Нетренированный военкоммунист (uncle_ho) wrote,
Нетренированный военкоммунист
uncle_ho

Category:

ВОСПОМИНАНИЯ ДАВЫДОВА И.Г. О ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЕ

В конце февраля месяца 1919 года 23-му Верх-Камскому полку было приказано особой бригадой 3-й армии выбить противника из деревни Марсенки и Степаненки. Означенные деревни занимал Колчаковский 25 Тобольский полк. Два батальона 23 полка, первый под командой тов. Ольшевского, второй под командой тов. Дутырева на рассвете повели наступление. Первый батальон под командой Ольшевского пошёл на Марсенки, второй на Степаненки.

Первый батальон разбил противника, захватил штаб 25 Тобольского полка, взял в плен несколько офицеров. Командир 25 Тобольского полка, полковник, застрелился. Во время этой операции двумя пулями на вылет в грудь был ранен командир первого батальона тов. Ольшевский. После его ранения я был назначен командиром первого батальона. Одновременно, второй батальон выбил противника из деревни Степаненки. Обе деревни укрепили за 23 полком. Слева по фронту полк Красных Орлов занял мельницу. Оба полка 23 и Красных Орлов связались живой связью. Справа была связь с Волынским полком. Разбитый 25 Тобольский полк противник заменил 7 Кузнецким полком. Приказа на дальнейшее наступление не было, и 23 полк остановился на этих позициях, отбивая ежедневные разведывательные атаки Кузнецкого полка. [74]

Оперативный штаб 23 полка помещался в деревне Тимофеевке, а хозяйственная часть полка в дер. Жернаковой. При штабе полка не было никакой охраны, были одни писаря, адютант полка Подраменский, помощник командира полка Богданов Павел и оружейная мастерская во главе с мастером Симановым и несколько человек резервных пулемётчиков, вооружённой силы не было. От деревни Тимофеевки по реке от деревни Тимофеевки до занимаемой позиции полком Красных Орлов было три мельницы, последнюю третью мельницу занимали части полка Красных Орлов. Последние две мельницы были не заняты нашими частями, а время от времени посещались нашей конной разведкой. От штаба 23 полка от деревни Тимофеевки до позиции, занимаемой частями полка, было расстояние 4 километра до деревни Марсенки, от Марсенок да Степаненок – 3 километра и от Марсенок до Выселка – 2 километра. Вот эти населённые пункты занимали три батальона 23 полка, лыжная и конная разведка. После разгрома белых, 25 Тобольского полка, на этом участке мы держались дней десять.

Подошедший 7 Кузнецкий полк повёл на нас наступление, но был отбит нашими частями, и больше на нас наступление не вёл, кроме крупных разведок. [74об]

Штаб нашей бригады был расположен в районе села Медного. Командиром бригады Макаром Васильевичем Васильевым был вызван в штаб бригады наш командир полка тов. Пичугов для дачи ему дальнейших оперативных операций нашему полку. Комиссар нашего полка тов. Рычков был ранен и находился на излечении в деревне Жернаковой при хозяйственной части. Наши позиции и занимаемые нами участки были связаны телефонами, связь была и со штабом полка. Уезжая в штаб бригады, командир полка Пичугов командование полком передал Богданову, а меня назначил начальником боевого участка, занимаемым нашим полком.

Надо сказать, что в тот момент у нас в полку не было людей с офицерским образованием, за исключением 2 прапорщиков – ад"ютант полка Подраменский и пом. командира полка Богданов. Часа в 4-5 вечера было уже темно, перервалась связь телефонная между дер. Марсенками и Штабом нашего полка. Мною тотчас-же были посланы два телефониста восстановить связь. Телефонист Шалев Иван, второго не помню фамилии, вернулись обратно, не дойдя до Штаба километра 2, были обстреляны заставой белых. После их доклада была послана конная разведка под командой Ладоныча с определённым заданием выбить заставу и связаться с [75] Штабом полка. Но эта операция Ладоновичу не удалась, так как белые подтянули к заставе свои пулемётные и лыжные части. Наша конная разведка вынуждена была вернуться обратно: по докладу Ладоновича выяснилось, что в деревне Тимофеевке, где помещался наш Штаб, происходит пулеметная стрельба. Для меня стало ясно, что Штаб наш занят белыми. Я знал, что писаря, ад"ютант и Богданов и не вооружённые пулемётчики не в состоянии отбить части белых. Мне пришлось снять с позиции 1-ую роту под командой Панова и выставить её заслоном на Тимофеевскую дорогу, чтобы не дать возможности противнику напасть на нас с тыла. Сейчас же был послан отряд лыжников под командой Меньшикова для связи с Красными Орлами на третью мельницу. Лыжникам удалось пробраться до 3 мельницы не по дороге, а лесом. Не дойдя до мельницы ½ километра, на опушке леса их обстреляли, они вернулись обратно. Оказалось, что части Красных Орлов мельницу оставили, белые её заняли. Я понял, что я окружён с 3-х сторон. Решил разведать четвёртую сторону, посылаю Меньшикова и Трушкова и ещё 3 лыжников связаться с Волынским полком. Через час вернулась наша разведка и доложила, что Волынский полк отступил и занимаемая им деревня [75об] занята белыми. Таким образом, мы оказались в кольце у белых.

Тотчас-же собрал маленькое совещание командиров рот и батальонов, решили на своём совещании не об"яснять рядовым стрелкам, что мы находимся в кольце. Решили из деревни Степаненки снять второй батальон, взамен его на позицию поставить конную разведку и разведкой вести демонстрацию в пешом порядке наступления на позиции белых, а второй батальон посадить на подводы и подтянуть в деревню Марсенки, для чего мобилизовать всех лошадей в деревнях Степаненки и Марсенки и Выселках. Когда всех лошадей согнали в деревню Марсенки, и части наши были размещены на лошадей, Ладонович проделал демонстрацию наступления на белых и присоединился к нам. Сняли 1 роту тов.Панова, посадили на лошадей, наши пулемёты приспособили так на санях, что не снимая их с саней можно отстреливаться. Разбили наши части так: головным пошла 1 рота как более надёжная и командир роты тов.Панов был не трус, лыжная команда, как разведка человек 50 пошла по лесу с фланга, конная разведка прикрывала наше отступление. Пулемёты были расположены по всему нашему обозу через определённый промежуток длины нашего обоза. Сам я занял средину обоза с таким расчетом, если белые [76] нападут с тыла, мне ближе попасть к месту боя, если нападут на головную часть, для меня одинаково расстояние.

Часа в 4 утра всё было готово, и мы двинулись. Целый ряд рядовых стрелков задавали мне вопросы: "Тов. Давыдов, зачем мы отступаем, ведь белые на нас не наступают. Мы позиции им отдаём даром. Несколько дней тому назад мы их с боем брали и потеряли убитыми своих товарищей". Мне пришлось им врать об"яснить, что из тактических соображений эта позиция для нас не выгодна, и есть распоряжение нам отойти на село Медное. Они мне второй вопрос: "А почему с такими предосторожностями мы едем?" "Ну, тут ребята, война, а не гулянка. Надо быть всегда на чеку". Товарищи стрелки мне поверили, но когда мы пришли в Медное, тогда они поняли, в чём дело. А в 4 часа мы двинулись. Проехать нам до Медного нужно было 15 километров. Надо торопиться до свету поспеть. На наше счастье поднялся такой сильный буран, что впереди себя за 2-3 сажени ничего не видно. Нам пришлось ехать по дороге вдоль окопов белых; их окопы были очень близко у дороги, местами сажен 15-20, но так как был сильный ураган, нам удалось благополучно проскользнуть и, кроме того, демонстрация Ладоновича наступления на белых нам очень [76об] помогла.

После мне удалось выяснить точно, под селом Гординским, когда мы наступали в мае месяце, мы поймали одного офицера в плен 7 кузнецкого полка, и он нам рассказал их план уничтожения 23 полка. Он говорил, что наши части заметили отход с мельницы Красных Орлов, и они составили план обойти нас с тыла. Кроме того, они включились телефоном в наш провод, то-есть в провод Штаба полка Красных Орлов. Как раз в этот момент оперативный штаб Красных Орлов передавал распоряжение о том, чтоб части снимались и следовали в район ст. Чепца. Подслушав это распоряжение, белые сразу после отхода Красных Орлов заняли мельницу, а потом и место расположения штаба 23 полка и нас сразу окружили с 3-х сторон. Дальше их план был таков – нас оттеснить к деревне Тимофеевке и на проселочной дороге в лесу уничтожить. Демонстрация Ладоныча спутала их план. Они думали, что мы решили наступать и они стали перебрасывать свои части к месту демонстрации деревне Степаненки. Пока они передвигали свои силы, мы благополучно под их носом проскользнули в село Медное.

По прибытии в село Медное я встретился с Богдановым и комиссаром бригады – Миковым Михаилом Николаевичем, которые приехали в Медное с тем, [77] чтобы с помощью Волынского полка нас выручить из кольца. Тут я от них узнал, что есть приказ 3 армии из особой бригады выделить 2 полка в помощь потрёпаной тогда 29 Дивизии. В число этих полков входили 22-23 полки. Из Медного мы сразу в тот же день на подводах переехали в район станции Чепца в распоряжение 29 Дивизии. Во время этой операции мы потеряли убитыми лыжника Зенкова, коммунист, забойщик с Гуневских копей, из конной разведки мусульманина, не помню его фамилии, раненым в обе ноги пулеметчика Шарапова и телефонист Капустин сбежал к белым вместе с аппаратом. Пулемёты, винтовки, патроны, продовольствие – всё вывезли с собой.

Благодаря стойкости командного состава и революционной сознательности стрелков под руководством Политотдела Штаба бригады и полка нам удавалось выдерживать натиски белых и отбивать их. При выходе полка из вражеского кольца особо отличились самоотверженностью и выдержкой ком.роты 1-й Панов, командир конной разведки Ладонович, лыжника – Меньшевиков и командир пулемётной команды Рик.

Бывший пом.командира 23 Верх-Камского полка особой бригады 3-й армии Восточного фронта И.Г.ДАВЫДОВ. [77об]

ЦДООСО.Ф.41.Оп.2.Д.197.Л.74-77об.

Tags: Красные Орлы, гражданская война, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment