Нетренированный военкоммунист (uncle_ho) wrote,
Нетренированный военкоммунист
uncle_ho

Category:

Тов. Бороздин и 10 лет революции

ВОСПОМИНАНИЯ за 10-ть ЛЕТ РЕВОЛЮЦИИ

В 17-м году из Ленинграда прибыл на Урал в завод Сосьва. Настроение части рабочих было эссеровское, руководил эссерами врач Ф. В то время чувствовался большой под"ём духа, боевое революционное настроение. В силу того, что публика смешивалась таким порядком, что часть рабочих искала выхода из положения, а прибывающие из армии солдаты конкретно вносили всё новую и новую струю с более революционной ясностью – борьбы за власть.

Скоро после Октябрьских дней было получено воззвание областных органов об организации добровольческих отрядов против Дутова. На это откликнулась передовая часть рабочих, а главное, большинство старых солдат. В несколько дней был сформирован отряд в количестве 90-100 человек, который и направился в б/Екатеринбург, в распоряжение созданных уже военных организаций. Такие же отряды прибыли из ряда других заводов Урала. Нельзя не отметить выделявшихся своей боевой революционностью отрядов: Алапаевскаго, Сосьвинскаго, Верх-Исетскаго.

Тут же немедленно было приступлено к организации военных частей (Декабрь 17 года). Во главе [31] организации стояли т. т. Цыркунов, Малышев Иван, Мрачковский С. , Толмачёв Н. и ряд других товарищей.

Было решено организовать отряды по четыреста человек; шёл довольно сильный спор о наименовании отрядов. Предложения назвать: баталлион, полк, ни кто не хотел, считая их старыми порядками. В конце концов пришли к заключению – назвать дружинами, после чего были выбраны начальники дружин, командиры сотен, взводов и т. д.

При проверке военных знаний выявилось, что некоторые товарищи не имеют понятия, как обращаться с оружием (винтовкой). Времени слишком было мало. Контр-революция, во главе казачьяго атамана Дутова в районе Троицка, развивала свои действия, организуя военныя части для свержения советской власти. В тоже время нельзя было выступить с совершенно не подготовленными частями. Поэтому было решено приступить к обучению в строю и обращению с оружием, выделившийся кадр старых солдат принялся обучать. С какой революционной жаждой обучались рабочие, каждый во время перерыва упорно доказывал, что он усвоил правильность того или иного приёма, и уже сейчас контр-революционеры от его пули не уйдут.

В целом же было настроение таково, что скорей бы встретить врага и померяться с ним силами.

Обучение продолжалось не долго, всего лишь 5-6 дней. Положение в районе Троицка сложилось таковое, что требовало немедленно притока военных сил. Организовавшиеся 4 Уральских Дружины в [32] срочном порядке грузили в эшелоны и один за другим двигались по направлению к городу Троицку.

Прибывшие части в Троицке должны были доформироваться.

К вечеру был решён вопрос об организации кавалерии, ибо это диктовалось необходимостью в силу того, что отряды должны были встретиться с казачьими конными частями. Тут же были выделены из дружин товарищи в кавалерию. Н-ком кавалерийской сотни был назначен т. Митин С. из Сосьвинской сотни.

Кавалеристов оказалось очень ограниченное количество. Слишком трудно начать было организацию отряда, но не останавливаясь ни перед чем, к тому же обстановка требовала твёрдой решительности, было к этому приступлено. Получили сёдла из имеющагося в г. Троицке казачьяго запаса. При получении сёдел каваллеристы без лошадей целую ночь на станции Троицк в вогзале занимались сборкой полученных сёдел под руководством нескольких товарищей (каваллеристов).

Утро поставило бойцев перед необходимостью получения лошадей и умения обращаться с ними, часть отправилась на конный завод Яушева, где и забрали кровных лошадей, при чём дополнительно забрали и рабочих. В непродолжительный срок сотня была готова.

Положение было следующее: каваллеристы были вооружены с ног до головы: винтовки, наган, шашка, несколько бомб, ленты, патроны и т. д. [33]

При обращении с лошадями многие по несколько раз садились и падали, другие практиковали посадку с угла, или находили возвышенные места (со сруб).

Казачества в это время, среди наших отрядов не было. Выступили с теми силами, которые были; главное было то, что все были в боевом революционном настроении и, не замечая недостатков, рвались в бой.

ПЕРВЫЙ ПОХОД.

Боевые дружины и каваллерия двинулись в пешом порядке по направлению к Верхне-Уральску; первый переход до станицы Берлин от Троицка 25 верст показал в особенности качество каваллерии. Некоторые не могли после перехода встать и двигаться; требовалась настойчивость дальнейшаго движения вперёд. При остановках в стане казачество не доброжелательно встречало наши дружины, старики уходили в степь. Можно было встретить казаков, прибывших с фронта, которые сочувствовали нам, но и то не в полной мере.

Пехота походы переносила лучше, чем кавалерия. Каваллеристы стали обменивать кровных лошадей на казачьих строевых, которые более подходили для них.

Была достигнута пункт – станица Сухтели. Здесь развернулись фронтом, поставив в ограде одного дома имеющиеся два трёхдюймовых орудия и стали ожидать наступления противника. Пошли усиленные разговоры о недостатке патронов и т. д. Боевых запасов старшее командование [34] имело, но ввиду могущаго произойти обратнаго отступления надо было проверить настроение бойцов. Начальники дружин были выборные. Шёл усиленный спор между командиром дружины Кадуниным, который настаивал на отступлении, с командиром сотни тов. Балдиным С. Этот спор вызвал некоторое замешательство в частях.

Белые в это время подходили всё ближе и через несколько дней повели наступление. Наша пехота отошла с боем, а для прикрытия отступления оставалась кавалерия, которая получила первое боевое крещение. В этом бою был нанесён удар шашкой нашему каваллеристу тов. Толмачеву А., рабочему из Сосьвенской сотни, умершему в Троицке, а несколько товарищей были ранены. Это произвело тяжёлое впечатление на отряды, а главное безпокоило всех отсутствие патронов, и каждый относился к патрону, как к чему то самому дорогому.

Благодаря удачной стрельбе нашей артиллерии, атака противника была отбита, и в тоже время был получен приказ об отступлении обратно в Троицк.

Боевые колонны двинулись – путь был тяжёл. Для всех стало ясно, что казачество организовалось, в тылу противник, с которым держали бой, вёл наступление по пятам. Патронов нет, впереди должна быть сильная засада – эта мысль пронизала каждаго. Были мрачно суровые лица, некогда было искать виноватаго, не разговаривая друг с другом, чувствовалось – что который искал выход из положения, отдал бы всё, чтоб только помочь своему начальнику. [35]

Помню, что Н. Толмачев несколько раз под"езжал, хотел завести разговор и часто не получал ответа, перед встречей с противником настойчиво спросил: "Павел, как ты думаешь, выйдем из положения?" Нам на помощь идёт тов. Блюхер и Челябинский отряд железнодорожных рабочих. Ответ был один: "Умрём все, но белым не сдадимся". Это было подхвачено всеми едущими вместе, ибо в такой обстановке люди не могут иначе разсуждать.

БОЙ У ЧЁРНОЙ РЕЧКИ.

К вечеру достигли станицы Берлин в 25 верстах от Троицка, где наша передовая разведка встретилась уже с раз"ездом противника, который отошёл от станицы по направлению к Троицку. Перед нами встал вопрос: Троицк занят белыми, или же перед городом ждёт нас противник. Были слухи, что один из наших отрядов дерётся в другом направлении от Троицка.

Сообщали, что командир отряда убит и противник занимает город, – было ясно одно, что всякое промедление грозит тому, что двигающиёся с зади противник поведёт наступление с тылу, и мы можем оказаться в кольце противника. Двинулись. Стало темнеть. Через несколько верст показалась Чёрная речка, и появились заставы белых. Приказано было развернуть фронт. Пехота быстро оказалась в цепи, кавалерии же мешал снег. Всё же по приказанию командира сотни за пехотой кавалерия шла цепью. [36]

Противник встретил нас ружейным огнём. Кавалеристы начинают переглядываться и наклоняться от свистящих пуль. Когда первые цепи вступили в бой, началась переброска частей на фланг – в это время в передовой цепи ранили в грудь тов. Замятина. Рядом лежащий с ним машинист Нечаев настолько перепугался, что потерял сознание и его санитары унесли вместе с ранеными в повозку. Очнулся последний только в Троицке и оказался здоровым.

Бой развёртывался всё в большей мере. Наша трудность заключалась в слишком большом обозе, который тянулся на несколько вёрст. В зимнее время дорога слишком узкая. Отсутствие патронов, а главное незнакомство с военным делом и боевой обстановкой, – сильно отражалось на настроении дружин, а момент требовал решения вопроса: Победить или сдаться. Бой развернулся до высших пределов. Противник режет пулемётным огнём, находясь в значительно удобных позициях у моста и по берегу речки. Нет возможности и нашим частям одолеть пулемёты, решено двинуть нашу артиллерию на передовые цепи.

Под артиллерийским огнём густые цепи двинулись грудью на противника. Белые попробовали пустить кавалерию с пиками на наши цепи, которая схватилась с нашей необученной кавалерией. Под дружным напором пехоты и кавалерии противник должен был отступить, оставив убитых и раненых. [37]

Наш приём вызвал большой под"ём среди всех, и дружным ударом мы сбили противника овладев Чёрной речкой и мостом, захватив лошадей, убитых и раненых; тут узнав настоящее положение, двинулись быстро в город. Первым вошёл конный раз’езд, за ним раненые. При входе в город были встречены у заставы, организованной местной властью. При размещении раненых в больницы персонал оказался контр-революционным и абсолютно не хотел принимать их, а тем более что либо для них сделать.

Расположились в городе на станции. В это время пробивался к Троицку отряд тов. Блюхера, с которым мы и соединились.

ОЧИЩЕНИЕ ОТРЯДОВ.

После урока, который, получили отряды, произошло очищение их от неустойчивых элементов.

Организовалась отдельная группа человек в 60-80, которая пред"явила:

1. Что ей надо сапоги форменные, иначе они не могут воевать.

2. Что не правильный был план действий, и их сознательно подводили, чтобы уничтожить и почему Начальство в кожанных костюмах.

Не мало стоило трудов партийным товарищам доказать неправильность их понимания. Т. т. Толмачёв, Малышев и друг. по несколько часов у вагонов и в вагонах занимались агитацией, но ни чего не помогало, они решили ехать по домам, и во главе с начальником дружины А. Кадцыным, [38] командиром сотни тов. Е. Бондиным, под предлогом провожать убитаго тов. А. Толмачева – уехали с фронта по домам. Если разсмотрим эту группу, то социально она имела следующий характер: мелкая интелегенция, служащие, незначительная часть рабочих, поддавшихся ихнему настроению и, спасая свою шкуру, перепугавшихся во время боя.

Ясно, они не могли думать о дальнейшей борьбе. Для них понятие борьбы за власть, за диктатуру пролетариата было чуждо. Но было показательно для отрядов и ясно – кто будет за революцию и за диктатуру пролетариата, не останавливаясь ни перед какими опасностями.

СНОВА В НАСТУПЛЕНИЕ.

По прибытии в город Троицк было решено командование об"единить в одних руках – командующим всех вооруженных сил был выдвинут тов. БЛЮХЕР.

Части, оправившись от тяжёлаго похода и не посильных боев, пополнившись новыми силами – снова рвались в бой. Все чувствовали себя бодро и как будто бы знающими военное дело в совершенстве, не замечая своих недостатков.

Каждый горел желанием разбить белых, которые мешают строить советскую власть.

Через несколько дней был издан приказ о выступлении на фронт. Всё было готово, – двинулись по направлению станицы Париж. При подходе к ней встретили конные раз"езды противника, с которыми у передовых частей завязалась перестрелка за обладание [39] переправой. В результате наша кавалерия овладела мостом и начала преследовать отступающаго противника, оставшийся на мосту один мусульманин был представлен в штаб и сказал, что он из отряда тов. Коденцева, штаб котораго расположен в 20 верстах от нашего места стоянки. Надо отметить, что наши штабы, как главные, так и другие по обыкновению находились всегда впереди. Не было особенных делений, и в тоже время была самая жёсткая революционная дисциплина.

ПРИМЕРНО: за взятие самовольно молока у казачки двух краногвардейцев решено было разстрелять. Все поддерживали такую дисциплину, и это было достойно чести бойца революции.

Сгруппировавшиеся в станице все части выделили из себя конный отряд для соединения с частью тов. Кодинцева, который находился в станице.

Соединившись с отрядом, настроение у всех стало ещё боевее. Обменявшись мнениями, отряды пошли каждый в своём направлении.

На долю наших отрядов выпада встреча с противником. Эта встреча показала нашу боеспособность в том, что мы можем не только отступать и наступать, но также и бить противника. Разбив главные силы Дутова, преследуя его по казачьим станицам по направлении Тургайской области при трудных условиях, рабочие дружины всё больше и больше закалялись. [40]

Остатки белогвардейских банд во главе с Дутовым скрылись в Тургайской области.

Уничтожению их помешала река, которая не дала нам следом перебраться за противником.

После боевых переходов все части снова сгруппировались в городе Троицке – куда на пополнение прибыли Надеждинские и другие рабочие, организованные в боевые дружины, а также и значительное количество чехословацких эшелонов. В нашем понимании – это была смена после условных шести месяцев, которые назначались в виде срока службы.

Наши боевые дружины стали возвращаться снова в столицу Урала быв. Екатеринбург. Части, пришедшие с тов. Блюхером, и новое пополнение отправились для дальнейших операций. Гарнизонную службу остались нести чехо-словацкие части, которые в самом непродолжительном времени возстали против Советской власти.

Прибыв в родной город, испытанные бойцы стали возвращаться по домам с таким расчётом, чтобы передохнуть, поделиться впечатлением и помочь семье.

Абсолютное большинство заявляли, что они всегда снова готовы встать в боевые ряды и бороться против контр-революции. [41]

После возвращения из отряда пришлось вернуться снова в Сосвинский завод. Обстановка завода сложилась так, что рабочие должны были для работы завода получить руду со станции Филькино 120 верст от завода, куда и отправились организационные артели из рабочих. Вернувшись с фронта, встали на работу, которая продолжалась недолго всего лиш две три недели. Работа была тяжёлая, грязная, но, не обращая внимания не на что, рабочие знали, что делают для себя.

Вскоре начались выборы Делового Совета Округа, куда каждый завод посылал своего представителя.

Деловой Совет представлял из себя 9 тов. Состав, который переизбирался, состоял из служащих, рабочих-эссеров-меньшевиков. Последние не хотели не в какой мере передать власти другим. От Сосвинского завода был представитель (рабоч. токарь меньшевик) гр. Шамонин П. , председатель был рабочий Надеждинского завода Злоказов, который находился под влиянием специалистов, стараясь подделаться к ним. Большинство в совете были служащие.

На общем собрании рабочих завода представителем в деловой совет была выдвинута кандидатура П. Бороздина. После избрания явившись в Надеждинский завод, я получил выше указанные сведения и дополнительную информацию от тов. Засловского, Рестаса и других. Стало ясным что предстоит большая новая работа, при с"езде нового состава непришлось сразу приступить к работе, ибо партийные и союзные организации вели борьбу со старым деловым советом округа. Пришлось раз"ехаться с условием, что вызовут телеграфно.

Через непродолжительное время были получены телеграммы, новый состав делового совета, собравшись, провёл организационное заседание и выделил из себя Председателя П. Бороздина, заведующих отделами: финансовой т. Калмыков, Горный отд. Семёнова и других. Выделяя ряд товарищей для управления Надеждинским заводом. [42]

Работа была новая для рабочих, не имеющих о ней представления. Не было ясно, с какого конца начать. Старый деловой совет во главе с председателем Злоказовым временно оставался для ознакомления нас с делами, но саботировал, приходилось искать свои методы работы. Благодаря помощи со стороны Союза, в особенности тов. Рестаса, который много уделял этому внимания, начали свою работу.

К тому через некоторое время, бывший главным инженером С.Н. Дорогов, поддерживающий Злоказова, изменил своё отношение к нам, т.е. стал помогать и даже учить работать. Надо представить заседание делового совета, на которое собралось до 40 человек, представители всех организаций заводов и за частую рабочие из завода. На повестку дня ставили десятки вопросов: Распоряжение Области отгрузить или нет по наряду железо, не плотить церкви деньги, признавать ли Ленинградскую контору и ряд других. По всем вопросам каждый считал обязанным что либо сказать. Относилось ли это к делу или нет, это не кого не касалось. Между собой по вопросам первое время Совет недоговаривался, зачастую собрания длились с утра до вечера. Но через определённый период времени стала работа направляться.

Характерный пример:Решение Делового Совета о снятии с содержания заводами церквей вызвала картину, что по цехам со стороны рабочих об этом поступили запросы. С большим трудом при помощи организаций раз"яснили рабочим правильность решения, тогда стали приходить делегаты от обывателей, иногда не приходилось церемониться категорическим ответом и заставляли прекратить разговор и подчиняться.

Увидев, что из этого нечего не выходит, духовенство решило действовать само. Один из свещенников в продолжении 2-х часов старался убедить председателя о неправильности решения и доказывал, что они составляют тоже общество, являются пастырями мирян и идут в переди масс всюду. Доказывал, что это решение против народной воли. [43] Категорическим отказом об изменении решения и указанием оставить кабинет святой отец ушёл неудовлетворённым.

Партийные организации работали все открыто. В период 18 года выделялись особенно анархисты. Количественно преобладали меньшевики и эссеры. В начале небольшая группа старых большевиков организовала вокруг себя лучшую часть рабочего класса и вела свою работу. Партруководителем коммунистов являлся тов. Засловский, председатель Совета, который был занят формированием отрядов; т. Кирсанов, Рестос, Андреев, которые фактически руководили властью организациями и деловым советом. Все предприятия работали нормально (равным ходом). Стали наступать более трудные моменты; часть рабочих отправлялась на фронт, шли анархисты, эссеры, большевики; особенного разбора не было, на оставшихся надвигался голод. Продовольствие подавать Область не стала, свои запасы уничтожились, требовались героические мероприятия, как со стороны рабочих так и организаций. С большим трудом доставали кое где овёс. Взяли изо всех лесничеств оставшиеся запасы мяса, которое загнило. В нашем распоряжении был овёс очень плохой, гнилое мясо и испорченная вобла. Наступающие холода поставили вопрос о топливе, что является главным и до сего времени. В Надеждинском производстве были спущены в реку 900 куб. дров, которые могли замерзнуть в воде, из за чего могло встать производство.

Был остановлен весь Надеждинский завод за исключением газо-электрического цеха, рабочие и служащие все как один были брошены на эту работу, получая фунт испорченного мяса, 2 фунта овса. Не останавливаясь не перед чем, работа была закончена, сдесь рабочие показали, насколько дорого им своё производство, рабочие поняли, кто из спорящих партий прав и ещё более доверия выразили коммунистической партии. Последняя в своём [44] составе по количеству дошла до 800 человек.

На ряду с голодом стали разноситься тревожные слухи о сдаче белым столицы Урала Сверловска, часть рабочих отправилась на фронт, остающиеся упорно вели свою работу. Контреволюция в районе начала поднимать голову.

Деловой Совет получил распоряжение из Облсовнархоза, который состоял из председателя т. И.И. Корякина, членов В.Н. Андронникова, А.А. Кузмина об эвакуации ценных материалов и изделий. Составили соображения, из которых выявилось, что на эвакуацию потребовалось бы отправлять 30 дней, по 2 эшалона в день. Задачи были непосильны. После обмена мнениями в Облсовнархозе предложили взять, что самое ценное. Настроения в областных организациях не было твёрдого. Некто не хотел думать об отступлении. Получив ограниченное количество продовольствия, продолжали свою работу обычным порядком.

В средине октября положение стало напряжённое. Вечером тов. Сапожников вызвал к себе и сообщил сведения с фронта. Положение такое: Наши Красные войска отступают от Н-Тагила, противник идет в обход на гор. Верхотурье, этим самым отрежет Надеждинский район, который находится севернее 90 верст, и тогда трудно будет выходить из положения.

Было решено готовиться к эвакуации, а главное выплатить заработную плату рабочим из расчёта полутора-месячного заработка, за сутки всё было проделано. Не хватило денег одному Сосвинскому заводу. Был срочно отправлен член правления т. Н. Белоусов в Пермь за деньгами (последнему не пришлось вернуться, мы уже отступили). Сама подготовка выражалась в том, что все распоряжения общего характера получались от т. Сапожникова, председатель Делового Совета сутки находился в своем кабинете, отвечая на запросы или давая распоряжения. Атмосфера была напряжённая. [45] Коммунистов членов Делового совета больше не было. Надо было давать ответы рабочим, специалистам и следить за тем, что бы взять с собой необходимое. Член правления тов. Калмыков решил по чему то забрать с собой мешки со счетами, ордерами и другими архивными бумагами. Работая в Райкоме Металлистов т. Филатов А. (сейчас управ. Злат.зав.) настаивал забрать все телефоны, которые, по его мнению, тогда составляли ценность и при отсутствии последних в области трудно было бы отстаивать что-либо в Деловом Совете. Занимались эвакуацией 2-е Бороздин пред. и Калмыков и с помощью других организаций что могли, взяли.

Настал решительный момент. Стали отступать, приготовили 2 эшалона, коммунисты отступали в небольшом количестве. В это время из рудничных рабочих организовался отряд, начал преследовать отступающих. Прибыли на станцию Верхотурье, где был штаб боевого участка под командой т. Васильева. В нескольких верстах от города шли бои. Рабочие Сосвинского завода отступали по направлению к Верхотурью по романовскому тракту, нельзя не отметить геройство и мужество Сосвинских рабочих. При отступлении в их рядах можно было видеть рабочих от 60 до 15 лет. Всё трудоспособное население из мужчин ушло целиком из завода, не желая оставаться у белых. За частую можно встретить отца с сыном или нескольких братьев: Балдиных 3 брата, Коуцыных 3 брата, Бороздиных 6 чел., старш. брат 58 л. с 3 сыновьями от 17 до 30 лет. Рабочие тут же по приказу были организованы в отряды, Надеждинска под командой т. … Сосвинские во главе тов. Балдина. Эти рабочие были влиты в действующую армию и остались до взятия Урала вновь Красной Армией. 19 июля домой вернулись семейные старики, оставшиеся живыми, а молодые остались до последу в рядах Красной Армии.

Будучи вызванным в штаб Н-ка участка тов. Васильеву (командир сводн. дивизии), было предложено на основании телеграммы из Облсовнархоза выехать [46] для отчёта в Пермь, к отчету перед … Когда были заданы вопросы об эвакуации ценностей, оказалось что мы оставили золото больше пуда и 29 фунт. платины, которые оставалось на приисках Округа. Надо было привлекать кое кого к ответственности, но принимая во внимание обстановку, в которой находились коммунисты, трудно было что либо решить. В результате упорных боев на фронте, которые продолжались в порядке настойчивости противника, передние цепи которого состояли из пьяных крестьян, вторые из солдат, третьи казачество и позади офицерство. Вся эта пьяная масса валила на пулемёты и оружейный огонь, с большими жертвами брала наши позиции, результатом чего Красная Армия отступила по направлению к Перми.

28 ДИВИЗИЯ.

В Феврале месяце 19 года организованные коммунистические отряды из Воткинска-Ижевска были направлены в распоряжение 2-й Армии. Мы попали в 28 железную дивизию Азина в 247 ст. полк, который состоял из добровольческого отряда т. Чеверева, Уфимских рабочих и ряда мусульман. Командовал в то время полком т. Ренфелод. При тяжёлых отступлениях до Вятских полян полк с боем отходил, сохраняя в своем составе бойцев.

После месячной передышки и переорганизации частей фронта 15 Мая 1919 года был прочитан приказ по частям 2-й армии, где говорилось, что противник зарвался, намерен уничвожить Советскую Власть, дорогие Октябрьские завоевания рабочему классу и крестьянству. Красная Армия этого допустить не может, дружным ударом уничтожит белогвардейские банды, освободит Красный Урал и затем весь Советский Союз от буржуазных наёмщиков. Мая 15 должен быть днём решительного наступления Красной Армии. Этот короткий приказ сжимал сердце каждого бойца, все не могли дождаться боя. [47]

Утром переправились на пароходах через реку Вятку, Каму. Противник здал свои позиции, в панике отступая от 28 дивизии. Были взяты Сарапуль, Ижевск, Воткинск, Оса Красноуфимск, а 15 Июля Красная столица Урала Свердловск.

По приказу армии взятие Свердловска принадлежало 21 дивизии; благодаря храбрости 28 дивизии во главе её Н-ка тов. Азина и комиссара Пылаева 28 дивизия оказалась в городе первой. Нельзя не отметить торжественной стречи населением Красных частей. Вечером было созвано городское собрание в гор.театре. Театр был переполнен. Двое из меньшевиков или эссеров поставили вопрос, что заслуги временного правительства и в том числе их те, что рабочий класс у власти. Эти меньшевики были с шумом и свистом прогнаны с трибуны. Рабочие определенно заявили: "Мы знаем своих друзей и врагов". Наш вождь единственная коммунистическая партия, которая ведёт нас по правильному пути и борется за освобождение трудящихся.

Противник преследовался частями 3-й армии по направлению в Сибирь.

28 дивизия была переброшена под Царицын.

Оставшись от дивизий по случаю ранения в Перми встретил идущих из Москвы для организации Уральских органов: т. Андронникова, Маслова, инженера Юшкова, Гуревича и др. Товарищам дали мандат на право организации Управления Надеждинского Округа.

В тоже время пришлось в Перми встретить прибывших из Надеждинска т. т. Никитина, Портнова – эссеры, которые в первую очередь нащупывали почву как организуется власть, за кем останется приимущество в руководстве. У них на месте организация была в целом эссеровская. В тоже время был направлен в Надеждинск т. Сапожников, надо было поставить работу с таким расчётом, что бы обеспечить партийное руководство во всех областях. Не было для этого людей, пришлось вести депломатические разговоры с эссерами и ждать приезда товарищей. Быстро товарищи под"ехали. [48]

Районный Комитет повёл решительную борьбу с Эссерскими тенденциями. Несколько заседаний на квартирах и решительные заявления распустить свою организацию повлияли до такой степени на эсеров, что последние растерялись.

Было принято решение распустить их комитет, но пришлось несколько человек взять в нашу партию и в том числе Никитина, который пользовался достаточной популярностью среди рабочих и остался на посту председателя Совета.

НА СИБИРСКОМ ФРОНТЕ

Противник, пользуясь перегруппировкой наших сил, сосредоточил свой главный удар, приимущественно кавалерией, под Ишимом. Этим заставил части Красной Армии приостановить на некоторое время активное наступление. Было решено Областными организациями создание Красно-уральской дивизии. Порядочное число командиров раз"ехались по заводам и деревням для вербовки добровольцев, довольно быстро была организована дивизия. В то же время части фронта опрокинули противника и вели его преследование.

ОРГАНИЗАЦИЯ ПЕРВОЙ ТРУДОВОЙ АРМИИ.

При ликвидации Восточного фронта приказом Реввоенсовета 3-я армия переходила на трудовой фронт, и из неё была организована 1-я трудовая армия, главным образом из нестроевых частей, как то военно полевых строительств, запасных частей и др.

Возлагалась совтрудовая армия т. Пятаковым, его влияние распространилось на всю промышленность. При совтрудармии был организован Комитет по трудовой повинности. Работа заключалась в распределении частей по работам, ликвидация восточного фронта и демобилизации старших возрастов. Военные части были расположены: 56-я военно-полевое строительство – Челябинские копи. Десятая дружина – Надеждинск, 9-я полев.строит. – Кушва, [49] Южный Урал – Кизеловские кони, главным образом воинские части были заняты на угольных копях и лесозаготовках. Если расмотреть Уральскую промышленность 1920 года, то они были труппом, и только усилиями твердой воли в обстановке голода рабочие вместе с Красной Армией заставили дымиться фабричные трубы. Нельзя сейчас представить обстановку работы Челябинских копей, на работе, паёк, землянки, в которых набито по несколько человек, друг на друге, тиф сваливал людей. Вся эта жуткая картина не была страшна для рабочих Урала. Они, уверенные в своих победах, под руководством коммунистической партии делали свое дело, возстанавливая разрушенное и разграбленное белыми народное хозяйство.

В Мае месяце при начале войны с Польшей Уральские рабочие снова большая их часть вернулись в ряды армии. Оставшиеся товарищи дали слово не ослабляя сил вести работу под возстановлением производства, и единый дух и воля к победе рабочего класса стали непобедимыми.

При начале польской компании Приуральский округ дал назначение в приуральской кавалер.дивизион, расположенный в районах г. Кунгура, задачи дивизиона, формирование маршевых эскадронов для фронта.

Дивизион состоял из Троицкого казачества. Казаки были хорошо настроены к Советской Власти. Молодёж рвалась на фронт.

В начале 21 года мы имели бандитское возстание в Красно-Уфимском районе. Банды под командой Дремена под эссеровским влиянием выдвигали лозунг борьбы советов за советы без коммунистов, но вскоре были ликвидированы. Вернувшись после ликвидации, кавалер.дивизион был переброшен в распоряжение Тамбовского командования, где и переорганизовался в 3-й При-Уральский полк. Тут Уральское казачество показало себя с боевой стороны и преданности Советской Власти. До 12 товарищей в полку были представлены к наградам и получили ордена Красного Знамени.

Уральские рабочие, крестьяне и казачество доказали свою преданность Советской Власти под [50] руководством Коммунистической Партии и всегда были передовыми бойцами на любом участке фронта, боевом и хозяйственном.

В десятилетие Октябрьской революции подводя итоги революционной борьбы и хозяйственного строительства, мы имеем результат работы нашей промышленности выше довоенной. Промышленность Урала требует средства, часть из них надо расчитывать на получение от Правительства, другую часть Уральские рабочие должны изыскать внутри себя путем рационализации производства и экономии.

Уральский рабочий не может успокоиться мирной обстановкой. Классовые враги готовят новую бойню и уничтожение трудящихся, главным образом имея ввиду уничтожение Союза Советских Социалистических Республик, их расчеты ошибочны.

Рабочие всего Союза не допустят посягательств на Октябрьские завоевания.

Обогощённые боевым опытом и опытом хозяйственного строительства, по первому сигналу партии и Правительства рабочий класс станет в первые боевые колонны для борьбы с капиталом с глубокой уверенностью и победе Всего Мирового Рабочего Класса и Создание Единого С.С.С.Р. ВО ВСЁМ МИРЕ.

П. Бороздин
17/Х-27 г.

Адрес: Н.-Тагил, Заводоуправление
Адрес домашний: Н.-Тагил, 3-я Советская, дом №1 [51]

ЦДООСО.Ф.41.Оп.2.Д.184.Л.31-51.

Tags: Дутовщина, гражданская война, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments