Нетренированный военкоммунист (uncle_ho) wrote,
Нетренированный военкоммунист
uncle_ho

Categories:

Некрасов А.Д. ВОСПОМИНАНИЕ ОБ ИСТОРИИ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ.

ВОСПОМИНАНИЕ ОБ ИСТОРИИ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ.

Июнь-июль 1918 года стояла благоприятная ясная погода, которая способствовала уборке сенокоса. В эти дни население села Торговища и Ключей Суксунского района Уральской области в разгаре занимались уборкой сенокоса, время подходило уже к страде, рожь поспевала и все как один торопились к завершению сенокоса во время.

В это время контр-революция и кулачество не сидели даром, они сколачивали и организовывали всех враждебных элементов вокруг себя для свержения СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ. Во главе организаторов стоял купец Чердынцев Платон Яковлевич, Георгиевский кавалер Гладких Еремей, Озорнины Матвей, Иван и Тимофей Васильевичи из села Торговища и ряд других. Вместе с этим готовился к восстанию и весь бывший Красноуфимский уезд. И вот мирная работа населения, занимающегося в поле, была в один миг нарушена набатом церковного колокола, население будучи в поле в испуге поспешили в свои селения, и что же? Выбранная местная власть восставшими была арестована и заперта в арестное помещение.

В селе Торговище сидели арестованные Башкирцев П.М., Башкирцева Ст., Кожев Терентий, Волков Ал., Кузнецов М.П., Пупышев и в Ключах сидели Минин Яким Д., Пастухов, Кузнецов. В Т… сидели Кожевников, В-Сыре сидел и Руфинов Кирилл Артомонович и его три сына.

После проведения несколько собраний в селе Торговище озверевшее кулачество и натравленная ими толпа народу начала жестокую расправу над арестованными и всеми сочувствующими Советской власти товарищами. В лице главаря зачинщика побоев был Константинов Харитон из деревни Петуховой, Некрасов Ефим Харитонович и ряд других. Данные зачинщики бросались на арестованных и вновь приводимых товарищей, били их чем попало, топтали и терзали всех заключенных и вновь арестованных. [22]

Часть арестованных из села Торговища, направили этапным порядком в Тис черев Сыру на Иргинск в штаб кулачества. Этот перешедший путь от села Торговища до Иргинска, многие поплатились своей жизнью, били их и в Тису, в Сыре били всех больше и избили всех до полусмерти и бесчувствия и прежде чем отправить избитых в Иргинск, кулачество Сыры решило сложить их на подводы и свести свалить в шахту на Дубовой горе, где копают глину, глубина около 40 метр. Решено – сделано, многих повезли и свалили полумёртвых в эти ямы. Некто Башкирцев П. М., уцелев, оказался не сваленным по случаю знакомого ямщика, который его не завёз в шахты, а провёз мимо их, т. е. об"ехал и завёз его в школу в Иргинск, где бандитов не находилось, только таким образом Башкирцев остался живым.

Много лучших товарищей от кулацкой руки погибли в этих шахтах. Восставшее кулачества села Ключей в лице Цивилева Пр., Захарова Еф., Изгагина М.Я., Анфорова Никонора, Подборного Фёдора, Коклемина Дм.Ф., Дьякова Гр. и ряд других в свою очередь не отставало от других сёл и деревень, они так же арестовали всю местную власть и всех сочувствующих советской власти.

Часть из арестованных били чем попало, топтали и т. д. и везли на свалку в шахты. Оставшхся арестованных Минина Як.Д., Пастухова, озверевшее кулачество расправлялось с ними на месте, ударами железных прутьев и камней данные товарищи были убиты на месте.

Кулачество Села Сыры и завода Тис жестоко расправлялись с коммунистами и сочувствующими Советской власти. Они жестоко расправлялись не только с провозимыми по их местности арестованными, но и своими односельчанами. Они выведи из Волисполкома секретаря Русинова и растерзали его на месте, и вместе с ним убили и его трёх сыновей. Убит так-же ударами железных прутьев начальник милиции тов. Кожевников.

Вместе с проводимыми зверскими побоями, кулачество проводило мобилизации населения для защиты от красноармейских частей, началась [22об] мобилизация всего оружия, военного и дробовиков, начали день и ночь работать кузницы данных сёл для приготовления холодного оружия – пик для бандитских частей.

Мобилизованные и вооружённые чем попало вплоть до дубинки и топора были высланы на фронт, который был установлен на песчаной горе около завода Суксун. Продержавшись немногое время, кулацкая банда, под напором красных частей и нескольких орудийных выстрелов разбежалась кто куда. Даже духовные пастыри, которые были на кулацком фронте, подбирая свои длинные рясы, поспешили бежать в отдалённые места, скрываясь от красноармейских частей. Видимо, никакие духовные пастыри и вместе с ними их "боженька" не помог кулакам избавиться от Советской власти и большевиков.

Вскоре после этого дела завязалась гражданская война, кулачество радо было этому делу, оно торжествовало на своей стороне победу гибели большевиков.

За время гражданской войны данная местность несколько раз переходила из рук в руки. Мобилизованное Советской властью население для защиты завоевания Октября, часть, которым недороги были завоевания, в некоторых случаях перебегало на сторону белогвардейских частей. Из завода Суксун в это время перебежали Озорин Михаил Романович, Прохоров Константин Якимович и ряд других товарищей.

Служившие в белогвардейских частях часть односеленцев во время занятия данной местности приходили на побывку домой и расправлялись с красноармейскими семьями и сочувствующими советской власти товарищами. В лице заядлых контрреволюционеров были на побывке братья Чусовы Спиридон, Василий и Андрей, а сам отец Чусов Григорий от этого не отставал, он указывал кого по его мнению необходимо уничтожить и т. д. Чусов Спиридон Григорьевич своими собственными руками арестовал 2-х человек: Некрасова Андрея Никифоровича из села Торговища и из деревни Антоновки Кузнецова Максима [23] Андреевича и убил их иа нагана в караульном помещении магазина.

По указанию Чусова Василия сожжено семь домов красноармейских семей, четыре дома в дер. Антоновке и Подгорной три.

Чусовым Спирид. по злому умыслу брошена была бомба в избу гр-на Озорина Михаила Романовича, которая взрывами вышибла все окна и пробила пол. Этот изверг и выродок контрреволюции своими побоями и угрозами убить выжили Некрасова А. Д. из села Торговища, которому пришлось 15 дней скрываться в деревне Васькино (восемь вёрст от Торговища). Кулачество и все прихвостни контрреволюции всё время шмыгали по избам советских работников и семей красноармейцев, делая обыски. Верх дном переворочено несколько раз в доме Башкирцева П. М., ища политическую литературу и оружие, четыре раза сделан обыск, у гражданина Некрасова Д.И., отобран весь хлеб и часть имущества. Несколько обысков сделано у Меркурьева Петра Триф., Волкова Осипа, Пулышева, Кузнецова, Кожева и ряд других товарищей.

За время кулацкого восстания в заводе Суксун был схвачен и зверски изрублен кулачеством активный защитник и преданный делу советской власти тов. Маношин Павел Михайлович, такую же участь понесли и другие товарищи. Тов. Семков Михаил был поведён на расстрел кулачеством, но случайным бегством спасся, сейчас работает на заводе в Суксуне.

Церковь в лице духовенства и их прихвостников, организовала всех контрреволюционных элементов вокруг себя и помогала вести борьбу с большевизмом. Все участники кулацкого восстания были религиозные, веровавшие в "бога", я не видал таких людей, как их. Они жестоко во имя "бога" бегали с пеной у рта, били немилосердным образом железными прутьями и стегали и мучили тех, кто честно и добросовестно первый начинал защищать интересы пролетариата и выносить протест против изуверов кулацко-религиозных людей. [23об]

Доносчиками были сами священнослужители. В Торговище это был поп Словцев И. И вся эта свора, которая сколачивала свои ряды вокруг церкви.

Долго стоял фронт на песчаной горе около Суксуна, полгода держали большевики, несколько раз местность Суксуна переходила из рук в руки, много земли перерыто на окопы населением, много снарядов и пула повыбрасовано в этой местности, десятки здоровых и крепких товарищей погибли от этих снарядов к пуль.

В это время кулачество не дремало, а орудовало лучших и преданных пролетарскому делу товарищей – арестовали, били плетьми, расстреливали.

Всё население было в ужасе от поступков белогвардейщины. Даже молодёжь, которая раньше веселилась, гулявшая во время праздников на лугах и игравшая на гармошке – заглохла. Не услышишь весёлой песни парня и девицы, не увидишь в то время весёлыми лиц молодого поколения, затихла и гармошка, как будто всё притупилось и ушло всё веселье в область предания, только и слышишь возгласы со стороны контрреволюции и кулачества – расходись краснопёрики.

Нелегко жилось и населению, местные власти и армия Колчака заставляли выполнять разного рода трудовые повинности, возка сена, солдат, рытьё окопов и т.д. Если и кто не хотел этого сделать, пороли плетьми, заставляли работать. Так расправлялась белогвардейщина с мирным населением.

Красные части под напором Колчака отступали вглубь России. Лучшие сыны пролетарского отечества пошли вместе с отступающей красной армией, не жалея своих сил и своего здоровья, защищать молодую страну советов от эксплоататоров фабриканта и кулака мироеда.

Части красной армии укрепили свои позиции на реке Вятке и отступление было приостановлено. [24]

При существовании советской власти отобранна земелька у кулачества и распределенна среди безземельных и малоземельных крестьян, то при власти Колчака, кулачество свою землю начало отбирать у мужиков обратно. Ежели кто сопротивлялся этому, арестовывали и пороли. Мужик, видя такое положение, понял, что это не наша власть, а чья то другая – принадлежащая имущему классу – классу кулачества, начал сторониться её и при удобном моменте бежал в леса, чтобы спастись от этих зверей.

1919 г. Доходят вести до населения, что красные части пошли в наступление, а армия Колчака отступает. В ужасе заметались кулаки, не найдут себе покоя, в лихорадке затряслись все контрреволюционеры, боясь, что придут красные большевики, отнимут их власть, и их вся лафа пропала. Действительно, прошло несколько недель. Урал был освобожден от белогвардейщины. С этого момента засияла свободно над Уралом КРАСНАЯ ПЯТИКОНЕЧНАЯ ЗВЕЗДА, несущая освобождение всему Уральскому пролетариату от ига буржуазии.

С момента освобождения Урала от Колчака, Урал начал поправлять разрушенное войной народное хозяйство, укрепляя старые заводы и воздвигая новые, неслыханные истории гиганты в виде Уралкузбасса.

Прошло уже много времени с тех пор, как несколько десятков товарищей погибли от рук контрреволюции, лучшие сыны пролетарского отечества села Торговища и Ключей сложили свои головы за пролетарское дело, за лучшую жизнь на землю, которые сейчас покоятся в земле сырой.

Когда, умирая, они на своём красном знамени огненными буквами написали: "МЫ УМИРАЕМ ЗА СВЕТЛОЕ БУДУЩЕЕ, ЗА СЧАСТЛИВУЮ ЖИЗНЬ НА ЗЕМЛЕ, ЗА СОЦИАЛИЗМ".

Прошло много время с тех пор, как настало того разгула палачей, буржуазии, которая своим ликованием, палкой, кнутом, законами загоняла пролетариат и бедняцко-средняцкие массы деревни [24об] в ярмо буржуазии.

Пролетариат Советского Союза, а с ним и пролетариат Урала и бедняцко-средняцкие массы деревня строят своё невиданное в истории новое социалистическое хозяйство, переделывая его из мелкого раздробленного единоличного хозяйства в крупное общественное хозяйство, путём коллективизма.

Тот враг кулачество, которое орудовало время гражданской войны, на основе сплошной коллективизации ликвидировано, но их прихвостни ещё остались в данных сёлах и деревнях. Некоторые из них живут в колхозах, присосались к ним и извнутри будорожат колхозные массы на разложение. Но основная бедняцко-средняцкая масса данных сёл и деревень, вошедшая в колхозы, поняла, что единственное спасение от нищеты и раззорения является коллективное ведение хозяйства, и она напрягает все свои силы на укрепление колхоза, борясь со всеми разложившимися элементами в рядах колхоза, вычищая из своих рядов вредных элементов. Колхозники всерьёз и основательно взялись за укрепление своего хозяйства и, найдя в своих рядах примазавшихся, чуждого элемента (волка в овечьей шкуре) выметают их из своих рядов.

Так бедняцко-средняцкие массы села Торговища и Ключей единодушно и непоколебимо боролись на фронтах гражданской войны, за уничтожение капиталистических элементов, за диктатуру пролетариата. Боролись с кулацкими восстаниями в данных местностях, много здоровых людей, отцов, братьев и сыновей, в этой борьбе отдали своих жизней, так и теперь основная масса деревни – колхозники борются за укрепление своих колхозных рядов, побеждая все преграды на своём пути, борясь с нытиками и маловерами на каждом шагу, за построение нового социалистического общества. [25]

Написано в память погибшего товарища, зверски убитого ударами камня в 1918 г. во время кулацкого восстания милиционера МИНИНА Якима Дормид. в селе Ключах Суксунского района Уральской области.

Несутся вопли, вздохи, стоны.
– Кого там бьют? – Большевиков.
Рекою льётся кровь и слёзы
От рук могучих кулаков.

Звери, звери, что Вы делаете?
Кого вы бьёте? – Бедняков.
Свободу кровью заливаете, Вы –
Убиваете рабов…

Пред Вами труженник народа,
Страны великой трудовой,
Что вы хотите, то и делайте, –
Промолвил сын страны родной.

Злодеем варвары народа
Скричали: "Эвон он, бери",
Толпа нагрянула на брата,
Взмахнулись камни и стяги.

Спокойный, твёрдый и бесвластный
Стоял он смело и бодро,
Толпа с ругательством гремела,
Калеча тело и лицо.

Он пал облитый кровью…
Минуты две-три жил…
Спокойно умирая,
Он тихо говорил:

Пусть бьют меня, нас тысячи,
Убит лишь только я,
Взойдёт на наших трупах
Новая заря.

Конец наступит скоро вам,
Варвары враги, за мной
Пойдут ведь тысячи…
Сметут вас всех с земли.
(НЕКРАСОВ).

Гор. Кушва. Гора Благодать
Партколлектив
Некрасов Антон Дим. [25 об]


ВОСПОМИНАНИЯ ОБ ИСТОРИИ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ 1918-20 года.

Дополнение к ранее составленному материалу.

Нет, нет, да и вспомнятся те лица, которые творили зверские ужасы над людьми. Волосы дыбом становятся, чувствуешь искру раздражения и ненависть к врагам пролетариата, готов каждую минуту броситься с ними в бой, уничтожая их на каждом шагу.

Одним из главных участников кулацко-контрреволюционных гнёзд являлись село Торговище и Ключи, где кулачество издевалось неописуемым образом над арестованными советскими работниками и всеми сочувствующими советской власти товарищами.

Сидевшие арестованные в арестном помещении в селе Торговище: Константинов Пётр Семёнович, Филиппов Радион Иванович, Трянин Иван Пантелеевич, перенесли горя и бед, не только они, но и их семьи. На них и на всех приводимых арестованных главари, зачинщики всех зверских побоев, верные псы буржуазии из деревни Петуховой: Плечев Кузьма Ионович, Константинов Иван Игнатьевич, Константинов Александр Дмитриевич, и из деревни Грязнуха: Чердынцев Пётр Яковлевич, сын купца, Чердынцев Семён Платонович, Бонин Павел Иванович, Чердынцев Николай Трофимович и Мусихин Андрей Леонтьевич, первые бросались и били немилосердным образом, чем попало, на открытой площади, среди собравшегося народа, из которой были возгласы: "БЕЙ ИХ ПОЛИТИКАНОВ, БЕЙ".

Состоявшие в штабе кулачества купцы, кулаки и старое офицерство в лице Чердынцева Платона Яковлевича – старшины штаба, Кузнецова Антона Ивановича – начальника штаба и Гладких Еремея, вооружали приспешников своих, Озорнина Александра Никитича и Шилова Василия Терентьевича, которые по указанию штаба и своей насердке арестовали и сажали в арестное помещение советских работников и сочувствующих советской власти товарищей, и делая обыски у них, ища оружие и политическую литературу. Был произведён обыск у Константинова Петра Семёновича в деревне Петуховой, забрали и увезли всё имущество, искали убить его сына Якова Петровича, но не нашли, который спасся только бегством из дому. Схвачен и убит кулачеством деревни Грязнухи преданный работник Советской власти Филиппов Иван Клементьевич из деревни Антоновка. Также схвачен и убит кулачеством деревни Ключики активный советский работник Озорнин Ефрем Сергеев [26] из деревни Грязнуха.

Каждый надобный сбор населения кулачеством проводился маяком, набатом церковного колокола на "пожар". По изданным строгим распоряжениям штаба купечества за неявку порка. Население всё сразу собирались к волости, где шли собрания, на которых оратор сменял оратора, призывая бить беспощадно всех большевиков и сочувствующих советской власти товарищей.

Торжествовали кулаки и их прихвостни, чувствуя власть в своих крепких руках, поджидая своих "сибирских" защитников чехословаков.

При взятии данной местности белогвардейскими частями ещё больше началось торжество кулачества, началась торжественная совместная пьянка кулаков и белогвардейцев. Пьяное кулачество делает разгул по селению, показывая своё ухарство молодецкое, идут в дом Меркурьева Петра Трифоновича, бьют его жену (сам он отступил с красными). Кулак и ярый противник Советской власти Чусов Григорий забирает своего приспешника милиционера Лузгина Егора Ульяновича, вооружившись как следует, идут пьяные в дом семьи красноармейца Некрасова Дмитрия Ивановича, наставили на него с двух сторон наганы, кричали и ругали его всякими похабными словами, угрожали убить: "Эх ты, красная сволочь, убить тебя надо", – покричали, погорячились и ушли, оставив старика Некрасова не убитым.

Будучи занятая Колчаковскими войсками, данная местность не отстала от помощи этим войсками народом. Она дала в ряжы армии Колчака добровольцев – лучших душителей и убийц рабочего класса: Озорнина Андрея Перм., Гладких Константина Якимовича, Чусова Спиридона Григорьевича, Сысолятина Прокопия Никитича, Чусова Андрея Григорьевича, Гладких Фёдора Фомича, Чусова Василия Григорьевича, Гладних Ром. Андриановича и много других, которые с оружием в руках пошли уничтожать молодую власть советов для блага богачей и буржуазии.

Кто честно хотел защищать молодую страну советов, кому дороги были завоевания октября, тот смело брал оружие, организовал отряды и шёл в бой с буржуазией.

С момента октябрьской революции ушли добровольцами в ряды красной гвардии Ярославцев Илья Осипович, Попов Андрей Клементьевич, Озорнин Дмитрий Трофимович, Озорнина Ольга Артемьевна, Обвинцева Марфа Ивойловна, Бонин Дмитрий Егорович, Озорнин Никита Сергеевич, Прохоров Константин Демидович, Пупышев [27] Александр Сергеевич, Константинов Пётр Семёнович, Чеурин Семён Егорович. В последствии ушли добровольцами с отступающей красной армией: Шилов Михаил Иванович, Волков Александр Иванович, Башкирцев Степан Парфёнович, Гладких Степан Кондратьевич, Кожов Семён Степанович, Озорнин Евстегней Трофимович, Гладких Анисим Петрович, Озорнин Александр, Лузгин Дмитрий Егорович и ряд других товарищей. Из всех перечисленных товарищей невернулись домой, погибли в боях за власть советов: Ярославцев Илья Осипович, Попов Андрей Клементьевич, Озорнин Евстегней Трофимович, Озорнин Александр.

Мобилизованные в Красную армию Некрасов Глеб Дмитриевич, Озорнин Михаил Романович, Прохоров Константин Якимович, Гладких Роман Андрианович и много других во время отступления красной армии, кроме Некрасова Глеба Дмитриевича, получив обмундирование и деньги, перебежали из завода Суксун, на сторону колчаковской армии. В последствие перебежали Дьяков Матвей Андреевич и много других.

Эвакуировались с отступающей Красной армией старые подпольные работники: Башкирцев Парфён Маркович, Меркурьев Пётр Трифонович, Волков Осип Денисович, Кожов Терентий, Кузнецов Михаил Петрович.

В селе Торговище, на площади имеется братская могила, обнесённая полисадиком и поставленным памятником, в которой покоятся лучшие сыны пролетарского отечества, погибшие от рук палачей контрреволюции и кулачества.

Корпевшие всю свою жизнь за свержение царизма и ига буржуазии, многие из них сидевшие в тюрьмах, перенесшие много горя, бед и лишений на своём веку за новый строй, строй социалистического общества. Некрасов Андрей Никифорович, Кузнецов Максим Андреевич, Меркульев Александр Петрович, Озорнин Ефрем Сергеевич и Филиппов Иванг Клементьевич.

Не отставало в зверских расправах и побоях кулачество села Ключей. После ареста руководителей Советской власти. Кулачество села Ключей выбрало штаб руководства, в который вошли старшина Рябухин Николай Игнатьевич, крупный кулак и бывший офицер Чебыкин Степан Иванович, белый офицер [28] Высоцкий имеющий колбасное производство в заводе Суксун, кулаки Анферов Никита Никифорович, Коклемин Дмитрий Фёдорович, Анферов Никонор Никифорович, Алексеев Спиридон Иванович бывший Урядник, занял пост председателя следственной комиссии, Кузнецов Григорий Иванович секретарь следственной комиссии, крупный кулак Минин Емельян Дмитриевич, крупный торговец Андрюков Константин Вячеславович и его сын Андрюков Владимир Константинович. Вот этот штаб кулачества начал дикую расправу над арестованными. К ранее арестованным и сидевшим в арестном помещении приводили арестованных вновь и вновь. Приведены и посажены Пастухов Гавриил Платонович, Минин Яков Дормидонович, Рябухин Василий Иванович и много других. Много горя и бед перенесли эти сидевшие товарищи, допросы, пытки над ними со стороны кулачества, были жестоки и безжалостны, что даже не описуемы.

Руководимые штабом кулачества, главари зачинщики побоев, верные псы буржуазии Закомлистов Иван Осипович, Прибытков Осип Дементьевич, Цивилев Спиридон Матвеевич, Цивилев Протас и Кузнецов Трофим из села Ключей и деревни Осинцева Липин Савва, Власов Савва, они первые начинали производить пытки и побои над всеми арестованными. Эти кровопийцы били чем попало немилосердным образом на глазах собравшейся толпы народа, на площади, которая натравливала: "Бить их надо большевиков".

Для сбора народу на собрания использовался церковный колокол. Перед проводимыми собраниями была сделана возвышенность для трибуны из ящиков, на которую поднимался для агитации старшина Рябухин и его ближайший начальник Коклемин Дмитрий Фёдорович. Снимая головные уборы, делали речь перед народом и призывали уничтожать болшевиков: "Они, мол, бродяги, негодный элемент, только уничтожением их мы можем спасти нашу родину и нашу провославную церьков" и т.д.

После проводимых собраний озверевшее кулачество ещё с большим остервенением набрасывалось на арестованных для расправы. Кулаки в лице Власова Саввы и Кузнецова Трофима схватывали старшего милиционера села Ключей Егоровича (фамилия и имя невыяснено) и его жену Анастасию [29], избили до безчувствия, у последней вырвали косу, а в последствии окровавленными и избитыми до неузнаваемости отправили на Дубовую гору и сбросали полуживьём в шахту.

Следовавшая до шахты жена милиционера Анастасия мужественно, не вешая головы, гордо всё время кричала в сторону своих врагов: "Погодите, сволочи, душегубы, придут красные и расправятся с вами".

Приведённых к шахте товарищей заставляли прыгать через отверстие шахты (ширина сажень). Кто перепрыгивал, заставляли прыгать обратно, а на обратном пути стояли вооружённые железными пиками кулаки из деревни Осинцевой Рябухин Семён и деревни Черепановой Чугаев Иван Зиновьевич и другие, втыкали им в грудь свои пики, которые от удара пик и боли падали в шахту. Так кулачество расправлялось с советскими работниками, оно полуживыми заваливало их землёй в этой шахте. Стон и скрежет зубов перед смертью товарищей наполнял глубокую яму, но они были тверды в своём, они не молили зверей кулаков о снисхождении, они были твёрдо уверены, что власть кулаков мера временная, что в скором времени придут красноармейские части, возстановят порядок и водрузят красное знамя советов. Кулачество и их приспешники кровопийцы чувствовали свою власть и проявляли своё молодецкое ухарство над людьми, калеча и убивая их на месте. Некто Минин Григорий Иванович и его собутыльник Изгагин Максим Яковлевич идут вместе ловить милиционера Минина Якима Дормидонтовича, что бы учинить над ним расправу, выползав везде в доме и по карнизам, не нашли. После этого случая идут на центральную телефонную станцию просить подкрепления для своего села от других сёл: Сыры, Иргинска и Торговища. Имеющаяся на телефонной станции телефонистка (фамилия невыяснена) к телефону не допустила, мотивируя тем, что такое дело я передавать не могу без разрешения начальства. Они схватили её и убили на месте. В последствии телефонистами на центральной станции были Минин Григорий Иванович и Подборнов Фёдор Алексеевич, последний выслан как чуждый элемент – кулак.

Пойманный милиционер Минин Яким Дормидонтович в деревне Мостовой, кулачеством [30] избит и изуродован до неузнаваемости. Содрали с него верхнюю одежду и в одном нательном белье, без фуражки, повели к волостному правлению. Во время следования до волости, то и дело делая удары по его лицу камнем, Закомлистов Иван Осипович и Прибытков Осип Дементьевич кулаком, а в последствии избитаго до без чувствия и изуродованного до неузнаваемости кулак Липин Савва добил ломом. Вместе с ним арестован и убит милиционер Пастухов Гавриил Платонович. Озверевшее кулачество прибирало к рукам всех, кого им заблагороссудится. Ими же схвачен был у волости и убит на месте ехавший проездом из города Красноуфимска милиционер Кузнецов. Из собравшейся толпы народа для расправы над арестованными товарищами верные псы кулачества, враги трудового народа из села Ключей Кожевниковым Герасимом Ивановичем, Цивилевым Спиридоном Матвеевичем, Захаровым Игнатьем Михайловичем и Волковым Игнатьем были зверские возгласы в сторону милиции и натравливание других на уничтожение её: "Братцы, бить и уничтожать надо ненавистную нам милицию".

Вилисов Пётр Тимофеевич всё время ходил по селу Ключи, агитировал население, что надо выступать всем с пиками, ружьями на фронт, на песчаную гору и уничтожать красных. Запуганное население кулаками с горестью на сердце невольно шло в подчинение им. Штаб кулачества мобилизовал всё новые отряды из населения и отправлял их на фронт, который был установлен на Песчаной горе. Для поддержки кулачества, а в последствии прибывших белогвардейцев, местное кулачество и их прихвостни использовывали все свои средства и силы. Крупный купец, имеющий славу на всю область, Андрюков Константин Вечеславич давал железо для приготовления холодного оружия – пик и ремонта телег и кухонь. С продовольственным снабжением дело обстояло неплохо. Несколько тысяч человек, посланных на фронт, снабжались за счёт купца Андюкова. Деревенский кулак и ярый закоренелый враг советской власти Чебыкин Иван Васильевич по заданию кулацкого штаба в своей имеющей кузнице день и ноч ковал пики и ремонтировал оружие для бандитских частей, снабжая организованные отряды населения новым оружием – пиками. Не осталось в долгу кулачество села Ключей [31] у белогвардейцев. Оно дало лучших молодцов душителей и убийц рабочих и крестьян в ряды Кочаковской армии, в лице Минина Григория Ивановича, Кузнецова Григория Ивановича 2-го, Минина Павла Ивановича, Минина Степана Ивановича, Томилова Никиты Максимовича, Домрачева Павла Фроловича, Домрачева Михаила Михайловича, Мартюшева Константина Степановича, Залесова Никифора Васильевича, Прибыткова Якова Осиповича, Сюзева Василия Яковлевича, Злыгастева Крысана Александровича, Изгагина Ивана Ивановича, Чиркова Василия Ивановича. Меньшикова Андрея Михайловича, Конева Петра Ивановича, Меньшикова Сергея Михайловича, Платыгина Александра Максимовича, Черепанова Алексея и много других, которые пошли с оружием в руках во имя славы богачей и буржуазии уничтожать молодую рабоче-крестьянскую советскую республику.

Во время кулацкого возстания был схвачен кулаками села Сыры, Нестеровым Прохором и Корепановым Михаилом (Бугал) и из дер. Ханжи Петром Ефсеевичем, и зверски замучен начальник милиции Кожевников Алексей Ефимович из завода Тис и свезён, свален в яму, где и был зарыт.

Верный пёс, душитель и убийца рабочего класса Захаров Ефим Макарович из села Ключей, будучи в карательном отряде Чехославацких войск, бил немилосердным образом и растреливал красноармейцев. Во время нахождения белогвардейских частей в селе Ключах, Захаров Ефим Макарович и вместе ехавшие с ним ещё два его соучастника из деревни Полько к месту растрела (6 вёрст) гнал впереди себя двух захваченных красноармейцев (фамилии убитых не известны) в одном нательном белье, хлестал их плетями. После каждого удара плети кровь лилась ручьями из ран и обогрила красной кровью тела красноармейцев. Пригнанные товарищи к месту назначения были растреляны по указанию Захарова, выше церкви Чехословаками. Над лежавшими в крови убитыми красноармейцами Захаров ещё глумился, износил свой гнев ненависти к ним. Он лежащих убитых красноармейцев заставлял чехословаков рубить шашками на куски. После нескольких ударов шашок убитые были оставлены, а впоследствии свалены в яму и зарыты. В стороне не осталось и духовенство села Ключей, священник Колокольников Всеволод Александрович всячески содействовал кулачеству для уничтожения советской [32] власти, использовав для этого церковный амвон и имеющийся скрытый телефон, устроенный в стене.

Лучшие сыны пролетарского отечества, в ком билось сердце ненависти к буржуазии, пошло в ряды красной гвардии и красной армии для защиты молодой страны советов от ига русской буржуазии и иностранкой интервенции.

С момента октябрьской революции ушли добровольцами в ряды красной гвардии и красной армии Платыгин Терентий Митрофанович, Могильников Матвей Николаевич, Томилов Андрей Никифорович, Могильников Александр Николаевич, Томилов Максим Кондратьевич. В качестве беженца отступал с красной армией до Вятки гражданин села Ключей Томилов Кондратий Степанович.

При взятии данной местности красноармейскими частями некто гр-н Цивилев Спиридон Матвеевич, верный защитник кулацких идей, был мобилизован в ряды красной армии и направлен в военную часть в город Красноуфимск. При следовании в военную часть скрылся в лесу и организовал отряд из дезертиров, который опперировал по Красноуфимскому уезду. Для обеспечения своего отряда продовольствием Цивилев делал зверские налёты на мирные села и деревни, убивая советских работников, забирая у жителей продовольствие и скот.

В последствии отряд был ликвидирован, а сам бандит Цивилев был пойман продотрядом Степаненко и передан другому отряду командира Таранова, который его расстрелял. Цивилев, пользуясь сумерками дня и лёгким ранением (пуля попала в плечо, но не убила), в ночное время уполз в своё село к своим знакомим друзьям, которые перевезали его рану. Выздоровев в несколько дней, скрылся, где после время со своими братьями находится в бегах.

Оперировавшие отряды дезертиров в районе бывшего Красноуфимского уезда в 10 верстах от села Ключей схватили ехавших по лесу милиционеров Куртьявина Филиппа Ильича из села Ключей и Малафеева из завода Тис, обезоружили их, связали, зверски избили и сожгли живых на пылающих кострах огня.

В имеющейся в братской могиле в селе Ключах, выше церкви лежит схоронен один зверски замучен и сожжён Куртявин Филипп Ильич. [33]

Много прошло время с тех пор, как нестало того разгула верных псов буржуазии, от рук которых погибли десятки лучших товарищей села Торговища и Ключей.

Кровавые следы и раны, оставленные палачами буржуазии, год за годом залечиваются рабочим классом и крестьянством Советского союза. Рабочий класс и крестьянство, ещё не забыли своих палачей, верных слуг буржуазии. Те ужасы, наводимые ими, ещё не ушли из памяти их. Те завоевания октября, которые достались дорогой ценой рабочему классу и трудовому крестьянству, крепко держатся в своих руках. Если кто из врагов пролетариата попытается посягнуть на эти завоевания, они дадут им должный отпор, такой отпор, какой дали в гражданскую войну.

Мысли так и ходят, так и лезут в голову, нет, нет, да и вспомнятся те лица, которые творили зверские ужасы над людьми. Волосы дыбом становятся, чувствуешь искру раздражения и ненависть к врагам пролетариата, готов каждую минуту броситься с ними в бой, уничтожая их на каждом шагу.

Гора Благодать Кушвинскаго района Уральской области.

Парт коллектив Некрасов Антон Дмитриевич. [34]

ЦДООСО.Ф.41.Оп.2.Д.193.Л.22-34.


Суксун в 1860-х гг.
Tags: гражданская война, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments