Нетренированный военкоммунист (uncle_ho) wrote,
Нетренированный военкоммунист
uncle_ho

Феофанов П.Г. В ДНИ БОРЬБЫ

В ДНИ БОРЬБЫ
Воспоминания участника гражданской войны.



Рухнул трон царя – в отставке временное правительство. Комитеты общественной безопасности свернулись – ВСЯ ВЛАСТЬ СОВЕТАМ.

Избранный совет рабочих депутатов приступил к исполнению своих обязанностей. Совет заполнен рабочими, раскрывающими все обиды, нанесённые старыми правителями Сысерти.

Разбитое за время империалистической войны хозяйство требует не мало внимания и энергии. Общими силами при поддержке рабочих снова были восстановлены и пущены цеха, задымились заводские трубы, загудел всем знакомый гудок.

Весна… радостно у всех на душе… родные и знакомые идут с германского фронта, иные вернулись из плена. Забывается прошлое, после долгих мучений и вдруг – власть наша, войны нет, заводы идут. Всё быстро сменилось и кажется сном.

Разбитые октябрьской революцией заводчики, торговцы и царские чиновники не могли примириться с революцией. Царские генералы, группируя около себя отбросы октябрьской революции, в глухих лесах и далёких степях ещё молодой не окрепшей новой советской России – готовили удар.

Далеко за Челябинском, в степях появились отряды генерала Дутова, обеспокоились сысертцы – прервалась их мирная жизнь.

В Екатеринбурге организовались первые рабочие отряды против Дутова – Сысерть не отстала.

Многолюдный митинг на Красной Степи, несмотря на упорство бывших фронтовиков, подстрекаемых меньшевиками и эсерами не ходить на фронт – постановил: немедленно отправить отряд на Дутовский фронт для защиты молодой советской власти.

Более передовая – сознательная часть рабочих во главе с партийцами пошла добровольно, лучшая часть, более испытанные товарищи были выделены в Свердловск (тогда Екатеринбург) и назначены для встречи и охраны прибывающего быв.царя Николая ІІ.

Восстания белогвардейцев в Саратове, Невьянске, Сибири и выступление пленных чехословаков против советской власти значительно подняло дух всех обиженных советской властью.

Фронт белогвардейцев расширился значительно территориально – много пало отважных советских работников в местностях, занимаемых [белыми].

Сысерть изменила свое спокойствие и с приближением фронта превратилась в военную базу.

Всё новые и новые отряды, сливки рабочего класса отправляет Сысерть, проходят подкрепления и с других заводов, прошла первая советская Болотовская батарея. Совет на ногах, председатель совета Беломоин без устали дежурит в Совете, давая необходимые распоряжения по расквартированию и снабжению проходящих частей. Военный комиссар Медведев организует и отправляет новые отряды-подкрепления. Секретарь Волкома РКП сам пошёл с отрядом, это было вызвано тем, что отряд был пожилого возраста и шёл неохотно.

Настроение на фронте было не из важных, все понимали, что враг был силён количественно и технически, держались же на фронте благодаря энтузиазму рабочих. В Сысерти можно было определить нервность населения, говорящую о неизбежном отступлении – о предстоящей грозе – неминуемых битвах.

ІІ. Отступление.

Ликовала сысертская буржуазия, выглядывая из за штор, наблюдая за необычно бегающими советскими, партийными и общественными работниками. Организации [54] готовились к отступлению – враг в 24 верстах. Держаться на позиции было бессмысленно, так как на правом фланге, в группе тов. Зонберг на участке Полевского завода фронт был прорван, и Сысерти угрожал обход белогвардейцами по нескольким направлениям.

Точно подсчитав наличие перевозочных средств, Совет решил, что имеющийся заводский динамит и до 2.000 испорченных ружей вывозить по пути отступления было нецелесообразно, и кроме того, не чем, а потому было решено похоронить на дне заводского пруда. Не представляло большого труда утопить ружья, в 12 часов ночи гружёные ружьями подводы приезжали на плотину и прямо в воду на глубину 2 сажен сваливали оружие. Другое дело динамит – решено было, прежде всего, утопить его дальше от берега с расчётом, чтобы не могли воспользоваться белогвардейцы. Несколько гружёных динамитом лодок отправились в путь и примерно на середине пруда решили отделаться от навязчивого товара. Но какое же удивление было всех, когда первый выкинутый в воду ящик как будто бы на первое время скрылся из глаз, затем вновь вынырнул и, плавно качаясь, поплыл по волнам. Все попытки утопить динамит не привели к желанной цели. Устроив внеочередное чрезвычайное "на водах" совещание, участники покушения на динамит вынесли новый приговор "покончить с злополучным динамитом путем закопания в одну из ближайших не работающих шахт", и это им удалось с большим успехом.

Тов. Печерских по поручению Совета прятал в лесу небольшой запас разного огнестрельного оружия, на случай могущего быть восстания части сысертских рабочих, которые не предполагали отступать.

Заводские ценности и денежные знаки были направлены с т.т. Кузнецовым, Луговых и Кесаревым для сдачи в Екатеринбург, сдав, последние решили вернуться к своим, вернувшись же обратно проселочными дорогами, минуя своих, оказались в тылу белых и вынуждены были скрываться в местных лесах. После нескольких месяцев скрывания были выданы местными торговцами белым и впоследствии зарублены до неузнаваемости и брошены в лесу. Кесареву удалось бежать и скрываться в деревнях до возвращения красных.

Тихое раннее утро – соответствовало тишине Сысерти, если не считать отдельных всхлипываний (плача) жён, детей и матерей, нарушавших тишину. Сысерть была пуста. Эвакуирование было произведено умело. Предпочли отступить и бороться за власть Советов свыше 3.000 человек, тут были старики, дети и женщины. На пути лежащее с. Арамиль представляло из себя большой военный лагерь, к отступающим сысертцам присоединились передовая часть крестьян соседних деревень и рабочие арамильской фабрики, бывш. Злоказовской. Сысертцы, имеющие лошадей, были определены – старики в обоз, молодые в кавалерию. Безлошадные составили 1-й Рабоче-Крестьянский полк и пополнили 1-й Екатеринбургский и 3-й горные полки.

ІІІ. В тылу у белых.

Хорошо организованная белогвардейская разведка, имевшая связь с местной буржуазией, знала, что делается в Сысерти, это не трудно было определить хотя бы тем, что последние отступающие телеги были обстреляны разведкой с кожзавода Шевелева.

Выждав несколько дней, белые явились в Сысерть, не дожидаясь их, местная свора избрала сама себя в органы управления и снова появились комитеты общественной безопасности. Появился белогвардейский комендант, а за ним, как полагается, ожили и попы со своими молебнами.

Первым делом белогвардейской работы было ликвидация остатков большевизма. Большевизм мерещился везде и в каждом человеке, не исключая даже детей, не отступившие почему либо жёны партийцев арестовывались, наказывались, освобождались и вновь садились в каменные мешки. Оснований к аресту было много, "закон как дышло", если найдена военная маслёнка, человек арестовывался и ему пред"являли обвинение в хранении нарезного огнестрельного оружия с целью нападения на власть.

Литературу, оружие и самих большевиков искали при обысках всюду, даже взглядывали в чашки, чайники и самовары. Над женщинами помимо обычных порок издевались, связывали и были случаи и насилий. Отличались новоиспечённые герои белогвардейцы Белоусов, Баженов и Клопин. Творили всё, что было им угодно, ходили обыкновенно с нагайками, которых не раз испробовали на Беломоихе, Наумихе и Антропихе и десятках других женщин. [55]

Пленных красной армии обыкновенно выпытывали, кто руководит армией, и вообще кто занимает какую политическую роль. Очевидно таким же путём им удалось узнать про спрятанное в лесу оружие, утопленные ружья и зарытый в шахту динамит.

Отступая черев ст.Баженово сысертцы зарыли в земле печати и штемпеля Совета, об этом знал ограниченный круг лиц. Каким то путём белые узнали, что красные на ст. Баженове зарыли в землю увезенные из Сысерти "сокровища". Экстренно были командированы люди, они изрыли все поля баженовских крестьян, но найти им не удалось зарытых сокровищ, как не нашли они и трупов семьи Романовых.

ІІІІ. Возвращение.

Через 11 месяцев отступления, как бы проснувшись от зимней спячки, наши красные части ринулись на врага, занимая с каждым днём всё новые и новые позиции противника, возвращая родине поля и заводы.

Разбитые фабрики и заводы, увезённое оборудование, взорванные мосты, целые составы поездов под откосами и сожжённые пароходы свидетельствовали о предсмертной агонии врага.

С приближением фронта злее стала сысертская буржуазия, снова аресты, пытки и безосновательные отправки в тюрьму. "Мы отступим", –говорили открыто они, – "но помните, от большевицского гнезда Сысерти мы не оставим камня на камне". Терроризовано было всё население, а Сысерть было решено зажечь со всех сторон завода.

Д"явольский план врагов рабочего класса провалился, какой то "мерзавец", очевидно, большевик перепутал телеграмму, адресованную в Бисерть, направил её в "Сысерть" – телеграмма гласила: "Срочно эвакуируйтесь, красные сегодня ночью будут в заводе".

Белогвардейцы, в чём бог послал, пали на лошадей и ускакали в Екатеринбург, а часть их бежала даже пешком. Выясняв – через день из них многие вернулись обратно, но на сей раз во истину красные были близко, к тому же шёл беспрерывный дождь, как из ведра, было не до мести, лишь бы спасти свою шкуру.

Матери, жёны, дети и старики, боясь мести, воспользовавшись однодневным безвластием, спрятав свое барахло, скрылись в глухие сысертские леса.

С восходом солнца загудели большие колокола, возвещающие, что то радостное – не бывалое и таинственное, все ринулись к тракту, и… из за опушки леса, как утреннее солнце, показались красноармейские звёздочки. Правда это были не их мужья, но это были их дети, дети рабочего класса, плачь женщин и стариков – плачь радости, появились красные знамёна.

Молодой красноармеец, кончая речь, сказал: "Товарищи-братья, весна пришла, вперёд к окончательной победе рабочего класса!" – и тут же поцеловал рядом стоящую женщину.

Пережив кошмар, ужасы белогвардейских времён, покончив с последним ставленником капитала Колчаком, рабочие вернулись к мирному труду в свои семьи.

Вернулись и сысертцы, правда не все, большая часть сложила свои головы за дело рабочего класса, они мужественно погибли в великом походе 1918 года.

П. ФЕОФАНОВ

Г. Свердловск
Ул. Вайнера
Д. №30 [56]

ЦДООСО.Ф.41.Оп.2.Д.204.Л.54-56.


Вопросник к этой анкете мне где-то уже попадался, но не припомню, где… Здесь, увы, только ответы.

В Истпарт

МАТЕРИАЛ ИСТОРИИ КРАСНОЙ ГВАРДИИ.

1. После отступления с Германского фронта наш воздухоплавательный отряд был отправлен в город Саратов в распоряжение штаба Красной Гвардии, н-м которого был тов. Подвойский.

Ввиду того, что наши командиры расбежались, нам поручено было штабом – отряд расформировать, людей распустить, кто куда желает, а имущество сдать штабу.

Расформирование отряда производили: комиссар отряда Кукин, я как председатель солдатского комитета и делопроизводитель по строевой части тов.Макеев.

Все люди были распущены. Имущество и дела отряда сданы штабу Красной гвардии, после чего я выехал в г. Екатеринбург, мой путь перерезался два раза – 1-й белогвардейцы заняли Самару (я ехал водой до Перми) и 2-й Невьянское восстание шофферов.

На второй день по прибытии в Сысерть К-т партии направил меня для работы в Совет, а через три дня пришлось вступить в отряд и защищать подступы к Сысерти 18 июля 1918 г. Красная гвардия организовалась в Сысерти раньше этого времени по постановлению Парткомитета и Совета.

2. Организаторами в Сысерти были: Феофанов И.Г., Чуркин Н., Сафонов, Кузнецов.

Первый жив, работает в Свердловске.

3. Меньшевики и С.Р., расгромленные переходом Власти к большевикам, идейные тайно вредили организации красной гвардии. Не идейные отошли и мирились с событиями.

Так например:

В Сысерти тов.Феофановым Ив.Гр. был созван митинг в 1917 г. среди старых солдат с целью создать боеспособные рабочие дружины в противовес войскам Керенского – Вр.Правительства.

На этом митинге заядлые эссэры и меньшевики готовы были разорвать Феофанова, но рабочие этого не позволили и часть солдат была предана партии и совету, я в то время приезжал с Германского фронта для связи. Таким образом небольшой отряд имелся.

В Саратове в 1918г. в мае старые солдаты и офицеры из меньшевиков и СР устроили мятеж, но через несколько дней были подавлены.

Буржуазия в период 1917 года ликовала и была на стороне революции (конечно, буржуазной). На демонстрации в Свердловске 1-го мая 1917 г. буржуазия выступала с призывом добить врага Германии. СР и меньшевики выпускали листовки. Демонстрация была на В-Исетской площади.

В 1918 г. буржуазия попряталась по своим домам, дачам или просто выезжала в деревню, но оставалась верна своим традициям, уже с новым лозунгом добить большевиков.

Так, например, при наступлении на Сысерть белых капиталисты давали стратегические сведения белым, а при занятии Сысерти белыми все вылезли и начали формировать власть, помогая белым средствами.

В 1918 г. в Саратове капиталисты снабжали восставших офицеров всем необходимым.

4. Каков был численный состав К.Г. в прошлом, точно припомнить не могу, но знаю, что сначала дружины насчитывали десятки, позднее отряды по 100 челов.

В начале отряды Красной Гвардии ходили на Дутовский фронт, а затем дрались с Колчаком.

5. Рост отряда об"яснялся исключительно за счёт агитации и энтузиазма рабочих. [57]

6. Вооружение было в начале разное:

Винтовки: гра, японские, австрийские и русские. В бою под Сысертью дробовые ружья и охотничьи винтовки.

Револьверы: наганы, маузеры, смит-вессоны и др.

Хол.оружие – сашки, арт.клинки. Гранаты – разные.

Патроны и ленты ввиду большего наличия в армии различных систем оружия часто перепутывались.

7. Обмундирование: шинели, рабочие костюмы, и костюмы, шитые из половиков.

Обувь: сапоги, ботинки, лапти и даже галоши.

Головные уборы – разные.

8-9,10. Отряды К.Г. по сотням связь держалась с городом, в деревнях К.Г. не помню. Отличий не помню, но как будто бы на левой руке имели повязки, а на шапках ленточки.

11. В Сысерти Кр.Гвардия проводила занятия и сборы, дежурила в Совете.

12. Рабочие относиться плохо не могли, т.к. К.Г. состояла из них же самих.

На 13, 14, 15 ответить не могу, помню только, что была товарищеская дисциплина на сознательность.

16. Хозяйство отряда было организовано.

17. Отряды сестёр во главе с фельдшером или врачём, из них были опытные и неопытные, лишь бы умели на случай произвести перевязку. Количество людей в отряде не помню. Медикаментов недоставало, пополнения производились из встречающихся аптек по пути по распоряжению соответствующего совета.

18. Подчинялся на фронте штабу группы и военному комиссариату.

19, 20. Тревога бывала или через звон большого колокола или заводский гудок, собирались аккуратно.

21. Обучался, точно дней занятий не помню, обучали старые солдаты.

22. Не могу установить. Солдаты старой армии держались в стороне, частично были враждебны.

23. Не знаю.

24. Против Дутова 1918г. и против Чехословаков отряды участвовали в боях (лично на Дутов.фр. не был, не знаю).

На чехословацком сысертцев было человек до 800 в разных отрядах, я лично был в начале под командой Ануфриева и Жебенёва, бой под Сысертью, отступление до Арамиля, где и был создан 1-й Рабоче- Крестьянский полк.

Всего из Сысерти вышло свыше 3000 челов., среди которых были подростки, женщины и старики.

Враг был сильный, тем что у него были регулярные ч-сл. войска, частично были мобилизованы татары и все тех, кто ненавидел советы.

Могила красного в Сысерти на Красной площади после ухода красных, белыми разрушена, где тела мне неизвестны (убито 3 человека).

В память павшим Сысертцам имеется памятник у завода. Над памятником несёт заботу Райком. Памятник в порядке. [57об]

Имена погибших;
1. Гребнев Ив.Вас.
2. Ушаков Мих.Аф.
3. Сапожников П.И.
4. Иванов – (комиссар).
5. Тёткин Ар.Ег.
6. И сотни других, список которых имеется на памятнике в Сысерте, кроме того, многие незаписаны, надо смотреть архив РИКа.

Живые:
Медведев А.И., Беломоин А.И., Садчиков И.С., Феофанов И.Г., Садчиков П.С., Мухлыниы А.Ф.
и 1000 других, которые живы, списки можно собрать через Сысертский РИК или Райком.

25. Участвовали сёстры, канцелярия, обоз и проч.

26. У нас в отряде не было.

27. В июле 1918 г. с. Арамиль 1-й Раб.Крест.Полк по 250 челов. в роте.

28. См. пункт № 24.

29. Не помню. Возможно, что и были, т.к. отряды были всё время в боях.
30. 31. В Уралиспарте имеются мои воспоминания и воспоминания в журнале "Красноармеец" моего брата (исторических предметов с собой, в городе нет). При поездке в Сысерть, возможно, кое что достану и тогда передам в Испарт.

П. ФЕОФАНОВ. [58]

ЦДООСО.Ф.41.Оп.2.Д.204.Л.57-58.

Tags: гражданская война, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments