Нетренированный военкоммунист (uncle_ho) wrote,
Нетренированный военкоммунист
uncle_ho

Categories:

Доклад Платона Ильича Лопарева о его северном походе

Наверное, зряшная работа, т.к. доклад весьма близко к тексту был пересказан в 5-й главе "Тундры в крови" (за исключением отдельных нюансов и просьбы о награждении), а также содержится в сборнике "Сибирская Вандея", выпущенном некогда под эгидой известного оборотня А.Н.Яковлева. Однако ж, в последнем оный помещён с двумя купюрами, кои и будут отмечены синим шрифтом.

ТЮМЕНЬ

Комбриг 115 тов. Полисонову

Копия Губисполком т. Петрову, Тобольск Тобсевгруппа т. Махнову и Обдорск Комполка т. Баткунову.

Донесение

11 февраля телеграммой губкома РКП(б) тов. Семакова я и тов. Никифоров были вызваны в г. Тобольск для участия в ликвидации начавшегося возстания в Тобольском уезде.

В ночь на 21-е февраля вместе с Тобармией эвакуировались из Тобольска на с. Дубровное для соединения с группой тов. Семакова, откуда отступили до с. Загваздино Тобольского уезда. Здесь после перехода Тобгруппы в подчинение Тарвоенкома Циркунова, неудовлетворяемые его деятельностью, выехали через Слободчики, Ишим в Тюмень с твёрдым намерением пробраться через с. Пелымское, Шаим, на р. Обь, где путём агитации и организации местных революционных сил помешать возстанию распространится на далёкий север.

Прибыв в Тюмень 18-го марта и выяснив, что намеченый нами путь, начиная от с. Пелымского Туринского уезда, уже занят повстанцами, немедленно предложили свои услуги, для вышеозначенной цели тов. Петрову – Губисполком и комбригу-115 тов. Полисонову. Встретив с их стороны полное содействие, мы в тот же день с пересыльной части навербовали 38 добровольцев, бежавших из польского плена и вернувшихся с фронта Врангеля в отпуск по болезни. Из них и был создан северный добровольческий экспедиционный отряд под моим командованием, имея помощником тов. Никифорова. На следующий день 19-го марта, получив 1 пулемёт "ШОША", винтовки, 10 тысяч патронов, в 20 часов выступили из Тюмени на Туринск, имея целью, согласно мандата комбрига 115 61, ликвидировать возстание на Тобольском севере. Пробравшись на реку Обь по Шаимскому тракту до деревни Ворона – она же Красно-Ленина, в самый центр оперирующих на севере войсковых частей повстанцев и в тыл Берёзовской, Ляпинской, Обдорской и Сургутской группам, заставив их оставить преследование отступающих из Берёзова, Обдорска и Сургута коммунистов.

Для исполнения поставленной цели и предполагалось оттянуть повстанцев от фронтов, разбив их по частям, уничтожить их штабы или же, в крайнем случае, привлечь на себя возможно большое количество повстанцев и отступить в болото, укрепиться и, переждав распутицу, постараться пробраться на Елизарово или Самарово, захватить штабы и держаться до прибытия пароходов.

26-го марта мой отряд, покрыв на лошадях разстояние около 500 вёрст, прибыл в с. Пелымское, где и соединился с Комбатом 3/674 т. Абрамовым, получившим задание выйти на деревню Красно-Ленина (Ворона), что севернее Тобольска на 800 вёрст и с. Демьянское, 200 вёрст севернее Тобольска по р. Иртышу.

Учитывая малочисленность моего отряда, тов. Абрамов согласился послать на Красно-Ленинское направление свой отряд в 180 штыков с одним пулемётом.

Первое столкновение с повстанцами произошло в 11 верстах от с. Пелым в д. Кондинка. Посланный мною тов. Никифоров на голову разбил 120 человек повстанцев под командой Белкина.

С Пелыма тов. Абрамов пошел на с. Демьянское, и на Шаим.

30 марта под деревней Ерёминой, что в 25 верстах стал к северу от Пелыма, нами были встречены лыжные роты повстанцев в количестве 200 ч. После 3-х часового упорного боя в самой деревне, не выдержав нашей лыжной контратаки, разбитые на голову повстанцы разбежались по тайге, оставив на месте боя значительное количество пленных, раненных, убитых и весь обоз. Между убитыми оказался организатор местного возстания, сын Нахрачинского купца Попов.

Развивая наступление, 31 марта, 80-верст. переходом по сплошь заваленной противником лесной дороге, мой отряд, совершивший глубокий лыжный обход, после 2-х часового боя выбил повстанцев из прекрасно укрепленной позиции Полушаим, находящийся в 10 верстах к югу от Шаима. Характерно отметить, что помимо 4 поясных окопов бандиты, преследуя цель вовлечения нас в ловушку, имели на штабе Красный флаг. Отступая, оставили по дороге массу возваний, призывающих красноармейцев к переходу на их сторону.

1 апреля лыжным обходом без боя занята дер. Шаим. Здесь отряд тов. Абрамова, согласно его приказа, оставил направление [46] на Ворону (Красно-Ленино) и пошёл через с. Ужинья на с. Демьянское. Я же 2-го апреля в 6 час. утра, оставив 2-х больных товарищей и возвратив в Тюмень одного труса, со своим отрядом в 37 штыков выступил на Шаима, на д. Супра, которую я занял 4 апреля, совершив 100 вёрст переход. Все встреченные по пути юрты были переполнены повстанцами, разбегающимися при нашем приближении и разгонявших последних лошадей. Утром 6 апреля была занята дер. Ендырь (переход 115 вёрст), а к вечеру того же дня нами была снята застава повстанцев в дер. Лорбат (переход 50 вёрст), находящаяся в 50 верстах к югу от дер. Красно-Ленинская. (Ворона на карте)

7 апреля обходом на лыжах вошли в дер. Могилёвскую (переход 35 вёрст) и в 18 часов того же дня была занята дер. Кальмановская, брошенная без боя заставой противника, а в 23 часа я с отрядом в 10 человек занял дер. Красно-Ленина, находящуюся на правом берегу р. Оби в 125 верстах к северу от с. Самаровского, вклинившись таким образом в сплошной фронт повстанцев, раз"сеял заставу противника, перерезал телеграфный провод, включился своим телефоном в линии Самарово, Берёзов, Обдорск и предложил Берёзовскому, Кондинскому и Самаровскому штабам повстанцев бросать оружие и сдаваться.

О произведённом впечатлении нашим неожиданным появлением можно судить со слов перебесчиков, что таковое было потресающим, ибо пройденный нами громадный путь в момент наступления полной распутицы со ста и более вёрстными переходами, совершёнными большею частью на лыжах из за отсутствия возможностей менять лошадей, по лыжным дорогам, среди явно несочувствующего нам инородческого населения, считался не только штабами, но и местными старожилами – совершенно невозможным.

Вернувшись после разведки в д. Кальмановскую, где находился обоз, 8 апреля послал тов. Никифорова с отрядом в 19 чел. в лыжный набег на с. Елизаровское. Сам же снова занял дер. Красно-Ленина, оставив для охраны обоза 7 чел. К глубокому сожалению удачно задуманная операция набега на с. Елизаровское, не удалась (отряд повстанцев вёл на нас наступление на с. Сухоруковское); вследствии неожиданно поднявшейся сильной бури. Видавшие всякие виды, промокшие люди, проблудив среди боров трое суток, совершенно обезсиленные от усталости и голода, свалились и были занесены аршинным слоем снега и только благодаря последнему обстоятельству остались живы и были подобраны высланными на поиски товарищескими разведчиками. В результате отряд потерял 2-х товарищей погибшими, 5 человек обморозившимся и 12 выбыли из строя по болезни глаз.

В течении 4-х дней, делая постоянные набеги на дер. Красно-Ленина, разрушая телеграфную линию Самарово, Берёзов, аккуратно включаясь телефоном, узнали о двигающихся больших силах противника с Берёзовского, Обдорского, Сургутского и Самаровского фронтов, отступили на более удобные позиции юрт Лорбат, состоящие из 4-х домишках, где и укрылись на крышах домов и их постройках.

Учитывая возможности разложения среди повстанцев, мною всё время предпринимались шаги завязать сношение непосредственно с массой, для чего неоднократно, помимо воззваний и различного рода приказов от лица соввласти, посылались, а равно и принимались выборные делегаты. Последним предоставлялась возможность общения с красноармейцами, знакомство с вооружённым отрядом и был оказан радушный приём.

В свою очередь и наши делегаты посещали противника, агитировали на общих собраниях в смысле немедленной сдачи оружия, ареста главарей и возвращения по домам. Насилий никаких со стороны над нашими делегатами чинено не было. Здесь привожу дословный документ, относящийся к области переговоров.

"Елизаровской роте от Егора Шаламова.

Здравствуйте, товарищи. Я нахожусь вторые сутки в плену. Прошу Вас не заботиться. Товарищи Красноармейцы приняли меня с братским приветом, кормят хорошо. Обращаются очень хорошо. Укрепились очень страшно, оружия очень страшны, и ни один красноармеец на нашу бумагу не сказал мне, что сложат оружие. Все, как один, стоят в полном военном снаряжении, каждый носит на себе с триста патронов и пулемёты укрепление [укреплены?].

Ваш товарищ Егор Андреев Шаламов".

14 апреля вечером отряд повстанцев в 275 человек обложил нас со всех сторон. Бой длился до 14 часов следующего дня. Противник отступил, унося с собой раненых и убитых.

С вечера 17 на 18 апреля, вновь подошедшие хорошо вооружённые свежие части противника количеством 350 человек, во главе с лыжной ротой и отрядом известного Слинкина Ф.С., большим количеством винтовок и патронов, повели бешенное наступление на юрты Лорбат. [46об]

Под прикрытием сильнейшего ружейного огня и темноты ночи противник правильными цепями бросился в атаку. Несмотря на большие потери, повстанцы с криком "ура" отчаянно лезли через устроенные нами засеки на укрепления.

Бой шёл всю ночь. Под прикрытием темноты к 2 часам утра 18 апреля противник залёг в снегу в 7 иль 10 шагах от наших укреплений и завязал ожесточённую перестрелку. Учитывая создавшееся угрожающее положение после выбытия из строя пулемётчика (пулемёт "ШОША") и зная психологию наступающей массы, пришлось, как и в 1 бою под Лорбатом, бить на аффект (в первом бою большую службу сослужила гармошка).

В момент напряжённой перестрелки было отдано распоряжение играть на гармошке, под нестройные звуки которой отряд, как один человек, запел "Вихри враждебные". Неожиданность подобного рода с нашей стороны совершенно обезкуражила наступающие цепи противника, потерявшего к тому времени весь командный состав.

Перестрелка разом прекратилась, а воодушевлённый произведённым впечатлением отряд навстречу восходящему солнцу мощно гремел "Итернационал". Пользуясь замешательством бандитов, мы кричали: "Сдавайся". Часть добровольцев-бандитов бросилась бежать, мобилизованные стали сдаваться, а добровольцы, попавшие в сферу обстрела с разсветом были перебиты. В последствии выяснилось тайное намерение сдавшихся повстанцев – пользуясь нашей малочисленностью, сдавались внезапно напасть и обезоружить отряд, но обычные предосторожности с нашей стороны помешали осуществится задуманному плану.

В этом бою полностью перебит весь комсостав противника, начиная с Нач. боевого участка Бочкарёва и кончая всеми командирами взвода. На месте боя подобрано 22 челов. тяжело ран. и 1 легко ран., 32 убитых, 65 взято в плен. Взято свыше 200 ружей, 300 пар лыж. Остатки разбитых партизан разбежались по лесам, частью по домам и лишь [не]большая часть вернулась в штаб, унося с собою раненных.

Что касается наших потерь, отряд лишился незаменимого товарища, известного работника на севере моего помощника товарища Никифорова и красноармейца-пулемётчика. Раненые партизане, подобранные нами, после заботливо сделанной им перевязки были отправлены на наших лошадях в Елизаровский повстанческий штаб. Как результат такого отношения было полное разложение несколько следующих отрядов, направленных против Лорбата.

До 3-го мая отряд стоял в Лорбате.

Лучшими помощниками при несении караульной службы против беспокоивших нас всё время неприятельских разведок были остяцкие собаки, аккуратно выбегающие к часовым на пост и предупреждающие лаем всякий раз за 5-6 вёрст о движении повстанцев.

Запасы муки, вывезенные нами из Туринска и Пелыми, совершенно истощались, питаться преимущественно приходилось рыбой.

3-го мая в 2 часа на четырёх набойницах и трёх однодеревках для разведки отряд выступил из Лорбата на юрты Могилёвские, куда и прибыли в 12 часов, сделав вниз по течению р. Ендыру около 100 вёрст. По дороге было утоплено оружие, взятое у повстанцев, за громоздкостью. Здесь были захвачены 3 разведчика – делегаты повстанцев. В 18 часов того же мая без боя заняты юрты Калмановские, откуда застава из остяков разбежалась, предупредив о нашем приближении отряд Сватоша.

Последний, хотя и имел в своём распоряжении команду и много 3-х линеек и 2 пулемёта, тем не менее боя не принял и отступил на деревню Красно-Ленина (Ворона). Высланные мною 3 разведки на Красно-Ленина, исключительно из местного населения, не вернулись, пойманные Сватошем, и 6 мая в 12 час. отряд на лодках своими, как всегда, силами двинулся вверх на приток Ендырской, оставив в тылу армию главкома Сватоша, и через Ягурьях и Васпухоль 10 мая в 10 часов занял дер. Белогорье, что в 25 верстах на северозапад от с. Самаровского, захватив около 50 чел. гарнизона, сдавшегося без боя.

Весь пройденный путь исчисляется свыше 300 верст. На пути приходилось вести борьбу с естественными условиями наступающей весны, пробираться среди льдов под дождём и снегом, против сильного течения.

Подтверждением своих слов привожу полностью телеграмму главкома Сватоша, Ад"ютант Гайды, данную на имя предвоенсовета в с. Самаровском Стежкина по получении им сведений о занятии Белогорья.

"Самарово из Елизарово. Без времени подачи. Предвоен Стежкину.

Сведения о появлении коммунистов в Белогорье считаю неверными ввиду того, что в течении 4-х суток ни в коем случае нельзя проехать путь от Кальмановских юрт до Белогорья тчк. Из опросов жителей юрт Проточных выяснилось, что для того надо минимум 7 суток тчк. Через полчаса выступаю через Троицкое на Белозёрье тчк. Не имею возможности проверить сведения Белогорского коменданта. Двести пудов муки будет вам отправлено, держите со мной связь через Белогорье.

Главком Сватош 11 мая из Богданки 3 часа утра".

В пути до Белогорья вылавливались неприятельские разведки и [47] производились обыски у местной бежавшей буржуазии, при чём в юртах Маткинских отобрано до 80 соболей, 2 чернобурых лисицы и другая пушнина, 30 пудов муки и около 100 пудов солёной рыбы.

Несмотря на то, что отряд был в дороге и работе день и ночь 4 суток, в д. Белогорье отдыхать не пришлось. Со стороны Богдашки за нами в погоню (см. выше телеграмму Сватоша) двигался хорошо вооружённый с 2-мя пулемётами отряд Сватоша.

10 мая в 10 часов окольными протоками, обманув все неприятельские разведки, выступили из Белогорья на с. Самаровское.

Бандиты, предупреждённые о нашем количестве и движении бежавшим с Белогорья, устроили в 6 верстах ниже Самаровского засаду. 11 мая в 4 часа утра мой отряд вступил в бой с заставой повстанцев, и под прикрытием сильного пулемётного огня переправились через речку Малая Неулева, выбив бандитов из засады, и повели правильное наступление с фронта вдоль правого берега р. Иртыша и краем леса на с. Самаровское. В 2½ верстах от основных укреплений противника, продемонстрировав у него на глазах открытое наступление с фронта. 10 чел. из нашего отряда под командой помощников Панова и Конева краем повели наступление в лоб, а сам я лично с командой 21 человек отряда и 20 возчиками пошёл лесом в глубокий обход на с. Самарово. Самаровское находится на правом берегу р. Иртыша в 25 верстах от впадения его в Обь у подножья высокой горы, поросшей густым кедровым лесом.

Лес прекрасно скрывал наши намерения, как и можно было ожидать, противник прекрасно знал, что нас всего 33 человека и, заранее предвкушавший победу, поместил отборные части добровольцев-казаков в укреплении на нижнем конце села. Мобилизованные были расположены на главных подступах к таковому со стороны леса. В ожидании нашего наступления на Самаровское штабом из большой чугунной трубы была устроена пушка, заряженная большим количеством железных и чугунных обломков.

Наступающий в лоб отряд, скрывая в лесу свою численность, подошёл на 50 шагов к укреплению позиции бандитов, залёг на опушке леса и открыл сильный ружейный огонь. Предполагая, что наступает весь отряд, противник и перебросил сюда все надёжные резервы. После 1½ час. перестрелки бандитами была пущена в ход пушка и брошено в атаку 40 ч. кавалерии. Но в момент выстрела пушку разорвало, а кавалерия, потеряв несколько человек и лошадей убитыми и ранеными, воротилась назад. Вызванный из пушки выстрелом громкий смех и весёлые крики с нашей стороны обезкуражили бандитов, потерявших на устройство ея три недели и возлагавших на неё самые радушные надежды.

В 11½ час. моя обходная группа, сбросив под обрыв засевших на горе мобилизованных, открыла сильный ружейный и пулемётный огонь по Самаровскому.

Наше появление над селом произвело в рядах бандитов страшную панику.

11/V-21 Штаб Тобармии, находящийся в Самарском, бросив на произвол судьбы дерущиеся с нами части, в панике разсыпался по селу, пробрался в лес, и в значительной своей части искал спасения на заранее приготовленных лодках.

Оставив на обрыве горы пулемёт, 3 отделение бросилось с кручи горы в верхний конец села, сгоняя бандитов Иртыш.

Я же с несколькими товарищами отделения забежал по откосу в средину села, откуда товарищи, завладев казатскими лошадьми разсыпались по селу. Я бросился в Главный штаб к телефонным аппаратам и передал в Филинское для передачи тов. Абрамову, по местонахождению мы не знали точно, где находится тов. Абрамов, но всё же знали, что Демьянское за нами, за обладание Самаровским.

Главные силы бандитов оставались без комсостава, окончательно потеряли голову и тоже бросились кто куда. Масса их бросилась к реке в лодку и поплыла за Иртыш. Остальная наша кавалерия сгоняла с широкого лугу и запирала в домах. А пулемёт с горы косил и косил мечущихся в панике бандитов и на реке, и на лугу. Пулемётным огнём потоплено на Иртыше три большие лодки, переполненные спасающимися бандитами и свыше 5 малых.

В 12 часов Самаровское окончательно занято нами. До самого вечера выбивали засевших в домах бандитов. Начтобглавштаба Силин-Острых и друг., захватив с собой 1 женщину и 2 детей, заперлись в одном из домов села. После длительного жестокого сопротивления (ими выброшено больше 20 гранат) Силин застрелился, остальные были убиты при перестрелке. С нашей стороны мы потеряли 2 товарищей убитыми, и один возчик раненый. [47об]

Трофеи

Председатель горсовета Степанов, предвоенсовета Стежкин, начхозчасти Зотов, Завед. агитпропагандитским отделом Котов, Турков, два брата Мухортовых, все сотрудники штаба и около 80 бандитов. Полностью сдались Самаровская, Обская и Нижне-Клыдинская роты общей численностью 130 чел. Гарнизоне Самаровского насчитывался до 400 человек. Помимо богатой добычи и пленными полностью захватили документы Самаровского, так и Тобглавштаба, подлинники приказов, шифр народной армии №1, военные карты, вся переписка дел батальона смерти, со всеми списками, около одного миллиона рублей денег, девять телефонных аппаратов, один аппарат "Морзе", около 220 рубл., двадцати пяти пудов пороха, свинец, вся ружейная мастерская, летучий отряд со всеми материалами и медицинским персоналом. Захвачено 40 лошадей, 20 сёдел, лодки с парусами, один нивелир, керосин, табак, спички, пушнина и проч. Часть воендобычи была передана тов. Баткунову, остальное волревкому и райконторе ОИСК под расписки.

В тот же день ввиду надвигающегося со стороны Белогорья отряда Сватоша в 6 верстах ниже Самарово нами была устроена засада.

12 мая в 8 часов утра отряд численности в 200 человек, вооружённый большею частью 3 линейными винтовками при двух пулемётах "МАКСИМА" и "КОЛЬТА", под его личным командованием двумя группами повёл правильное наступление на Самаровское. Выставленная застава состояла из второго отделения 9 человек и пяти остяков повстанцев, взятых в плен в Самаровском (последние оказались ненужным материалом, трусы большие).

Подпустив противника на 100 шагов, застава, несмотря на сильный ружейный и пулемётный огонь противника, дружными залпами встретила наступающего противника, сосредоточив весь огонь по комсоставу. И после 1½ часового боя, потеряв убитыми Главкома Сватоша и несколько человек мелочи и увидев наши подходящие пешие и конные подкрепления, бандиты, подобрав на лодки много раненных, бежали вниз по Иртышу, бросив несколько человек пленными. Интересно отметить, что Сватош впереди своих наступающих цепей гнал 78 чел. гребцев.

2-я группа отряда Сватоша в 70 чел. повела наступление по левому берегу реки Иртыша, ведя под прикрытием огня лодки. Против них мною было нагнано 130 чел. сдавшихся повстанцев Самаровской, Обской, Н.Кондинской роты, вооружённых палками и дробовиками, и вдоль правого берега Иртыша по длинному песчаному к лесу тремя цепями стал производить манёвры, поставив оставшихся людей на рытьё одиночных окопов на протяжении двух вёрст. Противник, побоявшись переправляться через Иртыш при виде большого количества приготовившись защищаться людей позорно отступил, провожаемый выстрелами из заставы.

13 мая получили из разведки сведения, что разбитые части противника, вновь с"организовавшись и усилившись подошедшими с севера свежими подкреплениями под командой Азарновича, вновь ведут наступление на Самаровское. Обсудив вопрос о возможной защите села, позиции для обороны очень неудобной, но не желая своим отходом подвергать сочувствующее нам население жестокой расправе и, кроме того, будучи не в состоянии захватить с собой как пленных, так и трофеи, решили остаться в самом Самаровском, влить подкрепление и заставу, расширить линию ея окопов.

В смысле защиты наиболее удобных из всех зданием оказалась каменная церковь, находящаяся в средине села. При помощи населения, в частности женщин, в спешном порядке принялись за набивку мешков землёй и ноской их на колокольню. Через час все пролёты двух этажей колокольни в два ряда заложены мешками, стрелки расположились в алтаре самой церкви. Сюда же наложено было до 20 п. хлеба, 25 п. пороха, и переведены в каземат главари бандитов: Степанов, Стешнин, Турков, Котов и Зотов. Надо отдать справедливость заботливости женщин Самаровских, в достаточной мере снабдивших нас водой.

Помимо церкви в селе были укреплены землёй несколько частных помещений, в одном из которых помещался штаб отряда, соединённый с колокольней и заставой телефоном.

Сигналы тревоги были набат, но опасения наши не сбылись. Бандиты, под"ехав к нашей заставе, на приличном расстоянии обстреляли её, но встретив с нашей стороны полное молчание, вернулись на Белогорье.

14 мая в 20 часов совершенно неожиданно (провод телефона в нескольких местах был перерезан бандитами, в количестве 26 человек пробежавшими на Сургутский фронт), в отдалении раздались продолжительные пароходные свистки. То шли долгожданные нами регулярные правительственные войска во главе с комендантом тов. Баткуновым. С приходом "Сергея" и "Марии" пала последняя надежда деморализованных и разбитых бандитов на народную власть.

Подорвавши громадными переходами, безсонными ночами и длительным голодованием здоровье требовало хотя бы кратковременного отдыха, красноармейцы, уволенные по болезни и ранениям в отпуск. Однако желанный отдых не наступил. Тов. Баткунов со всем ушёл на гор. Берёзов, Обдорск, тов. Абрамов был отозван с отрядом в Екатеринбург и таким [48] образом на нас пал включительно весь Сургутский фронт, не считая бродивших в нашем районе бандитов. На меня к довершению сего было возложено исполнение обязанности Начгара, совершенно мне как штатскому человеку незнакомое, каковые до сего времени исполнял с грехом пополам.


С 15 по 31 мая отрядом были ликвидированы полностью две роты с Сургутского фронта – Зенковская 100 ч. и Самаровская 65 ч. и убиты скрывающиеся в избушке главари Тобштаба: Желтовский К…, Корюков, один неизвестный, и взят Красулин (последняя операция проведена с 8-ю человеками отряда тов. Абрамова), и свыше 50 чел. бандитов и разная добыча: документы Зенковского штаба, все входящие и исходящие телеграммы Самаровского, Сургутского фронта, около 150 разных ружей, свыше 100 пуд. Муки, несколько лодок, 2 телефона. ½ п. пороха.

Докладывая вам о вышеизложенном, с своей стороны полагаю, что оставшиеся после многочисленных боёв и ряда перенесённых лишений в живых тов. Красноармейцы вверенного мне отряда имеют право: 1) на заслуженный отдых, 2) звания отличия. В виду того, что в отношении боеспособности весь отряд оказался геройски однородным, считая справедливым представить его к награде в целом. Не выделяя отдельных товарищей, хотя бы таковыми и были совершены особо выдающиеся подвиги. Об"ясняя это тем, что таковые одним по характеру задания возможность представилась совершить, другим нет.

Согласно телеграммы Комбрига 115 470 считаю необходимым весь отряд представить к награде.

Выражая пожелание всех товарищей отряда о получении за храбрость и подвиги по двухствольному ружью с определённой надписью, поддерживаю таковую просьбу и прошу удовлетворить. Такое желание об"ясняется тем, что отряд, состоя из северян, является поголовно охотниками, оставшись в силу переворота без ружей.

Именной список отряда с указанием местожительства при сём прилагаю.


Командир Северного добровольческого отряда Лопарев [48об]

ИМЕННОЙ СПИСОК.

СЕВЕРНОГО ЭКСПЕДИЦИОННОГО ДОБРОВОЛЬЧЕСКОГО ОТРЯДА ЛОПАРЕВА

16-го мая 1921 года.
№№ по порядкуФАМИЛИЯ, ИМЯ И ОТЧЕСТВОЗанимаемая должностьПримечание
1.ЛОПАРЕВ Платон ИльичКомандир отряда
2.НИКИФОРОВ АрсенийПомощник команд. отрядаУбит 18/IV-21 года
3.ПАНОВ Варлам ИвановичКомандир 1-го взвода
4.ДОРОНИН СтепанКомандир 2-го взвода
5.ВЛАСОВ Павел ЕфимовичКомандир 3-го взвода
6.КОНЕВ Илья ВасильевичНачальник Штаба.
7.МУХИН Яков ИвановичПулемётчик
8.ОКРУЖКОВ ГригорийПулемётчикУбит 18/IV-21 года
9.ЗАВЬЯЛОВСтрелокУбит 11/V-21 года
10.КРЮКОВ Иван ТимофеевичСтрелокУбит 11/V-21 года
11.САФРЫГИН ЛазарьСтрелок
12.ОЛЕНЕВ Степан АлександровичСтрелок
13.ШМОНИН Евдоким АндреевичСтрелок
14.СОСКИН Нестор АлександровичСтрелок[№15 пропущен][49]
16.ТЮЛЬКАНОВ ИгнатийСтрелок
17.СКОСЫРЕВ МихейСтрелок
18.ФЕОДОРОВ ФёдорСтрелок
19.КУЗНЕЦОВ ГавриилСтрелок
20.СТЕРХОВ Максим Ник.Стрелок
21.КИСЕЛЁВ Иван НиколаевичСтрелок
22.ШАЛАМОВ Василий ЕвдокимовичСтрелок
23.ЧЕРКАШИН НиколайСтрелок
24.САФОНОВ АндрейСтрелок
25.НОВОСЕЛЬЦЕВ ИванСтрелок
26.КАЗАРЦЕВ ГерманСтрелок
27.КАНДАКОВ ЛаврентийСтрелок
28.КУЗНЕЦОВ СтепанСтрелок
29.ЩЕПЕТКИН ФиларетСтрелок
30.КОЖЕВНИКОВ НиканорСтрелок
31.МЕДВЕДЕВ НиколайСтрелок
32.РАЗБОЙНИКОВ АндрейСтрелок
33.ВАХРУШЕВ ПантилимонСтрелок
34.МИНГАЛЁВ АлекандрСтрелок
35.ШЕВЕЛЁВ СемёнСтрелок
36.ОСКОЛКОВ ВасилийСтрелок
37.ЧИЖОВ МаксимСтрелок

Командир отряда Лопарев [49об]


ЦДООСО.Ф.41.Оп.1.Д.141.Л.46–49об.

1263824342_str37
Tags: Тобольско-Ишимское восстание, гражданская война, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments