Нетренированный военкоммунист (uncle_ho) wrote,
Нетренированный военкоммунист
uncle_ho

Category:

Воспоминания А.К. Рязанцева – ком.полка им. Пугачёва

Пензенский Окружной Военный Комиссар

28 мая 1929 г.

Материал к 10-ти летию освобождения Урала

Замдиректору Областного Музея револ. тов. КОКОВИНУ
Зам. Начштаба Приво отношением своим от 13-го мая №5/387 просил меня, как имеющего орден Красного знамени и другие боевые награды, написать свои воспоминания и с приложением фотографической карточки выслать Вам. Одновременно с высылкой материала считаю необходимым сообщить свою краткую биографию.

Родился я – РЯЗАНЦЕВ Алексей Карпович 20 мая 1888 года в бедной крестьянской семье. С 11 лет я работал по найму батраком, с 19 лет рабочий-плотник, с октября 1917 года по 8-е апреля 1918 года я участвовал в рядах Красной Гвардии, потом в Красной армии, в которой служу и до настоящего времени. В 3-х летнее пребывание на фронтах гражданской войны занимал различные командные должности от Комроты до Начдива, имею 3 ранения – член ВКП(б) – 1917 г., ныне Пензенский Окрвоенком.

ПРИЛОЖЕНИЕ: Материал на 5 полулистах и фотографическая карточка.

Рязанцев [64]


(Воспоминание из гражданской войны)

Живые участники помнят, когда Колчаковская Армия при поддержке Иностранного капитала подходила к Самаре. Это было в апреле-мае месяцах 1919 года. Для отражения Колчаковской армии на фронт были брошены лучшие части Красной армии, в том числе и 25-я Чепаевская дивизия, переброшенная с Уральского фронта. Она заняла боевой участок Северо-восточнее г. Бузулука в 45-ти клм. по реке Боровка. Полая вода задержала боевые действия на 11 суток.

В это время один из ея полков под №217 имени "Пугачёвский", которым я командовал, усиленно занялся подготовительной работой к предстоящим боевым действиям. Но находясь среди крестьянства и учитывая наступающие весенние полевые работы, красноармейцы во главе с Комполитсоставом сосредоточили своё внимание на оказании крестьянам помощи в засеве их полей, как людской, а равно и конской силой, за что крестьяне отплатили полку своим содействием в устройстве переправы (моста) через реку Боровку.

11-го мая в 14 часов полк получил боевой приказ, где предлагается с разсветом 12-го мая – полк должен занять село Карамзино, она же Александровка, что от места стоянки полка в восточном направлении в 45 километрах. Поставленная задача казалась бы невыполнимой, так как река Боровка имела быстрое течение, а ширина ея была 25-30 метров. Кроме того, короткий срок, даденный приказом на выполнение, далёкое разстояние до противника надежд на выполнение приказа – не давали.

В 15 часов 11-го мая было приступлено к постройке моста, в которой не мало важную роль сыграло население, лишь потому, что, как это сказано выше, красноармейцы во время стоянки зарекомендовали себя в глазах крестьянства с хорошей стороны. При совместной дружной работе мост через Боровку был сделан к 22-м часам, через который и началась переправа полка. [65]

К утренней заре полк достиг пос. Александровского, что от Карамзино в 7 километрах, где и остановился отдохнуть. Во время стоянки полком были захвачены раз"езды противника, от которых было выяснено, что в с. Карамзино стоит Штаб Корпуса с интенданством, Корпусная Артиллерия, 2 пехотных полка и много людского пополнения. Кроме того, сообщили, что противник имеет хорошо укреплённую позицию: окопы, проволочное заграждение.

Выяснив о силах противника, превосходящего полк в 4-5 раз, как живой силой, а также и техников, "но трус в карты не играет".

Наметив план действий, полк переходит в решительное наступление, не имея надежд на поддержку, в силу того, что слева частей ближе 100 километр не было, а справа части остались за 50 килом., да ещё и за водой (р. Боровка). При переходе в наступление полком прежде всего был открыт артиллерийский огонь, т.е. взята в кольце артиллерия противника с целью недопуска к ней прислуги. Дальше огонь был сосредоточен по селу с целью создать панику среди пехоты, обоза и штабов, и 2 орудия били по выставленным противником полевым караулам в окопах. Ураганный огонь навёл на противника панику, в большой мере на оффицерство, которое стало бежать во все стороны. В это время полк перешёл в атаку. Командование противника, видя паническое настроение в частях, стало принимать меры к сколачиванию боевых единиц с целью отражения нападавших Пугачёвцев, но славные Пугачёвцы были тверды и не поколебимы.

После часового боя противник был окончательно деморализован и стал в беспорядке отступать панически во все стороны. Но действующая ф это время на левом фланге Кавалерия 217 полка с задачей флангового и тылового обхода заставила отступающие части противника сдаваться в плен Пугачёвцам целыми ротами с оружием в руках. В этом бою, а он играл решающую роль в прорыве Колчаковского фронта, пол захватил около 1500 пленных, около 1000 подвод обоза, 2 оружия, 13 пулемётов и много винтовок, патрон и снаряжения. [66]

После такого удара Колчаковская Армия покатилась по наклонной лесенке до Уфы, не принимая серьёзных боёв.

За этот бой Комполка награждён золотыми часами от В.Ц.И.К. с надписью "Честному воину Р.К.К.А. – Комполка 217 – РЯЗАНЦЕВУ А.К. от В.Ц.И.К."

ПЕРЕПРАВА ЧЕРЕЗ р. БЕЛУЮ и ЗАНЯТИЕ г. УФЫ

7-8 Июня 1919 года части 25-й Чепаевской дивизии достигли реки Белой г. Уфы. Попытки 75-й бригады взять Уфу, как говорят по военному, в лоб успеха не имели, так как судоходная река Белая этому являлась препятствием. 8-го июня 217 полк занял местечко Красный Яр, что севернее г. Уфы в 30 километр, имея задачей устроить переправу для частей Красной армии через р. Белую. В 2-х часовой срок переправа была готова, т.е. полк захватил у противника 2 парохода.

На донесение Комполка о готвности переправы Начдив ЧАПАЕВ накладывает ругательскую резолюцию, говоря, что "теперь шутить не время". Он не мог поверить, что переправа готова, по одному тому, что в полку имелось всего 5 топоров и несколько лопат, а через судоходную реку переправу с таким инструментом устроить, конечно, было невозможно.

Вторично ему было доложено о готовности переправы по телефону. Он, ЧЕПАЕВ, этому также не поверил и по прежнему стал ругаться. К телефону подошёл тов. ФРУНЗЕ, задаёт вопрос: "Тов. РЯЗАНЦЕВ, скажите, какая у Вас переправа". Мне пришлось ответить приглашением их для ея осмотра.

Спустя час времени, ФРУНЗЕ и ЧЕПАЕВ прибыли в м. Красный Яр, где и убедились в готовности переправы. Тов. ФРУНЗЕ в нашем присутствии на пароходе отдал приказ приступить к переправе в 22 часа через реку Белую. К этому времени части уже были подтянуты.

1-е начали переправу 217 и 222 полки. Как только переправились, вышли из лесу и сейчас же наткнулись на укреплённого окопами и проволочным заграждением противника, которого при поддержке нашего артиллерийского огня удалось выбить. Полки двигались вперёд, переправа продолжалась без боя. Пришлось пройти около 20 километр, после [67] чего завязался бой, в котором и был кантужен покойный тов. ФРУНЗЕ. В это же время был ранен в голову тов. ЧЕПАЕВ, который руководил переправой частей через р. Белую.

217-й полк после ряда атак израсходовал все боеприпасы. До г. Уфы осталось 8 километр. По железнодорожной линии курсируют бронепоезда противника, он же приступил к эвакуации имущества из г. Уфы. Полк движение не приостанавливает. Для прикрытия отхода противник выслал свои оффицерские отряды, которые залегли во рже и внезапной атакой хотели нанести последний сокрушительный удар 217 полку. Но Пугачёвцы отнюдь не дрогнули, а перешли в контратаку на противника. Биться Пугачёвцам пришлось кто чем мог. Патрон не было, штыков на винтовках тоже, в силу чего Пугачёвцам пришлось, как это не странно, драться комьями земли. Атака продолжалась недолго, пртивник был разбит. Полком было захвачено у противника заготовленные им боеприпасы, как то: патроны, пулемёты, которые дал возможность 217 полку занять г. Уфу с восточной стоны.

Бывший Комполка 217-го имени Пугачёва

Пензенский Окружной Военный
Комиссар А. Рязанцев [68]

ВДОЛЬ УРАЛА ПО БУХАРСКИМ СТЕПЯМ

6 марта 1919 года комибриг 73 25-1 Чепаевской дивизии приказом своим на должность Комполка 217 имени Пугачёва назначил Рязанцева А.К., на какового этим же приказом возложил боевую задачу: 8 марта занять аулы Курман-Тобе, Джама-Хали Тобе, после чего ударить с тыла на форпост Чеганский, что в 32 верстах южнее г. Уральска, т.е. на хорошо укреплённаго противника.

Комсостав, обсудив боевую задачу, в 2 часа 7 марта приступил к ея выполнению. Движению полка до Х. Менового двора препятствий не было, а дальше он столкнулся с фактом бездорожья, т.е. от Х.Менового двора до аулов Курман-Тобе и Джамагали-Тобе на разстоянии 37 километров никакого следа не было, а зимнее поле покрыто снегом примерно на аршин. В оврагах глубина снега была до 10 аршин. Трудности, встретившиеся на пути, казались на первый взгляд не выполнимы, в силу труднаго движения для красноармейцев и обоза, для комсостава же в силу трудной ориентировки и безпокойства за правильный путь. В результате как то, так и другое было преодолено. Полк утром 8 марта достиг указанных приказом рубежей. Противник к этому времени приготовил для 217 полка встречу, т.е. сосредоточил свои части в этих рубежах. При подходе полка начались боевые схватки. После ряда атак левый фланг 217 полка дрогнул и стал отходить. Противник, видя, что части полка отступают, пустил кавалерию для преследования.

Видя грозящую опасность, Комполка 217 стал принимать меры, дабы выйти из создавшагося положения, а меры по военному одни – НАЧАЛЬНИК ПОКАЖИ ЛИЧНЫМ ПРИМЕРОМ ПОДЧИНЁННОМУ. Комполка, не подозревая, что противник в недалеке имеет засаду, стал сигналами отдавать распоряжения приостановить отступления левому флангу полка, одновременно не обращая внимания на свою гибель. Части полка продолжают отступать. Вдруг со стороны противника по направлению Комполка открывается пулемётный огонь, а затем кавалерийская атака. Разстояние 50 саженей. Комполка бросился в седло с целью ускакать от противника, но этого не удалось: пулемётный огонь подкосил верховую лошадь под командиром полка. Противник [69] близится. Комполка бросается с дороги в сторону по направлению отступающаго леваго фланга. В этот момент казаки были от Комполка 2-3 сажени, кричат: "Сдавайся – застрелим". Комполка решил принять крайние меры – подаёт условным знаком команду отступающей в недалеке роте, дабы последняя приостановила наступление и открыла залповый огонь. Комполка же в это время падает на снег. И что же, командир роты Попов этого выполнить не мог, выполнил это командир 1-го взвода тов. Иванов, который, видя явную гибель командира полка, подал команду: "Взвод, стой, кругом, по наступающему противнику, справа, взвод, пли-пли". После 2-3 залпов казаки были отбиты, Комполка от смерти спасён.

После этого полк перешёл в контр атаку, и противник из аулов был выбит, но не более, как через час, противник, получив подкрепление, переходит в контр атаку, усиливая артиллерийский огонь. Храбрые пугачёвцы кричат: "Ни шагу назад". Завязался штыковой бой, под командиром полка убивают вторую лошадь, самого ранят, в полку паническое настроение. Видя явное опасение части, Комполка из строя не выбывает и выдвигается на санях вперёд с криком ура. Атака продолжается, противник дрогнул, стал панически отступать.

Полк дружным натиском при общем наступлении красных войск с тыла занял Ф. Чеганский, где у противника полком было захвачено 7 орудий, 17 пулемётов, обозы, боеприпасы и военное имущество вообще.

За этот бой Комполка награждён орденом Краснаго Знамени.

РЯЗАНЦЕВ
Бывший Комполка 217 имени Пугачёва, ныне Пензенский окрвоенком [69об]

ЦДООСО.Ф.41.Оп.2.Д.186.Л.64-69об.


На известном снимке т. Рязанцев А.К. сидит во втором ряду первым слева
Командно-политический состав 25-й дивизии

На снимке пятеро прилегли, одиннадцать человек сидят, остальные разместились сзади них. Внизу, в первом ряду, слева направо, мы видим комиссара штаба дивизии Ивана Васильевича Чакина, помощника комиссара дивизии Ивана Автономовича Крайнюкова, инструктора штаба дивизии, личного порученца начдива Петра Семеновича Исаева, инструктора для поручений штаба дивизии Семена Федоровича Садчикова командира 74-го кавалерийского дивизиона Степана Васильевича Митяева. Во втором ряду сидят командир 217-го Пугачевского полка Алексей Карпович Рязанцев командир 218-го Разинского полка Степан Яковлевич Михайлов, комиссар 73-й бригады Александр Николаевич Маслов, командир той же бригады Иван Семенович Кутяков, военно-политический комиссар дивизии Дмитрий Андреевич Фурманов, В. И. Чапаев, командир 75-й бригады Федор Константинович Потапов, командир 74-й бригады Федор Андреевич Зубарев, комиссар той же бригады Василий Александрович Пестов, командир 220-го Иваново-Вознесенского полка Гавриил Афанасьевич Горбачев, комиссар того же полка Ефим Яковлевич Капустянский. За ними (в третьем ряду) стоят комиссар 217-го Пугачевского полка Дмитрий Архипович Михайлов, комиссар 218-го Разинского полка Андрей Иванович Мазурин, командир 73-го легкоартиллерийского дивизиона Константин Степанович Ранецкий, комиссар того же артдивизиона Федор Фомичев, начальник штаба дивизии Иван Михайлович Снежков, комиссар батальона связи при штабе дивизии Яков Трофимович Матвеев, начальник штаба 75-й бригады Франц Рихардович Лей (немец-интернационалист), командир батальона 222-го Интернационального полка Людвиг Людвигович Немет (венгр-интернационалист), комиссар 74-й бригады Петр Яковлевич Брауцей, комиссар 221-го Сызранского полка Дмитрий Алексеевич Уваровский, инструктор для поручений штаба дивизии Василий Яковлевич Графов. В четвертом ряду — командир 219-го Домашкинского полка Сергей Васильевич Сокол, помощник комиссара того же полка Рувим Дмитриевич Галесник, помощник командира 218-го Разинского полка Иван Константинович Бубенец, командир 74-го легкоартиллерийского дивизиона Николай Михайлович Хлебников, командир батальона 218-го Разинского полка Василий Аркадьевич Киндюхин, командир 25-го кавалерийского дивизиона Пантелей Алексеевич Суров, комиссар 74-го артдивизиона Павел Иванович Петренко, помощник командира 225-го полка, комендант Уфы Александр Афанасьевич Ефремов, помощник начальника штаба 73-й бригады Игнатий Сергеевич Мельников, помощник комиссара 222-го Интернационального полка Матвей Михайлович Ледковский, командир 221-го Сызранского полка Петр Яковлевич Лазда, командир 222-го Интернационального полка Сергей Емельянович Мальцев, комиссар того же полка Иштван Ротт (венгр-интернационалист), комендант штаба дивизии Золтан Приходо (венгр-интернационалист)
https://www.litmir.me/br/?b=555682&p=69
Tags: гражданская война, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment