Нетренированный военкоммунист (uncle_ho) wrote,
Нетренированный военкоммунист
uncle_ho

Category:

Впечатления тов. Е.А. Елизарьева от фильма "Чапаев"

О КИНОФИЛЬМЕ "ЧАПАЕВ"

Волнуясь за себя, я шёл 30/XI на просмотр кинофильма "Чапаев", ведь то, что я увижу на экране, было мною в действительности пережито 15 лет тому назад в Уральских степях под Уфою.

Весь 1919 год я повёл в боях на передовых позициях вместе с Чапаевскими полками, громя Колчака, его отборные части и отборные добровольческие части армия ген. Белова.

Волнение моё было ненапрасным, просматривая картину, я действительно волновался и не мог спокойно сидеть и наблюдать за ходом событий, особенно там, где "Чапаев" со всей силой проявлял себя "ярым анархистом", будучи сам коммунистом, где он со злобою относится к действиям комиссара Фурманова.

Мне, бывшему комиссару 210, а впоследствии 216 отдельн.стр.пех. полка им. т. Ленина, входившего в бригаду тов. Плясунова и в состав дивизии Чапаева, памятны хорошо поступки командира этой дивизии и бригады.

Мой командир полка тов. Пацык был анархист, ад"ютант его тов. Орловский возглавлял анархическую организацию в полку.

Все командиры до отделенного командира включительно, а частично рядовые бойцы были анархисты.

Эта воинская часть формировалась в тылу у Колчака в Челябинской области из молодёжи – крестьян-украинцев, была хорошо обучена. Этой части колчаковцы присвоили национальное название – курень им. Шевченко. Все надежды колчаковских генералов были на стойкость этой воинской части. И в [26] момент, когда Туркестанская армия в составе 24-й железной и 25-й Чапаевской и 31-й дивизии пошла в наступление от Бугуруслана, когда создалась угроза прорыву Уфимского колчаковского фронта, эта воинская часть была брошена на фронт.

Но просчитались колчаковские генералы, в этой воинской части и в соседних с нею частях, составлявших 6-Уральский корпус у Колчака, была сильно развита подпольная работа Челябинской партийной организации во главе с тов. Лобковым-Зальманом, эта подпольная работа оставила глубокий след в курень им. Шевченко. Пo прибытии на Самарский фронт, на участок Кинель с. Абдулино, Украинский полк им. Шевченко восстал против своего командования, перебив своих офицеров, и перешёл на сторону красных, обезоружив два полка Колчака (46-й и 47-й пех. полки).

В первый же день перехода к красным курень им. Шевченко избрал командиром т. Степана Пацык, а последний назначил ад"ютантом полкa Орловского, помощником своим Макса Мapтюнюка, командирами батальонв и рот Колчуна, Колосюка, Короля, Лебединского и др. Полк тут же пошёл в бой против каплелевских частей, умножил победу 24 и 25 дивизии Туркармии над Колчаком.

По распоряжению М.В. Фрунзе Укаинскому полку им. Шевченко было присвоено название: "210-й Стрелковый полк им. тов. Ленина". Полк был переброшен за Самару на Уральский фронт против восставшего Уральского казачества, не желающих Советской власти. Генералы Белов, Галкин, Бороздин и др. нашли себе почву [27] для формирования там отборных добровольческих частей против большевиков. Самаре, где находится штаб Южного Фронта во главе с М.В.Фрунзе, угрожала опасность.

Начав поход от Самары 210 им. т. Ленина полк победоносно, громя белые части казаков, дошёл до Уральска, освободил осаждённые казаками красноармейские части и оттуда, повернув на Оренбург, освободил от белых банд окружающую его станицу и посёлки. В борьбе с восставшими против Советской власти казаками нашему полку помогало крестьянство из русских, вечно батрачившее у казаков и эксплоатируемое ими по царскому указу. Беднота, батрачество пополняли наши воинские части, вступая в них добровольцами.

В Оренбурге наш полк приветствовал командующий 1-й армией тов. Зиновьев, после недельного отдыха полк двинулся в новый доход на Илецк и Актюбинск.

Особенно памятен бой 27-го августа за удержание п. Вознесенский. Части 1-й армии находились на левом фланге нашего 210 им. Ленина полка.

Т. Смирнов С., вспоминая этот бой, описывает его так:

Август 1919 года. Туркфронт.

"Во второй половине дня темп наступления начал ослабевать. По количеству участвовавших в бою пулемётов и орудий чувствовалось, что силы противника нарастают. Командир 16 Кавполка уже доносил, что выйдя на высоты за ручьём южнее посёлка Вознесенского, он дальше продвинуться не может: до всем данным к спешенной коннице противника подошла пехота и прочно заняла следующий рубеж. Видны [28] были на горизонте выраставшие повсюду бугорки окопов для стрельбы лёжа.

15 полк ещё продвигался вперед, занял посёлок Вознесенский, но через 1½-2 км. также начал залегать. Кое-где продвигались вперёд только одиночные бойцы и небольшие группы.

Приданный бригаде 9 кавполк, очень слабенького состава (100-120 сабель), двигался за левым флангом 15 кавполка, имея задачей обеспечить бригаду слева и в то же время являясь как бы последним резервом Комбрига.

На бугре за посёлком Вознесенским расположился командный пункт командира бригады. С тыла он был виден издали по развевавшемуся на обратном скате большому яркокрасному флагу.

Стоявшая неподалеку в лощинке батарея вела редкий огонь по цепям противника и по его группам, укрывавшимся за казакскими кибитками и за скирдами убранного хлеба, после удачных попаданий в некоторые скирды из-за них кар"ером выскакивали конные и быстро скрывались за другими укрытиями, вызывая вспышки огня наших пулемётчиков.

На бугре расположились комбриг с комиссаром и командир батареи Круцкий. Все они лежали рядом один с другим и внимательно наблюдали за противником. В яме, где крестьяне брали в прошлом песок, у единственного на компункте представителя техники – телефонного аппарата, связывающего командира батареи с огневой позицией, копошились два телефониста-красноармейца. Со связью у них что-то плохо ладилось. [29]

За бугром у лошадей стояли 5-6 ординарцев и коноводы. Около них, лёжа на животе, прикомандированный к комбригу командир взвода сосредоточенно писал донесение об истекающем дне боя, отправлять которое предстояло вёрст за 30 в ближайший штаб 49 стрелковой дивизии для последующей передачи в штаб группы в Оренбург.

Ординарцы поглядывали на командира, как бы стараясь угадать, кому из них предстоит сегодня вечер и ночь провести без отдыха на коне, скакать с донесением и своевременно его доставить, чтобы обеспечить нужную бригаду поддержке патронами. Они знали, что у бойцов патроны на исходе.

– Ишь, черти, упёрлись, – говорит комбриг, – если нажмут, сейчас, то трудно будет удержаться. Придётся ночевать в поле. Растеряется в темноте народ, а отходить до Харьковского далеко (около 25 км.), да и перелом в его пользу будет, а мы ведь не отступали ни разу за последние пару месяцев.

-Да, факт, к вечеру нажмут, заберут Вознесенский и обеспечат себе и отдых ни ночь. Вон против 16 уже начинают пере[стреливаться], – отвечает Комбригу комиссар Яценко.

– Проскачем, Васильич, по полкам, ты в пятнадцатый, а я в шестнадцатый, посмотрим на месте, как там дела и настроения. Надо, что-то решать. А ты, Круцкий, сиди здесь и в случае чего гони за нами. Давай-ка быстро.

Через пару минут комбриг и комиссар поскакали в разные стороны. Видно было, как комиссар скоро спешился и, передав в лощинке лошадь коноводу, побежал, пригибаясь [30] по скату к лежащим группам бойцов.

Комбриг доскакал до скирды и, оставаясь в седле, подозвал к себе командира 16-го полка Зарубу.

– Ну, как, пойдём вперёд?

– Куда там вперёд. Надо здесь удержаться. Нажимают. Отдавать Вознесенку не хотим. Среди бойцов уже идут разговоры: надо бы стукнуть их раньше, чем они нас успеют, да вот с патронами плохо.

Заруба смотрит мрачно и говорит нехотя.

Спешившись и выйдя вперёд, комбриг своей белой рубашкой и биноклем раздразнил противника. В воздухе запели пули. Шагах в двухстах разорвалась группа шрапнелей. Комбриг, поговорив ещё с некоторыми командирами и бойцами, вернулся за скирду и, забрав с собой командира полка, галопом поскакал обратно.

К моменту его возвращения на бугор там уже был Яценко.

Ещё на ходу комбриг приказал двум коноводам скакать за командирами 9 и 15 полков.

Скоро у бугра собрались все командиры полков, комбриг с комиссаром и два командира батарей. По единодушному мнению всех собравшихся к противнику подошла пехота и с минуты на минуту надо ждать его перехода в наступление, об этом говорили и усилившийся огонь и там и тут начавшиеся перебежки. В перспективе намечались отход и […] неизвестностью на следующий день.

Выслушав ещё раз на-коротке командиров, комбриг [31] задумался, но как-то судорожно встряхнувшись, твёрдо начал приказывать.

– Наступление наше захлебнулось. Надо зубами уцепиться за Вознесенку и держаться до завтра. Завтра должен подойти 210 Ленинский стрелковый полк.

Для удержания Вознесенки 15 и 16 полкам ровно минута в минуту в 7 часов, одновременно перейти в неожиданную атаку. 16-му полку атаковать на кибитки, 15 – на ту дальнюю группу скирд, 9 – оставаться в резерве, батареям перед атакой вести огонь по указаниям командиров: Круцкому – 16, Филонову – 15. Гнать противника до аула севернее Мартука. В темноте отойти к Вознесенке.

– В случае неудачи отходить: 16 полку на Яйсан, 15 – на Харьковский.

Чем крепче и неожиданнее будет атака, тем вернее успех и ночлег в Вознесенке.

– Я буду атаковать с 16-м полком, Яценко – с 15. Всё. По полкам."

Атака состоялась. Она была неожиданной, как гром и зверски стремительной.

Полки ночевали в посёлке Вознесенском. На другой день подошёл 210 Ленинский, снова был бой. Трофеи (800 пленных, 3 орудия, 10 пулемётов) были из 10 колчаковской стрелковой дивизии и нескольких казачьих конных полков. [32]

В этом горячем, зверски стремительном бою 210 отд. стр. им. Ленина полк потерял любимого своего командира Степана Пацык. Никто не отдавал распоряжения броситься в атаку, у всех на глазах была смерть любимого командира тов. Пацык. Он сделал величайшую непростительную ошибку, стоющую жизни.

События боя развёртывались с утра, отборные части ген. Белова, Егерские полки и пластуны-казаки наступали на посёлок Вознесенский с полной уверенностью в победе. Бой, изображённый в кинофильме яркий образец боя под посёлком Вознесенским. Егерские полки из добровольцев – сынков буржуазии и кулаков, с барабанным боем шли на рассвете в атаку и залегли против нашей цепи в 200 шагах.

Наша батарея, допустив один батальон к нашей цепи, усиленно била орудийным огнём по сопке и не дала возможности подхода к первой цепи подкреплениям белых.

Около полудня – часа в два дня, белые казаки-пластуны бросились с флангов в атаку на пос. Вознесенский, намереваясь сбить нас с флангов. Навстречу им понеслась наша конница в контратаку. Пластуны не выдержали и помчались на утёк.

Фланги цепи Егерского пех. полка оголились, перевес боя был на нашей стороне. Один из взводных командиров-кавалеристов на коне под"ехал к цели белых, предложив им сдаться в плен. В ответ на предложение он был убит офицером.

Видя всё происходящее, мой командир полка тов. Степан Пацык не выдержал, вскочил на своего коня и в пылу страсти намеревался шашкой зарубить офицера, убившего взводного [33] командира. Офицер допустил до себя Пацыка и в упор из маузера убил его на глазах у всей цепи полка.

По цели пронёсся глухой стон и мощное Ура дополнило сюжет боя, наш полк пошёл в атаку, мстя Егерскому полку за смерть своего любимого командира полка Степана Пацык.

Атака была такой неожиданной и зверской.

Жители пос. Вознесенский хорошо помнят эту атаку. Ведь это им пришлось убирать трупы убитых.

Со смертью Степана Пацыка изменилось лицо командования полком. Орловский Вася уехал хоронить Степана Пацык в Оренбург с группой товарищей. В полк прибыл новый командир, с которым и пришлось мне закончить операции ликвидации корпуса ген. Галкина, живьём взяв в плен его в Актюбинске.

Соединившись с Туркестанскими частями Красной Армии и взяв десятки тысяч пленных в Актюбинске, наши части подверглись суровому испытанию, тифозное заражение частей белых проникло и в наши части, нас начал косить тиф.

Мёртвых возили на кладбище целыми грузовиками, об этом хорошо помнят жители г. Оренбурга.

Заболел и я, перенеся три тифа – сыпной, брющной и возвратный.

На этом я заканчиваю свой рассказ о боевых днях и боевых делах Чапаевской эпопеи на Уральском фронте. [34]

В настоящее время кинофильм "Чапаев" будирует во мне всё то, что улеглось давным давно и прошлое вновь встаёт передо мной.

Мой отец был революционером и царскими чиновниками, жандармерией убит в революцию 1905-07 гг.

Семья наша осталась сиротской, со мною было 4 брата, сестра и мать, жили мы в такой бедности, что эта бедность воспитывала во всех злобу и ненависть к капиталу, к местной буржуазии, кулачеству и их ярым приспешникам – чиновничеству и жандармерии.

Старая армия, куда я попал, как "кусок пушечного мяса" для защиты "родины", я был вовлечён в революционную работу против царя, генералов и родины буржуазии.

Служа в 1916 году в 419 Аткорском пех. Полку 45 корпуса 11 армии около мест. Радзивиллов, солдаты н/полка 5-й роты возмутившись поступком своего ротного командира – Трубчика, избившего палкой солдат своей роты за то, что они построились в поход без котелков, был на смерть убит. Я был в этом же полку и как сейчас помню, как полевой суд 45 корпуса приговорил к расстрелу за убитого поручика 10 человек. Этим решением суда была установлена норма для расстрела за каждого офицера 10 человек революционеров, норма, которая была перевыполнена нами в Февральскую и Октябрьскую революции и гражданскую войну.

Кинофильм "Чапаев" насыщен этой ненавистью к офицерству, к классовым врагам трудящихся.

Да. Мы в то время были безграмотны, некультурны, политически малограмотны и часто допускали грубые ошибки, [35] нередко носили [насилие?] к трудовому населению, но были тогда бойцами за светлое будущее класса пролетариев, поклявшись умереть, но не допустить победы буржуазии над пролетариатом.

В.И.Чапаев яркий образец героев того времени, он заслужил бессмертную славу и уважение у таких же, как он, пролетариев.

Ценность кинофильма в том, что наши пролетарские писатели и работники кинематографии нашли характерные черты периода вооружённой борьбы пролетариев у нас в Советском союзе и так удачно и полно показали эту борьбу, что и участнику этой борьбы не вредно просмотреть её и многое почерпнуть для дальнейшей борьбы с классовыми врагами.

Бывший военком 210 отд.им.т. Ленина стр. Полка
Елизарьев Евг. Андреевич. [36]

ЦДООСО.Ф.41.Оп.2.Д.200.Л.26-36.


ХАРАКТЕРИСТИКА

На тов. ЕЛИЗАРЬЕВА ЕВГЕНИЯ АНДРЕЕВИЧА добровольца-красногвардеца, Начальника КРАСНОЙ ГВАРДИИ г. ИРБИТА и Начальника КОММУНИСТИЧЕСКАГО отряда при ЧК по борьбе с контрреволюцией. Член ВКП(б) с 1917 года.

Тов. ЕЛИЗАРЬЕВ Евгений Андреевич, рабочий-наборщик типографии г. Ирбита, в январе 1918 года вступил добровольцем КРАСНОЙ ГВАРДИИ, был назначен Начальником Красной Гвардии и Начальником КОММУНИСТИЧЕСКАГО отряда при ЧК по борьбе с контрреволюцией.

Тов. ЕЛИЗАРЬЕВ был одним из первых активных членов местной партийной организации большевиков, участник 1-го С"езда Советов в Ирбитском уезде, руководитель Краснаго Союза Печатников, мобилизовавший рабочих типографии на защиту Октября и исключительно из них завербовавший 6 рабочих в члены Коммунистической партии и 2-х комсомольцев. Активно участвовал в национализации этой типографии и непосредственно руководил в ней до момента отступления из города.

Тов. ЕЛИЗАРЬЕВ один из активных участников борьбы с эссерами и меньшевиками, кадетами и буржуазией – торговцами и местными купцами. Участвовал в разоружении эсеровских отрядов, намеревавшихся вооружённым восстанием подавить большевиков в дни убийства МИРБАХА. В дни упорной борьбы с контрреволюцией вылавливал и арестовывал активных классовых врагов.

В Августе 1918 года, будучи на передовых позициях по розыску оторвавшегося отряда мадьяр – МЕВКУСА, ГАНСА вместе с тов. СТЕПАНОВЫМ был окружён белыми, но благодаря находчивости и смелости в плен не попал, убит не был и на лошади ускакал. Тов. Степанов был убит на территории белых. Его тело через семь суток пулемётчик разведчик отряда ЛЕМНЕВ СТЕПАН доставил в ИРБИТСКИЙ завод.

Тов. ЕЛИЗАРЬЕВ участник боёв под Ирбитским заводом, дер. ШМАКОВОЙ, с. ОСИНЦЕВСКИМ, дер. ЛЕБЁДКИНОЙ и др.

В сентябре 1918 года отряд влился в организовавшийся 1-й КАМЫШЛОВСКИЙ полк, и тов. ЕЛИЗАРЬЕВ был оставлен в этом полку при штабе, командиром котораго был тов. ЧЕРНЫХ, для особых поручений.

При отходе КАМЫШЛОВСКАГО полка из ИРБИТСКАГО завода через ЕГОРШИНО – АЛАПАЕВСК – Н-ТАГИЛ Елизарьев был начальником эшалона КАМЫШЛОВСКАГО полка.

Утром 19 сентября 1918 года на ст. Н-ТАГИЛ эшалон был обстрелян ожесточайшим орудийным огнём подошедших к Н-ТАГИЛУ колчаковских войск.

В этом неожиданном бою части Камышловскаго полка показали наивысшую боеспособность, прямо из вагонов двинулись в бой.

В этом бою Елизарьев был ранен в ногу осколком снаряда, но не смотря на ранение, не оставил позиции весь день и только к вечеру покинул полк, и был отправлен в Пермский Военный лазарет.

По выздоровлении с группой Уральских коммунистов был откомандирован в Оренбургский Губвоенкомат агитатором-инструктором по формированию рабочих полков. При отступлении из Оренбурга был зачислен в штат Туркармии, в Политотдел, где заведывал издательским отделом.

Работая в Политотделе Туркармии, во время перехода на сторону Красной Армии 4-х полков Колчака под Уфой был назначен лично тов. ФРУНЗЕ – Военкомом в бывший Курень у Колчака, а в Красной Армии 210 особый пехотный полк им. тов. ЛЕНИНА. С этим полком в ожесточённых боях с Уральскими казаками воевал весь 1919 год на передовых позициях. Наступали по направлению – САМАРА – УРАЛЬСК – ОРЕНБУРГ – ИЛЕЦКАЯ ЗАЩИТА – АКТЮБИНСК, до полнаго разгрома генерала Белова.

Под с. ВОЗНЕСЕНСКИМ был решительный бой с добровольческой частью ген. Белова (Егерский полк), в этом бою 210 полк потерял командира полка тов. ПАЦЫКА, тов. ЕЛИЗАРЬЕВ принял на себя командование полком, повёл полк в дальнейшее наступление. Совершил в следующий день переход в 80 кил., и опередив этим путь отступления частям генерала Белова, захватил в плен значительную часть каманднаго состава и тысячи рядовых солдат. [37]

В сентябре 1919 года заболел сыпняком, был отпущен в 2-х месячный отпуск. Из г. Оренбурга поехал в Ирбит, по дороге заболел брюшным тифом и больной приехал в Ирбит. Там же заболел возвратным тифом и по выздоровлении в связи с плохим состоянием здоровья был в марте 1920 года оставлен для работы в Ирбитской команде выздоравливающих Начальником этой команды.

В апреле 1920 года как делегат 9-го партс"езда был мобилизован для работы на транспорт, работал в Омске.

С этого времени работал на ответственной партийной. Советской и хозяйственной работе.

Сейчас тов. Елизарьев студент Урало-Казакстанской Промакадемии. Наград и подарков не имеет.

18/XII-33
Елизарьев [37об]

ЦДООСО.Ф.41.Оп.2.Д.200.Л.37-37об.

Tags: 1-й Камышловский полк, гражданская война, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment