовали железной волей принять те или иные меры для упорядочения этого вопроса, для создания единства командования.

Прибывшие товарищи Шлихтер и Окулов в самых мрачных красках рисовали положение в Сибири.

Вообще все сходились на одном: положение Сибири безнадёжно. Дело продовольствия организовать было некому. Точных данных о силах противника и даже своих никто дать не мог, так как боевых соприкосновений почти что не было. Отряды отступали по разным направлениям, действовали различно и никакому учёту не поддавались. Всякая связь отсутствовала, и трудно было предвидеть, где и как можно будет установить фронт…

13 июля Уральский Областной комитет Р.К.П. созвал совещание, на котором учавствовали представители областного комитета Р.К.П., областного комитета левых эс-еров, представители областного совета, военные комиссары Уральского военного округа, представители военной инспекции и члены Средне-Сибирского военного округа. [11]

Совещание подробно обсудило создавшееся положение и пришло к заключению, что необходимо создать единый орган оперативного управления на Урале и в Сибири и что только таким образом возможно будет принять кое-какие меры по упорядочению положения, неожиданно создавшегося на Урало-Сибирском фронте.

Это историческое совещание решило об"единить все отдельные участки фронта под общим названием – Северо-Урало-Сибирский фронт и во главе поставить коллегию из командующего и двух членов. Должность командующего была предложена тов. Берзину, а членами коллегии назначены: военный руководитель Уральского военного округа, бывший генерал Надёжный и военный комиссар округа тов. Анучин.

Первым делом молодого штаба было связаться с центром, чтобы информировать его и получать необходимые директивы.

В это время высшим руководящим оперативным органом Советской Республики считался Высший Военный Совет, образованный 4 марта 1918 года. Задачей его было создание вооружённой силы путём всеобщего военного обучения и вооружения трудящихся, но он не имел необходимого государственного размаха работы, не имел детально разработанного плана и, видимо, не учитывал всей серьёзности переживаемого момента. Все его действия отличались безжизненным кустарничеством, и в смысле организации управления он оказался также неопытен, как и "Революционный Комитет Обороны", который он сменил. [12]

Во всё время работы на восточном фронте ему посылались оперативные сводки, доклады и прочее, но от него руководящих указаний не получалось.

Как только в Екатеринбурге был создан первый об"единяющий оперативный штаб, Высшему Военному Совету был отправлен доклад о положении дел в Сибири и на Украине [описка – на Урале].

Для характеристики тех условий, в которых пришлось работать, приказ приводится здесь.

"Доклад Высшему Военному Совету о положении дел в районе Екатеринбурга 14 июня 1918 года".

Чехо-словацкие банды не наступали за последние дни, что дало возможность вновь образованному штабу Северо-Урало-Сибирского фронта привести в порядок и взять на учёт все силы, действующие на различных участках фронта.

В общем, состояние частей таково, что если чехо-словаки задумают серьёзно наступать, они возьмут всё, что им понадобится.

Передышка последних дней дала возможность советским органам Екатеринбурга справиться с возникшим тяжёлым внутренним положением. На целом ряде заводов свергнута Советская власть. Рабочие массы, спровоцированные белогвардейцами и в особенности меньшевиками и правыми эсерами, озлобленные ухудшением продовольствия и разрешением целого ряда вопросов, связанных с национализацией уральской промышленности, подняли форменное восстание против Советов.

Особенно резко выступают фронтовики, заявляющие, что на борьбу с чехо-словаками они пошлют прежде всего откупившуюся буржуазию, потом красноармейцев [13] и в конце концов пойдут сами.

Невьянские рабочие в количестве 500 человек ведут уже более 16 часов форменный бой с советскими войсками. В их руках пулемёты и даже бомбомёты. Руководит ими опытная военная рука.

В самом г. Екатеринбурге рабочие Верх-Исетского завода на многочисленном митинге не давали говорить представителям советской власти и заявляли, что с чехо-словаками у них вражды нет. Красноармейские части стоят пока на стороне советской власти, но настроение их не прочно.

В активных действиях против контрреволюционеров принимают участие только интернациональные роты и партийные роты большевиков и левых эсеров. На усмирение восставших рабочих красноармейские части не посылаются. Надо полагать, что подавление беспорядков в одном месте отобьёт охоту поднимать восстание в другом, но с настроением рабочих масс приходится волей-неволей считаться военным силам, оперирующим в этом районе.

Уже два раза в тылу был прорван железнодорожный путь, который восстановили, применяя вооружённую силу.

Стратегическое положение таково, что если бы прибыло около 1000 дисциплинированных солдат при броневиках и бронированном поезде с артиллерией, преимущественно 42-х линейной, то можно бы было попытаться или взять Челябинск, или прорвать в районе Челябинска железнодорожный путь в Сибирь.

Штаб фронта пользует имеющиеся у него аэропланы для разбрасывания прокламаций и воззваний.

Отношение чехо-словаков к мирному населению таково: [14] против крестьян в карательных операциях они не учавствуют, все зверства совершают примазавшиеся белогвардейцы, преимущественно из казаков. На некоторых участках фронта чехо-словаки возвращают пленных русских красноармейцев, пленных же интернационалистов "мадьяр" они безжалостно мучают и расстреливают.

Настроение интернационалистов, входящих в состав советских войск, таково, что когда русские дерутся, они исполняют бесподобно все боевые приказы и указания. В том случае, если русские удирают, среди них начинается брожение, и они тоже покидают позиции.

Штаб фронта издал целый ряд приказов с целью восстановить революционный порядок и дисциплину.

Ближайшее будущее зависит от того, как скоро нам удастся справиться с контрреволюционным движением среди рабочих масс, и когда прибудут обещанные подкрепления и поезда. Штаб фронта заказал на Мотовилинском заводе бронированный поезд, который будет готов через несколько дней и который, безусловно, поднимет настроение в наших войсках.

Прибывшие остатки Западно-Сибирского штаба, несмотря на численность 800 человек, никакой серьёзной силы из себя не представляют. Придётся их переформировать, чтобы создать действительные боевые единицы.

Штаб фронта принимает меры к привлечению возможно большего количества военных специалистов с целью наладить правильную организацию фронта.

Командующий Северо-Урало-Сибирским фронтом Берзин

Помощник командующего Белицкий". [15]

Ответа на этот доклад не получили и поняли, что ждать нечего.

В это время уже начал работать другой орган – оперативный отдел Московского окружного комиссариата по военным делам, переданный в ведение Народного Комиссариата.

Но события на востоке развивались столь быстро, что ограничиваться полумерами в борьбе со всей сибирской контр-революцией значило – потерять все завоевания Октябрьской революции. Необходимо было думать не только об организации частей Красной Армии, но и о разумном управлении ею, о достижении победы.

На фронте параллельно шли борьба и организационная работа.

В центр сыпались отовсюду запросы, просили помощи и указаний.

Было ясно, что для руководства операциями, для управления войсками Республики необходим авторитет. Но так как на очереди для стоял вопрос о борьбе с чехо-словаками, то в первую очередь и был создан Революционный Военный Совет Восточного Фронта.

Главнокомандующим всем фронтом против чехо-словаков назначили тов. Муравьёва.

Назначение это – из тюрьмы на пост главнокомандующего – для многих было непонятным и странным, но разбираться в этих вопросах не приходилось. Важно было одно – создан высший об"единяющий и связующий орган.

В разговоре по прямому проводу от 22 июня 1918 года Муравьёв сообщил, что Совет решил все действующие на восточном фронте войска свести в 4 армии. [16]

"Первая армия под командой Харченко действует в Симбирском, Сызранском и Самарском направлениях.

Вторая армия под командой Яковлева расположена на Уфимском и Оренбургском фронтах. Войска действуют в Самарском и Челябинском направлениях.

Третья армия Северо-Уральского фронта под командой тов. Берзина и особая армия под командой Раевского действуют в Саратовском и Уральском направлениях.

Штаб фронта и главное управление снабжения находятся в г. Казани".

Таким образом проводилась полная централизация как командования, так и снабжения и формирования.

Политическая обстановка в это время была такова, что на берегах Волги и на Урале могли столкнуться немцы с англо-французами. Авангардом последних, по слухам, являлись чехи.

Создание первого фронтового органа управления войсками сразу заставило себя почувствовать. Получены были указания и установлена связь с руководящим оперативным центром.

Чтобы охарактеризовать этот этап развития Красной Армии, мы приведём несколько телеграмм штаба фронта, устанавливавших порядок подчинённости и связи с войсками. [17]

"Высший революционный совет приказал все сводки за день присылать ему, строго соблюдая порядок подчинённости, а также заставить отряды доносить своим командирам.

Наблюдается, что все, даже мелкие группы войск, посылают свои сводки непосредственно в Москву. Таким образом нарушается порядок и даже дезорганизуется дело с точки зрения оперативного.

№100

Главком Муравьёв

Наштаб фронта Оглоблин".

Очень характерна телеграмма, обращающая внимание на тогдашний способ ведения войны по железным дорогам:

"Война по железным дорогам должна быть кончена. Последний способ войны развращает войска, заставляет их облениваться и делает неспособными переносить боевую походную обстановку. Кроме того, путь страшно загромождается эшалонами, спешащими подвозить подкрепления и разного рода снабжения на поле сражения…

А потому приказываю: все войска высадить из поездов на исходных пунктах, откуда намечаются те или иные боевые действия. Составы же все передать в глубокий тыл в распоряжение комиссариата путей сообщения.

Разрешается иметь по линии железной дороги только поезда штабов армии, блиндированный и снабжения.

Штабы армии, одновременно с отдачей приказания о переброске той или иной части войск, через нас обращаются с [18] требованием к железнодорожным властям о подаче составов.

Меру эту провести во что бы то ни стало. Войска должны быть немедленно высажены. Неповинующим эшалонам нужно об"явить нелепость ведения войны по линиям ж.д. и об"яснить, что дороги служат только для подвоза подкреплений и снабжения.

В случае неповиновения принять строгие и решительные меры и как правило установить раз навсегда следующее: если какая часть самовольно уходит с фронта, то для этой части запретить давать паровозы, бригады, не останавливаясь перед разборкой путей, стрелок и т.д., о чём уведомить железнодорожную администрацию. Всем войсковым начальникам озаботиться о снабжении войск всем необходимым для походной жизни, главным образом, небольшими обозами и организацией службы связи.

Жду донесений о результатах данного приказа.

№14

Главком Муравьёв

Политический комиссар Благонравов.

Наштаб фронта Оглоблин".

Получены были в конце июля и директивы переформирования отрядов в штатные единицы.

"Согласно приказа Наркомвоен все отряды партизанского добровольческого характера переформировать в полки, а полки перевести в дивизии согласно красноармейским штатам. За полками оставить старые названия отрядов. Нумерация начнётся с первой армии, а потому представьте спешно сведения о числе отрядов, батарей, отдельных эскадронов, сотен и их составов. [19]

Не обращайте внимания на количество штыков в отряде, пусть будут сформированы роты и батальоны такого-то полка, а когда придут маршевые роты для пополнения, тогда развернитесь до нормы согласно штата. Этому переформированию подлежат все отдельные безымянные батареи и эскадроны, которые будут носить также нумерации артиллерийских и кавалерийских полков, хотя бы пришлось им быть в однобатарейном или эскадронном составе.

Подробности получите дополнительно.

Главнокомандующий Муравьёв"…

Надо сказать, что новый Северо-Урало-Сибирский фронт развил чрезвычайно энергичную работу по упорядочению фронта. Первым делом было снятие лёгких отрядов, обследование каждого района инспекторами фронта, назначение подходящих командующих (военрука и двух комиссаров), и работа в этом отношении быстро подвигалась вперёд.

В докладе, посланном от 23 июня Высшему Военному Совету и Глакому, мы читаем:

"Как только части будут оборудованы и проверены инспекторским осмотром, без замедления направим их в Екатеринбургском направлении для захвата Челябинска. Организация штаба закончена. Все отделы работают.

Оперативные отделы ведут тщательную сводку всех частей и отправляют сводки по всем направлениям.

Разведывательным отделом разослан целый ряд агентов для организации разведки на местах. Контр-разведкой послан целый ряд агентов в расположение противника. Путём опроса пробившихся сквозь цепь неприятеля собирается целый ряд [20] ценных сведений о расположении противника.

Топографическое отделение при содействии местного областного комиссариата земледелия изготовляет ряд карт района действия фронта.

Отдел связи наладил в помещении штаба фронта телеграфную станцию с аппаратами всех систем. В настоящее время речь идёт об установке радио-станции.

Инструкторский отдел штаба фронта, помимо высылки инструкторов на фронт, тщательно проверяет каждую прибывшую или сформированную часть.

Весьма интересную работу совершает политический отдел фронта во главе с товарищей Фейерабендом, который привлёк к делу всех политических работников областных комитетов партии коммунистов и левых эсеров.

Агитационное бюро ежедневно посылает по всем направлениям тысячи газет, брошюр. Воззваний. Имеется специальный отдел агитации среди военно-пленных и отдел воззваний к чехо-словакам, который изготовил уже свыше полутора миллионов прокламаций для разброски с аэропланов. Такую разброску начнём на днях.

Политическая агентура широко развита в следующих направлениях: при каждом военруке 2 политических комиссара, на всех крупных узловых станциях жел.дор. имеются политические представители, задача которых следить за настроением жел.дор. для предотвращения всякого рода контр-революционных выступлений железнодорожников.

Помимо этого, партийные комитеты разослали целый ряд агитаторов в те районы, которые им указаны политическим отделом штаба фронта. [21]

При штабе фронта имеется контр-разведывательный отдел, работающий в полном контакте с Ч.К. по борьбе с контр-революцией, саботажем и спекуляцией.

Штаб фронта ведёт работу согласованно с областным комиссариатом, имея в составе коллегии по управлению фронтом Уральского окружного комиссара Анучина и военрука Надёжного.

Во главе отдела снабжения стоит тов. Стогов, который предпринял ряд мер к правильному снабжению по установленной норме действующих частей. В настоящий момент снабжение идёт через соответствующие отделы окружного комиссариата, но приняты уже меры к созданию чисто фронтовых органов снабжения.

Выработан проэкт создания фронтовой автомобильной мастерской и полевого конского депо, так как фронт сильно нуждается в коннице, которой в прибывающих частях нет. Проэкт предусматривает депо на 1700 лошадей. В настоящее время в Красноуфимском уезде происходят частичные реквизиции конского состава, преимущественно в тех частях его, где на днях происходило восстание против Советской власти.

Штаб фронта регулирует продовольственный вопрос в обще-государственном масштабе. …

Паническое настроение в местах, занятых противником, для нас довольно благоприятно. Все показания единодушно говорят, что никогда идея Советской власти не бывает так лучезарна, как когда широкие массы рабочих и крестьян её лишаются. [22] Это даёт нам твёрдую уверенность в том, что как только наши части перейдут в наступление, в тылу у противника вспыхнет широкое восстание.

Командующий фронтом Берзин

Помощник командующего Белицкий".

Вновь созданный штаб в оперативном отношении был действительно поставлен по требованиям войны. Благодаря тому, что на Урале с первых же шагов привлекли военных специалистов, Красная Армия быстро оформилась и пошла по правильному пути в смысле организации. Правда, во главе штаба стояла коллегия, но созывалась она всего два раза: первый, когда необходимо было решить вопрос о наступлении Челябинск-Шадринск, и второй – для обсуждения дальнейших практических задач фронта в связи с изменой главнокомандующего Муравьёва и наступлением чехо-словаков.

Оба раза постановления коллегии были исполнены, и оба раза пользы не принесли.

После этих двух заседаний коллегия перестала существовать, и все вопросы решались единолично.

Урал в этом отношении опередил другие фронты, и потом, когда были введены реввоенсоветы армий, пришлось вернуться назад к полуколлегиальному управлению.

У первого реввоенсовета Восточного фронта не было утверждённых положений с указанием прав и обязанностей главкома и членов коллегии. Нам самим надо было находить формы управления войсками, устанавливать соответствующие взаимоотношения между командующим, членами и комиссаром. [23]

2-го июля неожиданно пришли две телеграммы об измене главнокомандующего Муравьёва. Одну из них мы приводим:

"Всем, всем, всем…

Главнокомандующий армией против чехо-словаков Муравьёв прибыл в Симбирск, оцепил совет, об"явил о своём об"явлении войны Германии и потребовал поддержки совдепа. Совдеп, ознакомившись с действиями Муравьёва, распорядившагося снять войска и двинуть на Вятку, Саратов, Балашёв, даже Москву через Пензу, единодушно отказал ему в поддержке, после чего Муравьёв застрелился. Все его войска по приказанию командарма Тухачевского возвращены на прежние места для продолжения наступления на прежних позициях чехо-словацких банд.

Войска, охранявшие Муравьёва, безпрекословно подчинились совету, сознав своё заблуждение. Кровопролития не было. Наступило успокоение.

Работают единодушно коммунисты с левыми эсерами, не принимавшими участия в авантюре Муравьёва"…

13-го июля Аралов передал следующую телеграмму за №02008.

"Декретом Совнаркома генштаба тов. Вацетис назначен главнокомандующим фронтом. Тов. Данишевский назначен членом Революционного Военного Совета. До приезда тов. Вацетиса командование сохраняется в таком виде, как оно установлено тов. Мехоношиным". [24]

Но штаб был попрежнему в сфере подозрения. О благонадёжности нечего было и говорить. Тов. Берзин тогда же сказал Вацетису:

– У вас штаб чёрный, как смола, а сидят в нём белогвардейцы и неспособные люди. Далеко с таким штабом не уедете.

– К сожалению, – ответил Вацетис. – Но штаб сформирован не мной, а я ещё не успел произвести основательную чистку. Да и работников у меня нет. Дайте мне их.

Так что нет ничего удивительного, если тот же самый Казанский штаб при сдаче города открыл винтовочный и пулемётный огонь по своему главнокомандующему, дравшемуся в силу создавшихся условий во главе латышских стрелков на улицах Казани.

Неудивительно, что вчерашние штабные служащие надели сегодня белые повязки и вместе с чехами пошли против красных.

Что же осталось после сдачи Казани от этого первого полевого штаба Восточного фронта?.. Ничего…

Главком Вацетис с адъютантами и несколькими солдатами на пароходе приехал в Пермь. Начальник штаба фронта Майгур остался для работы в Свияжске. Член реввоенсовета Данишевский очутился в Вятке…

Так после двукратной измены кончил своё существование первый высший орган управления войсками на Восточном фронте. [25]

Но как ни печально кончил своё существование первый полевой штаб, идея необходимости оперативного руководящего органа на фронте осталась непоколебима. На развалинах умершего штаба вырос новый штаб Восточного фронта, сумевший взять дело в руки и достичь победы.

После создания реввоенсовета Восточного фронта надо было сделать следующий шаг. Жизнь требовала безотлагательного создания мощного, авторитетного, законодательного, оперативного органа для всех действующих армий.

В центре это учли, и 2-го сентября 1918 года Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет Советов об"явил следующее постановление:

"Лицом к лицу с империалистическими хищниками, стремящимися задушить Советскую Республику и растерзать её труп на части, лицом к лицу с поднявшей жёлтое знамя измены российской буржуазией, предающей рабочую и крестьянскую страну шакалам империализма, Центральный Исполнительный Комитет Советов рабочих, крестьянских, красноармейских и казачьих депутатов постановляет:

Советская Республика превращается в военный лагерь. Во главе всех фронтов и всех военных учреждений Республики становится Революционный Военный Совет с одним главнокомандующим.

Все силы и средства Социалистической республики становятся в распоряжение священного дела вооружённой борьбы против насильников. [26]

Все граждане, независимо от занятий и возраста, должны безпрекословно выполнять те обязанности, какие будут на них возложены Советской властью.

Поддержанная всем трудовым населением страны рабочая и крестьянская красная армия раздавит и отбросит империалистических хищников, попирающих почву Советской Республики.

Всероссийский Ц.И.К. постановляет настоящее своё решение довести до самых широких рабочих и крестьянских масс, обязав все сельские, волостные и городские советы, все советские учреждения вывесить его на видных местах.

Председателем Революционного Военного Совета единогласно назначается тов. Троцкий.

Главнокомандующим всеми фронтами назначается тов. Вацетис".

Последствия и значение этого постановления в борьбе с врагами Советской власти колоссальны. Возникновение революционного военного совета республики с одним главнокомандующим всеми вооружёнными силами имело значение не только в деле строительства Красной Армии, но и в организации победы над врагами.

Реввоенсовет Республики, особенно председатель его тов. Троцкий, самыми крутыми мерами искоренил расхлябанность и неорганизованность, научил ценить значение боевого приказа и неуклонно соблюдать установленные порядки. [27]

Наша молодая Красная Армия встала на ноги и пошла вперёд твёрдым уверенным шагом, преодолевая на пути все препятствия.

30 ноября 1918 года последовало постановление В.Ц.И.К. об учреждении верховного органа военного управления – Совета Рабоче-Крестьянской Обороны под председательством тов. Ленина. Этот орган окончательно решает вопросы по обороне Республики. Его созданием завершена основная работа по управлению вооружёнными силами снизу до верху.

Мы начали строить красную армию с низов и закончили верхами.

И то, что постройка была произведена так удивительно быстро, об"ясняется энергией, возможной только в минуты опасности.

"Не было бы чехо-словаков, их нужно было бы выдумать, ибо в такой короткий срок мы не создали бы армии…" – это фраза тов. Троцкого. [28]

ЦДООСО.Ф.41.Оп.2.Д.59.Л.1-28.

Рейнгольд Иосифович Берзин
Tags: гражданская война, история, чехословацкий мятеж
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments