Нетренированный военкоммунист (uncle_ho) wrote,
Нетренированный военкоммунист
uncle_ho

Categories:

Дополнение к воспоминаниям М.И.Панова – о боях на Урале

Дополнения к Рукописи под заглавием "Личные воспоминания из истории Гражданской войны"

К заголовку І-му

В июле м-це 1918 г. создалась угрожающая обстановка для Октябрьских завоеваний. С одной стороны – люди, поступающие в ряды Красной Армии, бросались в бой без всякой подготовки, что заранее обрекало на неудачу в бою с противником. С другой стороны – сила и влияние капиталистических элементов, как в городе, так и в деревне, были в то время неизмеримо велики.

Проходившая мобилизация в ряды Красной Армии без надлежащего классового подбора (родившихся 1917-1918 гг.) вливала дополнения в организованные ранее боевые дружины и добровольческие отряды.

Среди мобилизованных гр-н гр-н, конечно, не мало было и разлагателей, чуждоклассовых элементов, разлагающих военную дисциплину, а подчас и открыто [35] вредящих делу революции.

После первого боя под г. Тюменью, отступая до г. Камышлова в 20-х числах июля, несмотря на незначительность расстояния, наш эшелон подвергся 2 раза крушению, в результате чего были человеческие жертвы и другие последствия, вредно действующие на настроения наших воинских частей.

Железнодорожные станции и склады обычно по пути отступления во многих местах сжигались.

Благодаря паническому настроению получился самотёк из рядов армии.

Позади двигалась подрывная команда, которая в целях задержки продвижения противника взрывала железнодорожные узлы (настрелках) и мосты.

По прибытии в г. Камышлов наши воинские части были размещены в казармы. Дня через 2 было об"явлено отступление из г. Камышлова. Наша воинская часть получила [35об] маршрут отступления по Ирбитскому тракту на Алапаевский завод.

На первых же порах нашего отступления через сельское население сопротивление и влияние кулачества стало резко отзываться на ход нормального отступления. Кулачество пускало панику среди отступающих красноармейцев. В результате большая часть из нашей воинской части бросала оружие и, скрываясь в кустах и хлебах, разбегалась по домам.

Отступление было приостановлено на ст. Егоршино. Заняв сторожевые посты, мы простояли тут дня 3-4.

В тот момент происходили частично боевые стычки между частями противника и отступающими красными частями около Сухоложья. В тыл к нам стали проникать шпионы с определёнными заданиями разведывательной вредительской работы в боевой обстановке. На ст. Егоршино был пойман шпион, одетый сверху в крестьянский старый армяк. Шпион оказался в чине полковника в синем мундире, [36] который, безусловно, тут-же был "пущен в расход".

Постояв несколько дней на ст. Егоршино, мы получили распоряжение передвинуться в Нижний Тагил для оформления добровольческого отряда под командованием товарища ШАРОНОВА.

В принцип организации добровольческого отряда было положено следующее: "Кто хочет беззаветно защищать Советскую власть – оставайся в отряде, кто не желает – заяви откровенно об этом нежелании и убирайся на все четыре стороны, не мешай честным борцам стойко сражаться с врагами Октябрьских завоеваний". Короче говоря: "Не мешайся под ногами!"

В результате большевистского принципа, выдвинутого тов. Шароновым, тут же на общем собрании посыпались устные и письменные заявления об освобождении из армии домой. Шкурники выдвигали в своих заявлениях всевозможные [36об] причины: то прихирится больным, то семья большая, то недавно женился, то покос подкосил, да сено не убрал и т.п. Ну, одним словом – кто только что мог придумать для того, чтобы освободиться.

Получился отсев около 10%, который и был выброшен из рядов Армии.

На собрании приняли участие товарищи, прибывшие из г. Екатеринбурга, которые сделали сообщение о расстреле Романовых. Боевой дух был поднят среди отряда, и через несколько дней отряд был переброшен на Лысьвенский фронт. Полторы тысячи бойцов. Давших честное слово беззаветно сражаться за Советскую власть, двинулись пешим порядком по узким горным, лесным дорогам Урала. Некоторое расстояние передвигались по реке Чусовой на лодках и катерах.

По прибытии в Лысьвенский завод разместились по частным квартирам.

С первых же дней пошла боевая подготовка. [37] Практиковались внезапные тревоги, проводились строевые занятия, раз"яснялись цели и задачи в бою и т.п. Между тем сведения о приближении противника стали поступать чаще и чаще. Белогвардейские войска, заняв Уткинский завод, готовились нанести удар нашему отряду с тем, чтобы разбить отряд и двигаться дальше к Перми. В противовес боевым задачам противника наш отряд взял себе боевую задачу – вперёд напасть и разбить белогвардейские банды, находящиеся в Уткинском заводе.

В первой половине сентября (числа не помню) в осуществление боевой задачи отряд двинулся в наступление. Невдалеке от Уткинского завода отряд остановился в заводе Шайтанка, где только что расположившись, подвергся внезаному обстрелу из ручных пулемётов разведки противника. Обстрел продолжался несколько минут. После чего разведка скрылась.

Переночевав в Шайтанке, [37об] отряд двинулся дальше. Население з. Шайтанки, состоящее в большей части из староверов, враждебно относилось к красным войскам и вместо содействия им в бою выставляло свои сторожевые посты в помощь противнику, сообщив, безусловно, заранее о численности и вооружении нашего отряда.

Будучи уведомлён через шпионаж о направлении нашего движения, противник выставил километрах в 2-х от завода сильную сторожевую охрану, которая, замаскировавшись в кустах, ожидала встречу. Недопустив шагов на 100, застава открыла по нам ружейный и пулемётный огонь. Завязалась перестрелка, в результате чего застава была сбита, и наш отряд повёл наступление на У-Завод.

Противник упорно оборонялся, отбивая наступление. Только после 12-часового боя к вечеру противник был выбит из У. Завода. Укрепившись на новой позиции, н/отряд [38] переночевал тут, ожидая с часу на час нападения со стороны противника.

На другой день около 12 час дня мы были охвачены в кольцо с трёх сторон и прижаты к реке Утке 6-тысячной армией белых.

Завязался бой. Поднялась стрельба с фронта и с тыла и изнутри села. Не было никакой пощады и возможности определить фронт и главные силы противника. Противник, определив заранее успех в победе, вооружил кулачество У-Завода и подготовил к действии во время боя. В результате мы были вынуждены отступать вплавь и бродом через реку Утку, оставив часть пулемётов и военного снаряжения.

К вечеру под преследованием противника мы перебрались опять же бродом через реку Утку и ночью все мокрые, добравшись до з. Шайтанки, выставив посты и заставы, просушивали одежду в квартирах по-переменно. [38об]

К утру вырыли окопы "с-колена" вокруг Шайтанки и ожидали нового нападения со стороны противника.

Опять около 12 часов дня противник повёл отчаянное наступление. Будучи потрёпанными в первых боях в У-Заводе, потеряв значительную часть бойцов, оставшись почти без пулемётов, не получив ни откуда подкрепления, под натиском белых мы были опять обращены в беспорядочное отступление, путь которого был почти отрезан, за исключением лишь одного узкого моста через реку в Шайтанском заводе. Огонь противника был сосредоточен особенно на этот мост, где погибло и искалечено много наших бойцов. Сам командир отряда тов. Шаронов получил контузие от снаряда в этом бою и его вывели под руки. Меня стоптала на мосту конная разведка, откуда я еле уполз в ближайший огород и между гряд пролежал в картофельнике до вечера.

Собравшись с силами, вечером я дополз до опушки леса и пошёл вслед за своими.

По дороге я стал догонять наших товарищей раненых. Некоторых из них вели под руки и несли на носилках.

К утру добрались до ж.дороги, где уже в вагонах стояли воинские части, прибывшие нам на подкрепление. Наш отряд был отправлен в тыл для переформирования и отдыха опять в з. Лысьву.

Разместились в казармах на берегу реки, которые уже были приспособлены для воинских частей. Отдых продолжался недолго, всего с неделю.

Однажды в ночное время у нас вспыхнула изнутри казарма, поднялся сильный треск, стук, крик – это рвались в огне патроны, и кричали охваченные пламенем красноармейцы, стремглав выскакивая в окна и двери. Поджёг был умышленный, зажжено было из канцелярии, где и был некоторый запас военных припасов и снаряжения. [39об]

Вскоре после этого события наш отряд влился в 1-й Крестьянский полк и отправлен на фронт под ст. Кын П.Ж.Д., где в течении полуторых месяцев мы стояли, неся исключительно караульную службу.

Исходя из стратегических соображений, противник все силы сосредоточивал в то время на Н-Тагильский фронт, в результате чего Н-Тагил был взят противником в первых числах Октября 1918 г.

После чего противник перебросил силы на Пермский фронт и в 20-х числах Ноября повёл сильное наступление. В первом же бою в деревне Крутой Лог часть наших войск была отрезана белыми и захвачена в плен.

12/ІІ-33 г. М. Панов [40]

ЦДООСО.Ф.41.Оп.2.Д.186.Л.35-40.

0_1ff44f_ece83992_orig copy
Tags: гражданская война, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments