Нетренированный военкоммунист (uncle_ho) wrote,
Нетренированный военкоммунист
uncle_ho

Category:

ВОСПОМИНАНИЕ тов. БОРЫШНИКОВА Василия Фёдоровича

Ещё одного участника побега из Верх-Исетской контрразведки

ИСТОРИЧЕСКИЙ МУЗЕЙ РЕВОЛЮЦИИ.

г. Свердловск.

от участника подпольной организации во время Колчака в гор. Екатеринбурге БОРЫШНИКОВА Василия Фёдоровича.

ВОСПОМИНАНИЕ.

Приближается XIV-я годовщина Октябрьской Революции, заканчивающийся четырнадцатый год существования Советской власти, который знаменуется новыми достижениями и великими победами, как на экономическом фронте, также и на политическом. Пролетариат нашего Союза в этот исторический праздник будет подытоживать свои победы на всех своих пройденных фронтах, которые он одержал благодаря правильной политики нашей коммунистической партии. В этот исторический день своих торжеств рабочий класс совместно с колхозниками будет уже гордиться своими великими победами.

Наступающий 15-й год пролетариат нашего Союза еще раз покажет свой энтузиазм и геройство своими ударными рядами под руководством генеральной линии партии ВКП(б) и её вождя тов. Сталина. Сумеет завершить пятилетку в 1931 г. на всех участках нашего народного хозяйства и наметить дальнейшие вехи для международной пролетарской революции во всём мире.

В этот исторический день в 1917 году немало погибло великих героев за рабочее дело, которые шли, не считаясь со своей жизнью, чтобы осуществить дело пролетариата и его исторических задач. Также есть участники тех великих событий, которые снова сражаются на развёрнутом фронте с остатками последышей капитализма. Итак, вперёд, товарищи, к великим победам.

Затем, разрешите в данном письме, как участнику Октябрьских событий, поделиться своими воспоминаниями.

В то время я находился в Балтфлоте на минном загородителе "Свир"… Наше судно было небольшое, членов партизан в то время [1] было 13 человек из 120 человек команды корабля. Наша задача состояла в том, чтобы провести мероприятия центра Балтфлота, так как центр Балтфлот подчинялся Временному Правительству Керенского.

Когда было распоряжение стоящий флот в портах Финляндии перевести в город Кронштадт, в те дни, когда наше судно выходило почти последним из гор. Гельсинфорса, в Ленинграде был Октябрьский переворот. По прибытии в Кронштадт с нашего судна было взято больше 50 человек в отряды моряков, в который и был командирован я. Отряд Палкина. Мы направление держали на Урал. Задерживаясь по разным городам и организационным перестройкам, в мае месяце 18-го года мы были в Омске.

Вскоре после этого произошел переворот, при помощи наймитов чехов. Таким образом, я оказался в плену у белых. Чтобы не попасть в руки белым, я бежал в гор. Екатеринбург, где встретил тов. Попова, матроса, который мне посоветовал остаться в гор. Екатеринбург для подпольной работы. Сказал, что нам нужно развернуть работу коммунистов, для того, чтобы задержать фронт у Колчака, и сказал, что здесь есть много надёжных товарищей, с которыми можно кое-что сделать. Итак началась наша первоначальная работа в тылу у белых.

Наша организация имела систему пятерых. Я состоял в пятёрке, Попова, Черухина Александра, Глухих, Птухина и Борышникова. Попов состоял в пятёрке Антона Валек, через которого мы получали все указания. В моей лично пятёрке были следующие товарищи: тов. Милан Волжанин, сербско-королевский полк, служил Партин, 6-й батальон Гайды, Баркаленко, 4-й участок милиции Колчака, и Проскуряков Александр. Наша работа заключалась – вести агитацию против белых, особенно останавливались на ихних террорах, вели подготовку к восстанию. Тов. Бархаленко много выручил красноармейцев, которые сидели в Первушинской мельнице. Обречены на гибель через Партина. Достали оружие. Милан Волжанин давал [2] обещание, что в случае восстания, они со своим полком переедут на сторону восставших. Планы были большие, но, благодаря провалу и предательству Логинова, Антон Валек был арестован, затем Дукельский, Шепелев, Брод, Коковина и ряд других, которые были 6-го апреля 19 года казнены. При казни все были изуродованы, избиты плетьми. Антон Валек по кличке Яков перенёс больше 300-х плетей. После ихней расправы вскоре был арестован Попов А., Чирухин и я.

Когда меня привели в контр-разведку на Главной улице, тут я понял, что мы засыпались, так как Попова арестовали на несколько дней раньше, и даже я не мог знать, куда он девался. Приходят ко мне два агента и заявляют: "Тов. Борышников, вас просит тов. Попов", – так вежливо, что я и не подумал ни об чём, вышел на улицу. Как только вышел, на меня наставили два браунинга и приказали садиться на извозчика. Так произошёл арест.

Из контр-разведки меня направляют к коменданту следователю Ермохину в Верх-Исетский завод. Когда привели, я увидел Попова, который сидит на стуле согнувшийся, на которого было страшно глядеть, весь измученный. Посадили меня на стул, вдруг ко мне подходит белогвардеец с плетью и говорит: "Ну, друг свеженький, на допросе говори правду". Это было 9-го мая 19 г. Через несколько времени вызывают меня к Ермохину, перед которым лежал лист бумаги, и на бумаге пять кружков нарисовано, обозначало – пятёрка. Ермохин взял карандаш, спросил мою фамилию, я ответил, даёт распоряжение: "Дайте двадцать пять плетей". Заткнули рот кровавой тряпкой палачи и сорвали с меня брюки, и давай лупить. Когда кончилась первая расправа, Ермохин снова стал допрашивать и требовал, чтобы я говорил в порядке членов моей пятерки, и предубреждал: "В случае не будешь говорить, за каждого получишь 25 плетей", – что и мне пришлось перенести, т.е. в первый день мне было вложено 100 плетей, где я оказался без памяти и выброшен в корридор. Через несколько времени облили холодной водой, где я вошёл в память.[3]

На другой день снова меня подевергли допросу. Опять перенёс 75 плетей, сидели мы 6 человек в одной камере смертников [в] Верх-Исетской гаубвахте. Вскоре мы получили извещение, что Красная Армия наступает, у нас появилась бодрость, но сестра Черухина сообщает, что "вам скоро будет суд, нужно принимать какие-либо меры". Мы решили достать яд и отравить кипяток, из которого пьют чай часовые. Данную микстуру проделали на …

Из этого положения ничего не вышло. Мы снова решили перейти на другие действия. Сестра Черухина передает нам пять пилок, которыми мы приступили выпиливать решотки. Работа была трудная, так как у нас не было сил, но победа была за нами. Через четыре дня рядом с нами в одиночке сидел тов. Филатов А., который был обречён также на смерть. Мы задались целью спасти его. Задача была не лёгкая, но решение твёрдое. Как взять? Между камерами стояла печь, мы разобрали трубу, чтобы можно пролезть и Филатова оттуда перед побегом взяли. Прежде чем бежать, сделали расписание, кто первым и порядком очереди остальных. Я вылез первым, прямо улетел на голову, затем принял Попова и так пошла очередь. Гуськом все восемь человек направились через Верх-Исетский завод на Московский тракт с целью добраться до опушки леса. Побег совершён был 21-го июня 19 г. в 11 час. вечера. В тот момент, где нас заочно приговорили к смертной казни, и в которую ночь бежать нам пришлось. В эту ночь нас хотели расстрелять.

Итак, побег вышел удачный. Бежали все 8 челов., и Филатов в этом числе. Добравшись до опушки леса, простились, дали клятву друг другу бороться до победы рабочим классом над врагами революции. Когда последний, Попов, произносил слова, на Верхисетской каланче произошла тревога, и мы бросились все в разные стороны, кто куда решил. Бежали мы с тов. Филатовым и тов. Глухих. Бежали под Михайловский завод. И вспомнишь тот побег, как нам пришлось добраться до Михайловского завода, то это целый роман, потому что мы были [4] нагие, избитые, трудно похожие на людей и не было возможности выйти на дорогу или в населённый пункт за приобретением хлеба. Так приходилось питаться травой. Добравшись до Михайловского завода, тут пришлось остановиться и организовать партизанский отряд, который оперировал до прихода красных в тылу у Колчака, разбирали жел.дорогу, разрушали связь, захватили партизанским отрядом коменданта Михайловского завода с карательным отрядом в количестве 8 человек.

По приходе красных весь партизанский отряд влился добровольцами. Я особым отделом В.Ч.К. был назначен в секретный отдел Губ.Чрезв.Ком., затем переведён пом. ком. 185-го Б-на Войск Вохра, затем по распоряжению Пуро, как матрос взят во флот и назначен Врид-комиссаром 1-го Черноморского полка. После того, как полк был разбит Врангелем, был назначен пом.комиссара полка Кронштадтского 559-го, затем в 22 году демобилизован в Вятскую губернию, то есть на родину. Жил до 24-го года, в 24-м уехал на Урал, работал на Изумрудных копях в качестве забойщика, в 1929 году был выдвинут на колхозную работу. Проработал 1½ года, Ламенский РКП(б), как 25-ти тысячника выдвинул стажёром Директоров МТС. В настоящим момент работаю в Курганской МТС в качестве пом. директора.

Задача нелёгкая, для того, чтобы сделать реконструкцию с/хоз. и подвести под с/х. механическую базу, на основе которой выкорчевать корни капитализма в деревне и об"единить распыленное, раздробленное мелкое товарное хозяйство в крупное социалистическое хозяйство. Вот наша задача.

Дорогие товарищи. Вся моя жизнь сложена с 13 лет в тяжёлом труде, в жестокой схватке с вампирами трудящихся. В настоящий момент имею от роду 37 лет. Каждое место у меня болит, потеряно здоровье. Я бы просил Вас выдать мне удостоверение от Исторического музея революции как участнику подпольной организации. [5]

Затем прошу Вашего совета, каким образом приобрести документы партизана. Я писал не раз в Михайловский завод, чтобы мне выслали, но мне не ответили. Просил бы вас запросить партизанское Бюро Михайловского завода, почему они не отвечают, или все мы друзья Филатова уже погибли, так как я с 19 года я никаких известий не получал и не видел.

С коммунистическим приветом:

(БОРЫШНИКОВ).

Мой адрес: Курганская МТС. Уральской Области.

1/XI-31 г. [6]

ЦДООСО.Ф.41.Оп.2.Д.188.Л.1-6.

Tags: в колчаковских застенках, гражданская война, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments