Нетренированный военкоммунист (uncle_ho) wrote,
Нетренированный военкоммунист
uncle_ho

Categories:

А.Софронов об Ижевских событиях. Ч.1

КРАТКИЙ ОБЗОР ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ С 1916 ГОДА ДО НАСТУПЛЕНИЯ КОЛЧАКА 1919 ГОДА. От члена партии СОФРОНОВА.

Накануне февральской революции я хочу поделиться теми воспоминаниями, которые остались в моей памяти, как протекало время до февральской революции.

В г. Ижевске, в частности на заводе, начиная 1916 г. приблизительно с 1 августа, на Ижевский завод начали прибывать и прибывать из разных частей войск солдаты – рабочие разных специальностей, для работ в Ижевском заводе, в том числе прибыл и я, и с этого времени я начну описывать.

Всего солдат-рабочих прибыло на завод около 100000? человек. Большая часть из них были центральных губерний, работавших раньше в Петрограде и в Москве, большинство из них квалифицированных и несколько чернорабочих, и также много по политической части старой администрацией были отправлены на фронт. Но при наборе из частей войск квалифицированных рабочих они опять попали и прибыли на Ижевский завод. По прибытии на завод нас здесь встретила обстановка не весьма благоприятная. Всюду пахло военщиной, как например, отдание чести, вставание во фронт перед администраторами завода, в виду того, что вся администрация состояла исключительно из офицеров, в силу чего каждый прибывший солдат, а также и местные рабочие обязаны были носить на фуражках кокарды и кресты. Применены были способы наказания постановкой под ружьё среди мастерской. За каждое оскорбление мастера или конторщика налагали беспощадно штрафы, а за более грубое снимали с учёта и отправляли на фронт. В то время начальником завода был генерал (не помню его фамилию, кажется, Певцов), который отдавал приказания своим помощникам, чтобы всех солдат, которые прибыли из частей войск, не считаясь с национальностью (*со специальностью? – моё), отправляли на работу для пилки дров, на воложку, к смотрителю зданий Бехтереву для подметания дворов и разного мусора и для рытья канав. Очень малое количество из прибывших попали по цехам. Для того, чтобы попасть на работу в цех, надо было сделать очень многое, как то: дать хорошую взятку мастеру или конторщику, которые принимали натурой – курицу, самогонку и так далее. Попав в цех, работать тут тоже оказывалось не слаще, ставили на самую грязную работу или на низкий разряд [24] оплаты, зачастую ставили на работу не по специальности и самое грубое обращение техперсонала.

Но, несмотря на все эти условия прибывших солдат-рабочих, они стали попадать в мастерские и таким образом в мастерских стали группироваться по нескольку десятков.

Я лично, как электро-монтёр, попал на работу в электростанцию. Заведующим в то время был Поркин, старший мастер по движению Крупин. Он принадлежал к партии соц.-рев. правых и другие мастера, фамилии которых указывать не буду. Всего рабочих и служащих было около 300 человек, нас солдат собралось около 30 человек. В таком порядке мы работали месяца 4 или 5, за это время привыкли ко всем порядкам, а в частности и к капризам администрации. Част из приежших солдат и местных рабочих не принадлежали ни к какой политической партии.

Во время обеденных перерывов, сгруппировавшись человек до 50, а в некоторых мастерских и больше, обсуждали все вопросы и вырабатывали всевозможные требования к администрации. И вот, приблизительно в декабре месяце стали поступать частичные требования к администрации всего завода, как то: о квартирах, столовых, прибавке жалования, а также премии. Частично эти требования удовлетворялись, но большинство нет. Тогда рабочие, видя что их требования не удовлетворяются, начали ещё больше пред"являть требований, стали группироваться и ходить к своим заведующим, просить прибавки жалования и излагать другие нужды. Но администрация, чувствуя под собой твёрдую почву, требования рабочих не удовлетворяла и производила свои репрессии, как то не хотели разговаривать с рабочими и выгоняли из своих кабинетов. Но если некоторые рабочие смельчаки настаивали на своих требованиях, то много из них пострадало, например, были сняты с учёта и отправлены на фронт, скидка жалования, перевод на грязную и тяжёлую работу. Но всётаки это рабочих не устрашило, требования не уменьшались, а наоборот прибавились, и одно требование было собрание по мастерским.

Администрация завода, видя, что репрессии не помогают, начальник завода издает приказ, чтобы в каждой мастерской был выбран староста, на собрании старост выбрать одного старосту всего завода, и все рабочие завода должны с требованиями обращаться не к администрации, а к старостам, староста же к зав. мастерскими. У нас на электростанции был избран Калашников, принадлежавший к партии маскималистов. По [25] окончании этих выборов старост, среди рабочих стало больше сплочённости и оживлённости, и чаще стали созываться общие собрания. Собрания созывали, конечно, через старосту, и он брал разрешение на созыв этих собраний. Администрация не всегда давал эти разрешения, а если и давала, то с известной предосторожностью. Зав. мастерск. на каждое собрание рабочих высылали своих верных людей – шпиков для контроля и шпионажу, а если какой либо оратор заденет грязную сторону администрации, то присутствующий от администрации предлагает старосте прекратить слова оратора или закрыть собрание. Но этому рабочие очень редко подчинялись, и если рабочие не подчинялись, то шпики берут замеченных на карандаш и делают доклад начальству, а после собрания дня через три или четыре вызывают в контору тех, кто выступал против начальства, выдавали им рассчёт, снимали с учёта и отправляли на фронт. Таких случаев было много, а также много пострадало старост, выбранных от рабочих. Хотя администрация делала это тайно, но рабочие знали, зачем выбрасывают их товарищей. Впоследствие же цеховые старосты были упразднены, но движение рабочих росло с каждым днём.

Не помню точно, в ноябре или декабре месяце, вспыхнула забастовка в инструментальной мастерской, которая бастовала одна в течение двух дней, а потом присоединились ещё ряд мастерских. Через день остановился весь завод, но бастовал не более трёх дней. Потом пришли войска, полиция и выгнали всех из завода. Ей это удалось сделать очень легко. Со стороны рабочих сопротивления никакого не было. Это дело было в субботу, в воскресенье рабочие все гуляли и с понедельника стали группами собираться у ворот и просить, чтобы их приняли на работу. Во вторник у ворот завода уже собрались тысячи рабочих с просьбой о принятии их на работу. Всё начальство и мастера, выходя из завода, с гордым видом выбирали себе рабочих на выбор, принимая во внимание малосознательность рабочих. Забастовка была сорвана. Набрав рабочих, администрация завод пустила.

Одновременно с этим начались массовые аресты передовых и более революционных рабочих. Аресты происходили по ночам. Полицией и войсками местного гарнизона арестовывались рабочие большею частью из приезжих солдат и исключительно Петроградских и Московских и тех, которые раньше работали в Петрограде или Москве, а также местных более активных. Так как аресты происходили ночью, то всех арестованных направляли [26] в товарный вагон МКЖД по 60 человек в вагон и рано утром отправляли в город Казань. Аресты продолжались около двух недель.

В Казани всем арестованным делали разбивку таким образом: солдат отправляли по 2 человека по разным городам в маршевые роты для отправки на фронт, но в ротах должны быть под надзором. Рабочих первое время держали в Казани в сырых подвалах и морили голодом, а потом перевели в тюрьму, где гоняли на принудительные работы. Это было дело рук местного начальства, а в частности генерала Сандецкого, командующего Казанским округом, но должен сказать, что зав. электростанцией списков в полицию не подавал, в виду этого ни один рабочий не был арестован, но Поркин сам конечно поиздевался после забастовки, а главное неподача списков обгонялась тем, что он сам боялся лишиться специалистов электромонтёров. После всего этого будто всё затихло. Подходил февраль месяц. Стало сильно заметно, что администрация стала обращаться очень вежливо со всеми. Все были в недоумении и не знали, чем объяснить перемену в нашей администрации. Но потом слышим, что в Петрограду сильные забастовки, на улицах бои, кто говорит, что царь свергнут. В общем нельзя было ничего понять. Официально никто ничего не знал, и администрация ничего не говорила, вернее, что умышленно скрывал факт. Но слухи стали подтверждаться, что действительно царь свергнут, и что организованно временное правительство, и потом это известие подтвердилось листовками, привезёнными из Петрограда – "Царя нет, он свергнут рабочими и солдатами Петрограда"… и что организовано временное правительство. Это известие обрадовало всех рабочих Ижзаводов, и каждый не мог верить, правда или нет, но потом действительно убедился, что это факт.

ПИРИОД ОТ ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ ДО ОКТЯБРЯ В КРАТКОМ ОБЗОРЕ.

После того, как сообщили о свержении царя и организации нового Правительства из членов Государственной Думы, была устроена манифестация по городу и происходили митинги. Не помню выступавших ораторов, но знаю, что большинство из них были меньшевики и правые эсеры.

После этого в заводе по мастерским были массовые собрания рабочих, где выбирали делегатов в Ижевской Совет от 100 чел. 1 депутат, а также выбирались примирительные камеры по цехам по инициативе меншевиков. [27]

В первый Совет у нас были избраны Зварыгин и Цепенюк, а о партии тогда ещё не имели понятия. В примирительную камеру были выбраны Пилатов и ещё два (не помню их фамилии), и на этих же собраниях происходили обсуждения о старых заведующих и мастерах, и начальников были выброшены из завода, но подробности не могу описать. Других мастерских не помню, а в электростанции происходило это в таком порядке: все мастера и заведующий Поркин были вызваны на общее собрание рабочих, где им пред"явили все прошлые обиды, они во всём признались и отвечали тем, что их заставляло так делать выше стоящее начальство. Рабочими вынесено постановление такого характера: мастерам всё простить, а Поркина немедленно убрать с завода, так было и сделано.

А главное обсуждался вопрос во всех мастерских о том, чтобы вернуть всех солдат и рабочих, которые были арестованы и были отправлены в Казань. Это было проведено в жизнь, и очень скоро все товарищи вернулись.

Что касается политических партий, то они стали тут же скоро появляться в городе и по цехам в заводе. Первые появились меньшевики, а потом правые эсеры и т.д. Появилось много листовок, в которых агитировалось выступление в партии, а также описывалась программа каждой партии. Рабочие не знали, куда деваться, некоторые состояли в нескольких партиях одновременно.

У нас в электростанции больше половины всех рабочих и служащих записались в партию меньшевиков и эсеров, главные вожди были у нас следующие: меньшевиков был Цепенюк Андрей, который выбран был в совет, а там прошел в Исполком товарищем председателя, следующие Крупин Прокопий – правый эсер, член комитета, потом Акулов мастер, Халтуриных два брата, Баранов и ряд других, всех не помню. Потом Завалин Николай, вернувшийся из каторги правый эсер, Пирогов меньшевик и большинство, да почти что все местные зажиточные рабочие примкнули к этим правым партиям.

Но приезжие рабочие и солдаты примыкали к левым партиям. Таким образом время шло, и 1 мая был устроен международный праздник, была устроена по городу большая манифестация и митинг, по Карлутской площади было устроено 4 трибуны, выступало много ораторов от различных партий, всех конечно не помню, только помню выступавших Цепенюк, Куценко, Сосулин и Астраханцев. После этого были [28] ещё перевыборы в Совет, От нас прошли те же самые лица, так же и примирительные камеры. Итак в середине лета появляются большевики, или, как их называли в то время, Ленинцы. И вот меньшевики и правые эсеры заключили блок и натравили всю публику на большевиков-ленинцев. Где бы только не выступали наши товарищи на митинге, меньшевики всегда старались сорвать наших товарищей, даже были случаи в саду против Исполкома, нашего товарища стащили с трибуны. В то время меньшевиками был брошен лозунг – "война до победного конца", были призваны идти на фронт добровольцами на защиту отечества, притом они создали ударные женские батальоны. Не помню, которого числа, прибыл отряд женщин города Воткинска, и им была устроена торжественная встреча. К ним присоединились Ижевские и им совместно были устроены торжественные проводы. Митинг около Александровского собора, напутственные речи, в которых упоминалось о недопущении врагов России – Ленинцев в свои ряды. (Это выступал Астраханцев).

Большевиками в то время был пущен лозунг, на основании этого меньшевики призывали добровольцев и не допускали в свои ряды ленинцев, якобы они приехали из Германии, и им Вильгельм, германский царь, дал много золота и денег для того, чтобы сдать Россию без боя. Но несмотря на то движение, рабочих стало видно, и они стали придерживаться лозунга "долой войну", а партия большевиков росла на заводе с каждым днём, хотя не официальными членами, но сочувствующими. К этому времени стали поступать из центра газеты (не помню, какого движения). Пока шла эта суматоха, то солдаты рабочие, которые здесь были, стали разъезжаться по домам, так что осталось около 2/3, но уже упоминал, что солдаты рабочие принадлежали в большинстве к левым партиям, тогда меньшевики стали проводить такую кампанию по мастерским среди мелких рабочих, которые в большинстве в то время сочувствовали им. Говорилось там, что солдаты приезжие принадлежат все к левым партиям, и что они приехали сюда в одних шинелях и проводят идею конфискации всего имущества и т.д. А поэтому их надо бойкотировать, ни куда не выбирать ни в Совет, ни в примирительные камеры и т.д. И так же всеми мерами старались выпроводить их из завода, таким образом, дело у них пошло, в некоторых мастерских это было проделано [29] и даже прошло чуть ли не по всему заводу. Тогда солдаты, прибывшие из разных частей войск, собрали общее собрание, на котором присутствовало около 7000 человек, постановили: ввиду бойкота нас на заводе, а так же притеснения на квартирах, организовать экономический союз солдат, прибывших из разных частей войск, для этого была выбрана делегация, которая получила от местного Союза на организацию здешнего союза, а так же эта делегация была послана в Петроград в Центральный Исполнительный Комитет и там получила разрешение на создание этого союза. После этого союз был организован, выбрано было правление и конфликтная комиссия для завода в защиту прибывших солдат-рабочих о неправильном увольнении и притеснении. Правление было из 15 человек. Председатель был Румянцев Николай. Конфликтная комиссия из 3 человек председатель был Бабанкин Михаил, остальных не помню. Открыта была чайно-столовая на углу Коньшина и Базарной улиц. Союз начал свою работу, отнюдь не касаясь политической части и лишь только преследуя экономическую и материальную своих членов. Союз называется "союз солдат-рабочих", прибывающих из разных частей войск. В члены принимались только приезжие солдаты, местные в члены не принимались. Считаю своим долгом, сказать, что б не именовали этот союз в "союз фронтовиков", о которых я буду об"яснять ниже. С этих пор положение приезжих стало улучшаться, но среди политических партий, положение стало натянутым, и как будто бы скоро должна разразиться буря. Ибо дело подходило к осени, продукты всё дорожали и их не было, в особенности хлеба.

Наша партия настаивала немедленно ввести карточную систему, но меньшевики и их приспешники настаивали на том, что б крестьяне везли хлеб на базар по цене 25 руб. за пуд. Но это помогло очень мало. Крестьяне хлеб всётаки не везли. Положение обострилось, меньшевики эту вину свалили на большевиков, якобы большевики делают это с целью, чтобы больше хлеба осталось для Германии. Этим самым старались подорвать авторитет нашей партии. Но наша партия с каждым днём всё больше и больше завоёвывала симпатии от рабочего класса.

В последнее время, производство на заводе совсем почти что упало, ни кто ни чего не хотел делать, в общем, что то предчувствовалось. Это было близко к Октябрьской революции.

Здесь я сделаю перерыв, ввиду того, что я на 2 месяца уезжал в Москву, в Ижевске меня не было. По приезду в Москзу, как раз за 13 дней до Октябрьской революции, в заводе положение было уже чрезвычайно натянутое. Но вот получено известие, о том, что Временное правительство свергнуто, вся власть передана Совету рабочих, солдат. и крестьян. депутатов. Эта революция захватила некоторые мастерские врасплох, так что не было ни одного члена нашей партии, а так же и сочувствующих.

После оффециального сообщения о том, [что] власть передана Советам. Тогда Комитетом партии была устроена демонстрация и митинги, кажется, на Сенной площади, хорошо не помню. На демонстрации участвовали только одни рабочие и не очень много, сравнивая с Февральской Демонстрацией. Интелегенция и буржуазия и все ея приспешники, а так же меньшевики и правые эссеры участия не принимали, а стояли на тротуарах, говоря между собой: "Ну, что эта кучка может без нас сделать?", или: "Им существовать только две недели, или самое большее месяц". Но несмотря ни на что, митинг прошёл очень удачно. На митинге выступало много наших товарищей, так же и максималистов, фамилии не помню, так я очень мало знал наших товарищей. После этого по мастерским пошли собрания и выборы цеховых комитетов. которым была передана власть и управление мастерской. Председатели цехкомов назывались комиссарами. Меньшевитские примирительные камеры были немедленно упразднены, вместо начальника заводов был избран Обшезаводский комитет, который управлял заводом. А так же происходили перевыборы в Совет рабочих депутатов гор. Ижевска. (Ещё я должен сказать, что Октябрьская революция прошла без кровопролития). После манифестации комитетом партии было приступлено к организации отрядов Красной гвардии и было приступлено к конфискации фабрик и заводов от местных купцов и организаций власти.

Период от Октябрьской Революции до 1919 г. 10/V
Отступление от Колчака в кратком обзоре.

После того, как прошли везде перевыборы, то у нас на станции только два большевика тов. Исаков Алексей (растрелян белыми) и я. Тов. Исаков был избран в цехком комиссаром, а я остался организатором [30] ячейки и председателем таковой. На моей обязанности лежало производить запись в члены, распространять литературу и целая агитация.

В Совет были избраны тов. Калашников максималист и один меньшевик, не помню по фамилии, я являлся кандидатом. А меньшевик Андрей Цепенюк из Исполкома прибыл в мастерскую и затих, ни какой активной работы не вёл и очень редко присутствовал на общих собраниях рабочих. Собрания на мастерских проводились очень часто, принимая во внимание то, что идут какие нибудь выборы, то наших кандидатов проводить было очень трудно, ввиду того, что меньшевиков и эсеров и их приспешников было абсолютное большинство, и они всеми мерами старались срывать собрания или проводить своих, и почти что от каждой мастерской в Совет проходили меньше вики, а так же и в цехкомы. В силу чего в Совете был тормоз в работе, так что собрания проводились по 3 суток без перерыва по обсуждению декларации. В общезаводский комитет был избран, кажется, председателе и тов. Ковычев, но хорошо не помню, остальных тоже не помню.

В комитет в это время, кажется, скажу приблизительно, тов. Шиламов, Жечев, Пастухов и Сергеев, других не помню. Дальше у меня получился перерыв ввиду полома руки, и я 1½ месяца был в больнице. В то время было получено распоряжение об упраздении Красной гвардии, и переименовали её в Красную Армию. Наш Комитет партии стал проводить это в жизнь, но этому воспротивилась партия Максималистов вплоть довооружения. Это было весной, не помню, в каком месяце 1918 г. Нашим Комитетом был запрошен отряд матросов из г. Казани, в то время Максималисты заняли здание Совета, Пороховой погреб и своё бюро по Советским ул. в доме Евдокимова. У них было изрядное количество оружия, винтовок, пулемётов и, кажется, два мортирных орудия.

Руководителями партии максималистов были Кокоулин и Пассаженникова. Пройдя четыре дня, прибыл отряд матросов на ст. МКЖД, куда были посланы наши отряды. Вечером пошли все в наступление и взяли их всех без боя. В течении 4 или 5 дней, всё было ликвидировано. После было приступлено к организации Красной армии.

Время шло, было получено сообщение, что на Урале выступает контр-революция с командующим генералом Дутовым, который начал громить наши города и ликвидировать Совласть. В это время шли кампании по вербовке в Красную армию, в то же время приехали представители от рабоч. с Урала, в заводе были устроены в 4-х местах одновременно митинги. Тут наши товарищи выступали. Так же и Уральские представители с призывом идти отбивать врага Дутова и кампанию. В то время как раз приехал анархист Коробов из центра, значит, он и все Ижевские организации анархистов выступали против наших тов. и всеми силами старались сорвать наши призывы, что конечно им удалось сделать до некоторой степени.

Теперь я вернусь немного назад к концу 1917 года. К тому времени появилось в Ижевске много партий: наша партия большевиков, максималистов, левых эссеров, анархистов, кадетов, правых эсеров и меньшевиков. Как раз шла кампания подготовка списков к выборам учредилки. Шла бешеная агитация по городу, в квартальном порядке вербовали голоса, каждая партии за свой список. Наш список был за №11. Мне лично и приходилось с листовками и бюллетенями по Куренной улице четыре квартала. По нашему списку прошёл тов. Пастухов, а по меньшевитскому Бузанов. К этому времени подошли перевыборы Ижевского Совета, выборы как всегда происходили по мастерским. Меньшевики, видя наступление Дутова, подняли головы и ни в коем случае не хотели пропустить в Совет наших кандидатов. У нас в электростанции по 3 дня сряду происходили собрания, все по двум вопросам: выборы в Совет и Цехком.

Я будучи все время председателем ячейки большевиков в мастерских. Членов всего было только 12 человек. Максималистов было 10 чел. и анархистов и сочуствующих к ним чел 8. Левых эсеров у нас не было. Всего было с сочуствующими или стоящими на Советской платформе около 50 человек. Всего раб. и служащих было около 300 человек. Остальные, за исключением 50 чел., принадлежали почти что целиком к правому крылу. Меньшевики и эссеры несколько раз делали от нас тайные собрания и намечали свои планы. Нас хотя и 50 человек, но все разного течения. И вот мне помнится одно последнее выдающееся собрание, которое происходило дня 4 подряд. Первым вопросом были выборы Цехкома. Меньшевики выставили целиком свой список. Комиссаром выдвинули Завалина Николая. Они и провели свой список целиком, мы тогда оставили общее собрание, и за нами все остальные левые партии покинули собрание, вопрос остался не решённым, а главное были выборы в Совет. Тогда мы сделали на второй день своё партийное собрание ячейки и вынесли постановление бойкотировать меньшевитский цехком и не исполнять их распоряжения. Но всё таки перед нами стала задача, выборы в Совет, тогда мы решили заключить блок со всеми левыми партиями, в нашей мастерской так и сделали. Но я должен упомянуть, что Цепенюк из меньшевика стал ярым анархистом. И так на общем об"единённом собрании левого крыла, на котором я председат., наше предложение принято единогласно [31] о бойкоте цехкома. А так же постановили впредь работать за одно и тут же намечены были кандидаты в Совет, и было избрано бюро объединённых фракций, я был избран председателем этого бюро. Я был от большевиков, Цепенюк от анархистов и Калашников от Максималистов. И вот когда было собрано опять общее собрание, мы совместно их до некоторой степени разбили, и выставленные нами депутаты прошли, оказались выбранными я и Зварыгин Николай, но он прошёл случайно, они его считали своим, но он уже был в нашей партии. Цехком, видя свое шаткое положение, подал в отставку, просуществовав не более как месяц. И вот в Совете тоже произошла такая же почти волынка, всего депутатов собрания 123 челов., обсуждался вопрос о демократии, обсуждали целый день и вечер, и в результате получилось то, что, за учредилку 62 голоса, а за Соввласть 61. Тогда наша партия покинула зал заседания, а за нами вышли и максималисты, а потом левые эсеры и беспартийные, стоящие на платформе Соввласти. На другой день все по отдельности выпустили листовки, и проходили собрания по мастерским, и эта волынка продолжалась около 4 дней. В результате получено сообщение, что Учредилка в Петрограде разогната.

Тогда и мы постановили на фракционном собрании выгнать меньшевиков из Совета, так и сделали, и нас осталось в Совете 60 человек.

Теперь я вернусь немного обратно, как организовался союз фронтовиков. Это дело было, я уже упомянул раньше, что у нас был союз солдат рабочих, прибывших из разных частей войск, преследуя только экономические цели. К этому времени произошли перевыборы правления, в него выбраны 15 чел. из следующих товарищей: Бабакин Михаил, будучи левым эсером, Данилов максималист, Василенко Павел, левый эсер, Табаков большевик, он же заведующий столовой, Рябчиков беспартийный, Перепёлкин беспартийный, Шумкин беспартийный (теперь членом партии), Трофимов от левых эсеров и я от большевиков, остальных не помню. В это же время стали прибывать фронтовики, и их уже было человек около 300 (это местные солдаты демобилизованные). И ещё здесь был союз Георгиевских кавалеров. Но из нашего союза с каждым днём члены стали выбывать по делам к себе на родину. Тогда местные фронтовики, собрав собрание в театре "Модерн", решили целиком войти в наш союз, были запрошены от нашего союза представители. От нас ходили Перепёлкин и ещё кто то, не помню, им было предложено, таким образом: "Мы такие же солдаты, как и вы, и поэтому мы имеем право войти в ваш Союз". Тогда наши представители им ответили, что мы Вам определённо сказать ничего не можем, а этот вопрос обсудили правлением, а так же на общем собрании своих членов. И когда наши представители пришли обратно, и тут же немедленно было созвано экстренное заседание правления нашего Союза. На этом заседании было вынесено постановление переименовать наш союз из союза солдат, прибывших из разных частей войск, в союз рабочих, прибывших из разных мест России, и ни в коем случае не допускать местных, а принимать по документам живущим не менее 100 вёрст от Ижевска. Это постановление было утверждено общим собранием абсолютным большинством, и эта резолюция была послана местным фронтовикам. Но и тогда фронтовики стали самостоятельно организовывать союз фронтовиков, в который вошли часть нашего союза, целиком вошли союз Георгиевских кавалеров и всё местное офицерство под видом солдат, а так же выгнатые из Совета меньшевики и эсеры под руководством эсера Бузанова, который работал подпольно. Официальными руководителями были Солдатов и Сорочинский, эти были членами правления Союза фронтовиков.

В это время председателем Совета и Исполнительного Комитета был тов. Пастухов и члены Президиума Жечев и Холмогоров. Военный Комиссар был тов. Лихванцев, член нашей партии, и его заместитель тов. Цесинский от максималистов. Но должен упомянуть, что в это время чехословаки усиленно наступали на Казань. В Ижевске была произведена мобилизация всех партийных сил, было отправлено половина нашей партии, больше половины максималистов, анархистов, левые эссеры. Из последних 3-х партий был отряд под названием Анархо-максималистический-лево-эсеровский отряд. Перед отправкой вышеупомянутых под Казань были проведены аресты офицеров местной организации, кажется, около 60 человек, хорошо не помню.

Наш отряд был отправлен в гор. Сарапул в распоряжение штаба 2-й армии. Но фронтовики уже имели обширный союз и усиленно проявили свою деятельность, в особенности после отправления партийных отрядов под Казань. И вот немного спустя времени после отправки наших отрядов на фронт, числа 3 августа 1918 года, рано утром около 4 или 5 часов утра на заводе были даны тревожные гудки. Весь город почти что встал на ноги, и ни кто не знал, что означают тревожные гудки, все думали, что пожар или ещё что либо случилось на заводе, но потом наши товарищи стали всем об"яснять, что шли все к военному отделу, и тогда публика начала собираться. [32]




Часть 2
Часть 3
Tags: Ижевско-Воткинское восстание, РКМП, Революция, гражданская война, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment