Нетренированный военкоммунист (uncle_ho) wrote,
Нетренированный военкоммунист
uncle_ho

Tschapajews Tod

Воспоминания прошлаго

При наступлении Колчака в 1919 году я, Фролов, из"явил согласие пойти добровольцем. Под угрозой Колчака взятия города Казани, были выдвинуты для организации отрядов особаго назначения, т.е. активисты и партийцы, по возможности должны были взайти только добровольцы. С нашего уезда было дано задание набрать отряд в 300 чел., что было поручено тов. Галанину из гор. Мамадышь. Но такое количество добровольцев собрать не нашлось возможным, то постановили сделать выдвижение из более активных крестьян и рабочих, в каковой и я из"явил согласие добровольцем.

Отряд был сформирован, направлен в гор. Казань для формирования с прочими отрядами такого же назначения, где были сформированы роты и полк, и избран комсостав. Отряд был направлен под Уфу, где была сформирована дивизия имени Чепаева или просто так была прозвана Чепаевской девизией. Назначение нашей дивизии было дано очистить область Уральскаго казачьего войска и освободить гор. Уральск, т.к. гор. Уральск был блокирован казаками, а в Уральске какими то невероятными усилиями держались рабочие.



Дивизию нашу разбросили по линии железной дороги от ст. Кипень, Бузулук, Бугуруслан и т.д., и с линии железной дороги пошли фронтом в наступление. Постоянного фронта не было, а шли отдельными полками круглой цепью, охраняя в среди цепи обоз. Первое время встречались с небольшими казачьими раз"ездами, которые от нас отступали, и так продолжали до реки Урала. По станицам никого не встречали, кроме стариков и старух, которые не в состоянии были покинуть станицы из за дряхлости и которые ждали только смерти, как им говорено было, что большевики в живых не отпускают никого, а всех расстреливают. [105]



Так шли, оттесняя казаков, до реки Урала, где остановились выше города Уральска в ст. Январцевой, и где было сделано казаками нападение на нашу часть. Часть наша состояла из батальона или из трёх рот. Батальону было дано задание охранять стан. Январцеву. Две роты заняли станицу, а третья, в которой я находился, осталась охранять переправу через реку Урал (при сём прилагаю схему).

На рассвете казаки повели наступление на 8-ю, 7-ю роты, сняв команду связи и соединившись с нашей ротой телефоном, предупредив, чтоб не стреляли по своим. 8-ю роту сбили, которая отступила в станицу. Седьмая осталась и отстреливалась, а у восьмой казаки захватили пулемёты и два орудия. Нашь командир роты, увидя положение 8-й роты проигранным, решил поднять цепь и повернуть фронтом к неприятелю, т.к. 9-я рота осталась у казаков в тылу. В тот момент, когда подавал команду 9-й роте, рота расположилась по обрыву берега Урала, а противоположный берег был отлогий, и были кусты, где залегли казаки в количестве пяти человек. Разстояние было через реку не более 50 метров, т.е. казаки брали на мушку. И вот в тот момент, когда командиром роты было отдано распоряжение повернуть пулемёт в тыл казаков, в этот момент раздался из за реки залп из пяти винтовок, и двоих пулемётчиков №№1 и 2 свалились с тачанки раненные, один с простреленными ногами, у другого была перебита рука. Ротный командир тоже упал, пронизанный пулей на вылет в одно плечо и вылет во второе. Команду принял полуротный, та же участь постигла пом.роты, который упал раненный. Дальше команду принял взводный, который упал в окоп с разорванным животом пулями, а казаки 8-ю роту прогнали из станицы и обстреливают 7-ю. [105об]

9-я рота осталась без комсостава, т.е. принявший командование инструктор по оружию упал с разбитым виском пулей, т.е. кто только не покажет головы из окопа, то пуля казака была уж тут. Оставшиеся пулемётчики ползком отщали пулемёт в кусты и начали обстрел по казакам в тыл, что помогло казаков оглянутся и увидеть, что их бьют с тыла и фланга. Хотя с фронта они 8-ю роту и сбили, но благодаря нашего пулемёта, казаки стали отступать и, вскочив на коней, умчались, оставив после себя несколько человек убитыми. Также и с нашей стороны были потери. Например, наша рота лишилась почти всего нижнего комсостава, как ротнаго и полуротнаго, а также пришлось подобрать 30 чел. красноармейцев убитыми и 10 ранеными. Но хотя и понесли потери, но казаков прогнали и вернули обратно 8-й роты пулемёт и орудия.



После этого поражения, получив из девизии подкрепление, через неделю наш батальон был вызван в гор. Уральск, в штаб девизии, где было дано задание нашему полку сделать переправу через реку Урал и направится в степь в Бухарию на местечко "Кусьна". Отойдя несколько дневных переходов, начали сталкиватся с отрядами казаков, стали чаще схватыватся в боях. В одно прекрасное время казаки у нас отбили обоз со снарядами, потом с продовольствием, т.ч. порцию продовольствия стали сокращать. В конце концов, сократили до 0. Пришлось пользоватся рыбой и мясом, которое приобретали кто как может. Рыбу, например, ловили в озёрах и речках крючками и глушили бомбами, благо рыбы было довольно. Ну а мясо добывали у киргизов, стреляя коз и баранов. Казаки стали всё наглее и наглее. Боеприпасы были на исходе, пополнения не было.

В одно время устроились бивуаком на возвышенности [106] под кургана. По краям кургана расположилась цепь, в средине цепи обоз. На разсвете стали наступать казаки, окружили нас и в таком положении в степи в августе (стояли жары) держали двое суток без воды и хлеба. И вот в таком положении без воды и хлеба испытывали мучительную жажду. Кажись, полжизни бы отдал за один стакан воды. В конце вторых суток решили во что бы то не стало прорвать цепь и найти воды. Подтянулись и решились или умереть, или достать воды. И вот шаг за шагом, отбивая каждый шаг и поливая его кровью, и при этом экономя патроны, все двигались вперёд. С большими потерями и трудностями отбили один колодец. Установили поряд и очередь пользования водой, а также и не забыли оставить охрану, т.е. отстреливатся от казаков. Хотя и не так досыта, но всё-таки пришлось утолить жажду. На следующее утро подошло подкрепление, и заняли речку, где удовлетворили себя и обоз, т.е. лошадей и верблюдов.

И снова продолжаем путь вперёд. Получаем приказ из штаба девизии вернутся обратно на подкрепление прочих полков, т.к. некоторые полки казаки разбили вовсе, стали угрожать и штабу девизии. Штаб девизии держал направление вниз по реке Уралу, бивуаком развернулся при городе Лбищеве, а кругом штаба полки были некоторые сильно прорежены, т.к. подкрепления не было. Но командиры наши держались стойко, придавая дух бодрости бойцам.

В особенности любимец был командир девизии Чапаев. При появлении Чапаева все части, т.е. полки или роты приходили в такой эксказ, что для них не было ни каких преград. Кажись, всё можно сломить, огонь и воду, и умереть, так при них казалось пустяковым делом. Бывало, как заложит казачий фаэтон на паре лошадях да прокатит вдоль по фронту. [106об] Или ещё был командир кавалерийской части Забияка. Одного только слова Забияки боялись.

Жили все одной семьёй, не было разницы между командиром и бойцом. Или как в нашей роте был командир роты. Бывало, достанется на роту обмундирования двое или сапог и брюк. Хотя и ротный нашь сам ходит без брюк или сапог, но в первую очередь всегда удовлетворит красноармейца.

Бывали такие случаи, застигнет ночь, а снаряжение всё в обозе, а обоз отстанет. Спать на земле холодно, огня разложить нельзя, да и нечем, т.к. степь кругом, то соберёмся кучей человек пять или больше и ляжем, как свиньи, и таким образом один другого согреваем, меняясь позициями.



Но всему бывает, видно, конец. Так и наша доблестная девизия стала разсыпатся по швам, полк за полком стали из строя выбывать. А тут получилась такая картина – было сделано нападение на штаб девизии при городе Лбищеве. Всегда наши командиры были предусмотрительными, но тут что-то случилось не предусмотрительные. Накануне поражения т. Чепаев вёл себя как-то особенно, был весел и развязен, с бойцами острил и т.д., видно было, что какое у него было предчувствие. В тот же день вечером были взяты в плен несколько обозников, поехавших косить травы для лошадей. Вечером же была приведена казачка перебежщица, которая подтвердила, что казаки готовятся к нападению. Та вина ещё штабных, находясь в сфере боёв, у обозников оружие было не исправно, винтовки не чищены, валялись по тачанкам, даже были такие у некоторых, порастеряны затворы. Патроны тоже самое были не у каждаго и не были под руками. При штабе была школа инструкторов комсостава, так же и те не так были подготовлены к нападению, потому что надеялись на другие части, которые были кругом штаба. [107]

Только вот то, что не могу я указать число того происшествия, но только это было в конце августа. Ночью, т.е. перед утром, когда все спали, стали такать пулемёты и винтовки. Ближе и ближе стало стягиватся кольцо казаков, получилась паника, бойцы были раздетые, без оружия, не могли построится в боевой порядок, а кольцо сжалось вокруг городка Лбищева и осыпало свинцом по всем направлениям улиц.

Части не было возможности построить в боевой порядок, а стали отстреливатся кто как знает, безо всякаго боевого порядка. Чепаев везде сам носился по улицам, воодушевляя бойцов, но у бойцов дух пал, и началось отступление к реке, где некоторые бойцы бросались в реку и там старались спастись, но и тут их настигала смерть. Некоторые падали на берегу, не успев раздется, другие были убиты в реке. Некоторых постигла смерть уже совсем у цели, т.е. переплывших через реку. Казаками были поставлены пулемёты в низу города и верху, так что обстреливали реку перекрёстным огнём.

Чепаев поддерживал бодрость духа в бойцах до последней минуты, когда казаки были уже в городе и рубили по улицам. И Чепаев был ранен, но всё же, не смотря на раны, защищался, сам отстреливался из нагана. Когда выпустил последнюю обойму патронов и больше делать было нечего, то бросился в реку Урал, и где был или убит пулей или же потонул, ослабши от ран.

Гор. Лбищев был занят казаками и был трои суток во власти казаков, где много было порублено и порастрелено красных бойцов. Но через три дня подошли красные полки и освободили город Лбищев от казаков. При чём при отступлении казаки собрали всех раненых, заперли в двуз халупах и сожгли. Ну, им самим не поздоровилось, т.к. пленных ни одного не брали, а сразу рубили или расстреливали. Дальше сообщений дать не могу, т.к. был эвакуирован в Уральск, а из Уральска в Саратов в лазарет.

26/XI-28 г.
Фролов [107об]

ЦДООСО.Ф.41.Оп.2.Д.186.Л.105-107об.


Tags: гражданская война, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment