Нетренированный военкоммунист (uncle_ho) wrote,
Нетренированный военкоммунист
uncle_ho

Categories:

Измена Волынского полка

или Сухопутные приключения т. Стриганова (моряка из прошлого мемуарного поста) под Режом

Ф. Стриганов.

Из воспоминаний

І. ПОЗОРНЫЙ ПЕРЕХОД НА СТОРОНУ БЕЛЫХ ВОЛЫНСКОГО ПОЛКА.

Волынский полк был сформирован в Питере из добровольцев питерских рабочих, прибывший на Урал на помощь Уральским рабочим отстоять, поступив к столице Урала Екатеринбургу, и вместе с рабочими Урала защитить завоевания октября от выступившей в 18 году контреволюции, олицетворённой чехами. Волынцы в направлении Челябинск Екатеринбурга в ряде боев потеряли большую часть своего полка, особенно под Екатеринбургом, а затем и столица Урала была взята чехами. Волынскому полку пришлось пойти для пополнения полка в Егоршинский район с. Покровское, где путём объявления мобилизации ряда возрастов был полк пополнен из бывших волостей: Егоршинской, Б. Трифоновской, Покровской, Режевской и частично ещё из других. По окончанию формирования полк двинулся в направлении Реж-Екатеринбург. Фронт был закреплён верстах в 18 от Режа по линии ж. д. и правее реки Режа дер. Пачкун было брошено 2 роты. Но основные силы полка были сосредоточены на линии ж. д. Кроме того к полку была прикомандирована рота китайцев, которая также была расположена по линии. После пополнения полку приходилось иметь не более 2-х боёв, если не считать отдельные перестрелки с разведками противника, полк представлял определённую силу, и противнику пробить было трудно. Но проведённая мобилизация для пополнения полка была проведена без всякого подбора и отсева от классово-чуждых элементов – все были поставлены под ружьё. Кроме этого партийной организации полка ещё не было. Раз"яснительная работа не проводилась. Пользуясь этим, классово-чуждая часть полка, взятая по мобилизации, не исключая и бывших офицеров, сынков торговцев, кулаков повели разлагающую работу среди мобилизованных, и полк был подготовлен к сдаче, за исключением отдельных групп добровольцев кадрового состава полка и роты китайцев.

Момент перехода к белым был предназначен тогда, как 3-я рота этого же полка придёт из д. Пачкун, эта рота прибыла под вечер на линию ж. д. и на её долю выпало занять передовую позицию правого фланга. По прибытии 3 роты в этот же вечер было заметно, что в полку не всё обстоит благополучно. Это можно было видеть из того хотя бы, что несмотря на темноту и что фронт расположен в лесу, в окопах почти не было никого, а все группировались вокруг костров разведённого огня. И что характерно, так это то, что сгруппировались у костров, таинственно о чём то разсуждали. Достаточно только показаться около костра, как сейчас же разговор прекращался. Какие же меры были приняты со стороны командного состава, чтобы привести части в боевой вид и не дать возможности спокойно проводить контреволюционное дело? Комсостав не мог принимать мер, т.к. он был из тех-же классово-чуждых элементов – избран мобилизованными. Раз они являлись выборным начальством – разве они могли пойти против своих избирателей – это одно, и второе, они не могли пойти против этого ещё и потому, что они сами были классово-чуждым элементом. В эту же ночь была выбрана делегация человек из пяти самых махровых врагов советской власти и посланы к белым для переговоров о том, что полк готов перейти – всё подготовлено. С возвращением делегации от белых, узнав о том, что белые будут утром часов в 7-8, был затребован от штаба полка бронепоезд, который якобы потребуется утром, т.к. по всей вероятности противник будет наступать. Штаб полка находился в Реже и не знал, что творится в полку, понятно почему он не мог знать, т.к. об этом не было известно тем, кто бы мог сообщить полку.

И так настаёт роковое утро – рассвет начался, вот и солнце уже выходит, а в окопах по-прежнему беспорядок всё ещё, публика толпится у несгоревших костров. Я, будучи рядовым красноармейцем в пешей разведке, подхожу к командиру 3 роты – Вехонову и говорю: "В чём дело, Вехонов? Никого в окопах, где-то все толпятся у костров, в окопах пусто. Что же это за порядок". "Что же я сделаю", – говорит командир роты. "Давай, иди – агитируй". Я ещё обращаюсь к нему и говорю, что я всё же ничего не понимаю, надо какие то меры принять вам как командиру. Он тогда ответил, что этого делать незачем, т.к. скоро придут, и мы пойдём туда, указывая в сторону противника. Тут для меня стало ясно всё, сердце моё судорожно сжалось и временная растерянность – не знаю о чём говорить, а потом решил заявить, что выход ещё есть – осталось одно – инициаторов этого дела – сдачи – надо выдать и растрелять на глазах у всего полка, а противнику дать отбой.

На мой вопрос ответа не последовало ни от командира, ни от группы людей человек 10-15, которые были с ним. Тогда я решил побежать от линии ж. д. на фланг к своим товарищам. В это время уже пулемёты были направлены, поворочены не в сторону противника, а в сторону Режа. Не успел добежать до фланга, слышу, недалеко пыхтит паровоз. Это шёл бронепоезд, высланный из Режа, якобы на помощь полку. Только успел добежать до фланга группы своих ребят и сообщить что творится, вдруг к нашему флангу подбегает группа людей 10-12 человек и кричат: "Пошли вместе". "Да куда вы?" "Сейчас из Режа пришёл бронепоезд – ему надо с тыла со стороны Режа отрезать путь, наложить шпал и всё. Сейчас придут белые". Перемогнувшись с ребятами, видимость сделали, что мы тоже пошли с ними, отошли саженей 40-50, пользуясь густым лесом, мы свернули в сторону и побежали в сторону Режа. Нас побежало в штаб человек 10. После того, как мы пошли ускоренным шагом, насколько хватало наших сил, не прошло 15 минут, как белогвардейцы прибыли. Состоялась торжественная встреча; началась сортировка сил, производство за услугу белым в чины и [1] арест подозрительных. Характерно отметить, что командир 3 роты Вехонов был тут же произведён в чин офицера, арестована была команда бронепоезда, рота китайцев, были обезоружены все подозрительные лица, были посажены в вагоны, направленные в Екатеринбург. Рота китайцев обезоруженных – на ст. Крутиха, где была растреляна из пулемётов. А все враждебно настроенные против советской власти шкурники двинулись под командой для освобождения Режа, Покровки, Трифоновой и Егоршино, по их выражению, от красных разбойников.

Наша помощь штабу полка была тщетной, т.к. мы не успели дойти до Режа версты 2, как Реж и станция были окружены конницей белых, и штаб полка отступил на ст. Егоршино. Таким образом преступная сдача Волынского полка была совершена, которая способствовала сосредоточить свои силы в направлении Н. Тагила.

В день 10-летия освобождения Урала от Колчака надо сказать одно, что позор тем, кто во имя шкурных интересов предал интересы завоеваний октября и вечная память т.т. павшим за дело освобождения рабочего класса, растреляной роте китайцев на ст. Крутиха.

ІІ. БОРЬБА ПОЛКА КРАСНЫХ ОРЛОВ ЗА РЕЖ И ЕГОРШИНО.

Полк красных орлов во время сдачи Волынского полка дрался на станции Антрацит Северо-Восточной ж.д. Богданович-Егоршино. Как только получился прорыв в направлении Режа, полку красных орлов пришлось со ст. Антрацит в срочном порядке двинуться в направлении Покровское-Реж. Красные орлы за ночь передвинули свои силы со ст. Антрацит в с. Покровское и тот же день по приходу в Покровское двинулись на Реж. Штаб полка красных орлов находился на раз"езде у с. Покровского между Егоршино и Режем. Задание части полка получили двинуться для занятия Режа, на пути продвижения на линии ж. д. версте на 8-9 от Покровска встретились с предателями Волынского полка, со шкурниками, которые под командованием вновь испечённых белых офицеров шли освободить свою местность от красных. Без всякого боя шкурники дрогнули, побросав оружие, один пулемёт, бросились бежать – некоторые обратно в Реж, а часть, пользуясь тем, что они знали хорошо место, лесами пробрались в с. Покровское, где стоял полк красных орлов. Части нашего полка двинулись дальше по линии ж.д. и версте на 15 от с. Покровского и верстах 2-3 от Режа у Хвощевского окопались, одновременно проводили разведку расположения противника.

Ночь прошла спокойно, только разведка наша и противника, когда сходились, производили перестрелку. Утром к нам на фронт должен был прийти броневик с тем, чтобы напасть на Реж и выбить противника. Поэтому при штабе полка не подалеко от вагонов осталась батарея, которой в условиях леса делать было нечего, да десятка полтора ординарцев.

Настало утро. Часов в 6 утра показался броневик противника. К-р б-на т. Ослоновский звонит в штаб полка о том, что недалеко от наших окопов показался броневик противника, высылайте срочно наш. Не прошло 10 минут, в тылу у нас слышна артиллерийская стрельба. В чём дело? Почему в тылу артиллерийская стрельба, было непонятно. В этот момент броневик противника подходит к нашим окопам, как только сравнялся с окопами, открыл ураганный огонь из двух пушек 3-х дюймовых и с обоих бортов пулемётный. Наши части полка от этого не дрогнули, лежали в окопах в ожидании пехоты противника. Во время стрельбы с броневика белых из штаба полка красных орлов прискакал вестовой т. Анашкин, командиру батальона т. Ослоновскому вручил донесение от Ф. Акулова, что отступайте, с. Покровское занято белыми. Командир боевого участка т. Ослоновский дал распоряжение передать по цепи, по направлению окопов отступить. Отойдя по окопам в лес, где бы меньше было опасности от пулеметов броневика, двинуться по направлению в тыл. Одновременно последовало распоряжение одному из красноармейцев т. Таряеву В.С., чтобы он перебрался через линию ж.д. под огнём разрывающихся снарядов и градом пуль от пулемётов броневика белых, сообщить нашим частям, расположенным на левом фланге, об отступлении. Красноармеец Таряев поручение честно выполнил и вернулся обратно – доложил командиру, что Ваше приказание передал. Отступая в тыл по направлению к с. Покровскому, наша задача была пробраться на ст. Самоцвет. Как только вышли в поля, вдали виднелось с. Покровское, мы увидали, что село горит.

Прошли не менее 10 вёрст, обходя село Покровское с северной стороны, мы заметили, по направлению к нам двигается человек верхом. Мы полагали, что это разведка белых, нет, смотрим, всё ближе и ближе приближается прямо на нас. Не доезжая до нас метров 200, мы узнали, что это ординарец нашего полка. Бросились все его спрашивать, как и что, и почему Покровское пало, он сообщает, что Покровское снова в наших руках.

Дело было так. Когда мы силы полка двинули на Реж, белые составили сильную группу человек 300-400 из предателей, которые сдались в Волынском полку, как знающих все лесные тропинки. Он их послал брать свои сёла и деревни. Когда обходная группа зашла в обход, то с. Покровское им удалось взять без боя, т.к. в селе почти никого не было, за исключением отдельных красноармейцев, которые были около штаба полка. После занятия с. Покровского в самом центре села сгруппировались и двинулись в атаку на штаб полка красных орлов и батарею. Как только вылезли из села белые, Ф. Акулов приказал батарее бить в упор [1об] шрапнелью по белякам. В этот момент со станции Егоршино идущий броневик к нам на фронт под Реж вынужден был, не доходя до штаба полка, с северо-восточной части села встать и обстреливать село зажигательными снарядами. Командир полка Ф. Акулов, видя замешательство, панику в рядах белых, нанесённую в упор артиллерией, собрал всех, что только можно было собрать, всех вестовых, которых набралось человек 25-30, и ринул в атаку на ура. Противник дрогнул, началось бегство в село, а когда увидали (кавалерия) собранных вестовых под командой Ф. Акулова, ещё больше началась паника. А Ф.Акулову только этого и было нужно, вперёд ура, вперёд ура, и давай крошить эту бегущую банду. Большинство из обходной группы были побиты, просто изрублены лихой кавалерией 25-30 человек, часть ранены, село горит, и Покровское снова в наших руках. Когда мы прошли в штаб полка, Ф. Акулов гуляет на раз"езде около штаба, на вопрос т. Ослоновского – как дела, фронт? т. Ф. Акулов ответил: "Я их разбузовал – вот и всё".

Ф. Стриганов [2]

ЦДООСО.Ф.41.Оп.2.Д.99.Л.1-2.

Tags: Красные Орлы, гражданская война, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment