Нетренированный военкоммунист (uncle_ho) wrote,
Нетренированный военкоммунист
uncle_ho

Category:

О славных боях 270-го полка в изложении его адъютанта А.В.Обухова. Ч.1

Изложение, правда, весьма корявое и названия населённых пунктов, наверняка, перевраны.

Вот примерная выдержка из частичного описания полка тов. Обуховым (пом. ад"ютанта нашего полка) в следствие чего он пишет следующее:

"ОТДЫХ, НОВЫЙ ПОХОД и БОЙ".

6 Мая из 1 запасного полка при инспекции пехоты 3 армии, полку был дан для пополнения баталион пехоты в составе 540 штыков с офицерским составом. Этот баталион целиком был наименован 3 баталионом полка и роты его получили нормерацию 7, 8 и 9. 7 ротой командовал тов. Ловягин, 8 ротой тов. Синявин, 9 ротой тов. Новиков; командиром баталиона в него был назначен комрот 2 роты полка тов. Моисеев. Состав баталиона был крестьянский, рабочие почти в нём совершенно не были, при том одна треть (6 рота) была из мобилизованных Петроградской, Псковской и Вятской губ., две трети (7 и 9 роты) из дезертиров Поволожья Самарской губернии. При приёме этого баталиона командир полка тов. Пирожников сказал речь с краткой историей полка и высказал уверенность, что и новые боевые товарищи в лице баталиона будут также высоко и твёрдо держать в руках знамя революции, как и старые товарищи полка и не дадут его вырвать из их рук никакими сворам контрреволюции. "ГРОМОВОЕ УРА" покрыло последние слова командира полка, и воодушевлённые красноармейцы тут же дали слово, что они или умрут или победят. Через несколько дней в полк ещё прибыло 190 человек мобилизованных и добровольцев ответственных партийных работников Вологодской губернии, из которых в полку сформирована была рота пеших разведчиков. В это время при штабе полка была создана комендатская команда, которой ранее в полку не было. Каждый день по указанию инспекции пехоты 3 армии в полку велись систематические занятия по строевой и тактической подготовке частей полка. Красноармейцы роптали на эти занятия и говорили, что заниматься совершенно зря, это ещё в Германскую войну мы знали, надо ехать на фронт и остановить шагистику. Но несмотря на такие заявления, полк, особенно старая половина его, хотя и обладавшая боевой практикой, в смысле же знаний тактических приемов и строя была слабовата. Комсостав всячески об"яснял и руководил занятиями и доказывал, что ещё не все знают, что эти знания важны для успеха борьбы с сворой контр-революции. В 3 баталионе например на одном из занятий, когда красноармейцы стали говорить, что они всё знают, их нечего обучать, комсостав баталиона дал красноармейцам [122] для решения задачки по разведке и охранения. Тут перед всем баталионом ясно выявились все недостатки и ошибки их знаний, и с тех пор молча и усиленно красноармейцы принялись за занятия, прося чаще делать полевые учения. 24 Мая полк посетил член ЦИК. тов. СТЕКЛОВ. На устроенном полковом митинге тов. СТЕКЛОВ обрисовал положение на всех фронтах Совреспублики, указал на Восфронт, как на самую главную гидру контрреволюции, которую во чтобы то ни стало надо раздавить. Единодушный крик всего полка: "Вперёд, на Урал", покрыл речь тов. Стеклова. Взводный командир команды пеших разведчиков тов. Фаличев от имени всего полка, произнеся приветствие Ц.И.К. в лице тов. СТЕКЛОВА краткой простой речью так искренно и трогательно передал преданность полка делу революции, что многие плакали, а тов. Стеклов встал, подошёл к т. Фаличеву, обнял его, поцеловал и сказал, что он верит нам и передаст наши слова Ц. И. К. Затем тов. Стеклов об"явил, что наш полк в скором времени будет отправлен на фронт и добавил : "Помните, товарищи, что за каждым вашим действием, я буду неустанно следить, и сердце моё будет радоваться и печалиться вместе с Вами". Так закончил своё заключительное слово тов. Стеклов.

25 Мая, в праздник всеобуча, полк рано утром произвёл одностороннее наступительное тактическое занятие в присутствии командующего 3 армией тов. МЕЖАНИНОВА и члена Реввоенсовета МУРАЛОВА с целью показания результата подготовки и вообще боевой готовности. Манёвры полка были выполнены хорошо. Тов. Межанинов и Муралов остались очень довольны боевой подготовкой, как красноармейцев, так и комсостава. Этим занятием полк доказал, что при желании и труде в малый срок можно добиться многого. Тот час же с манёвров полк пошел на парад, который принимал Начальник Горизонта г. Вятки тов. Блюхер. Весь город с любопытством смотрел на героев Урала, стараясь определить и удостовериться в справедливости слухов о героизме полка. Спокойно и твёрдо, как слабый ком, прошёл полк церемониальным маршом, бодростью и непоколебимой уверенностью в победе дышали его крики в ответ на приветствие и поздравление Начгара. К вечеру этого же дня было получено оффициальные письменные приказания от Реввоенсовета 3-й армии о выступлении полка на фронт к своей родной 30-й дивизии. Спешно и радостно вновь полученное обмундирование, кто снаряжение, кто чистил свои винтовки, некоторые прощались с родственниками. В воздухе так и стоял смех, шутки и весёлые песни. Не было даже ни одного вздоха сожаления о тыловой службе, и это давало резкий контраст со сборами на фронт 16 года, когда хмурые и недовольные солдаты с неохотой, руганью [122об] и пьянством собирались на фронт. Настоящие сборы резко бросались в глаза посторонним зрителям, которые с недоумением задавали вопросы, почему так рады отправляемые, и что их так веселит.

Полк погрузился ночью под звуками оркестра и под криками и пожеланием как членов Штаба, так и самих граждан в 3 эшелона и 27 Мая прибыл в город Глазов, откуда фронт был в 20 верстах. Сделав небольшой привал, полк походным порядком направился на село В.-Поданское Святогорское. За время похода дивизии полка положение на Фронте изменилось, и при подходе его к В.-Поданскому навстречу стали попадаться отступающие части. Встретились старые боевые товарищи Богоявленцы и Уральцы. Интересно было слышать, как красноармейцы рассуждали между собой: "Ну теперь Белорецкие пришли, и нас теперь уже не собьёшь", спокойно и уверенно говорили красноармейцы друг с другом. Присоединившись к телефону 29 дивизии, командиру полка удалось вызвать к аппарату начальника Штаба 30-й дивизии. Полку было приказано повернуть на Юг и, двигаясь параллельно фронту, итти в район села В. Селег. Обстановка положения на фронте принуждала к скорейшему маршу и полк, делая большие переходы, бодро красивой лентой извиваясь по дороге, шёл вперёд. От не привычки у многих красноармейцев стирались ноги, тогда они доставали у крестьян лапти, переобувались и под смех и шутки снова шагали. Вторая бригада нашей дивизии в это время вела бои в районе села Беломаза. Противник разрезал её на две части, из которых одна еле продолжала вести бой, а другая отошла на ЧАШ-КОПКУ.

1 Июня полк вышел на линию фронта, занял участок Большие Чуваши, Пивоваровски-Харкие, что по правому берегу реки Усть, штаб полка расположился в селе В. Селег., здесь был получен приказ полку переименоваться по номерации дивизии в 270. В право от полка позицию занимал 2-й Горный полк (267), в лево 269 – Богоявленский. Весь участок полка равнялся 6 верстам.

Выбросив разведку и войдя в соприкосновение с противником, полк занял позицию по линии деревень Б.-Чуваши и Потанинское в порядке баталионов слева 1, 3 и 2. Прибывшая в распоряжение полка 9-я Челябинская батарея стала на позицию около деревень Б.-Колунь. Противник против участка полка занимал позицию по линии деревень Б.Лукошно, Крокало, Райнцы, Осетинцы и Суслопаровское, из которых была выдвинута им застава на мост через реку Усть. [123]

4 июня к заставе полка от первой роты у деревни Потанинской подошла разведка противника и, обстреляв заставу, скрылись. К вечеру этого же дня участок полка был обстрелен шрапнельным огнём, не принимавший однако никакого вреда. Какое-то смутное тревожное чувство вызывала эта пальба при полной тишине и нашей бездеятельности. Красноармейцы, сидя на отдыхе, в заставах и караулах только и спрашивали: "Да почему же нас не посылают в наступление". Наконец 5 Июня был получен приказ с рассветом перейти в решительное и энергичное наступление. В штабе полка всю ночь шла оживлённая подготовительная работа и разрабатывался план аттаки. Первому баталиону была дана задача выбить противника и взять деревню Суслопаровское, второму баталиону действовать с правого фланга и захватить Картуши-Юдинское, третьему баталиону быть в. резерве за первым и по взятии последним Суслопаровки ударить на деревню Равинцы, Осетинцы и Кратколай. Общая задача полку ставилась: выход на линию деревень Заимок Мироновский, Севастьяновцы. Чуть только начало светать, как все части полка двинулись для выполнения возложенных на них задач. Кругом царила мёртвая тишина. Дорога пролегала дремучим сосновым бором, почему каждый малейший шорох гулко отдавался в воздухе. У всех лица были серьёзные, сосредоточенные, все вошли в думы, но не единого признака трусости нельзя было отметить.

Вот резко раздался выстрел, за ним другой, третий, застучал пулемёт и сосновый бор ожил. Это первый баталион подошёл к заставе противника, стоявшей на мосту у реки Усть. Первая рота под командой тов. Сысоева, подойдя незаметно к противнику на близкое расстояние, стремительно бросилась на узкий мост и от мощного ура и неудержимого натиска, сделав несколько беспорядочных выстрелов, сбила заставу противника. Это была крупная удача, так как река Усть хотя и не широкая, но глубокая и имела стратегическое значение. Перебравшись через мост, первый баталион, а затем остальные части полка повели дальнейшее наступление на цепь противника, засевшего в окопах у дер. Суслопаровское. После короткого отчаянного боя противник был выбит из окопа и обращён в бегство. Воодушевлённые красноармейцы бросились по пятам противника, но занимаемые вправо у деревни Крокалай противником высоты мешали дальнейшему продвижению 1 баталиона, так как белые вели оттуда ожесточённый огонь по нашим частям, и дальнейшее продвижение первого баталиона было приостановлено, так как второй баталион ещё не подошёл. [123об]

Третьему баталиону было приказано выбить противника с высот у деревни Кроклай и завладеть ими. Получив задание, рота под руководством помк[…] 8 направилась в обход деревни Кроклай. 7 и 9 роты двинулись к противнику для удара в лоб. Обход был сделан удачно, и противник, охваченный с трёх сторон, побросал оружия, оставил нам высоты, часть своих солдат одним пулемётом. На месте боя было подобрано брошенных винтовок до 800 штук.

После вышеописанного боя часть полка начали дальнейшее наступление. Второй баталион под командой тов. Кирякова вышел прямым путём по болоту на деревню В.-Дукошное, где сбил заставу противника и занял деревню Картуши-Юдинское. В ночь на 7 полк занял позицию в районе деревень: Логовое, Сулих, Арташевское. Успех был полный. Противник, превосходящий численностью и удобством позиции, был сбит со своей передовой линии. Сила его на участке стояла из 3-х рот 11-го Николаевского полка, полковой учебной пулемётной команды около 400 штыков и частей штурмовой бригады. Потери со стороны полка были 24 раненными и 2-мя убитыми. Про действия полка этого дня командир бригады тов. Брок в своём приказе за №48 писал: "Отмечаю хорошо разработанный и настойчиво выполненный в трудных условиях местности на значительном участке план наступления 270 стрелкового полка".

Отступивший противник занял позицию по хребту господствующих вторых высот на линии деревень: ,Васильевки, Севастьяновки, Нестеровки и Коробята. С утра 7 июня полк снова повёл наступление на указанную линию противника, который в хорошо укреплённых окопах упорно оборонялся и своим правым флангом охватывал левый фланг полка, заставил его отойти к деревне Осетинцам. Так же и на правом фланге деревни Логовой противник упорно держался. Весь день длился ожесточённый бой и только к утру 8-го Июня на левый фланг полка подошёл Богоявленский полк и, выбив противника, занял село Васильевское. После этого по обеспечением левого фланга полка противник был выбит со своего участка и отступил. По словам местного жителя потери со стороны противника за этот бой были велики. Он целый день возил раненных. Наши потери 22 раненных и 1 убитый. [124]

Отступающий противник отошёл на село Рябошевское – Малегурт и Святогорское. Полк занял позицию село Мироновское, Кульчиновский и Туры. В это время в полк прибыл приданный на время операции кавалерийский полк Красных гусар под командою товарища Фандеева. Нужно сказать – это один из лудших кавалерийских полков, основа в нём была – перешедших с германскаго фронта конногвардейских частей приблизительно до четырёх эскадронов, а остальные пополненные были на том месте, где они принимали участие в боях. От него сейчас же были высланы раз"езды на следующие населения: Таракановское, Старо-Камчино и Мелегурт. В район деревни Туро была поставлена батарея. На следующий день по дороге из села Кульминскаго на Мелегурт были высланы от полка две роты с задачей подойти к Мелегурту лесом с правой стороны, для фланговаго удара. Красным гусарам (полку) было приказано мною сделать частичное выступление. Высланные кавалеристы, с трудом преодолевая болота, которые от нас тянулись до позиции противника, приблизительно около 8 вёрст, что нас очень затрудняло, даже передвижение пехоты, а кавалеристов в особенности, где лошади с трудом выбирались из этой пучины, и не представлялось возможности подтянуть орудие и так же пулемёт, пришлось перетаскивать на себе.

Посланные кавалеристы сбили в лесу заставу противника и налётом заняли деревню Таракановское. С кавалерийскими ротами поехал и сам командир полка товарищ Фандеев и каковой мне доносит, что на противника нет возможности двигаться, который закрепился на высотах, упираясь флангами, с одной стороны в озеро, а с другой в топкое местность, и в упор стреляет в нас артиллерийским огнём, не говоря уже об оружейном и пулемётном огне, и не даёт возможности нам быть даже в опушке леса. Я после этого донесения выслал два баталиона и коковым приказал занять опушку леса, в коковой держатся до моего распоряжения. Командиру же кавалерийскаго полка тов. Фандееву приказал приехать и кавалерийские части его полка оставить около позиции, где удобнее скрыватся от глаз противникам. С прибытием товарища Фандеева, коковой обрисовал расположение противника и местность, находящуюся там, а так же и по сведениям местных граждан, что противник занимает возвышенность, и в тылу у него имеется ещё таких три возвышенности и которые имеют на всех на них выкопанные окопы противника, и противник имеет тут порядочную силу и около трех десятков пулемётов, батарею. Даже там находится какой-то генерал. Расмотрев это полностью всесторонне вопрос, что позиция противником взять двумя выходами: устроить обстрел сильным артелирийским огнём или штурмом (атака). Что же касается перваго, ураганного [125] артелирийским огнём, то это мы не в состояние сделать, то что в нашем распоряжение имелась четыре трёх линейных орудия и эти не представляется подвести на расстояние, с которого можно было бы обстреливать противника, в виду лесисто-топкой местности. По этому пришлось выбрать второй путь – штурмом не иначе как ночью с расчётом таким, что бы с разсветом противник был выбит со всех позиций. Не смотря, что нам приказано было, что бы занять позицию противника (выбить такового) утром сегодняшняго дня, во что бы то не стало, но этого мы выполнить считали, что не в каком случае не можем. И если только выполнять указанный приказ, то значит, все наши части уложить огнём противника и оставить только название этих полков, но всёдаки не в состояние выбить противника. А поэтому пришлось мне приказ не выполнять в указанное время, а дать распоряжение ждать на то особого приказа и в тоже время было приказано, как по своему полку и полку красных гусар в ночь всем быть на позиции готовыми держать тесную связь со всеми нашими ротами и баталионами на расположенных участках и по первому распоряжению без замедления быть на местах. Приблизительно в 12 или час утра вторых суток я отправился на позицию, а так же со мной и военком товарищ Фильчев. По приезде туда отдал распоряжение готовится к атаке и второе было передано двинутся вперёд быстрым темпом и достигнуть не большого растояния от противника с криками ура занимать позицию. И таким родом пошло общее наступление, общий гул, что было трудно разбирать в этот момент, а так же шла безалабердная стрельба противника и коковой конечно не выдержал натиска нашего, перебегая из одних окопов в другие и открывал стрельбу оттуда по остававшимся своим окопам, но наши в это время получались в мёртвом пространстве и с криками ура обратно под его носом и таким родом продолжая на протяжение четырёх-шести верст с криками ура и под обстрелом противника, наш полк и полк красных гусар. С расветом противник был разбит, и красные гусары впереди со своим командиром полка, который сам работал на пулемёте, а потом в атаке гнались за отступающим не частями, а генералом майором Нальчеовским, который остался на укреплённом пункте этих линий очень доволен, но оказалось все генеральские махинации полетели под натиском рабочих штыков и сабель, почему я говорю, что гнались только за одним генералом, потому что все находившиеся сдесь части оне чуть не целиком остались сдесь на месте, и некоторые из них разбегались в стороны по топким лесам, и которые брали в плен обозы, вплоть до девизионных, потому что оне все выходили постепенно. Позиция их занимала форму воронки, т. е. в тылу была одна дорога, по каковой в случае чего оне могут отступить. Если же её перехватить, то отступление не куда, так оно и вышло. Кавалерийская [125об] часть оперидила их, а таким родом и загородила дорогу, по каковой оне должны отступать. Таким родом мы разбили противника на голову заняли его три линии окопов. В этом бою полком нашим и красных гусар было взято более 9 пулемётов, много пулемётных лент, винтовок и патрон, снаряжения, пленных.

Со стороны противника действовали части Енесейскаго, Барнаульского и Ново-Николаевскаго полков, а так же части штурмовой бригады. По сообщению пленных – район Таракановское, Кишено и Мелегур укреплялся упорный пункт, и ставилось задачей держатся сдесь во чтобы то не стало. Накануне боя эти позиции были осмотрены высшим начальством, и как я указал, что таковые были очень довольны, сколько было убито их и ранено. Нет было время проверять, да и к тому же мы не считали нужным. Потеря с нашей стороны выражается в следующих цифрах: один убитый и двое раненых, из числа красных гусар: убитых двое, ранено десять человек. Удачность этого боя помогла темнота ночи с одной стороны, с другой стороны противник выслал две роты для ощупывания нашего фланга и ударить в таковой, не смотря, что фланги там найти трудно, то что оне упирались в топкие местности, и у них было дадено этим ротам условный знак, при крике ура оне двинут и остальные части на нас, но оказалось – ура сделано было с нашей стороны, таким образом сначала оне были не в состоянии разобратся, а для нас было плюсом для победы над противником, и в третьих: дружнаго натиска наших полков. После таково радостнаго боя красноармейцы и командный состав пожимали друг другу руку и поздравляли с победой. В это время я получаю приказ от командира бригады товарища Брока (бывшаго подполковника), каковой мне делает выговор и указывает не умение командовать полками. Я же ему одновременно посылаю сведения о нашей победе и копию приказа его со сведениями посылаю начдиву тов. Каширину, коковой на этот же день к вечеру отменяет приказ Комбрига и делает замечание, а в наши полки шлёт благодарность за стойкость и умелость руководить частями. После этого Комбриг отменяет свой приказ, пишет тоже благодарность и отмечает умелость руководить.

После разгрома под Мелегуртом с 10 по 16 Июня противник отступал, не оказывая серьёзнаго сопротивления, оставляя не большие части для задержки, которые при первых наших выстрелах убегали и полк безпрепятственно двигался, захватывая деревню за деревней. На конец перебежчики приносили сведения, что Пермь эвакуировается противником, от этого известия у всех товарищей увеличивалась радость и настроение, и все торопились как можно скорее нагнать противника и не дать ему утечь безнаказанно. Всё время [126] полк продвигался по лесистой местности, с начала нашего выступления от Глазова, где приходилось баталионам делать разрыв между собой на расстояние 15 вёрст, что конечно представляло большое неудобство. Но за то хорошее удобство было с прибытием на наш фронт нас, где противник всё время двигался вперёд, но мы как заняли позицию, и он пытался несколько раз нас выбить с таковых, что ему не удавалось. Он же двигался справа и слева вперёд. И тут же мы первые сделали удачный прорыв и двигалась в тыл противника, несмотря, что местами он продолжал двигатся вперёд, как примерно по занятию им Глазово, в котором мы делали высадку по прибытие на фронт. И этот наш прорыв имел громадное значение для всего фронта, как будто бы только нас ожидали. Отступали наши красные части, а не наступали. С прибытием же нас весь фронт двинулся вперёд, где конечно настроение повышалось, как у красноармейцев, так и всякого сознательнаго товарища и желающаго победить противника и видеть очищенным территорию в то время ещё РСФСР. Где и дальше продолжали с хорошим настроением, с энергичным наступлением от противника, с взаимными отношениями нашего пехотнаго полка с кавалерийскими частями красных гусаров, где противник всегда выбивался не только огнём и штыком, но и шашками. Последствие кавалерийский полк всё время шёл в авангарде полка, но удевлялись на том, что и пехотинцы не отставали, а в ином случае даже опережали. Но это ясно почему, то что кони всё время в движении, им не было отдыха, не смотря, что у красных гусар кони особого подбора, которые 15 Июня ещё раз под селом Домовым на голову разбили противника.

Наконец полк перебрался через реку Лозу в район Тюптеевская, Тюптешерская. Спешно двигались за отступающим противником и делая привалы. 17 Июня на линии селений Большая Медло, Новооняльский, Лобановский, Пикитято. 1 и 2 Раки, причём в этом районе обнаружил противника, но он ушёл, не оказывая сопротивления. Полк 19 Июня достиг центра селения Колики Лошкари.

Отсюда красные гусары пошли авангардом на завод Очер, с боем заняли Берёзовск, а затем в 2 часа на 20 Июня заняли завод Очер, через завод Очер 21 июня полк двинулся на село Шалагинское, отсюда движение полка было изменено, и он двинулся на Нытвинский завод, имея задание выйти на правый берег Камы. По проходе полка в завод непреятельская воздушная разведка бросила несколько бомб и обстреляла часть полка пулемётным огнём, и, не причинив вреда, скрылась. К утру 24 Июня полк вышел на правый берег Камы и занял позиции за Полие при Тыке. 26 Июня вследствие отхода частей бригады и дивизионных частей левыя фланговыя [126об] части полка были брошены для смены частей её и заняли правый фланг у пристани Усть-Нытва. Левый фланг до прихода Богоявленского полка охранялся сотней. Утром 28-го июня со стороны противника на охраняемый участок полка прибыло 19 человек перебежчиков 84 Сибирского полка, только что прибывшие из порода Перми. И по сообщению их выяснилось, что настроение армии Колчака подавленное, многие убегали и нехотели отступать далее своих мест, офицерство недоверчиво относилось к солдатам, подтверждением чего служил найденный на берегу Камы документ на имя Командира 15-й роты следующего содержания: "Сейчас к Вам придёт подпрапорщик Спиридонов и прапорщик Шрамков с 12 солдатами; расставьте их так по своим заставам, чтобы было беспрерывное наблюдение за людьми Вашей роты. Охрана участка остаётся в руках Вашей роты, будьте особенно бдительны сегодня. Командир 4-го баталиона Капитан Рогожников". В этот же день прибыло ещё три перебезчика, по сообщению которых на противоположном берегу противник ушёл, и последняя разведка тотчас привела лодки и паром. 30 июня полк переправился на левый берег Камы, где вся 30 дивизия была выделена в армейский резерв и 270 полк к утру 3 июля расположился в районе д. Гамово, что в 30 верстах от города Перми. 7 июля 90 бригада перешла в завод Юговской. 10 июля полк выступил по тракту на город Кунгур и 11 июля расположился вблизи его в районе д. Поповка, Сергенская, Замгвинская слободка, Полевое-Мариновое, Пихтари. 12 июля полк получил задание перейти в два перехода в район деревни Крюки, что 115 вёрст от города Кунгура, и, пройдя его, к вечеру 14 июля прибыли туда. 15 июля с новым маршом в 140 верст без днёвок полк двинулся на завод Уткинский, куда и прибыл к вечеру 18 июля. Делая марш за мартом 20 июля полк достиг завода Берёзовского, что 12 верст северо-западнее города Екатеренбурга. 21-го июля в 12 часов полк прошёл столб, что на Сибирском тракте, служащий указанием границ Европа-Азия. Ночью 22 числа полк сосредоточился в западной части города Екатеренбурга и Верх-Исецком заводе.

В городе Екатеренбурге полком был устроен грандиозный митинг, на котором участвовало всё пролетарское население города и представители вновь сформировавшейся Советской власти. На митинге отмечались исторические походы полка, выносливость [127] красноармейцев и их героизм.


Обухов Александр Васильевич

Часть 2
Часть 3
Дополнение
Tags: гражданская война, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment